ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БЕЛАРУСИ: НОВЫЕ ОЧЕРТАНИЯ?

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА БЕЛАРУСИ: НОВЫЕ ОЧЕРТАНИЯ?. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

185 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:



Анатолий Розанов - доктор исторических наук, профессор, Минск.
В начале декабря 1998 года было объявлено о масштабном преобразовании ведомств внешнеполитического и внешнеэкономического профиля, создании на базе упраздненных структур трансформированного Министерства иностранных дел и смене руководства МИД Беларуси. Эти перемены дают повод для того, чтобы, отнюдь не претендуя на углубленный анализ всех аспектов внешнеполитической деятельности, высказать некоторые суждения по отдельным моментам, связанным с формулированием и реализацией внешнеполитической стратегии Беларуси. Перемены во внешнеполитическом аппарате позволяют надеяться на то, что международная политика Беларуси приобретет новые очертания, станет более дальновидной, осмотрительной и осторожной, в целом более прагматичной и менее идеологизированной. Нужна коррекция видения внешнего мира и места Беларуси в системе международных отношений, требуется развязывание узлов напряженности, возникших в сфере отношений с ведущими странами Запада. Отрадно, что определенные шаги в этом направлении уже делаются. Они могут затронуть как концептуальные основы курса на международной арене, так и практические методы работы белорусской дипломатии.

Разработка концептуального фундамента внешней политики Республики Беларусь явно затянулась. К настоящему времени нет сколько-нибудь обстоятельного документа, в котором бы авторитетно излагалось развернутое видение внешнеполитических устремлений Беларуси в контексте тенденций и перспектив развития современной системы международных отношений, давалась взвешенная оценка места и роли белорусского государства в Европе и мире в целом.

На протяжении нескольких лет разрабатывался официальный документ под названием "Концепция внешней политики Республики Беларусь". Было подготовлено несколько его вариантов, но так и не ясно, принят ли какой-либо из них. Разумеется, неправомерно было бы преувеличивать истинное значение такого рода разработок. Ведь даже самые изящные и логически стройные концептуальные построения в области внешней политики могут иметь отдаленное отношение к реальности. Международная жизнь, как правило, намного богаче и объемнее самых замысловатых и отшлифованных концептуальных схем, с помощью которых ее пытаются осмысливать и интерпретировать. Тем не менее, не стоит отрицать полезность тех или иных внешнеполитических концепций, которые способны стать своеобразным ориентиром в международных делах. Однако для этого необходимы, помимо прочего, объективный, непредвзятый анализ процессов в области международных отношений, наличие обоснованных прогнозных оценок.

К сожалению, у нас пока не систематизированы и четко не описаны национальные интересы Республики Беларусь в сфере международных отношений. Именно национальные интересы должны предопределять направленность внешнеполитического курса. Нет ясности в вопросе о том, каким образом Беларусь будет встраиваться в новую европейскую архитектуру, подключаться к набирающим силу интеграционным процессам в Европе. Знакомство с имеющимися концептуальными наработками не позволяет проследить какую-то специфику, самобытность Беларуси как суверенного европейского государства со своим собственным внешнеполитическим профилем. Но, повторим, вряд ли было бы оправданным ожидать от разработчиков концепции чего- то экстраординарного в изложении внешнеполитических приоритетов Беларуси.

Некоторые внешнеполитические аспекты были выразительно обозначены в выступлениях Президента А. Г. Лукашенко, прежде всего на заседаниях коллегии Министерства иностранных дел. Подчеркивалось, что "полнокровному существованию белорусской государственности должны соответствовать многовекторность, сбалансированный и прагматичный характер отношений с другими странами".1 Применительно к сфере национальной и международной безопасности президент Беларуси обращал внимание на то, что в этом вопросе "мы можем говорить только об отдельных разрозненных шагах, но не о системном и продуманном подходе".2

Действительно, в этой области до сих пор не было сколько-нибудь цельной стратегии. Скажем, отчетливый антинатовский "синдром" причудливо сопровождался заявленным намерением заключить вслед за Россией и Украиной соглашение или хартию Беларусь-НАТО. Но о том, что для этого нужны адекватные оценки новой роли Североатлантического союза в современной Европе, готовность видеть в лице Атлантического альянса не противника, а партнера в строительстве неразделенной Европы, предпочитали умалчивать.

