Восстановление литовской государственности на рубеже 1980-х - 1990-х гг.

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Восстановление литовской государственности на рубеже 1980-х - 1990-х гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-05-06
Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2010, C. 113-125

Литва как государство появилась на политической карте Европы в середине XIII века. Она вполне успешно противостояла агрессии Тевтонского ордена и сумела расширить свои границы за счет территорий распавшегося древнерусского государства. Однако на исходе средневековья была вынуждена объединиться с Польшей. В результате разделов Речи Посполитой в XVIII в. Литва оказалась в составе Российской империи.

 

После первой мировой войны Литва вернула себе самостоятельность. Однако соседство с государствами, определявшими в первой половине XX в. европейскую политику, оказалось для прибалтийского государства решающим. Литва оказалась в составе СССР.

 

Политические преобразования в Советском Союзе, начатые командой М. С. Горбачёва в 1985 г., привели к зарождению демократических тенденций в обществе и формированию необратимых политических процессов в советских республиках, которые в конечном итоге закончились распадом СССР и образованием новых независимых государств на постсоветском пространстве.

 

Предвестником мощных национальных движений явились разнообразные общественные организации, клубы, союзы, экологические ассоциации, появление которых стало результатом объявленной политики гласности и демократии. Изначально их целью было проведение дискуссий и обсуждение самого широкого спектра вопросов: национальной культуры и языка, обычаев и истории, проблем экологической безопасности, бюрократических злоупотреблений. В формате данных мероприятий острые политические вопросы, как правило, не затрагивались, в подобного рода встречах участвовали в подавляющем большинстве филологи, педагоги, философы, историки, то есть представители национальной интеллигенции. "Пионерами перестройки" в Литве стали писатели Юстинас Марцинкявичюс, Ромас Гудайтис, Витаутас Бубнис, Витаутас Мартинкус, которые на страницах журналов "Литература и искусство" и "Победа" развернули дискуссии на актуальные темы '.

 

Во второй половине 1980-х годов в Литовской ССР выходит из подполья радикальная организация - Лига Свободы Литвы под руководством А. Тер-

 

 

Кретинин Геннадий Викторович - доктор исторических наук, профессор, руководитель Балтийского информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований; Баторшина Ирина Александровна - аспирант РГУ им. И. Канта. Калининград.

 
стр. 113

 

лецкаса (созданная еще в 1978 г.), появляются новые общественно-культурные объединения: в мае 1987 г. - молодежная организация "Сантарве" ("Согласие"), позже переименованная в "Жямина" (Жемина - богиня земли), архитектурное объединение "Талка" ("Помощь", руководитель Г. Сонгайла), литовский культурный фонд (Ч. Кудаба) и др. В рамках неформальных молодежных организаций также велись дискуссии по экологической проблематике, вопросам культурного и исторического наследия Литвы.

 

Политика гласности, объявленная партийным руководством СССР на XXVII съезде КПСС (февраль-март 1986 г.), должна была проводиться в рамках сохранения союзного государства и поначалу не ставилась под сомнение никем из представителей прибалтийских республик. Общественные движения в Литве, Латвии и Эстонии (народные фронты в Латвии и Эстонии, движение "Саюдис" в Литве появились летом - осенью 1988 г.) были образованы с целью поддержки реформаторского курса М. С. Горбачёва. К примеру, лидер Народного фронта Латвии (НФЛ) Д. Иванс в 1988 г. заявлял, что "ни о каком выходе Латвии из СССР и речи быть не может...". По его мнению, "она (общественно-политическая организация НФЛ. - Г. К., И. Б.) должна стать гарантией того, что "перестройка" в Латвии не захлебнется"2.

 

Требования политической независимости, то есть выхода из СССР, в середине 1980-х годов в Прибалтике не выдвигались. Стратегической целью реформаторского курса М. Горбачёва являлось "усовершенствование социализма", осуществляемое центральным руководством при поддержке властей союзных республик. Один из лидеров Народного Фронта Эстонии Я. Аллик в апреле 1989 г. отмечал: "Зачем спрыгивать с поезда перестройки, если он движется в нужном направлении - в сторону устранения деформаций социализма?"3. Существенную роль в ускорении процессов демократизации сыграли решения XIX Всесоюзной партконференции (28 июня - 11 июля 1988 г.), в ходе работы которой была принята резолюция "О межнациональных отношениях", которая предусматривала, по сути, реформу унитарного советского государства. В тексте документа подчеркивалось, что "речь идет прежде всего о расширении прав союзных республик и автономных образований путем разграничения компетенции Союза ССР и советских республик, децентрализации, передачи на места ряда управленческих функций"4.

 

Наряду с принятием данной резолюции на съезде были одобрены реформы политической системы, предусматривавшие создание новых органов государственной власти на основе альтернативных выборов (Съезд народных депутатов СССР и формируемый им Верховный Совет). Нужно полагать, что именно решения XIX партконференции КПСС ускорили центробежные тенденции и, в конечном счете, привели к децентрализации государства. По свидетельству В. Согрина, "стратегический замысел Генерального секретаря состоял в том, что решения партконференции помогут отстранить от власти консерваторов, разрушить командно-административную систему и сплотить народ вокруг просвещенного реформаторского руководства КПСС. Он не допускал мысли о том, что альтернативные выборы могут быть использованы народом для "наказания" не только ретроградов и бюрократов, но и партаппарата КПСС в целом, что уже первые реальные политические свободы нанесут мощный удар по "идейно-политическому единству" советского общества и окажутся смертельно опасными для советской империи"5.

 

Союзное руководство принятыми решениями фактически поощрило развитие национальных движений в советских республиках. В Литве значительную роль в процессах демократизации страны сыграло общественное движение "Саюдис". Созданная в Вильнюсе в июне 1988 г. инициативная группа "Саюдиса" в составе 35 человек первоначальной своей целью декларировала содействие реформам М. Горбачёва. В первые месяцы существова-

 
стр. 114

 

ния организация представляла собой аморфное общественное движение с достаточно туманными политическими целями и перспективами.

