В. А. МАТВЕЕВ. ПРОВАЛ МЮНХЕНСКОЙ ПОЛИТИКИ (1938-1939 гг.)

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему В. А. МАТВЕЕВ. ПРОВАЛ МЮНХЕНСКОЙ ПОЛИТИКИ (1938-1939 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2016-02-22
Источник: Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1956, C. 174-177

Госполитиздат. М. 1955. 264 стр. Тираж 20000. Цена 4 руб. 20 коп.

 

Германский империализм был глазным виновником развязывания европейского очага второй мировой войны. Однако англо-франко-американская политика пособничества гитлеровской агрессии существенно облегчила ее осуществление.

 

Правительства Англии и Франции потворствовали фашистскому разбою по отношению к малым странам, надеясь добиться сговора с гитлеровской Германией. Об этом еще раз напоминает рецензируемая книга. Снова перед" глазами читателя встают драматические картины недавнего прошлого: мюнхенская конференция, гибель Чехословацкой республики, захват гитлеровцами Польши. Читатель знакомится с конкретным историческим материалом, разоблачающим мюнхенскую политику Англии, Франции и США. Автор привлек самые разнообразные источники: сборники германских документов, британские и американские документальные публикации, многочисленные мемуары, книги и статьи. Следует, однако, пожалеть, что в книге совершенно не использована литература Чехословакии, между тем в таких изданиях, как сочинения К. Готвальда, воспоминания З. Фирлингера, мемуары Э. Бенеша и исследование чешского историка Р. Бекмана, автор мог найти немало интересного материала1 . Необходимо было также полнее использовать иностранную прессу. При недостатке фактического материала, который особенно ощущается в освещении внешней политики США, пресса могла бы явиться важным дополнительным источником.

 

Достоинством книги В. А. Матвеева является то, что автор не ограничивается одной лишь дипломатической стороной событий. Он освещает международные отношения на фоне общего кризиса капитализма, экономических кризисов 1929 - 1933 и 1937 - 1938 гг., обострения классовой борьбы и империалистических противоречий. Однако не все затрагиваемые вопросы ему удалось осветить с достаточной глубиной. Некоторые события изображены в рецензируемой книге поверхностно и упрощенно. Этот недостаток особенно чувствуется при анализе мюнхенской политики США. Так, В. А. Матвеев пишет: "Прямые эмиссары американских монополий, сидевшие к этому времени на важнейших дипломатиче-

 

 

1 K. Gottwald. Spisy. T. VIII (1937 - 1938). Praha. 1953; Z. Fierlinger. Ve sluzbach CSR. Pameti z druheho zahranieniho odboje. Dil prvni. 3. vydani. Svoboda. Praha. 1951. Dil druhy. 1 vydani. Praha. 1948; E. Benes. Pameti. Od Mnichova k nove valce a k novemu vitezstvi. Orbis. Praha. 1947; R. Beckmann. K diplomatickemu pozadi Mnichova. Praha. 1954.

 
стр. 174

 

ских постах в Париже, Лондоне, Берлине, в значительной степени направляли действия английского и французского правительств" (стр. 74). Чем же автор обосновывает это положение? Оказывается, американский посол во Франции Буллит, по сообщению парижской печати, пользовался правом входить к премьер-министру Франции без доклада, а посол США в Лондоне Кеннеди в период чехословацкого кризиса не менее 20 - 30 раз посещал Форин оффис и, кроме того, признавался германскому дипломату Дирксену, что "нынешнее правительство США поддерживает кабинет Чемберлена и помогает ему преодолевать все трудности..." (стр. 74). Но и из этих фактов вовсе не вытекает, что американские послы "направляли действия английского и французского правительств".

 

Автор почему-то не приводит многочисленных данных, действительно свидетельствующих о значительном влиянии американских дипломатов на политику Англии и Франции. Можно было рассказать о том, как американский посол в Берлине Хью Вильсон предложил правительству Великобритании публично заявить, что "симпатии британского народа (в отношении Чехословакии. - Ю. А. ) зависят от того, проявит ли Бенеш действительное стремление к компромиссу и примирению"2 . Кроме того, Вильсон прямо настаивал на присоединении Судетской области к Германии под прикрытием "плебисцита"3 . "Мой американский коллега, - сообщал своему правительству английский посол Гендерсон, - верит, что плебисцит является единственно прочным и возможным разрешением вопроса"4 . В донесении от 26 июля Гендерсон настойчиво повторял: "Мой американский коллега, являющийся опытным и объективным наблюдателем, не допускает мысли о том, что сохранение неопределенного (?!) положения Судетов в пределах Чехословакии хоть сколько-нибудь реально... Не является ли плебисцит единственно возможным на сегодняшний день разрешением вопроса"5 . Предложения Вильсона были приняты английским правительством и рекомендованы правительству Чехословакии6 .

 

Рассматривая некоторые вопросы внешней политики Англии, В. А. Матвеев также делает иногда поспешные, необоснованные выводы. Вопреки документу, приводимому им же самим, он заявляет, будто инициатором англо-германского сближения является английская дипломатия. Останавливаясь на переговорах английского дипломата Эштон-Гуэткина с германскими представителями, он говорит о "больших экономических уступках, на которые соглашалась Англия" (стр. 131), хотя об этих уступках ничего достоверного не известно. Автор задает вопрос: почему же Эштон-Гуэткин, вначале не соглашавшийся с германскими требованиями, в конце концов уступил? И отвечает: "Надо полагать, что гитлеровцы обнадежили Эштон-Гуэткина в отношении их планов, заверив его, что объектом их экспансии является не Западная, а Восточная Европа и главным образом Советский Союз" (стр. 132). Не приходится доказывать, что такой полет фантазии в научной работе недопустим.