СНГ: туманные перспективы

Отношения со странами СНГ провозглашаются приоритетом внешней политики Беларуси. Не без оснований подчеркивается, что СНГ отвечает жизненно важным интересам белорусского государства. Наша страна исходит из того, что будущее СНГ - в углублении экономической интеграции, создании единого экономического и правового пространства, координации политических усилий, основанных на взаимном уважении прав и интересов стран-членов.

Однако в функционировании СНГ в последнее время все более заметны кризисные явления, которые могут поставить под вопрос перспективы его развития. Сказывается дефицит доверия между государствами-участниками, противодействие со стороны отдельных стран любым попыткам углубления интеграции. Усилия России по стимулированию интеграционных процессов нередко воспринимаются как возврат к единому центру, возрождение имперских амбиций. Весьма остро стоит проблема реализации многочисленных соглашений и решений, принятых в рамках Содружества.

Белорусское руководство всерьез озабочено судьбой СНГ, разработкой проектов его реформирования. Главное в дискуссии о будущем СНГ, по мнению белорусского президента, - "определить, что и как надо сделать для того, чтобы Содружество работало на созидание". А. Г. Лукашенко отмечал, что СНГ не смогло сыграть конструктивную роль в предотвращении или хотя бы смягчении "катастрофических результатов" распада СССР. По его мнению, Содружество, которое создавалось для сохранения сложившихся веками связей, было превращено лишь в инструмент "цивилизованного развода", разрыва этих связей. Задача же заключается в том, чтобы СНГ заработало на объединение. 3

Однако некоторые наблюдатели, отечественные и зарубежные, склоняются к выводу о том, что будущее СНГ видится Минском фактически через призму возрождения элементов структуры, в чем-то напоминающей бывший Советский Союз.4 Такие устремления, вероятно, могут разделить немногие из руководителей государств СНГ. Надежды на реставрацию всего "позитивного", что было в советские времена, едва ли могут стать надежным компасом в поиске путей в ХХI век. Советская система, как бы к ней ни относиться, все же наглядно продемонстрировала свою нежизнеспособность, тенденцию к стагнации и саморазрушению. Так что, как полагают многие эксперты, уместно было бы взять за основу не столько модель бывшего Советского Союза, по сути дела дискредитированную историей, а выдержавший испытание практикой многообразный интеграционный опыт Европейского Союза.

Белорусская позиция относительно реформирования СНГ вписывается в определенную систему координат - организация общего внутреннего рынка товаров и ограждение его от "разрушительного воздействия извне", воссоздание общего научного и культурного пространства, совместная защита внешнеполитических интересов государств-членов Содружества. Предполагается уточнить реализуемые в рамках СНГ основные направления и масштабы сотрудничества, наметить жесткие сроки и четкий механизм трансформации принятых решений в национальные законодательные и нормативные акты. Вот только осуществимы ли эти задачи при нынешнем уровне взаимоотношений в Содружестве? Пока нет убедительных свидетельств того, что СНГ располагает достаточным потенциалом для превращения в полнокровную, жизнеспособную структуру.

Беларусь и Россия

Считается, что высшая ступень интеграции и взаимодействия на постсоветском пространстве воплощена в Союзе Беларуси и России. Несомненна польза от Союза в плоскости решения экономических вопросов, межгосударственного разделения труда, специализации и кооперирования производства. Разработаны и осуществляются целевые и совместные программы, включая такие стратегические, как "Лазерные технологии ХХI века", "Сверхбольшие интегральные схемы", "Разработка опережающих технологий оптического оборудования", создаются финансово- промышленные группы. Союз с Россией позволил загрузить производственные мощности многих предприятий Беларуси, поскольку белорусская экономика неразрывно связана с российской. В последнее время особый акцент делается на установление прямых связей между областями и регионами. Тем не менее правительство Беларуси не удовлетворено достигнутыми результатами и настаивает на активизации деятельности Союза. Российская сторона, однако, не особенно спешит решать назревшие задачи.