 

По оценке литовских историков, инициативная группа являлась организацией как социалистического, так и реформаторского, и национального толка6. По свидетельству британского журналиста А. Ливена, она подразделялась на три подгруппы: представители культуры, искусства и гуманитарных наук; научно-технической интеллигенции и члены коммунистического "истэблишмента"7. В состав инициативной группы входили музыковед В. Ландсбергис, философы А. Юозайтис (позже ставший оппонентом В. Ландсбергиса) и В. Петкявичюс (впоследствии член Демократической трудовой партии А. Бразаускаса), физик З. Вайшвила, архитектор А. Скучас, экономист К. Антанавичюс. КП Литвы представляли экономист К. Прунскене, юристы Р. Озолас и К. Мотека и другие. Из 35 человек 17 были представителями Коммунистической партии.

 

Существенное представительство членов коммунистической партии в рядах общественного движения за перестройку демонстрирует отсутствие на тот момент времени острых программных и тактических разногласий между членами "Саюдиса" и компартией8.

 

Постепенно влияние "Саюдиса" становится все более заметным, его деятельность приобретает массовый характер, создаеся сеть инициативных групп движения по всей Литве. Как отмечают литовские исследователи, в "Саюдис" "люди вливались просто и легко, практически каждый более-менее активный человек мог назвать себя саюдистом"9. 2 - 3 июня 1988 г. инициативная группа была создана в Вильнюсе, 10 июня - в Каунасе, 6 июля - в Клайпеде, 18 июля - в Мариямполе, Паланге, 26 июля - в Шяуляе, 28 июля - в Паневежисе, 5 августа - в Тракае, 25 августа - в Друскининкае, Шилуте. К осени 1988 г. общая численность членов движения составляла около 180 тыс. человек10.

 

Движение становилось в Литве чрезвычайно популярным и поистине всенародным. Особенно этому способствовали те обстоятельства, что с сентября 1988 г. начала выходить в печать первая газета "Саюдиса" "Атгимимас" ("Возрождение"), а члены движения стали принимать участие в самой популярной телевизионной передаче в Литве "Атгимимо банга" ("Волна Возрождения")11. С помощью радио и средств массовой информации появилась возможность открыто высказываться по вопросам самоопределения Литвы, политики хозрасчета, закрытых страниц истории.

 

Учитывая благоприятный политический климат, в 1988 - 1989 гг. динамика центробежных сил нарастала. Так, в Литве 16 февраля 1988 г. демонстративно был отмечен как праздник дня независимости. 24 июня 1988 г., а затем 9 июля того же года в парке Вингис (г. Вильнюс) "Саюдисом" были организованы массовые митинги в поддержку перестройки и культурно-национального самоопределения нации. На июньском митинге впервые был исполнен национальный довоенный гимн и поднят трехцветный литовский флаг. Каких-либо политических разногласий между коммунистами и "Саюдисом" возникнуть еще не могло, тем более они не были очевидны и для населения Литвы. Об этом свидетельствуют транспаранты с надписями "Вся власть Советам", помимо других принесенные с собой участниками митингов.

 

Впрочем, уже тогда была заметна начальная поляризация отношений "Саюдиса" с основными политическими силами республики - радикальной Лигой Свободы Литвы и коммунистической партией Литвы. "Саюдис" не выражал стремления к тесному сотрудничеству с Лигой Свободы, несмотря на то, что, по существу, программные установки Лиги в целом соответствовали основным тезисам программ "Саюдиса"12. Более того, по свидетельству саюдистов, им было выгодно существование в стране более радикальной политической силы, на которую впоследствии могли бы быть направлены воз-

 
стр. 115

 

можные политические репрессии. Как достаточно ясно выразился А. Саударгас: "Если мы устраним экстремистов, то тотчас кто-то другой станет крайним. Логически рассуждая, чтобы самим не стать экстремистами, ...следует всячески лелеять уже существующих"13.

 

Отношения с коммунистической партией были более сложными и противоречивыми. Первым секретарем КП Литвы в декабре 1987 г. был избран Р. Сонгайла, вторым секретарем стал Н. Митькин. По воспоминаниям литовских политиков и историков, Сонгайла был классическим представителем человека эпохи застоя, "крайне нерешительным, несамостоятельным и ничем себя не зарекомендовавшим"14. Фактически, КП Литвы раскололась на две группы: консервативную (Сонгайла и Митькин), которая крайне негативно воспринимала идеи реформ, начатых командой Горбачёва, и умеренных реформаторов, признававших, что в обществе назрела необходимость перемен (лидер Бразаускас).

 

Митинги и демонстрации, организованные "Саюдисом" летом 1988 г., продемонстрировали, что сотрудничество возможно только с реформаторским крылом коммунистов. Оно открыто поддерживало курс перемен и активно принимало участие в общественных акциях "Саюдиса".

 

Между тем, компартия стремительно теряла свое влияние в обществе: организовывались антикоммунистические митинги с лозунгами: "Сонгайла - позор Литвы" и т.п. Осенью 1988 г. падение престижа Сонгайлы достигло своей критической точки. Вскоре подоспел повод к его отставке.

 

24 сентября 1988 г. органами правопорядка была разогнана демонстрация, организованная Лигой Свободы Литвы. Это событие вызвало значительный общественный резонанс. "Саюдис" впервые открыто выразил свое несогласие с политикой КП Литвы, и на закрытой встрече с руководством компартии К. Прунскене посоветовала Сонгайле подать в отставку. Аналогичное предложение высказали Гензялис, Озолас, Жебрюнас на XIII пленуме ЦК КПЛ в октябре 1988 года. Кроме того, свою роль сыграло и московское руководство, которое пришло к пониманию того, что эта политическая фигура тормозит реализацию реформ в Литве и дискредитирует союзное руководство. Все это привело к смещению Сонгайлы, и 20 октября 1988 г. Первым секретарем ЦК КПЛ был избран Бразаускас. "На этот раз выбор Москвы полностью соответствовал желаниям большинства литовских коммунистов"15.

