ЧИСТКА ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА 1929-1932 годов

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА


ПОЛИТИКА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЧИСТКА ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА 1929-1932 годов. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-01-07
Источник: Российская история, № 1, 2009, C. 96-110

Идея партийных "чисток" была высказана большевиками задолго до прихода к власти, в частности, в работах В. И. Ленина. В его статье "Партийная организация и партийная литература" (1905 г.) говорилось: "Партия есть добровольный союз, который неминуемо бы распался, сначала идейно, а потом материально, если бы не очищал себя от членов, которые проповедуют антипартийные взгляды"1.

 

 

Киселева Екатерина Львовна, заместитель начальника отдела научно-информационной и справочной работы ГА РФ.

 
стр. 96

 

Позже эта идея была "поднята на щит" и активно проводилась в жизнь, распространившись и на государственный аппарат в 1920-х - первой половине 1930-х гг., когда "чистки" заняли значительное место в социальной и политической жизни общества, являясь даже предметом особой гордости современников, о чем свидетельствует периодическая печать и литература того времени. Иллюстрированный юмористический журнал "Чудак" публиковал шутки и карикатуры, в которых нашло отражение восприятие чисток участниками событий. Психологическую атмосферу того времени по-своему характеризуют помещенные в этом журнале карикатуры: "Человек с ромашкой" с надписью на мотив девичьих гаданий: "Любит - не любит - в покое оставит - на вид поставит - просто прижмет - на производство пошлет", а также "Молитва беспартийного перед чисткой": "Пронеси, Иесусе, чистку, // Скрой от масс мои грехи, // Дай мне маму металлистку, // Дай мне папу от сохи"2.

 

Чистка государственного аппарата 1929 - 1932 гг. и прошедшая в 1929 - 1930 гг. генеральная чистка партии стали кульминацией "политики чисток" конца 1920 - начала 1930-х гг., прелюдией и своеобразной репетицией массовых репрессий 1937 - 1938 гг.3

 

Начало "генеральной чистке" госаппарата 1929 - 1932 гг. было положено постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 июня 1929 г. "О чистке аппарата государственных органов, кооперативных и общественных организаций", согласно которому органам РКИ предоставлялось право выносить обязательные для всех учреждений, кооперативных и общественных организаций постановления о запрещении службы лицам, чья деятельность "безусловно, вредит интересам рабочего класса"4. Задачи чистки, порядок, методы и сроки ее проведения определялись "Инструкцией НК РКИ СССР по проверке и чистке советского аппарата", утвержденной на объединенном заседании Президиума ЦКК и Коллегии Народного комиссариата рабоче-крестьянской инспекции. СССР и РСФСР в начале мая 1929 г. и одобренной СНК СССР5. В инструкции были выделены три категории для лиц, подлежащих "вычистке" из аппарата.

 

К первой категории относились те лица, оценка работы которых показывала "абсолютную невозможность их исправления". Они лишались права работать в советском аппарате, права на выходное пособие, пособие по безработице и права на пенсию, а также брались биржами труда на особый учет. Ко второй категории были отнесены те, "кто еще может исправиться, но которых вредно оставить в данном учреждении". На практике для работников центрального аппарата это означало смену места жительства и работу на периферии. Третью категорию составляли те, которых, по мнению комиссии, "нецелесообразно использовать на ответственных должностях"6. Предполагалось, что "вычищенные" начальники, обладающие опытом и знаниями, останутся в аппарате на технической работе при выдвиженцах.

 

Чистка центральных учреждений союзного значения началась в июне 1929 г. с Наркомата финансов СССР и Наркомата труда СССР. Одновременно проходила чистка соответствующих республиканских наркоматов, охватив в дальнейшем все центральные и местные учреждения, которая продолжалась до июня 1931 г., а в отдельных учреждениях до мая 1932 г.

 

В предлагаемой статье предпринята попытка рассмотреть сюжеты чистки государственного аппарата на примере структурных подразделений Наркомата внутренней и внешней торговли (НКТорг) СССР. Он не вошел в число центральных учреждений, намеченных к первоочередной чистке, это вовсе не означало, что НКТорг СССР относился к числу "благополучных" учреждений. Сохранившиеся источники рисуют нам иную картину.

 

Основными источниками для изучения чистки государственного аппарата 1929 - 1932 гг. являются документы фонда ЦКК ВКП (б), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), фондов НК РКИ СССР и РСФСР, Центральной Комиссии по чистке советского аппарата (ЦКЧСА) НК РКИ СССР, Государственного архива РФ (ГА РФ). Богатый комплекс источников для изучения хода чистки в центральных учреждениях СССР и РСФСР содержится в фонде Московской Контрольной Комиссии ВКП (б) - РКИ и фондах первичных партийных организаций

 
стр. 97

 

центральных учреждений, хранящихся в Центральном архиве общественно-политической истории Москвы (ЦАОПИМ).

 

Однако, несмотря на большой объем сохранившихся документов, реконструировать организацию и ход чистки на уровне конкретного учреждения удается далеко не всегда. Это связано, прежде всего, с тем, что комплексы документов формировались, как правило, под сильным "идеологическим" влиянием учреждения - фондообразователя, то есть некоторые материалы подвергались преднамеренному уничтожению в результате экспертизы, как не представляющие исторической ценности или же засекречивались. Комплексу документов о чистке структурных подразделений внешней торговли Наркомата внутренней и внешней торговли СССР, отложившемуся в фонде НК РКИ СССР, в этом отношении "повезло". Вероятно, он сначала был засекречен (фактически это был комплекс документов учреждения, ликвидированного в ноябре 1930 г.)7, материалы бережно сохранялись, как важный компрометирующий источник, а позже до их "архивной" обработки по советской традиции, к счастью для сегодняшнего исследователя, дело не дошло8.

 

Материалы ЦКЧСА по чистке НКТорга СССР, сохранившиеся в фондах ЦКЧСА и НК РКИ СССР по своему объему, составу и содержанию существенно отличаются от комплексов документов о чистке в других центральных учреждениях, дошедших до современного исследователя.

 

В целом документы ЦКЧСА НК РКИ СССР - это, как правило, докладные записки, справки председателей комиссии о ходе чисток в учреждении, в лучшем случае "глухие" протоколы (т. е. без стенограммы) заседаний ЦКЧСА, комиссий по чистке в учреждениях, а также жалобы и заявления граждан на отдельных сотрудников учреждений. В основном исследователю приходится иметь дело с источниками фрагментарного характера, которые требуют от историка большой реконструктивной работы и всегда оставляют сомнения в том, а не являются ли отдельные сюжеты лишь результатом работы собственного воображения.

