НАПАДЕНИЕ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ, 1941. ДИСКУССИЯ ПО ПОВОДУ ТЕЗИСА О ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ. Дармштадт, 1998

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НАПАДЕНИЕ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ, 1941. ДИСКУССИЯ ПО ПОВОДУ ТЕЗИСА О ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ. Дармштадт, 1998. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-02-06
Источник: Новая и новейшая история, 2001, №2

DER DEUTSCHE ANGRIFF AUF DIE SOWJETUNION 1941. DIE KONTROVERSE UM DIE PRAVENTIVKRIEGSTHESE. Darmstadt: Wissenschaftliche Buchgesellschaft, 1998, 291 S.

Сборник статей и документов, изданный историком из ФРГ, архивистом Военного архива во Фрайбурге Г. Юбершером и российским исследователем, профессором Академии военных наук Л.А. Безыменским, состоит из статей четырех немецких и четырех российских авторов, а также документов, представленных российской и немецкой сторонами.

Для серьезных ученых, исследующих историю второй мировой войны, вопрос о том, кто был агрессором в германо-советской войне 1941-1945 гг. ясен. Как подчеркивает Г. Юбершер в статье "Развитие германо-советских отношений с 1939 по 1941 гг. и влияние Гитлера на нападение на СССР", о планировании нападения на СССР уже в 60-е годы в ФРГ публиковались труды, насыщенные источниками и определившие дальнейший ход исследований на эту тему. Немецкие источники времен "третьего рейха" неопровержимо свидетельствуют, что нацистский режим вел расистскую, агрессивную, истребительскую войну против СССР. Этот вывод подтверждался многочисленными публикациями, в которых эти источники были введены в оборот и сформированы методы работы с ними. Опубликованные в Западной Германии авторитетные труды по германской истории XX в., истории второй мировой войны и нацизма позволяют сделать вывод: подготовка и осуществление нападения на СССР вытекали из сущности гитлеровской диктатуры и основывались на ее идеологических мотивах. Целями германской оккупации СССР были: колонизация страны, ее разграбление, порабощение и уничтожение населения. Планы истребительной войны были обращены против коммунистов, евреев и славян. По своей сути "русская кампания" была не только агрессивной, но и расистской войной, положившей начало систематическому уничтожению европейских евреев.

Руководитель семинара по истории Фрайбургского университета приват-доцент В. Ветте (ФРГ) в статье "Тезис нацистской пропаганды о превентивном нападении" рассматривает пути формирования и практического применения стереотипов нацистской пропаганды, которая стремилась внушить немецкому народу мысль о неизбежности войны против СССР. Тезис о превентивной войне против СССР был выдвинут в июне 1941 г. Гитлером и Геббельсом. Главным при этом было не объяснение ими своих истинных намерений, а маскировка и сокрытие от мировой

стр. 197


общественности фактических целей агрессии, а также мобилизация немецкого народа на истребительную войну.

В статье преподавателя истории учебного центра Зеефелле в Фильдерштадте В. Бенца (ФРГ) "22 июня 1941 г. и его предыстория на уроках истории в ФРГ" говорится, что необходимо постоянно корректировать школьные учебные программы в целях вооружения школьников аргументами против установок национал-консервативных и правоэкстремистских течений, в пропаганде которых тезис о превентивной войне и ныне играет существенную роль.

Структура сборника отвечает намерению авторов исследовать военные планы Гитлера и Сталина в 1939-1941 гг. За разделом о военно-политической ситуации в Германии следуют тексты российских историков о советской внешней и военной политике. Если статьи немецких историков подводят итоги исследований нескольких десятилетий, то материалы, представленные российскими учеными, свидетельствуют о качественном сдвиге в исследованиях ученых, работающих в постсоветское время в условиях открытия архивов.

Профессор Липецкого педагогического института А.И. Борозняк, анализируя в статье "Российский спор историков?" ход современной российской дискуссии о "превентивной войне", отмечает, что новые архивные публикации требуют активного пересмотра оценок сталинской внешней политики. Распространенным недостатком является то, что публикация документов не сопровождается необходимой критикой источников и адекватным анализом политического контекста.

Документальные разделы сборника, представленные немецкой и российской сторонами, не равнозначны по характеру, так как различны современные условия пользования архивами в Германии и России.