 

Своеобразной вехой в развитии демократического движения в Литве стал учредительный съезд "Саюдиса", который состоялся 22 - 23 октября 1988 года. По словам Ландсбергиса, это были два дня, которые изменили Литву. Дворец Спорта, в котором было организовано мероприятие, впоследствии назвали "Святыней Литвы", подчеркивая тем самым чрезвычайную важность съезда в деле "психологической революции" в сознании литовцев16.

 

На съезде были приняты Программа и Устав, избраны руководящие органы - сейм и совет сейма. В Уставе было прописано, что "Саюдис" объединяет сторонников перестройки, независимо от их национальности, вероисповедания, партийности, профессии и других различий, сплачивает их усилия, знания, способности, создает условия для участия в свободно избранной форме в осуществлении целей Саюдиса17.

 

Цели движения определялись и политически и прагматически. Они включали требования введения республиканского хозрасчета, объявления литовского языка государственным, введения гражданства Литовской ССР, возвращения в общественную жизнь Литвы церкви и верующих.

 

Учредительный съезд продемонстрировал: "Саюдис" перестал быть аморфным движением и приобрел четкую организационную структуру, программные установки18.

 

Следует отметить, что в процессе работы делегатов произошло четкое разделение представителей "Саюдиса" на умеренных реформаторов и ради-

 
стр. 116

 

калов, требовавших поставить на повестку дня острые политические вопросы. Умеренное крыло было представлено, главным образом, членами инициативной группы г. Вильнюса, которые считали, что необходимые перемены в обществе следует осуществлять при поддержке компартии и в рамках социалистического устройства. Против умеренного крыла на съезде выступили представители инициативной группы г. Каунаса (Р. Паулаускас, Й. Оксас), требовавшие рассмотреть вопрос о государственном суверенитете Литвы, поднять вопрос об оккупации Литвы Советским Союзом. Однако, по мнению большинства делегатов съезда, эти требования носили чрезвычайно радикальный характер и могли существенно осложнить отношения с руководством СССР.

 

На тот момент представители "Саюдиса" не были настроены на конфронтацию с правящей партией (на съезде присутствовал новый руководитель компартии Бразаускас с реформаторами-коммунистами) и всеми способами старались избежать открытого столкновения. Более того, по сути дела не существовало еще и весомых причин для обострения взаимоотношений с новым руководством компартии.

 

Менее чем через месяц ситуация изменилась. 18 ноября 1988 г. на сессии Верховного Совета Литовской ССР в Конституцию были внесены изменения о признании литовского языка государственным, а триколора и песни Винцаса Кудирки - соответственно государственными флагом и гимном.

 

Следует отметить, что придание литовскому языку статуса государственного несло в себе потенциал раздела литовского общества по национальному признаку. Появлялся риск возникновения межнациональных конфликтов между титульным и нетитульным населением. С целью избежать подобного в ноябре 1988 г. в Литве создается организация "социалистического движения за перестройку" под названием "Единство" (руководитель В. Иванов), а несколько позже - "Комитет защиты Советской власти в Литве", объединивший под руководством В. Антонова около 20 предприятий. Эти организации станут идейными противниками "Саюдиса" в вопросе борьбы за национальную независимость Литвы.

 

В 1988 - 1989 гг. в республике нарастают межнациональные противоречия, русскоязычное население постепенно вытесняется из общественных движений, фактически происходит деление республики по национальному признаку. В это время радикализуется "Саюдис", появляются националистические лозунги: "Литва - только для литовцев!" или "Саюдис - опора и надежда литовского народа". Таким образом, "Саюдис" начинает декларировать интересы литовцев, а не всех граждан Литвы.

 

В Прибалтике все более интенсивно набирает обороты кампания по созданию негативного образа "русского мигранта". Прибалтийские националисты стараются возложить вину за "грехи оккупации и разрушение культуры (литовской, латвийской, эстонской) на русских"19. С одной стороны, это преследовало цель отвлечь население от внутренних социально-экономических проблем, а с другой стороны, мобилизовать свои народы на борьбу за независимость. Этой тактики во внутренней политике литовцы нередко (и успешно) будут пользоваться и в дальнейшем.

 

После ноябрьской сессии Верховного Совета Литовской ССР 1988 г. осложнились отношения между руководством компартии и "Саюдиса". Это было вызвано тем, что на сессии коммунисты под давлением Москвы блокировали принятие Декларации о суверенитете Литвы. Члены "Саюдиса" крайне негативно восприняли эту ситуацию из-за того, что Эстония 16 ноября 1988 г. приняла Декларацию о суверенитете и побуждала Литву и Латвию последовать ее примеру, и, таким образом, продемонстрировать солидарность прибалтийских республик. Саюдисты так объясняли свою позицию: "Мы предательски воткнули эстонцам нож в спину". В знак несогласия после окон-

 
стр. 117

 

чания заседания Верховного Совета Литовской ССР был организован митинг протеста20.

 

Все это привело к дальнейшей радикализации движения. Было собрано чрезвычайное заседание членов "Саюдиса", на котором председателем совета сейма "Саюдиса" был избран Ландсбергис. В ходе работы совета сейма было принято постановление о "моральной независимости Литвы", в котором отмечалось, что несогласные с установками "Саюдиса" будут исключены из движения. Таким образом, было положено начало открытой конфронтации "Саюдиса" с КП Литвы. В свою очередь, компартия перешла в контрнаступление и обвинила саюдистов в стремлении оторвать республику от Советского Союза и намерении "восстановить в Литве буржуазный порядок"21. Тем не менее, обе политические силы все же пытались сохранить некоторую лояльность в отношениях, понимая необходимость согласованных действий. Именно этим можно объяснить создание контактной группы "Саюдиса" и КП Литвы для обсуждения актуальных общественно-важных вопросов.