 

Документы по чистке НКТорга СССР иногда с фотографической точностью позволяют воссоздать картину происходящего в структурных подразделениях внешней торговли в период проходившей чистки. Стенограммы заседаний комиссии по чистке, допросов и выступлений отдельных сотрудников позволяют ощутить ту атмосферу, в которой проходила чистка, настроение участников этого действа, узнать некоторые детали и подробности, которые дают возможность исследователю "читать между строк" протоколов и докладных записок. Материалы о работе структурных подразделений, в том числе черновые, собранные рабочими бригадами, секретная переписка с различными учреждениями о сотрудниках, объяснительные записки сотрудников по пунктам предъявленных им обвинений, дают возможность судить о методах работы и профессионализме членов рабочих бригад.

 

Для комплексного анализа сохранившихся источников и обработки данных протоколов нами было проведено подокументное описание дел по чистке НКТорга СССР из фонда НК РКИ СССР в электронном формате. На основании сохранившихся протоколов Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР и протоколов заседаний троек ЦКЧСА НК РКИ СССР по рассмотрению жалоб и заявлений создана база данных о результатах чистки.

 

В современной историографии рубеж 1920 - 1930 гг. определяется как переломный период отечественной истории. Кардинально меняется тактика социалистического строительства - нэп как политика государственного регулирования при допущении рынка и капиталистических элементов уступает место централизованным механизмам регулирования в экономике. Постепенно планово-распределительная система закрепляется и в торговле9. Один из парадоксов экономической политики страны состоял в том, что вопреки товарному кризису и продовольственному дефициту страна экспортировала как продовольственные, так и потребительские товары, машины и оборудование. По формальным показателям в период первой пятилетки 1928/29 - 1931/32 гг., как пишет в своем исследовании Е. А. Осокина, соотношение экспортного плана и ре-

 
стр. 98

 

ального экспорта было неплохим. Она же выделяет две основные цели внешней торговли СССР: "официальную" - получение валюты для обеспечения потребностей индустриализации и "неофициальную" - дестабилизация и подрыв мирового рынка10. О том, какое значение руководство страны придавало внешней торговле и созданию рычагов для эффективного дирижирования этой отраслью косвенно свидетельствует тот факт, что чистке структурных подразделений НКТорга СССР, отвечающих за внешнюю торговлю, уделялось особое внимание.

 

В 1920 - 1930 гг. система управления торговлей претерпевает целый ряд изменений. В ноябре 1925 г. в результате слияния Наркомвнешторга СССР и Наркомвнутторга СССР был создан объединенный Наркомат внешней и внутренней торговли СССР. В целом, аппарат наркомата строился на "потоварном" принципе. Однако с 1927 г. в его структуре возникают управления, сформированные по функциональному принципу: административно-организационное, хлебофуражное, мукомольное, сырьевое, промтоваров, пищевкусовых продуктов, договорно-правовое, зарубежных операций, таможенное и др.11

 

Вопросами внешней торговли занималось Управление зарубежных операций (УЗО). Оно делилось на директораты по отраслям промышленности и направлениям деятельности: сырьевой, хлебный, скоропортящихся продуктов, кожевенный, горный, потребительских товаров, разноэкспорта, госбракеража и стандартизации, экспортно-импортных обществ. Директораты по странам делились следующим образом: среднеевропейский, романских стран, Англии, Америки, Скандинавии12. Торговля со странами Востока занимала значительное место во внешнеторговом обороте СССР, составляя, например, в 1928/29 гг. 19% всего внешнеторгового оборота. Сама организация торговли отличалась от организации торговых отношений со странами Западной Европы, поэтому в составе УЗО существовал отдел Востока. В его структуре также были организованы директораты, специализирующиеся на торговле с отдельными странами: директорат по Персии, по Монголии, по Турции, по Западному Китаю и по Афганистану13. Вопросы подготовки международных договоров и соглашений наряду с организацией работы по подготовке законодательных актов в сфере торговли находились в компетенции Договорно-правового управления (ДПУ). Урегулированием вопросов организации таможенных сборов и пошлин занималось Главное таможенное управление (ГТУ). Кроме того, в ведении наркомата находился целый ряд объединений - государственных акционерных обществ по основным импортно-экспортным товарам: Текстильимпорт, Сельмашимпорт, Кожимпорт, Металлоимпорт, Электроимпорт, Химимпорт, Спичобъединение. Структура наркомата была далека от совершенства. Сами сотрудники, в самом начале чистки, давая пояснения членам рабочей бригады о порядке работы наркомата, неоднократно указывали на существующий параллелизм и "конкуренцию", как между отдельными структурными подразделениями внутри наркомата, так и между наркоматом и другими учреждениями и ведомствами, занятыми в сфере внешней торговли14. Так, например, вопросами планирования и регулирования импорта и экспорта в наркомате одновременно занимались плановый отдел УЗО, директораты, сырьевое и хлебофуражное управление и Торгплан. Не существовало четкого разграничения функций между УЗО и ДПУ по вопросам подготовки торговых договоров и соглашений. Кроме того, на межведомственном уровне в качестве "конкурента" НКТорга СССР выступал Наркомат иностранных дел СССР, специалисты которого, обладая, порой, большим опытом и международными связями более высокого уровня, зачастую, при составлении договоров брали инициативу в свои руки. В своем выступлении на заседании комиссии по чистке 19 августа 1930 г. начальник ДПУ М. Я. Кауфман обращал внимание на то, что иногда складывалась такая ситуация, что сотрудники "сидели без работы"15. Еще одним влиятельным "конкурентом" НКТорга СССР в сфере выдачи лицензий и спецификаций был Иностранный отдел ВСНХ СССР. Как уже говорилось выше, оперативными функциями по организации импортно-экспортных операций занимались многочисленные внешнеторговые объединения. По состоянию на 30 апреля 1930 г. в системе НКТорга СССР насчитывалось 45 объ-

 
стр. 99

 

Таблица

 

Изменения в штате наркомата внутренней и внешней торговли СССР в период реорганизации и к моменту начала чистки*

 

 

Число сотрудников

Членов ВКП (б)

Процент к числу сотрудников (по данным источника)

Процент к числу сотрудников (фактический)

1.01.1928

1046

242

15.5

23.1

1.01.1929

1182

233

19

19.7

1.01.1930

1010

243

44.4

24.1

1.04.1930

752

201

32.8

26.7

1.06.1930

794

250

не указан

31.5

 
 
 
 
 

* Составлено по: ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3579, л. 56. Не совсем ясно, почему было не точно указано процентное соотношение членов ВКП (б) к общему числу сотрудников. Было ли это лишь технической ошибкой составляющего справку или же намеренным искажением, с целью демонстрации "окоммунизации" аппарата в надежде, что пересчитывать процент уже не будут.

 

единений и акционерных обществ, занятых в сфере внутренней и внешней торговли16. В условиях формирования административно-командной системы и отсутствия свободной конкуренции в настоящем смысле этого слова такое многообразие торгующих организаций приводило к недоразумениям и конфликтам между ними. Так, на уже упомянутом совещании Импортного сектора Управления внешней торговли НКТорга СССР с рабочей бригадой 16 марта 1930 г. руководитель Металлдиректората М. В. Петросов упоминал о том, что "Электроимпорт" и "Металлоимпорт" "воевали из-за того, в чьей номенклатуре будут котлы"17.