Понятно, что интерес России к Беларуси обусловлен в значительной степени геополитическими и военно-стратегическими факторами. Россия последовательно и напористо развивает военные связи с Беларусью. В 1997-1998 годах военное сотрудничество Беларусь-Россия поднялось на новую ступень. Были подписаны такие важные документы, как Договор о военном сотрудничестве и Соглашение о совместном обеспечении региональной безопасности в военной сфере, утверждена Концепция совместной оборонной политики Беларуси и России. В этих документах речь идет о формировании единого оборонного пространства, сложении военных потенциалов, совместном оборонном заказе, согласовании планов военных НИОКР.

Несколько иначе обстоит дело с развитием экономического аспекта российско-белорусского Союза. Разумеется, Россия заинтересована в устойчивом, стабильном развитии экономики Беларуси - ее важнейшего (пожалуй, даже единственного в своем роде) стратегического союзника. Тем не менее, суждения о том, что в случае ускоренного сближения двух стран экономика Беларуси может стать неким бременем для российской экономики, имеют немало адептов в российских политических кругах. Кроме того, особенности политической системы Беларуси в том виде, как она эволюционировала после ноябрьского (1996 года) референдума, устраивают не всех в Москве.

Со временем становится очевидным, что процессы белорусско-российской интеграции, сохраняя кое-какую динамику, наталкиваются на серьезные препятствия. Возникает ощущение, что интеграционный импульс, инициированный подписанием Договора и Устава Союза Беларуси и России, имеет тенденцию к затуханию. Всплеск интеграционных ожиданий весной 1997 года пошел на убыль по мере того, как стали обнаруживаться все новые проблемы во взаимоотношениях сторон. Собственно, дальновидные наблюдатели, в том числе зарубежные, предупреждали, что в ходе развития белорусско-российского Союза будут выявляться различия в подходах, которые способны затормозить интеграцию и даже дискредитировать интеграционные начинания. Об этом в свое время писал, например, вашингтонский обозреватель П. Гоубл в аналитическом материале, красноречиво озаглавленном "Беларусь-Россия: интеграция как последняя стадия дезинтеграции". Как бы то ни было, нестыковка, а в ряде случаев и разные модели реформирования экономических систем Беларуси и России становятся заметным фактором, воздействие которого приводит к сбоям в интеграционном механизме.

Нельзя не сказать о том, что "российский фактор" так или иначе учитывается соперничающими политическими силами в Беларуси. Оппозиция считает, что белорусские власти делают основную ставку на то, что "помощь России в европейских организациях позволит добиться легализации белорусского режима".5 Утверждается, что Россия фактически поддерживает авторитарные тенденции в Беларуси. Такое же впечатление складывается и на Западе. Отсюда, кстати, нередкие призывы к России оказать давление на Беларусь. Иначе, согласно этой позиции, будет нанесен ущерб международному имиджу Российской Федерации.

В целом же белорусско-российская интеграция, будучи явлением многоплановым и неоднозначным, развивается неровно. Ее необходимо освобождать от элементов декларативности, переводить на прагматические рельсы постепенного, размеренного взаимодействия в тех областях, где оно действительно продуктивно.

Европейский контекст

Беларусь переживает не лучшие времена в своих отношениях с ведущими европейскими организациями. Осложнения в полной мере проявились в период после референдума 1996 года, на котором были приняты изменения и дополнения к Конституции 1994 года. Запад стал проводить подчеркнуто жесткую линию относительно Беларуси, демонстрируя неприятие перемен в политической жизни страны. Возникли проблемы во взаимоотношениях с Европейским Союзом, другими европейскими и трансатлантическими структурами.

Так, Совет ЕС отказался признать правомерность сложившейся в Беларуси политической ситуации, считая единственно легитимной законодательной базой Конституцию 1994 года. По мнению Совета ЕС, избранный в соответствии с Конституцией 1994 года парламент является единственным легитимным законодательным органом в стране. Оценивая общую линию Европейского Союза относительно Беларуси, президент А. Г. Лукашенко в марте 1998 года сказал, что отказ ЕС "реально воспринимать" сложившуюся в стране политическую ситуацию "следует рассматривать как пренебрежение мнением народа Республики Беларусь".6 И все же 16 марта 1998 года Президент поручил тогдашнему министру иностранных дел И. И. Антоновичу разработать программу внешнеполитических контактов с Европейским Союзом.7 Однако положение дел в области взаимоотношений с ЕС до последнего времени так и не улучшилось.