 

Со второй половины 1989 г. "Саюдис" начал открыто выступать против руководства Литовской ССР, требуя "признать факт оккупации и отменить результаты агрессии СССР против Литвы в 1939 - 1940 г.". 23 августа 1989 г. была организована совместная акция литовцев, латышей и эстонцев под названием "Балтийский путь". Ландсбергис в "Манифесте литовской свободы", опубликованном в "Вашингтон пост" 8 августа 1989 г., заявил, что его организация ставит своей целью завоевание власти в республике и провозглашение ее полной независимости22. В октябре 1989 г. на съезде "Саюдиса" было принято решение добиваться уже не автономии в составе СССР, а независимости Литвы. Активизировались и члены Компартии Литвы, сторонники движения за перестройку, которые требовали смены руководства партии и ее политической линии.

 

Компартия Литвы старалась предпринять определенные политические шаги для сохранения своего авторитета в массах. В канун Съезда народных депутатов СССР (18 мая 1989 г.) она инициировала принятие Верховным Советом Литовской ССР Декларации о государственном суверенитете Литвы. В рамках сессии Верховного Совета были приняты и поправки к Конституции, определяющие верховенство законов Литовской ССР над союзными законами. В Декларации о суверенитете было записано: "В Литовской ССР имеют силу только принятые или ратифицированные ее Верховным Советом законы". В статье 70 Конституции говорилось: "Законы СССР и правовые акты органов государственной власти и управления СССР действуют на территории Литовской ССР лишь после их утверждения Верховным Советом Литовской ССР и регистрации в установленном порядке. Их действие может быть ограничено или приостановлено постановлением Верховного Совета Литовской ССР"23.

 

В советских республиках начинает меняться отношение к перестройке: реформаторский курс Горбачёва оценивают, как неудачную попытку завуалировано сохранить неизменность общественно-политического и экономического устройства: "Вместо того, чтобы децентрализовать народное хозяйство, развязать инициативу, дать самостоятельность, чинят все тот же тришкин кафтан, скроенный по одной унитарной мерке для разных народов, придерживающихся различных принципов социально-экономической жизни. К чему это приведет? Только к усилению политического противостояния центра и республик"24.

 

Результаты работы Съезда народных депутатов привели литовское общество к пониманию того, что политические процессы нужно ускорить. В июле 1989 г. был принят закон об экономической самостоятельности Литовской ССР. 7 декабря 1989 г. Верховный Совет Литвы принял закон "об изме-

 
стр. 118

 

нении статей 6 и 7 конституции Литовской ССР", отменивший политическую монополию коммунистической партии Литвы. Это было de jure признание многопартийной системы. В 1989 - 1990 гг. появились первые литовские партии: самостоятельная КПЛ, Демократическая партия Литвы (учредительный съезд прошел в июле 1989 г.); Союз националистов (таутининков) под руководством Р. Смятоны (март 1989 г.); Христианско-демократическая партия (февраль 1989 г.), к концу года расколовшаяся на христианских демократов (под руководством Э. Клумбиса, а с декабря 1991 г. - П. Кателюса) и более радикальный Христианско-демократический союз (В. Пяткус)25. Общей чертой формировавшихся в это время партий была их историческая преемственность: созданные партии во многом были аналогами партий межвоенного времени. Все партии имели схожие цели, программы, тактику. По мнению литовских исследователей, именно "Саюдис" стал "идеологическим зонтиком" первых политических партий Литвы26. В целом, их влияние на политические процессы было невелико, основную роль в политической жизни играли "Саюдис" и компартия Литвы. Тем не менее, политическая инициатива в конце 1980-х гг. принадлежала "Саюдису". Для коммунистов первостепенным являлось сохранение не только своего влияния в обществе, но и самой партии в качестве влиятельного участника политической жизни страны.

 

Полярные взгляды на реформирование страны создали в компартии Литвы реальную угрозу раскола. На пленуме ЦК КПЛ осенью 1989 г. речь шла о падении авторитета партии, необходимости конкретных мер по преодолению внутрипартийного кризиса. Наиболее радикально настроенные коммунисты предлагали закрепить самостоятельность партии, изменив название на социал-демократическую, социалистическую или социальной справедливости. Учитывая предстоящие выборы в Верховный Совет республики, Коммунистическая партия Литвы должна была взять курс на радикальное преобразование.

 

Союзное руководство, в свою очередь, пыталось повлиять на ситуацию, и Горбачёв выступил с обращением к коммунистам Литвы. Стоит отметить, что руководство КПСС не было готово к столь радикальным переменам в КП Литвы. С одной стороны, Москва поощряла коммунистов, поддерживавших реформаторский курс и сотрудничество с "Саюдисом". С другой стороны, стремление компартии Литвы пойти дальше и добиться независимости от КПСС оказалось неприятным и неожиданным сюрпризом для Москвы.

 

Развитие событий было уже не остановить, и на XX съезде КП Литвы 20 декабря 1989 г. было принято решение о выходе КПЛ из состава КПСС. За декларацию о самостоятельности Коммунистической партии Литвы проголосовали 855, против - 160 депутатов. В принятой программе самостоятельной компартии говорилось о том, что "основная гарантия самовыражения литовской нации и всех жителей - свободное, демократичное и неделимое литовское государство, его Конституция и другие законы... Свободное, демократичное государство - самая важная цель Коммунистической партии Литвы"27.

 

Через несколько дней 135 членов партии, не согласных с принятым решением, намеревались провести собственную конференцию. Это событие стало фактическим признанием деятельности в Литве двух коммунистических партий - самостоятельной КПЛ под руководством Брузаускаса и КПЛ (на платформе КПСС) под руководством М. Бурокявичюса28.

 

После раскола в самостоятельной КПЛ из 200 тыс. осталось около 55 тыс. членов. После реорганизации 1990 г. в партии насчитывалось всего около 33 тыс. человек.