 

Перманентно возникающие дублирование функций между структурными подразделениями самого наркомата и другими ведомствами, накладываясь на человеческий фактор, создавало благоприятную атмосферу для аппаратной борьбы, "подсиживаний" и кляузничества.

 

В январе - феврале 1930 г. в НКТорге СССР началась очередная реорганизация, продолжавшаяся во время и после чистки. Целью этой организации была передача всех оперативных функций в акционерные общества и объединения и превращение наркомата в планово-директивный орган. В результате Договорно-правовое управление было ликвидировано. УЗО было преобразовано в Управление внешней торговли (УВТ). Внутри управления были образованы секторы и группы по функциональному признаку: импортный, экспортный, планово-экономический сектора, сектор Востока, договорно-правовая группа, таможенная группа18. Однако перестройка аппарата без изменения системы его функционирования практически не дала результатов. Итогом перманентных преобразований стала ликвидация единого наркомата и создание двух самостоятельных - Наркомата снабжения СССР и Наркомата внешней торговли СССР19.

 

Наркомат внутренней и внешней торговли СССР относился по количеству штатных единиц к числу самых крупных центральных учреждений союзного значения, занимавших целый комплекс зданий по улице Варварка. Изменения в штате наркомата в период реорганизации и к моменту начала чистки (по данным Учраспреда, представленным в ЦКЧСА НК РКИ СССР) отражены в таблице.

 

В своем интервью в "Правде", в январе 1928 г., нарком торговли А. И. Микоян высказал мысль, что наряду с экономическими причинами хлебозаготовительного кризиса существуют и другие, как, например, внутрипартийные дискуссии, дезорганизующие работу20. Показательно, что именно ячейка НКТорга СССР, где в июле - октябре 1929 г. была проведена чистка, с точки зрения выявленных там уклонов была признана одной из самых "неблагополучных"21. Как сообщалось в докладе комиссии по чистке ячейки НКТорга СССР: "В ячейке чувствуется наличие скрытых уклонистов. ...Специфические условия работы в НКТорге, наряду с чуждыми отрицательными влияниями на

 
стр. 100

 

членов ячейки приводят к бытовому загниванию отдельных партийцев, отрыву от партии и падению их на уровень обывателя, замкнувшегося в рамках личных мещанских интересов..., наряду с тяготением к заграничной работе и карьеристическим продвижением по служебной лесенке" (Число беспартийных в НКТорге СССР составляло 551 человек)22.

 

По своей сути чистка партийной ячейки в центральном учреждении являлась для работников-коммунистов дополнительным и очень важным этапом прохождения "чистилища". Вопрос пребывания в партии был для коммуниста вопросом дальнейшей работы, карьеры и судьбы.

 

В ходе чистки партийной ячейки НКТорга СССР прошли проверку 192 человека. Из них не получили замечаний - 111. Были исключены из партии - 21 человек; из которых по служебному положению: 10 входили в руководящий состав, 9 - являлись работниками среднего звена, 2 - техническими сотрудниками. В отношении 13 были вынесены постановления о снятии их с работы в Наркомторге23.

 

Современники рассматривали совпадение двух генеральных чисток в 1929 г, как один из недостатков в организации кампании, негативно отражающийся на подготовке к чистке госаппарата в учреждении24. В НКТорге СССР между двумя мероприятиями был существенный временной разрыв, что также скорее является свидетельством того, что чистке аппарата здесь придавалось особое значение.

 

По официальным отчетам чистка государственного аппарата в НКТорге СССР проходила с 1 марта по 19 августа 1930 г. Подготовка же началась гораздо раньше. Председатель ЦКЧСА и член ЦКК ВКП (б) Я. Х. Петерс был начальником Восточного отдела ГПУ, а сотрудники наркомата и торгпредств зачастую - информаторами ГПУ. Вероятно поэтому чистка в наркомате проходила при его непосредственном участии25. 21 - 23 января 1930 г. по ранее направленному запросу на имя председателя ЦКЧСА при НК РКИ СССР Я. Х. Петерса за подписью начальника 4-го Отделения Экономического управления (ЭКУ) ОГПУ были направлены краткие характеристики на отдельных "неблагонадежных" сотрудников наркомата26. Самыми "антисоветскими" были бывшее Договорно-правовое управление (ДПУ), Административно-организационное управление (АОУ) и Торгплан. В январе - феврале на имя того же Петерса поступили сведения из Отдела центральной регистрации (ОЦР) ОГПУ о сотрудниках наркомата, имеющих судимость ОГПУ27. Следует отметить, что судимость ОГПУ, как и заключение в концлагерь в качестве средства "революционного перевоспитания", было достаточно распространенным явлением в 1920-х гг. Как говорил сотрудник У ВТ НКТорга СССР Е. С. Гольдин на заседании Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР: "Я могу только сказать, что мало сидел, больше двух недель не сидел, но арестовывался по всякому случаю, ибо это было модно"28.

 

Для проведения чистки была создана Центральная комиссия по чистке НКТорга СССР под председательством Б. А. Ройзенмана29 и три подкомиссии в соответствии со структурой аппарата: внешнеторговая, внутриторговая и административно-хозяйственная. Основное внимание было направлено на беспартийный состав сотрудников, общее число которых в наркомате по данным комиссии составляло 550 человек или 73%30. Еще в октябре 1929 г. сектор кадров подготовил списки "бывших людей" (т. е. людей непролетарского происхождения), работающих в центральном аппарате НКТорга СССР. Первоначально насчитали 43 человека. К началу работы комиссии их стало 11631. (Замечания на этих списках свидетельствуют о кропотливой работе сектора кадров по уточнению сведений о "бывших людях". Однако "усердие" самого сектора кадров по подготовке к чистке не послужило для его сотрудников гарантией от чистки. В результате из 42 сотрудников сектора кадров на 9-х были наложены административные взыскания, из них 1 был снят с работы за "протекционизм" и обман рабочей бригад. Выводы рабочей бригады о работе 6 сотрудников сектора кадров были переданы заместителю наркома Киссису для принятия мер в административном порядке32.)

 
стр. 101

 

Кроме того, был составлен список работников, "имеющих признаки социально-чуждых людей", выбывших из аппарата в связи с реорганизацией. Реорганизация аппарата - главная трудность, с которой пришлось столкнуться комиссиям. В одном из промежуточных отчетов о работе центральной комиссии по чистке наркомата сообщалось: "Незадолго до прихода комиссии прошла реорганизация аппарата, ряд частей был упразднен или слит. Архивы упраздненных частей были разбросаны по обществам либо, свалены, как попало"33.