Рассматривая советскую политику по отношению к Германии и "пакт Гитлера-Сталина", профессор Академии военных наук М.И. Семиряга в статье "Советско-германские отношения 1939-1941 гг. - точка зрения Москвы" противопоставил свою трактовку прежним интерпретациям, распространенным в советской историографии. Сталинскую внешнюю политику М.И. Семиряга рассмотрел в контексте с провозглашенной программной целью советского руководства: гарантировать безопасность государства при любом повороте событий. Но Сталин не сумел адекватно использовать возможности для создания антинацистской модели внешнеполитического союза. Его безальтернативно дружественная политика по отношению к Германии привела в начале сентября 1939 г. к внешнеполитической изоляции СССР.

В статье Л.А. Безыменского "Советская разведка и начало войны в 1941 г." показан процесс принятия решений политическим руководством СССР. Автор указывает на эффективную работу разведки. Уже 29 декабря 1940 г. в Москву была переправлена директива N 21 ("План Барбаросса") о нападении Германии на СССР. В январе 1941 г. "План Барбаросса" лежал на столе у Сталина. Последующие сообщения о концентрации немецких войск на советских западных границах полностью соответствовали реальности. Однако у Сталина был собственный подход к данным разведки. Он требовал представить ему первичные документы без каких-либо комментариев или аналитических заключений. Выводы он делал всегда самостоятельно. Создавалась иллюзия, будто Германия делает все, чтобы избежать войны на два фронта и сохранить партнерство с СССР. На базе новых источников Л.А. Безыменский подтверждает тезис о том, что в июне 1941 г. Сталин ждал предложения о переговорах от немецкой стороны и считал выдвижение войск вермахта к советским границам средством давления на СССР.

В статье научного сотрудника Института военной истории МО РФ Н.М. Романичева "Планы ответного удара со стороны СССР" отмечается, что Сталин был уверен в том, что он и командование Красной Армии сумеют вовремя разгадать приготовления агрессора и предпринять необходимые защитные меры. Н.М. Романичев подчеркивает, что подготовка СССР к войне велась в рамках наступательной стратегии; однако вариант стратегической обороны, равно как и возможность неожиданного нападения на СССР, оставались без должного внимания. В случае вражеского нападения предусматривалось, согласно мобилизационному плану, наступление Красной Армии, перенос военных действий на территорию противника и его разгром. Автор отмечает, что опубликованные в сборнике документы подтверждают вывод о том, что планов наступательной или превентивной войны со стороны СССР не было.

Автор акцентирует внимание на том, что Сталин отклонил и не подписал представленные ему в первой половине мая 1941 г. "Соображения о стратегическом развертывании вооруженных сил Советского Союза", которые были подготовлены наркоматом обороны и генштабом и содержали планы превентивного удара Красной Армии против изготовившихся к нападению войск вермахта. Н.М. Романичев доказывает, что Сталин, не имея союзников, боялся нанести по войскам Германии упреждающий удар.

В мае 1941 г. советскому руководству стало ясно, что меры по ограниченному выдвижению сил Красной Армии к западным границам были не достаточными, что настоятельно необходимы меры по повышению боеготовности вооруженных сил, вследствие этого были проведены меро-

стр. 198


приятия по передислокации войск и частичной мобилизации. План развертывания войск, разработанный для периода высшей напряженности, не подвергался корректировке. Необходимо было издать директиву о концентрации войск на оборонительных позициях, что требовало времени. Но Сталин промедлил с изданием такой директивы. Одновременно он предпринимал многочисленные, правда, не упомянутые Н.М. Романичевым, дипломатические акции, направленные к политическому согласию с Германией.

Поскольку в планы авторов входило изложение и сопоставление политических курсов германской и советской сторон, было бы желательно посвятить этому завершающую статью. К сожалению, этого не было сделано. Отметим также, что российские авторы сборника не всегда учитывали результаты исследований, осуществленных на Западе.

Новая работа российских и германских историков приближает нас к объективному пониманию того, что происходило накануне 22 июня 1941 г.

Д-р Бианка Пиетров-Эннкер, профессор университета г. Констанц (ФРГ)


Комментируем публикацию: НАПАДЕНИЕ ГЕРМАНИИ НА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ, 1941. ДИСКУССИЯ ПО ПОВОДУ ТЕЗИСА О ПРЕВЕНТИВНОЙ ВОЙНЕ. Дармштадт, 1998


© Пиетров-Эннкер Б. • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Новая и новейшая история, 2001, №2

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.