Трения возникли и во взаимоотношениях Беларуси с ОБСЕ. Правда, здесь обозначились некоторые подвижки в связи с открытием в Минске 27 февраля 1998 года консультативно- наблюдательной миссии ОБСЕ. ОБСЕ стремится к тому, чтобы эта миссия служила развитию принципов демократического, правового государства, в котором уважаются и соблюдаются права человека. По словам министра иностранных дел Польши Б. Геремека, "внимание ОБСЕ не направлено против белорусских властей, оно направлено на признание Беларусью определенного опыта, имеющего отношение ко всей Европе".8

Что касается отношений с НАТО, то Беларусь и тут оказалась в незавидном положении. Выступая в роли самого непримиримого противника расширения НАТО на восток, оставив позади даже Россию по накалу антинатовской риторики, белорусское руководство не смогло в свое время как-то сманеврировать по примеру России и Украины, дополнить негативное восприятие экспансии НАТО конструктивными шагами по формированию сети новых отношений с альянсом с учетом его возрастающей роли в строительстве новой Европы. В результате время было упущено и последовавшие затем запоздалые попытки добиться от НАТО особого к себе отношения через заключение специального соглашения Беларусь-НАТО не имели видимого успеха. Да и вряд ли можно рассчитывать на повышенное внимание со стороны Атлантического альянса, если Беларусь, формально присоединившись к "Партнерству во имя мира" 11 января 1995 года (подписание Рамочного документа), свою Индивидуальную программу партнерства разрабатывала чуть ли не два с половиной года, представив ее в НАТО 30 мая 1997 года. Такая нерасторопность привела к неоправданной паузе в развитии диалога с НАТО, и это не могло не сказаться на общем уровне контактов с Альянсом.

Поскольку Атлантический альянс пока придерживается согласованной линии Европейского Союза на ограничение контактов с белорусским руководством, проявляется определенный интерес к поддержанию сотрудничества на более низком уровне, прежде всего в сфере информации. 27 февраля 1998 года специальный советник генерального секретаря НАТО по делам Центральной и Восточной Европы К. Доннелли посетил Белорусский государственный университет. Были обсуждены перспективы информационного сотрудничества, включая создание в рамках университета Центра по изучению НАТО и европейской безопасности. Решение этого вопроса могло бы стать одним из каналов расширения связей между Беларусью и Атлантическим союзом.

В ноябре 1998 года в Минске был проведен международный семинар "Европейская безопасность и НАТО", организованный Белгосуниверситетом и Бюро информации и прессы НАТО. Дискуссия в ходе семинара показала, что при всем различии подходов со стороны белорусских специалистов и представителей Атлантического альянса вполне можно найти точки соприкосновения в позициях, вести уважительный диалог с целью прояснения и уточнения аргументации друг друга.

К разумной международной стратегии

В спектре внешнеполитических предпочтений, которые прослеживались в дискуссиях после обретения Беларусью независимости, можно выделить несколько ключевых позиций.

У идеологов Белорусского Народного Фронта и родственных ему политических группировок был популярен лозунг "возвращения в Европу". Причем в его интерпретации лидерами БНФ упор делался не столько на необходимость интеграции в европейские структуры, что само по себе не могло вызвать серьезных возражений, сколько на перспективу дистанцирования от России, "империалистические импульсы" которой изображались в качестве атрибута российской государственности. Именно антироссийская направленность, пусть даже завуалированная, не позволила этому тезису получить сколько-нибудь массовую поддержку. Народ Беларуси в своем большинстве не желает видеть будущее своей страны в отрыве от России.

Другая схема, которая не имела видимого налета антироссийской заданности и в то же время также предусматривала доминирование европейского вектора, предполагала своеобразную "финляндизацию" внешней политики Беларуси. Речь шла о том, чтобы, принимая во внимание и разумно откликаясь на геостратегические соображения Москвы, тем не менее твердо стремиться к проведению курса на нейтралитет и не допускать втягивания в военно-политические союзы. Такая линия в свое время разрабатывалась в недрах МИД РБ и была встречена с пониманием специалистами по международным отношениям.