 

Для проведения проверки и чистки в учреждении создавались рабочие бригады, куда привлекали рабочих с заводов-шефов. Создание последних имело целью, прежде всего, продемонстрировать реальное воплощение в жизнь идеи постепенного овладения рабочими госаппаратом и придать чистке "пролетарский пафос". История сохранила фамилии членов самой первой рабочей бригады, допущенной к секретам НКТорга СССР34. Нетрудно представить себе психологическое состояние этих людей, которые впервые в жизни переступали порог такого учреждения, да еще и в роли главных поверяющих. Как показывают источники, большинство действительно верило, что таким образом возможно улучшить работу аппарата, для некоторых это была попытка сменить рабочую одежду на "кепку спеца", некоторые пытались "вычистив" коллегу получить более высокую должность. Всего в наркомате в период чистки работало 19 бригад из рабочих с заводов "имени Владимира Ильича" и "Красный пролетарий". Существовали две формы участия в чистке: бригадиры и члены бригад, освобожденные на период чистки от своей основной работы на фабриках и заводах35 и "добровольцы", т. е. выполняющие работу в порядке общественной нагрузки. Однако иллюзии, создаваемые газетной кампанией о том, что рабочий, обладающий "классовым чутьем", в состоянии разобраться в советском аппарате, исчезали под грудой папок и бумаг. Для большинства участие в чистке сводилось к механическому переписыванию бумаг и составлению запросов на места о сотрудниках, намеченных к чистке по заданию инспекторов РКИ36. Этим объясняется отчасти непостоянство, порой случайный характер состава рабочих бригад, куда привлекались на тот или иной период рабочие различных предприятий. Всего в НКТорге СССР в составе бригад работало 69 рабочих, из них: 30 - постоянно и 39 - добровольно. Кроме того, в отличие от наркоматов, где чистка проходила в 1929 г. и пришлась на летние каникулярные и отпускные месяцы, в НКТорге СССР в бригады удалось привлечь студентов Института им. Плеханова, Института им. Рыкова, Торговой академии, сотрудников самого наркомата, причем, 45 человек на добровольной основе и только 17 на постоянной. Всего к чистке было привлечено 217 человек, из них 150 были "добровольцами". К чистке структурных подразделений внешней торговли наркомата было привлечено 6 рабочих бригад37.

 

Предметом особой заботы, а зачастую и гордости комиссий, были открытые собрания по чистке и привлечение на эти собрания как можно большего количества человек. В связи с чисткой НКТорга СССР были проведены традиционные собрания на заводах-шефах "Красный пролетарий" и "имени Владимира Ильича", а также объединенное собрание сотрудников НКТорга СССР с заводами, в которых по данным комиссии в общей сложности приняли участие 3 тыс. человек. Всего в ходе чистки НКТорга СССР было проведено 24 собрания, где участвовало, по данным того же источника, 4804 человека38.

 

Важным элементом в кампании чистки было освещение ее хода в центральной периодической печати, а также, в стенгазетах. В период чистки НКТорга СССР издавались две газеты "Рупор" и "Наркомторг на чистке", которые распространялись на заводах-шефах, среди членов рабочих бригад, в самом наркомате и подведомственных ему учреждениях. Чистке в наркомате был посвящен один из правдинских "Листков РКИ"39.

 

Своеобразной кульминацией чистки была персональная чистка, напоминавшая спектакль в лучших традициях 1930-х годов. Для демонстрации открытости и результативности чистки на многолюдные расширенные открытые заседания комиссий вызывались те лица, которых без особых затруднений можно было, согласно инструкции,

 
стр. 102

 

отнести к перечню подлежащих изгнанию из госаппарата, т. е. необходимо "вычистить". В НКТорге СССР было проведено 14 открытых заседаний комиссий, на которых в общей сложности присутствовало 6050 человек. Большинство же персональных чисток проходило на закрытых заседаниях комиссий. В основном это касалось тех учреждений или их структурных частей, от которых зависело решение стратегических вопросов социалистического строительства, и где, на наш взгляд, происходила главная борьба сторонников "генеральной" линии и "уклонистов", куда был направлен основной удар чистки госаппарата 1929 - 1932 гг. Так, например, в НКТорге СССР через открытую "чистку" прошли только 46 человек (только около 30% всех "поставленных на чистку"). Лишь два из двенадцати заседаний внешнеторговой комиссии носили открытый характер.

 

В статье, опубликованной в упомянутом "Листке РКИ", посвященном чистке НКТорга СССР Б. А. Ройзенман писал: "Народный комиссариат внешней и внутренней торговли является одним из важных рычагов советского аппарата, одной из важнейших позиций диктатуры пролетариата. На внешнем рынке он стоит на стыке с классовым врагом, вооруженным до зубов знаниями и вековым опытом в торговле и переполненным ненавистью к рабочим и крестьянам нашего Союза"40.

 

В ходе начавшейся чистки сотрудники структурных подразделений наркомата, занятых вопросами внешней торговли были объектом пристального внимания. С особой тщательностью и пристрастием изучалась работа ДПУ, как одного из "наиболее социально чуждых" подразделений НКТорга СССР. Интересен тот факт, что была создана специальная рабочая бригада по чистке ДПУ, по сути, проходила чистка уже не существующего структурного подразделения наркомата. По состоянию на 1 января 1930 г. штат ДПУ составлял 38 человек41. Из сохранившихся анкетных данных сотрудников видно, что большая часть - 27 человек работали в наркомате более 5 лет. Начальник ДПУ М. Я. Кауфман работал в НКТорге СССР с 1918 г. Многие имели богатый опыт юридической международной работы и владели несколькими иностранными языками42. Так, например, помощник начальника ДПУ А. А. Зонненштраль-Пискорский согласно анкетным данным владел немецким, французским, итальянским, польским, украинским и английским языками. Ю. М. Чельцов, по образованию юрист-международник, служивший до октября 1917 г. в Министерстве иностранных дел и работавший в НКТ СССР с 1921 г., в совершенстве владел немецким. В связи с тем, что деятельность сотрудников была тесно связана с заграницей, основой для оценки работы того или иного сотрудника служила характеристика, данная ему органами ОГПУ.

 

Приведем лишь отдельные цитаты из характеристик на руководящих работников ДПУ, направленных начальником IV Отделения ЭКУ ОГПУ Раппортом на имя Петерса 23 января 1930 г: "Имеет родственников и друзей в Германии, с которыми поддерживает оживленную переписку. В СССР зарекомендовал себя профессором с буржуазной идеологией.... В период Шахтинского процесса посещал профессора Вормса, защищавшего германского подданного Мейера. Из своих знаний в советское строительство вкладывает мало. В 1927 г. отказался пожертвовать в пользу бастовавших английских шахтеров"; "Сын торговца. Все время противится коммунизации аппарата"; "К советской власти относится враждебно. К генеральной линии партии относится с иронией и скептицизмом"; "Политически пассивен, дорожит службой"43.