 

В декабре 1990 г. на внеочередном съезде было изменено название партии на ДПТЛ (Демократическая партия труда Литвы), принята новая программа, сформированы новые правящие органы. Однако некоторые политики оце-

 
стр. 119

 

нили это действие как "поспешное перекрашивание" с целью сохранить влиятельность партии, но не как радикальную реорганизацию29.

 

Стремительное падение авторитета КП Литвы привело к абсолютной победе "Саюдиса" на выборах в Верховный Совет 24 февраля 1990 года. Из 141 депутата 96 были избраны с поддержкой Саюдиса. Председателем Верховного совета - Восстановительного Сейма, был избран лидер "Саюдиса" Ландсбергис, за которого проголосовал 91 депутат Сейма (в противовес Бразаускасу, за которого было отдано 38 голосов).

 

Одним из главных тезисов предвыборной программы "Саюдиса" стало требование вывода войск Советской Армии с территории Литовской Республики. Это обстоятельство также в значительной степени повлияло на выбор электората, жаждущего радикальных перемен и независимости от унитарного государства.

 

Вопросом первостепенной важности стал вопрос национальной независимости, который еще в январе 1990 г. начали открыто обсуждать в Литве. Проблема состояла в том, какой избрать путь, а именно: добиваться ли независимости конституционным путем или искать иной, радикальный путь? Дело в том, что в статье 72 Конституции СССР отмечалось, что "за каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР", однако не была предусмотрена юридическая процедура по процессу выхода. Поэтому конституционный путь был отвергнут как крайне ненадежный и неясный своими последствиями.

 

Радикальные силы "Саюдиса" склонялись к тому, чтобы признать весь период советской власти в Литве незаконным, оценить его как "период оккупации Литвы иностранным государством". Это позволило бы признать Конституцию СССР не действующей на территории Литвы вследствие отсутствия на то юридических оснований: "...так как международные преступления... не влекут за собой юридических прав на эту территорию"30.

 

Осознавая опасность антисоюзных тенденций, формировавшихся в Литве, Горбачёв повел речь о возможном возмещении Союзу финансовых ресурсов, затраченных на возрождение и развитие Литвы.

 

Становилось все более очевидным, что провозглашение независимости Верховным Советом Литовской ССР является лишь вопросом времени. В эти дни Ландсбергис действовал весьма активно, пытаясь заручиться международной поддержкой и найти достаточные юридические основания для объявления независимости.

 

На заседании Восстановительного сейма, состоявшегося 11 марта 1990 г., был принят Акт "О восстановлении независимого литовского государства", согласно которому восстанавливался суверенитет литовского государства, "уничтоженный" в 1940 г. "иностранной армией". Вследствие "насильственного нарушения суверенности государства" признавалась юридическая сила законодательных актов довоенного времени - Акта о независимости Литовской Тарибы от 16 февраля 1918 г. и резолюции Учредительного Сейма от 15 мая 1920 г. о восстановлении Литовского демократического государства. Эти документы послужили основанием для объявления о том, что "территория Литовского государства является единой и неделимой, на ее территории не действует конституция никаких других государств"31. На заседании была восстановлена Конституция Литвы от 1938 года32. Одновременно было принято решение о приостановлении ее действия и замене временным Основным законом, сосредоточившим всю власть в руках Верховного Совета33.

 

12 марта 1990 г. Председатель Верховного Совета Литвы Ландсбергис обратился с письмом к Горбачёву с просьбой признать восстановление независимости Литовской республики. В тексте письма было выдвинуто предложение и о "начале переговоров по урегулированию всех вопросов, связанных с восстановлением независимости Литовского государства"34.

 
стр. 120

 

Советское руководство на действия литовцев отреагировало достаточно жестко. 15 марта 1990 г. на III чрезвычайном Съезде народных депутатов было принято постановление, в котором утверждалось, что "принятые Верховным Советом Литовской ССР решения не имеют законной юридической силы". И далее: "... до тех пор, пока не будет утвержден порядок выхода из СССР, односторонне принятые акты юридической силы иметь не будут"35. В то же время Горбачёвым отмечалась необходимость законодательной проработки данного вопроса: "В целях подтверждения суверенитета республик и их права на самоопределение вплоть до отделения, что зафиксировано в Конституции, в ближайшее время должен быть также рассмотрен Верховным Советом и определен законом механизм выхода из Союза. Всеми этими вопросами в сотрудничестве с Верховным Советом будет заниматься Президент вместе с Советом Федерации"36.

 

Между тем, складывалось ощущение, что Литовская республика не осознает всей опасности политического положения. Ландсбергис, реагируя на телеграмму Горбачёва, которая уведомила о решении III чрезвычайного Съезда народных депутатов, в ответном письме указал на незаконность принятого Съездом постановления. Более того, уже 16 марта Президиум Верховного Совета Литвы принял постановление о создании группы уполномоченных представителей по подготовке межгосударственных переговоров между Литвой и СССР во главе с В. Антанайтисом37.

 

Создавалось впечатление, что и Горбачёв находится в некоторой растерянности. В своем обращении к народу Литовской ССР 1 апреля 1990 г. он предпринимает очередную попытку повлиять на умонастроения литовцев: "Я обращаюсь к вам в трудный для страны час. Решения Верховного Совета Литовской ССР от 11 марта с.г. подвели всех нас к критической отметке. Предпринимаемые нынешним литовским руководством попытки в одночасье разорвать связи республики с Советским Союзом, избранная им тактика односторонних и ультимативных действий ставят под угрозу нормальную жизнь и безопасность всего народа республики...". "Предпринимаемые в Литве действия не имеют никакого логического объяснения. Они осуществляются именно тогда, когда мы действительно на демократической основе начали решать коренные вопросы советской федерации"38.