С середины 90-х годов в официальной позиции все более заметно начинает звучать мотив о необходимости единения с Россией, восстановления самых тесных связей. Российский вектор внешней политики постепенно стал приобретать гипертрофированное значение. Но интеграционистские ожидания и настроения оказались чрезмерно оптимистичными, завышенными. Постепенно в правительственной риторике начинает усиливаться акцент на необходимость сохранения белорусской государственности и суверенитета при любых, даже самых продвинутых, формах развития интеграции Беларуси и России.

В настоящее время ключевое слово в официальных внешнеполитических заявлениях - "многовекторность". В принципе, сбалансированность во внешнеполитических устремлениях при подчеркнутой заинтересованности в развитии добрососедских отношений с Россией и другими сопредельными государствами, дополненная выраженной готовностью к интеграции в европейские механизмы сотрудничества и безопасности, - линия, которая оправдана и геополитически, и исторически, и с практической точки зрения. Проблема заключается в том, как обеспечить ее эффективное воплощение в жизнь.

В современных условиях представляется разумным укрепление авторитета Республики Беларусь в качестве независимого государства, имеющего собственные национальные интересы и внешнеполитические предпочтения. Важно обеспечить четкий европейский вектор внешней политики наряду с евроазиатским. Речь не идет о некоей "украинизации" политики Беларуси в смысле разворота к странам Запада и упора на национально ориентированные силы внутри страны. Такая линия едва ли получит поддержку населения Беларуси. Имеется в виду обеспечение оптимальных условий подключения страны к процессам создания новых европейских структур, полноценного вовлечения в европейское строительство в качестве самостоятельного субъекта международных отношений, а не просто как участника Союза Беларуси и России.

В проведении политики интеграции с Россией уместно было бы отказаться от всякой шумихи, декларирования явно завышенных, недостижимых целей и задач, очертить контуры и реальные пределы интеграционных начинаний. Противоречивая динамика интеграционных процессов и их не всегда достаточно убедительная результативность, а также особенности реакции на белорусско- российское сближение со стороны соседних государств дают основания для определенной паузы и всестороннего осмысления возникающих проблем.

Следовало бы найти правильную тональность в области взаимоотношений с НАТО. Неодобрительное восприятие расширения Альянса не должно превращаться в драматизированную реакцию. Расширение НАТО необходимо рассматривать с учетом трансформации Альянса после окончания "холодной войны", в непосредственной связи с будущей ролью США и Германии в Европе.

Нам нужна более реальная оценка возможности "особых" отношений с НАТО. Кодификация таких отношений может быть лишь результатом длительной и кропотливой работы по расширению диапазона сотрудничества с Альянсом, демонстрации политической воли к подлинному взаимодействию. На нынешнем этапе, видимо, речь может идти лишь о более активном участии Беларуси в программе "Партнерство во имя мира" и Совете евроатлантического партнерства.

В нынешних условиях новому руководству МИД придется приложить немало усилий, с тем чтобы Беларусь не рассматривалась за рубежом в качестве некоей "аберрации" на европейском политическом ландшафте. Беларусь вполне может стать нормальным европейским государством, с которым Запад поддерживал бы полноценные, а не селективные, ограниченные отношения. Хотелось бы надеяться, что позитивная корректировка внешнеполитических устремлений и шагов в конечном итоге принесет свои плоды.

1 Внешняя политика нашей страны носит прагматический характер // "Советская Белоруссия", 27.02.1997.

2 Там же.

3 Международная конференция "Шесть лет Содружества: проблемы и перспективы", 2-4 марта 1998 г. Выступление Председателя Высшего Совета Союза Беларуси и России, Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко. Минск, 1998, с. 5.

4 Печерский А. Новая роль СНГ для старой интеграционной пьесы // "Белорусская газета", 9.03.1998.

5 Санников А. Куда идешь, Беларусь? // "Народная воля", 13.03.1998.

6 Лукашенко А.Г. "Только на основе эффективного функционирования и взаимодействия всех органов власти мы можем добиться прогресса..." // "Советская Белоруссия", 13.03.1998.

7 Министр получил новые инструкции // "Советская Белоруссия", 18.03.1998.

8 Бронислав Геремек: "Мы хотим, чтобы Беларусь отказалась от самоизоляции" // "Белорусская деловая газета", 26.02.1998, с. 5.


Опубликовано 09 июня 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Анатолий Розанов • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Беларусь в мире, 04-01-99

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.