 

Предшествующее чистке совместное собрание сотрудников и рабочей бригады, с помощью которого рабочие должны были понять основные принципы и особенности работы того или иного структурного подразделения наркомата, было проведено 27 мая 1930 г. Как позволяет судить сохранившаяся стенограмма, в отличие от других структурных подразделений, где подобные собрания проходили в традиционно-советском торжественном и победно-рапортующем духе, здесь ощущалась напряженная атмосфера. Очень показательны заметки на полях стенограммы заседания, на текстах выступлений, сделанные, по-видимому, одним из членов рабочей бригады (об авторстве можно говорить лишь с некоторой степенью вероятности. - Е. К.): "врет", "демагогия", "поздно завертелся "невинный""44. Задача рабочей бригады сводилась к тому,

 
стр. 103

 

чтобы "любой ценой" найти подтверждения данных характеристик в практической работе. 30 июня 1930 г. ответственный секретарь Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР Н. Кривошеий отправляет в ЭКУ ОГПУ письмо с просьбой предоставить комиссии по чистке ДПУ "материалы, могущие быть использованными для чистки" сотрудников Наркомторга СССР, работавших ранее в ныне ликвидированном ДПУ45. В поисках необходимого "компромата" члены рабочей бригады изучали документы, делали выписки, проводили беседы с сотрудниками других учреждений, чья работа была связана с ДПУ. Так, для придания отрицательной оценке работы ДПУ "международного уровня", была проведена беседа члена рабочей бригады с советником Торгпредства в Берлине Ленгилем, в ходе которой на вопросы о работе ДПУ были даны явно заготовленные заранее ответы46. С целью определить "истинное лицо" того или иного сотрудника посылались многочисленные запросы на места. Распространенной формой работы членов рабочей бригады по чистке ДПУ были ночные допросы, на которых допрашиваемому предъявлялись якобы существующие и неопровержимые доказательства его антисоветских настроений. На заседании Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР 1 августа 1930 г. помощник начальника ДПУ А. А. Зонненштраль-Пискорский говорил: "Вы не представляете, как меня измучили во время чистки, чем только меня не накручивали. Дело дошло до того, что меня спрашивали, работал ли в цирке и в каком именно городе. Говорили, что у меня родня - князь Владимир, тот самый, что крестил Россию, потому, что где-то они нашли, что бракосочетание моего отца совершилось в церкви святого Владимира"47. Случайно брошенная фраза могла послужить доказательством враждебного отношения к советской власти. Результатом "поисковой работы" бригады стал "Список сотрудников бывшего ДПУ, подлежащих чистке с персональными обвинениями", где указывалась категория, по которой следует "вычистить" сотрудника48. Стремление списать все недостатки внешнеторговой деятельности наркомата на отдельных его руководителей - характерное явление в деятельности комиссии - нашло отражение в пунктах предъявленных обвинений. Показателен в этом плане фрагмент выступления начальника ДПУ М. Я. Кауфмана на заключительном заседании комиссии по чистке 19 августа 1930 г.: "Почему вы мне не поставили этих вопросов в упор, а теперь выставляете в мировом масштабе"49.

 

Руководители ДПУ обвинялись в преднамеренном заключении невыгодных для Советского Союза торговых договоров: с Германией (1925), Турцией (1927), Латвией (1927), Эстонией (1929). Судя по документам комиссии, обвинения строились на анализе текстов договоров, который сводился к указаниям на неточности перевода и на отсутствие терминологии, характерной для советского права50. Сама история заключения этих договоров представлялась на заседаниях комиссии таким образом, что складывалось впечатление, будто сотрудники ДПУ самостоятельно составляли текст того или иного договора и, ни с кем не согласовывая, подписывали его с противоположной стороной. Уже упоминавшийся выше помощник начальника ДПУ Зонненштраль-Пискорский, давая пояснения по пунктам предъявленных ему обвинений, справедливо заметил: "Якобы я играл решающую роль при заключении этого договора (торгового договора с Эстонией. - Е. К.). Если бы я сыграл действительно решающую роль, то я бы просто гордился. Латвийский договор проходил в таких условиях: был нарком и чуть ли не три члена Коллегии, которые являлись членами делегации"51. О том, что высшие руководители наркомата были действительно не только в курсе ситуации с договорами, но и управляли процессом их заключения, свидетельствуют материалы деятельности рабочей бригады, в частности, собранная ее членами переписка между начальником ДПУ М. Я. Кауфманом и А. И. Микояном52.

 

Сохранившиеся документы позволяют заметить, что мотивы чистки того или иного сотрудника, изложенные в обвинительном заключении рабочей бригады чаще не имели ничего общего с ее истинными причинами, о которых члены рабочих бригад не должны были иметь никакого представления. В качестве примера можно привести обвинение одного из сотрудников ДПУ. В ходе чистки члены рабочей бригады, явно по заданию органов ОПТУ, пытались выяснить, кто отправил сотрудника ДПУ на судеб-

 
стр. 104

 

ный процесс в Англию и разыскать "пропавшую" стенограмму его антисоветского выступления. В обвинительном заключении рабочей бригады указывалось на плохую работу сотрудника вообще, а также, на то, что стенограмма выступления была похищена им из делопроизводства НКТорга СССР, но ни слова не говорилось о том, чем же последний "дискредитировал" советское право. "Следы" антисоветской деятельности, правого уклона и меньшевизма тщательно разыскивались в директивах и циркулярах, разработанных с участием сотрудников ДПУ. Таковые были найдены, например, в разработанных наркоматом в 1928 г. проекте положения о торговом обслуживании населения, законах об акционерных обществах и синдикатах. Существовало два проекта НКТорга СССР и НКТруда СССР. Проект НКТорга СССР был ориентирован на создание частного торгового посреднического аппарата - комиссионные магазины, частные лавки. Проект НКТруда СССР - на привлечение безработных. Понятно, что в мае 1930 г. проект НКТорга СССР не мог расцениваться иначе как "пособничество кулаку и частнику". Слишком "тщательные" поиски далеко не всегда компетентных членов рабочей бригады зачастую приводили к возникновению трагикомичных ситуаций. Приведем один пример. На заседании Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР от 1 августа 1930 г., где рассматривалась работа ДПУ, один из членов рабочей бригады, желая продемонстрировать плохую работу наркомата, обратил внимание на постановление Коллегии НКТорга СССР от 4 октября 1928 г. "Об ограничении потоварного регулирования". Однако, либо не успел прочитать, либо просто не понял содержания и гневно спрашивал сотрудника ДПУ К. А. Граве, что общего между "махоркой" и почто-товарным (!) регулированием53.

 

Предметом пристального внимания рабочей бригады по чистке было научно-публицистическое творчество сотрудников ДПУ. В качестве экспертов комиссией привлекались бывшие сотрудники управления или сотрудники Торговой академии. В материалах фонда НК РКИ по чистке НКТорга СССР сохранилась записка бывшего сотрудника ДПУ М. С. Розина в рабочую бригаду по чистке ДПУ, где критически разбиралась статья Зонненштраль-Пискорского о внешней торговой политике Германии, опубликованной в журнале "Вопросы торговли" в декабре 1928 г. Розин дал свое заключение о "марксистской сущности" бывшего помощника ДПУ: "Автор избегает четких классовых формулировок, он предпочитает давать такие же формулировки какие давал бы, скажем, за 10 лет до революции буржуазный профессор"54. Вывод Розина, который был отголоском давнего спора двух специалистов по вопросам внешней торговли, двух сотрудников, между которыми в период совместной работы в ДПУ сложились непростые отношения, послужил "хорошим" идеологическим обоснованием для обвинений в политическом и экономическом вреде договоров с иностранными государствами, разработанных сотрудниками ДПУ55.