 

В тот же день в своем обращении к Верховному Совету Литовской ССР Горбачёв уже в более жесткой форме оценил действия литовского руководства, как "идущие вразрез с Конституцией СССР и носящие откровенно вызывающий и оскорбительный для всего Союза характер". Прозвучало требование "незамедлительно отменить принятые противоправные акты", так как это "откроет возможность для обсуждения всех возникших проблем на единственно приемлемой основе - в рамках Конституции СССР"39. Но Литва продолжала свой курс на достижение независимости, проявив полное нежелание действовать в рамках союзной Конституции.

 

Советские республики внимательно следили за событиями, развивающимися в Литве, от исхода которых во многом зависела радикализация национальных движений. Понимая это, руководство СССР пошло на решительные меры. 14 апреля 1990 г. Верховному Совету и Правительству Литовской ССР была направлена телеграмма от имени Президента СССР Горбачёва и председателя Совета Министров СССР Н. Рыжкова, в которой было сделано предупреждение о том, что если в течение двух дней Верховным Советом Литвы не будут отозваны ранее принятые постановления, то в республику перестанут поступать товары, реализуемые на внешнем рынке за свободно конвертируемую валюту40.

 

Литовская сторона отклонила ультиматум. 18 апреля 1990 г. СССР начал экономическую блокаду республики, введя эмбарго на поставку энергоносителей. По всей видимости, литовцы не ожидали столь жесткой реакции

 
стр. 121

 

союзного центра, рассчитывая на то, что "Горбачёв только разведет руками и признает "волю литовского народа""41. Кроме того, существовали достаточно обоснованные надежды на то, что решения Литвы поддержат и делегаты Съезда народных депутатов, учитывая подавляющее большинство среди них представителей национальных народных фронтов.

 

С точки зрения союзного руководства, все выглядело достаточно логично: если республика объявляет о своей независимости, то и экономические связи должны перейти в разряд международных. Естественно, это повлечет за собой, в первую очередь, отрыв от единого хозяйственного комплекса и нарушение республиканских контактов с Литвой. Более того, торгово-экономические отношения между Литвой и СССР должны осуществляться на принципиально новой основе, прежде всего - торговля по мировым ценам, без предоставления каких-либо преференций. Безусловно, в 1990 г. Литва к этому была не готова.

 

С другой стороны, несомненно, экономическая блокада Литвы была средством политического давления с целью "проучить непослушную республику", так как Москва опасалась обострения политической ситуации в Союзе и усиления сепаратистских тенденций в республиках.

 

Однако литовцы продолжали полагать, что их независимость не может быть объектом переговоров, а, следовательно, акт о восстановлении независимости не может быть отменен42.

 

Стороны не уступали друг другу. Чтобы найти выход, Литва предложила подписать протокол о начале переговоров двух государств - СССР и Литвы, однако СССР продолжал рассматривать отношения с Литвой как внутрисоюзные. Поэтому вопрос ставился не о переговорах, а только о взаимных консультациях43.

 

Литва оказалась в крайне сложных и стесненных экономических условиях (Россия сохранила лишь 15 - 20% поставок товаров и предметов жизнеобеспечения в Литву от обычного объема). При этом Ландсбергис пытался сохранить видимость своего влияния на политические процессы, отмечая как бы выигрышное положение Литвы: "Мы должны очень хорошо подумать, ...что должен сделать парламент, чтобы облегчить политическую ситуацию советского руководства, в которую оно само себя поставило"44.

 

Более прагматичной позиции придерживалась премьер-министр Прунскене, предлагавшая Верховному Совету Литовской ССР рассмотреть возможность введения моратория на акт от 11 марта. Более того, во время визитов литовских лидеров в июне 1990 г. в Москву Горбачёв дал понять, что союзное руководство вполне устроит не аннулирование акта, а его приостановка. По воспоминаниям очевидцев, Горбачёву принадлежит фраза о том, что в случае если Литва отзовет свой акт от 11 марта, республика в течение 2-х лет получит независимость45.

 

Исходя из этого, 29 июня 1990 г. Верховный Совет Литвы после жарких дебатов голосованием утвердил резолюцию о 100-дневном моратории на реализацию юридических актов, принятых после 11 марта 1990 года. Текст резолюции и его конкретная формулировка были предложены Ландсбергисом и предполагали начало действия моратория только после подписания официального протокола об открытии переговоров с СССР46. После принятия этого документа блокада Литвы была автоматически снята 29 июня 1990 года.

 

5 июля 1990 г. литовский парламент принял резолюцию относительно формирования парламентско-правительственной комиссии по подготовке концепции межгосударственных переговоров с СССР. Комиссия должна была разработать основные положения предстоящих переговоров. В тексте документа прописано, что Верховный Совет Литвы самостоятельно изберет членов делегации для переговоров с Москвой. Следует отметить, что Ландсбер-

 
стр. 122

 

гис в этом случае предпочитал действовать постепенно: сначала создать экспертную комиссию, которая сформирует основные переговорные принципы, а только потом сформировать непосредственно делегацию. В свою очередь, как это не парадоксально, Москва первой создала комиссию по переговорам под руководством Рыжкова (9 июля 1990 г.). По свидетельству одного из ближайших соратников Ландсбергиса В. Чепайтиса, глава Сейма явно не был заинтересован в ускорении хода переговоров, несмотря на то, что Прунскене убеждала, что "без переговоров мы не решим ни одной проблемы". В свою очередь Ландсбергис замечал, что "незачем спешить"47. По всей видимости, он просто рассчитывал на 100-дневный своеобразный перерыв, в течение которого не будут начаты переговоры с Москвой, что даст Литве повод отменить мораторий и беспрепятственно ввести в действие Акт о независимости Литвы.

 

Однако в республике нарастало политическое давление. Происходила явная конфронтация между правительством Прунскене и Верховным Советом под руководством Ландсбергиса. Прунскене призывала незамедлительно начать переговоры с Москвой, предостерегая от опасных последствий. Назревал общественный протест. В конце июля 1990 г. 20 известных литовских деятелей искусства и науки обратились с "Воззванием к литовскому народу", в котором заявляли о необходимости начала переговоров с союзным руководством. Видимо, ослабление позиций Ландсбергиса и Верховного Совета повлияло, наконец, на принятие 21 августа 1990 г. решения об утверждении состава делегации по переговорам с Москвой.