 

Другим ярким примером уличения сотрудника ДПУ в антисоветских настроениях были материалы, собранные комиссией в отношении Ю. В. Ключникова, который с января 1930 г. уже не работал в НКТорге СССР. В качестве компромата была использована запись его доклада на диспуте по проблеме беспартийности, состоявшемся 25 марта 1926 г. в Колонном зале Дома Союзов. В протоколе комиссии, выписка из которого была направлена в ОГПУ, в отдельном пункте указывалось: "Ю. В. Ключников в своих публичных выступлениях выставляет требование об ограничении диктатуры пролетариата".

 

В то время как сотрудники ДПУ на собрании по чистке жаловались на нехватку специалистов по западноевропейскому праву, комиссия указывала на отсутствие "коммунизирования и орабочения". В действительности трудно себе представить значительное количество коммунистов в структурном подразделении, возглавляемом беспартийным и восторженное отношение к выдвиженцам среди людей с высоким образовательным уровнем. К моменту начала чистки в ДПУ числилось два выдвиженца. Один из них был, вероятно, очень способным молодым человеком (фамилию не буду упоминать здесь из этических соображений. - Е. К.). Получив от своих руководителей определенный опыт и знания, он в период чистки оказался в числе добровольных членов рабочей бригады

 
стр. 105

 

и с особой тщательностью, как свидетельствуют стенограммы, вскрывал злоупотребления и уклоны своих, бывших руководителей.

 

Всего по ДПУ персональную чистку прошли 14 человек, из них "по категории" было снято с работы в наркомате 4: помощник начальника ДПУ В. Ю. Вольф (по первой категории), юрисконсульт Д. И. Иваницкий и консультант Ю. В. Ключников (по второй категории), референт Л. А. Охитович (по третьей категории, которая позже была отменена). 5 человек были сняты с работы в наркомате без категорий: 3 человека с формулировкой "в порядке освежения аппарата"; 2 с объявлением строго выговора и запрещением занимать ответственные должности. Пять человек, учитывая их заслуги перед советской властью (служба в Красной армии, опыт работы и т. д.), были оставлены в наркомате "с запрещением занимать ответственные должности". В их числе оказался и начальник ДПУ М. Я. Кауфман.

 

Такие, на первый взгляд, "скромные" итоги чистки были связаны, вероятно, с тем, что 80% всего ДПУ составляли так называемые "бывшие". Их полное изгнание из аппарата могло бы быть воспринято как "гонения", что политически было также опасно, как и оставить их на ответственных постах. Кроме того, найти замену специалистам подобного уровня среди выдвиженцев было практически невозможно, поэтому добрый жест прощения и работа "под контролем" стали своего рода временным компромиссом.

 

В марте 1930 г. газета "Правда" опубликовала передовую статью, где говорилось о "необходимости напряжения всех сил, всего внимания советской общественности на вопросах выполнения плана по внешней торговле"56. Тем самым были даны основные направления чистки реорганизованного Управления внешней торговли.

 

Как свидетельствуют сохранившиеся стенограммы, собрания рабочих бригад по чистке совместно с сотрудниками УВТ НКТорга СССР проходили при самом активном участии сотрудников, которые пытались довести до комиссии объективные сложности в организации работы по импорту и экспорту. Замнаркома Л. М. Хинчук в своем выступлении 16 марта 1930 г. обращал внимание рабочих бригад на то, что сотрудникам УВТ приходится не только строить аппарат, но и бороться с той обстановкой, которая имеется в Западной Европе и Америке. Сотрудник управления С. С. Черняк, приводя пример с закупкой механизмов в Германии для электрических счетчиков, производимых в Ленинграде, говорил о том, что главное в работе наркомата "не сколько лежала бумажка, а научились ли торговать на тринадцатом году революции". Вновь назначенный после реорганизации НКТорга СССР начальником УВТ Фушман на совещании 9 марта 1930 г. откровенно говорил: "Мы провалились с размещением заказов за границей из-за отсутствия людей. В 1929/30 гг. надо было ввести в страну оборудования на 450 млн. рублей, а на сегодняшний день размещено только на 100 млн. рублей"57.

 

Как и в ходе чистки ДПУ рабочие бригады пытались найти причины невыполнения плана по экспорту и импорту в преднамеренных действиях отдельных его сотрудников, среди которых, как и в ДПУ, было много "бывших". Несомненно, что в организации работы было много недостатков, Они были вызваны недоработками в области планирования, несогласованностью действий торговых объединений и аппарата НКТорга СССР, да и просто отсутствием опыта международной торговли, о чем говорилось в докладе Главной инспекции ВСНХ СССР о результатах выполнения плана по промэкспорту за первое полугодие 1929/30 гг.58 Так, например, Торгпредства не могли наладить работу по изучению рынков сбыта текстильной продукции, поскольку не имели достаточно специалистов в этой области. Более 200 т мыла не нашли сбыта за границей, поскольку оно не соответствовало стандартам внешнего рынка. Зачастую, на объемы импорта и экспорта оказывали влияние внешнеполитические факторы. Так, например, план экспорта угля был не выполнен на 16% из-за политического конфликта на КВЖД.

 

Особые трудности вызывала торговля со странами Востока, где приходилось идти на уступки, часто в ущерб собственным интересам, чтобы не потерять торговых партнеров. Эти уступки будут расцениваться рабочей бригадой по чистке отдела (сектора)

 
стр. 106

 

Востока как "исключительно тяжелые дефекты, причинившие ущерб Союзу", допущенные выходцами из "бывших". Руководитель отдела "старый большевик" В. И. Найнешвили будет буквально на пальцах объяснять особые условия работы подведомственной ему структуры59.

 

Внешнеторговая комиссия по чистке НКТорга СССР усматривала причины трудностей торговли СССР на внешнем рынке в "персональном подборе" кадров. В служебной записке члена комиссии по чистке старшего инспектора Березняковского говорилось: "Персональный подбор директоров - ответственных за руководство и проведение операций по импорту различных товаров и оборудования, в подавляющей части не обеспечивал ни политического руководства операциями, ни их экономического обоснования и хозяйственной целесообразности. Так, во главе кожевенного директората стоял бывший кожезаводчик Равкинд. Директорат потребительских товаров возглавлял Красный - коммерсант и торгаш старой капиталистической системы, для которого наши установки в торговле непонятны"60.