 

Первая консультативная встреча прошла в Кремле 20 октября 1990 года. Делегацию от Литвы возглавлял Ландсбергис, от СССР - Рыжков. Литовская сторона требовала признать незаконным присоединение Литвы к СССР и вследствие этого признать независимость республики. Советское руководство исходило из того, что процесс выхода республики должен происходить на основе принятого 3 апреля 1990 г. Верховным советом СССР закона "О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР". Однако литовская сторона отмечала практически нереальные положения юридически установленной процедуры.

 

На фоне сложных и затянутых переговоров очень энергично действовали представители РСФСР, что являлось открытым вызовом союзному центру. Активно развивались межреспубликанские контакты. На встрече руководителей прибалтийских республик (В. Ландсбергис, А. Горбунов и А. Рюйтель) и РСФСР (Б. Ельцин) в Юрмале в июле 1990 г. было решено начать подготовку переговоров для заключения межправительственных соглашений.

 

В январе 1991 г. после вооруженного противостояния у Вильнюсского телецентра Ельцин открыто выступил против действий советского руководства и поддержал прибалтийские республики. Он в качестве Председателя ВС РСФСР прибыл в Таллин в тот же день (13 января 1991 г.) и подписал вместе с главами трех прибалтийских республик декларацию Объединенных Наций и других международных организаций. В документе было заявлено, что "стороны принимают государственный суверенитет друг друга" и "действия параллельных структур, претендующих на исполнение властных полномочий, являются незаконными"48.

 

Договор об основах межгосударственных отношений между РСФСР и Литовской республикой был подписан 29 июля 1991 г. на встрече Ландсбергиса и Ельцина. Самые важные положения были зафиксированы в преамбуле документа, в котором признавалось "полное и свободное осуществление своего государственного суверенитета". Фактически подписание данного договора отменяло тезис о необходимости проведения переговоров по поводу выхода республики из состава СССР. В то же время, исследователи высказывают и такую точку зрения, что этот договор носил исключительно символи-

 
стр. 123

 

ческий характер, так как он не был признан советским руководством и не был ратифицирован до конца 1991 года.

 

Окончательно вопрос достижения Литвой независимости был решен после событий августа 1991 года. Литовский парламент ратифицировал договор об основах межгосударственных отношений с РСФСР 19 августа. СССР признал независимость Литовской республики 6 сентября 1991 г.: "Учитывая конкретную историческую и политическую ситуацию ... государственный совет постановил: 1. Признать независимость Литовской Республики. 2. Основываясь на постановлении V Чрезвычайного Съезда Народных депутатов СССР, организовать переговоры с Литовской Республикой по решению всего комплекса вопросов, связанных с гражданскими правами, экономическими, политическими, военными, пограничными, гуманитарными и другими вопросами"49.

 

Конечно, требовалось признание независимости Литвы со стороны центрального руководства СССР. Видимо этим обстоятельством объясняется то, что волна международного признания Литовской Республики началась только после 6 сентября 1991 года.

 

Примечания

 

1. LAURINAVICIUS С, SIRUTAVICIUS V. Lietuvos Istorija. Sajudis: nuo "Persitvarkymo" iki kovo 11-osios. Vilnius. 2008, p. 41.

 

2. ГАЛАГАНОВ З. П. Межнациональные отношения в СССР. Россия и Прибалтика. Кемерово. 1997, с. 102.

 

3. Цит. по: СИМОНЯН Р. Х. Страны Балтии в годы Горбачёвской перестройки. - Новая и новейшая история. 2003, N 2, с. 53.

 

4. Цит. по: СОГРИН В. Политическая история современной России. 1985 - 1994. От Горбачёва до Ельцина. М. 1994, с. 40.

 

5. Там же, с. 41.

 

6. Lietuvos suvereniteto atkurimas 1988 - 1911 metais. Vilnius. 2000, p. 136.

 

7. LIEVEN A. The Baltic Revolution. Estonia, Latvia, Lithuania and the Path to Independence. L. 1993, p. 225.

 

8. Даже в период предвыборной кампании программные установки КП Литвы и "Саюдиса" не имели принципиальных различий, отличались лишь стилем и скоростью осуществления перемен в общественно-политической и экономической жизни республики. KASAUSKIENE V. Lietuvos Respublikos Vyriausybes. Ju kaita ir veiklos bruozai. 1990 - 2007. Vilnius. 2007, p. 16.

 

9. SIRUTAVICIUS V. Sajudis ir periferija: nuo iniciatyvines grupes iki masinio taikaus judejimo. Sajudis Lietuvos periferijoje (1988 - 1993 m.). Vilnius. 2009, p. 68 - 70.

 

10. RUPSYTE A. Sajudzio rysiai: tarp centro ir periferijos (1988 m. birzelis - 1990 m. vasaris) Sajudis Lietuvos periferijoje (1988 - 1993 m.). Vilnius, 2009, p. 75 - 76.

 

11. Lietuvos suvereniteto..., p. 148.

 

12. Лига Свободы Литвы аналогично "Саюдису" требовала рассмотреть вопрос о литовском гражданстве, принять закон о литовском государственном языке, осуждения внутренней и внешней политики сталинизма, призывала к открытию "исторической правды" о событиях 1939 - 1940 гг, реабилитации всех депортированных лиц в период с 1940 по 1953 год. Однако представители Лиги Свободы четко заявляли о своем принципе - достижение независимости Литвы. Поэтому члены "Саюдиса" опасались чрезвычайно радикальных настроений в Лиге, нередко называя их "экстремистами".

 

13. Lietuvos suvereniteto..., p. 139.

 

14. LAURINAVICIUS C, SIRUTAVICIUS V. Op. cit., p. 56.

 

15. Цит. по: ФУРМАН Е. Д. Становление партийной системы в постсоветской Литве. М. 2009, с. 51.