 

В июне рабочими бригадами были составлены персональные характеристики на сотрудников, дела которых предполагалось заслушать на заседании комиссии. В основном, это были бывшие руководители директоратов, отвечающие за вопросы импорта и экспорта отдельных товаров. Все характеристики были похожи друг на друга, различаясь только биографическими данными и некоторыми деталями, касающимися конкретной работы того или иного сотрудника в наркомате. К характеристикам приобщались справки и характеристики с прежних мест работы, жалобы и заявления, поступившие в комиссию. Типичным примером работы комиссии являлась чистка бывшего директора директората потребительских товаров Н. И. Красного, который в январе 1930 г. перешел на работу в "Экспортхлеб". В характеристике рабочей бригады на Н. И. Красного в одном из подпунктов обвинения в отношении организации экспорта спичек указывалось: "Допустил затоваривание наших заграничных торговых органов, что видно из роста нереализованных остатков спичек". Далее ставились в вину нереализованные в Персии и Германии парфюмерия, в Турции - горчичный порошок, в Эстонии - сахар61. В материалах комиссии по делу Красного сохранились типичные для того времени заявления в комиссию от активных и анонимных участников чистки. Для иллюстрации приведем отдельные фрагменты из этих заявлений: "характеристика Красного, как спекулянта, правильна. Красный очень крупный делец, коммерсант и, безусловно, не наш человек"; "О себе всегда говорит, что он не Красный купец, а купец Красный. Это торгаш до мозга и костей"; "У него было отрицательное отношение к плановому способу нашего хозяйства. При разработке пятилетки по директорату он заявил мне лично следующее: "Если бы в Америке знали бы, что через день будет, то они заплатили бы миллионы и миллиарды за это, а мы хотим знать, что будет через год или 5 лет""; "Общался с сотрудником Центросоюза, уволенным по 3 категории" и т. д.62

 

В тех же материалах сохранилось заявление представителя "Спичобъединения" Пакуна в комиссию по чистке по вопросу экспорта спичек, в котором автор излагает свой взгляд на объективные причины возникших перебоев в реализации спичек. В сохранившемся письме представителя "Союзсахара" были изложены причины сложностей в реализации сахара, также вызванные ситуацией на рынке, а не "злой волей" Н. И. Красного63. Но ни одно, ни другое заявление не были приняты во внимание при вынесении окончательного решения комиссии в отношении Красного, который был вычищен по 2 категории с запрещением работать за границей. Теми же методами принимались решения комиссии о работе других сотрудников Управления внешней торговли, намеченных к чистке. Однако, как позволяют заметить документы, на "компрометирующие" материалы, собранные рабочей бригадой в отношении отдельных сотрудников УВТ, первоначально намеченных для "персональной чистки", комиссия просто "закрыла глаза", поскольку это были сотрудники и информаторы ГПУ (фамилии некоторых из них можно встретить в мемуарах Г. С. Агабекова64).

 
стр. 107

 

Штат УВТ Наркомторга СССР на момент начала чистки состоял из 141 человека65. Стаж работы 81 сотрудника был свыше 5 лет, из них 32 поступили на работу в наркомат в 1918 - 1922 гг.66

 

Всего по УВТ персональной чистке в комиссии Наркомторга было подвергнуто 24 человека, среди которых 3 к моменту чистки не работали в аппарате наркомата. По второй категории были сняты с работы 9 (в их числе заместитель начальника управления и руководители подразделений); по третьей категории - 5 (преимущественно консультанты); без категорий - 2; оставлены в наркомате, но сняты с должности и получили административные взыскания - 7.

 

В результате чистки НКТорга СССР по данным на 17 августа 1930 г. из 145 человек, "поставленных на чистку", по категориям было снято 37, из них: по 1 категории - 2; по 2 категории - 20; по 3 категории - 15; сняты без категории, с административными взысканиями и выговорами - 60, из них: с использованием по специальности - 10; оставлены в аппарате Наркомторга - 6. Получили административные взыскания - 4867. Кроме того, получили административные взыскания 6 сотрудников наркомата, которые не проходили персональную чистку. В ЦКЧСА НК РКИ СССР было подано - 53 апелляции от сотрудников наркомата, по результатам рассмотрения которых, в 30 случаях решение комиссии Наркомторга было подтверждено; в 7-ми - отменено, в 8-ми были вынесены особые постановления, а 8 апелляций не были рассмотрены68. Примечательно, что в результате чистки наркомата 37 сотрудников попали "на карандаш" ЭКУ ОГПУ; 7 сотрудников, занимавшихся вопросами внешней торговли, были арестованы ОГПУ уже в ходе чистки69.

 

Итогом чистки стала очередная реорганизация аппарата НКТорга СССР. В документах фонда НК РКИ сохранились многочисленные предложения о структуре и штатах управлений наркомата, разработанные центральной комиссией по чистке НКТорга СССР и его общественными организациями. Центральная комиссия по чистке наркомата подготовила письмо на имя наркома А. И. Микояна с предложениями по совершенствованию структуры и сокращению штата аппарата внутренней торговли.

 

8 августа 1930 г. было принято Постановление Коллегии Наркомторга СССР "О структуре и штатах аппарата Наркомторга СССР", согласно которому в срок до 22 августа 1930 г. необходимо было сократить штат центрального аппарата на 30%70. Другое специальное постановление Коллегии Наркомторга СССР от 15 августа 1930 г. "О структуре и штатах УВТ" предусматривало реорганизацию структуры УВТ и сокращение штатов до 96 штатных единиц, то есть на 32%. Сокращение штатов было еще одной формой удаления из аппарата "неугодных". Примечательно, что уже 21 октября 1930 г. с согласия НК РКИ по наркомату был издан приказ об увеличении штата УВТ с 96 до 143 штатных единиц. Такая скоропалительная отмена собственных решений вызвала недоумение самих сотрудников наркомата. Менее чем через месяц аппарат затронули очередные перемены, на фоне которых чистка воспринималась современниками уже как "день вчерашний".

 

На примере НКТ СССР можно убедиться, что чистка не решила ни одной из поставленных инструкцией задач. Удаление из аппарата и административные наказания 145 сотрудников не решили и не могли решить проблему бюрократизма. Сокращения штатов тоже не последовало. Зато в ходе чистки были решены другие задачи: усовершенствованы методы политического контроля над государственным аппаратом, окончательно "узаконены" методы сбора "неопровержимых" документальных доказательств "вредительства" советскому государственному строю со стороны отдельных граждан и групп, которые с успехом будут применяться в период репрессий 1937 - 1938 гг.

 

 

Примечания

1 Ленин В. И. ПСС. Т. 12. С. 103.

2 Чудак. 1929. N 20. С. 1; N 39. С. 1.

3 В исследованиях последних лет российские ученые приводят новые данные относительно итогов чистки 1929 - 1932 гг. Так, по данным А. К. Соколова в СССР через чистку государственного аппарата прошли

 
стр. 108

 

 

1256253 работников, из которых были сняты с работы 138293, а 44857 получили административные взыскания. См.: Соколов А. К. От власти иллюзий к иллюзии власти. М., 1992. С. 165 - 185.

4 СЗ СССР. 1929. N 35. Ст. 313.

5 РГАСПИ, ф. 613, оп. 1, д. 79, л. 73; Инструкция НК РКИ СССР по проверке и чистке советского аппарата. М., 1929.