 

16. SENN А. Е. Lithuania Awakening. University of California. Berkeley. Los Angeles. Oxford. 1990, p. 218, 221.

 

17. Цит. по: ЕФРЕМОВ Г. Мы люди друг другу. Литва: будни свободы. 1988 - 1989. М. 1990, с. 324 - 325.

 

18. Программа "Саюдиса" была опубликована 12 октября 1988 г., то есть за несколько дней до начала съезда и не включала никаких политических требований. Основные положения касались вопросов культурного и исторического наследия нации, вопросов экономической самостоятельности. Эти требования в целом можно было реализовать в рамках перестрой-

 
стр. 124

 

ки. См.: Lietuvos Persitvarkymo Sajudzio bendroji programa. Lietuvos Persitvarkymo Sajudis. Suvaziavimas steigiamasis. 1988 m. spalio 22 - 23 d. Vilnius. 1990, p. 203 - 217.

 

19. МЛЕЧИН Л. Русские в Прибалтике: чужие у себя дома. - Новое время. 1990, N 24, с. 32.

 

20. SKUODIS V. Baltijos krastu kelias i nepriklausomybe 1987 - 1989 metai. Ivykiu kronika. Vilnius. 1997, p. 127.

 

21. Lietuva 1940 - 1990. Okupuotos Lietuvos istorija. Lietuvos gyventoju genocide ir rezistencijos tyrimo centras. Vilnius. 2007, p. 633 - 634.

 

22. СОГРИН В. Ук. соч., с. 57 - 58.

 

23. Цит. по: МЛЕЧИН Л. Суверенитет республик. - Новое время. Приложение к журналу, 1989, с. 23.

 

24. Цит. по: СИМОНЯН Р. Х. Ук. соч., с. 60.

 

25. ФУРМАН Е. Д. Становление партийной системы в постсоветской Литве. М. 2008, с. 64 - 65.

 

26. LUKOSAITIS A. Moderniosios partines sistemos formavimosi etapai Lietuvoje. Lietuvos politines partijos ir partine sistema. Kaunas. 1997, p. 99.

 

27. Цит. по: KASAUSKIENE V. Lietuvos Respublikos Vyriausybes. Ju kaita ir veiklos bruozai. 1990- 2007. Vilnius. 2007, p. 16.

 

28. KIAUPA Z. Lietuvos valstybes istorija. Vilnius. 2006, p. 274 - 277.

 

29. LUKOSAITIS A. Op. cit, p. 101.

 

30. Lietuvos Respublikos Auksciausiosios Tarybos Pirmininko Vytauto Lansbergio laiskas TSRS Auksciausiosios Tarybos deputatams. Vilnius. 1990 m. kovo 22 d. Kelias i derybas su TSRS Sajunga. Pirmas tomas 1990 kovas -1991 geguze. Lietuvos Respublikos Auksciausioji Taryba. Vilnius. 1991, p. 79 - 80.

 

31. Lietuvos Respulikos Auksciausiosios Tarybos aktas del Lietuvos nepriklausomos valstybes atstatymo. 1990.03.11. Seimo dokumentu archyvas: www.31rs.lt.

 

32. Также в рамках заседания Верховного Совета было изменено название "Литовская ССР" на "Литовская республика". М. 1995, с. 96.

 

33. ФУРМАН Е. Д. Ук. соч., с. 77.

 

34. Lietuvos Respublikos Auksciausiosios Tarybos Pirmininko Vytauto Landsbergio laiskas TSRS Auksciausiosio Tarybos Pirmininkui Michailui Gorbaciovui. Vilnius, 1990 m., kovo 12 d. Kelias i derybas su TSRS Sajunga. Pirmas tomas 1990 kovas -1991 geguze. Lietuvos Respublikos Auksciausioji Taryba. Vilnius. 1991, p. 74.

 

35. TSRS Liadies deputatu neeilinio Treciojo suvaziavimo Nutarimas Del Lietuvos TSRS Auksciausiosios Tarybos 1990 m. kovo 10 - 12 d. sprendimu, p. 75, 76.

 

36. Цит. по: Союз можно было сохранить. Белая книга. Документы и факты о политике М. С. Горбачёва по реформированию и сохранению многонационального государства. М. 1995, с. 97.

 

37. Lietuvos Respublikos Auksciausiosios Tarybos Prezidiumo Nutarimas Del Lietuvos Respublikos Auksciausiosio Tarybos igaliotuju atstovu paskyrimo, p. 77.

 

38. Цит. по: Белая книга, с. 98, 99.

 

39. Там же, с. 100.

 

40. TSRS Prezidento Michailo Gorbaciovo ir TSRS Ministru Tarybos Pirmininko Nikolajaus Ryzkovo telegrama Lietuvos TSR Auksciausiajai Tarybai ir Vyriausybei. Maskva, 1990 m. balandzio 14 d., p. 103.

 

41. SENN A.E. Gorbaciovo nesekme Lietuvoje. Vilnius. 1995, p. 92.

 

42. SAUDARGAS A. Lithuanian diplomacy 1990 - 1992. - Lithuanian Foreign Policy Review. 2004, 13 - 14, p. 78 - 79.

 

43. Ibid.

 

44. SENN A.E. Op. cit, p. 103.

 

45. Ibid, p. 104.

 

46. Ibid, p. 109.

 

47. SENN A.E. Gorbaciovo nesekme Lietuvoje. Vilnius. 1995, p. 112.

 

48. Республика. 18.I.1991, с. 4.

 

49. Текст постановления: TSRS Valstybes Tarybos Nutarimas Del Lietuvos Respublikos nepriklausomybes pripazinimo. Lietuvos suvereniteto atkurimas 1988 - 1911 metais. Anusauskas A. ir kit. Vilnius. 2000, p. 467.

 

 


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: Восстановление литовской государственности на рубеже 1980-х - 1990-х гг.

© Г. В. Кретинин, И. А. Баторшина () Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2010, C. 113-125

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.