6 Там же, л. 9.

7 В ноябре 1930 г. Наркомат внутренней и внешней торговли СССР был ликвидирован и созданы два самостоятельных учреждения - Наркомат снабжения СССР и Наркомат внешней торговли СССР.

8 Доказательством "бдительного" хранения данного комплекса служит тот факт, что в делах НК РКИ СССР по чистке наркомата сохранились документы с грифами "секретно", "сов. секретно", "не подлежит оглашению". Многочисленные копии, которые не были уничтожены, описи секретных документов в делах, а также сохранившаяся первоначальная архивная пагинация - свидетельство того, что документы не подвергались последующей обработке. О том, что материалы по чистке наркомата находились на особом хранении, свидетельствует письмо заместителя директора Института монополии внешней торговли Бандаса в Центральную Комиссию по чистке советского аппарата от 16 июля 1931 г., сохранившиеся в одном из дел, с просьбой разрешить научному сотруднику 1 разряда Ф. И. Кожевникову ознакомиться с "материалами по чистке Наркомтога и объединений для научной работы, которая поручена Ф. И. Кожевникову". К письму прилагалась справка о том, что последний имеет допуск к секретным документам. (ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3580, л. 1 - 2).

9 См.: Осокина Е. А. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинского снабжения 1928 - 1932 гг. М., 1993. С. 3 - 14; Соколов А. К. Лекции по советской истории 1917 - 1940. М., 1995. С. 183 - 196.

10 См.: Осокина Е. А. Указ соч. С. 122 - 123.

11 См.: Коржихина Т. П. История государства и его учреждений. М., 1991. С. 195; Нелидов А. А. История государственных учреждений СССР 1917 - 1936 гг. М., 1962. С. 557 - 558.

12 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3576, л. 154 - 147.

13 Там же, д. 3574, л. 297 - 290.

14 Там же, д. 3572, л. 80, 63, 58.

15 Там же, д. 3580, л. 83.

16 Там же, д. 3579, л. 252 об.

17 Там же, д. 3572, л. 76.

18 Там же д. 3578, л. 262, д. 3579, л. 1.

19 СЗ СССР. 1930. N 56. Ст. 592.

20 Правда. 1928. 8 февраля.

21 Центральный архив общественно-политической истории г. Москвы, ф. 7, оп. 1, д. 116, л. 1 - 226.

22 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3579, л. 14 - 17.

23 РГАСПИ, ф. 613, оп. 2, д. 26, л. 40 - 40 об.

24 См.: Известия ЦК ВКП (б). 1929. N 19. С. 8 - 10.; ГА РФ, ф. 374 оп. 28, д. 3052, л. 86.

25 См.: Агабеков Г. С. ЧК за работой. М., 1992. С. 113, 204.

26 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3060, л. 66 - 68, 74 - 81.

27 Там же, л. 82 - 92, 95.

28 Там же, д. 3572, л. 124.

29 Ройзенман Борис Анисимович (1878 - 1938) - член Президиума ЦКК ВКП (б), член Коллегии НК РКИ СССР, председатель комиссии по чистке Уральской области. Как свидетельствует сохранившаяся в фонде НК РКИ РСФСР докладная записка, комиссия по чистке Уральской области была в числе передовых. Так что, вероятно, не случайно Б. А. Ройзенман оказался на этом важном участке.

30 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3578, л. 262.

31 Там же, д. 3060, л. 3 - 4, 7 - 11.

32 Там же, д. 3578, л. 263 - 229.

33 Там же, л. 205.

34 Там же, д. 3577, л. 101 - 100.

35 В октябре 1929 г. ЦКЧСА НК РКИ СССР обратилась в НКТруд СССР с просьбой решить вопрос об оплате рабочим, принимающим участие в чистке. Оплата производилась тем учреждением, где проходила чистка из расчета их среднего заработка на производстве. См.: ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3049, л. 38.

36 ГА РФ, ф. 374, оп. 1, д. 3577.

37 Там же, д. 3579, л. 7.

38 Там же, л. 4, 6.

39 Там же, л. 6 - 6 об.; Правда. 1930. 21 марта.

40 Ройзенман Б. А. Решительно, смело, но вдумчиво // Правда. 1930. 21 марта.

41 ГА РФ, ф. 8341, оп. 1, д. 528, л. 21 - 22.

42 Там же, д. 3580 л. 106 - 100.

43 Там же, д. 3060. л. 66 - 68.

44 Там же, д. 3581. л. 233 - 222.

45 Там же, д. 3577, л. 47 - 46.

46 Там же, д. 3581, л. 52. Там же, л. 59.

 
стр. 109

 

 

48 Там же, л. 125 - 118. Список сотрудников ДПУ, подлежащих чистке, составленный в июле 1930 г. включал 6 человек, которые в равной пропорции были распределены по трем категориям определенным "Инструкцией по чистке советского аппарата".

49 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3580, л. 90.

50 Там же, д. 3581, л. 117 - 112.

51 Там же, л. 84.

52 Там же, д. 3580, л. 59 - 45; д. 3581, л. 153 - 148.

53 Там же, д. 3581, л. 95.

54 Там же, л. 129.

55 Там же, л. 125 - 118, 187 - 185.

56 Правда. 1930. 17 марта.

57 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3572, л. 93, 86.

58 Там же, д. 3579, л. 184 - 158.

59 Там же, д. 3574, л. 297 - 290; д. 3572, л. 10 - 1.

60 Там же, д. 3578, л. 75.

61 Там же, д. 3059, л. 241 - 239.

62 Там же, л. 230, 231, 239.

63 Там же, л. 218, 212.

64 См.: Агабеков Г. С. Указ. соч.

65 ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3579, л. 143 - 142.

66 Там же, ф. 8341, оп. 1, д. 528, л. 34 - 40.

67 Там же, д. 227, л. 70 - 71.

68 Там же, ф. 374, оп. 28, д. 3551; д. 3578, л. 197 - 196.

69 В данном случае выражение "попасть на карандаш" употребляется практически в прямом смысле. В фонде НК РКИ сохранился бланк служебной записки начальника IV отделения ЭКУ ОГПУ, датированной 4 января 1931 г. и адресованной председателю Центральной комиссии по чистке НКТорга СССР Б. А. Ройзенману, на которой красным карандашом в хаотичном порядке перечислены фамилии сотрудников НКТорга СССР, материалы на которых запрашивались ОГПУ. См.: ГА РФ, ф. 374, оп. 28, д. 3578, л. 206; см. также: л. 199 - 198; д. 3579, л. 148 - 148 об.

70 ГА РФ, ф. 374, оп. 3578, л. 69 - 48.


Новые статьи на library.by:
ПОЛИТИКА:
Комментируем публикацию: ЧИСТКА ГОСУДАРСТВЕННОГО АППАРАТА 1929-1932 годов

© Е. Л. КИСЕЛЕВА () Источник: Российская история, № 1, 2009, C. 96-110

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.