 

Подобные примеры, к сожалению, не единичны. Достаточно было Чемберлену пожелать переговоров Германии с Польшей, как автор уже делает вывод о стремлении Англии удовлетворить германские требования "за столом новой конференции по типу Мюнхенской и с целями, ничем не отличающимися от целей Мюнхенской конференции" (стр. 215). Достаточно было английскому министерству иностранных дел поблагодарить Гендерсона (согласно принятому этикету) за его донесение о неизбежности захвата Данцига Германией, как автор заключает, что "английское правительство со всей серьезностью готовило уступку Германии важнейших польских территорий".

 

Непонятно, зачем понадобилось В. А. Матвееву прибегать к малообоснованным догадкам, если документы, которыми он располагает (и использует в другом месте),

 

 

2 "Documents on British Foreign Policy". Vol. I, p. 615.

 

3 В условиях террора судето-немецкой партии (генлейновцы - гитлеровская агентура в Судетах) и угрозы вторжения германских войск результаты "плебисцита", несомненно, привели бы к отторжению Су-детской области от Чехословакии. Поэтому генлейновцы во время "демонстраций" выступали с лозунгом плебисцита.

 

4 "Documents on British Foreign Policy". Vol. I, p. 615.

 

5 Там же. Т. II, стр. 12.

 

6 15 сентября Муссолини опубликовал письмо к Ренсимену, в котором советовал ему предложить чехословацкому правительству согласиться с плебисцитом. Комментируя письмо Муссолини, помощник статс-секретаря германского МИД Верман отмечал, что итальянский диктатор выступал в роли "адвоката Гитлера". В данном случае то же самое можно было бы сказать и о Вильсоне.

 
стр. 175

 

достаточно красноречиво свидетельствуют о том, что правительство Англии рассматривало Польшу и свои гарантии Польше как разменную монету в торге с Германией. Накануне нападения Германии на Польшу, в конце июля - начале августа 1939 г., между представителями английского и германского правительств происходили переговоры, во время которых англичане, по существу, обещали гитлеровцам свободу рук в отношении Польши в обмен на широкое англо-германское соглашение. Это предложение было высказано 3 августа в беседе ближайшего помощника Чемберлена Х. Вильсона с германским послом в Лондоне Дирксеном. В своей докладной записке Дирксен писал об этой беседе: "...Вильсон подтвердил мне еще более ясным образом, чем Вольтату (германский чиновник, вел переговоры в Лондоне. - Ю. А. ), что с заключением англо-германской антанты английская гарантийная политика будет фактически ликвидирована. ...таким образом, Англия освободилась бы начисто от своих обязательств. Тогда Польша была бы, так сказать, оставлена в одиночестве лицом к лицу с Германией"7 .

 

В. А. Матвеев правильно отмечает наличие глубоких империалистических противоречий накануне второй мировой войны. Он верно указывает, что экономические устремления монополий Германии, Японии и Италии шли вразрез с интересами капитала так называемых демократических, неагрессивных стран. Но едва ли можно утверждать, что к 1937 - 1938 гг. "капиталистический мир был уже расколот на экономические блоки" (стр. 13). К этому времени можно говорить лишь об оформлении "стерлингового блока".

 

Выдвигая тезис о создании экономических блоков внутри капиталистического лагеря и тем самым как бы подчеркивая важность межимпериалистических противоречий, автор на самом деле допускает серьезную недооценку этих противоречий и трактует их упрощенно. Нельзя согласиться с автором, что хозяйничанье фашистов в Центральной Европе устраивало правительства Англии и Франции (стр. 93). Это положение не соответствует фактам. Известно, что США, Англия и особенно Франция рассматривали страны Центральной и Восточной Европы как рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения своих капиталов. Сам автор приводит высказывания представителя одной из английских компаний ("Инглиш энд Каледониэн инвэстмэнт компани"), который заявил, что главную угрозу деятельности своей компании он усматривает в Германии и ее захватнических планах (стр. 218). В еще большей мере это относится к французским совладельцам чешских предприятий, к американским держателям австрийских долговых обязательств и т. д.

 

Особенно слабо освещаются В. А. Матвеевым противоречия между "дружественными" капиталистическими странами и, в частности, между США и Англией. Автор высказывает правильную мысль, что США пытались "ослабить Англию и подчинить ее американскому диктату с помощью Германии" (стр. 86). Однако он не подкрепил это положение конкретным материалом. Известно, что с конца 1937 г. правительство США вынашивало идею сближения между "западными демократиями" и Германией на основе американского плана, предусматривавшего, в частности, "свободный доступ" на рынки всех государств на "равных основаниях"8 , чтобы при поддержке Германии взорвать преференциальную систему Британской империи. Таким образом, США не только боролись с фашистскими странами за "английское" наследство, как это пишет автор (стр. 22 - 23), но и пытались опереться на фашистские страны с целью захвата британских рынков.

 

На наш взгляд, автор неправ, когда он заявляет, что "правящие круги Соединенных Штатов Америки хотели предотвратить войну между капиталистическими странами Европы для создания общего фронта против Советского Союза" (стр. 172). Конечно, общий фронт против Советского Союза был предметом вожделений американского империализма. Но нельзя забывать и межимпериалистических противоречий. Среди правящих кругов США было немало сторонников общеевропейской войны. Многих из них не смущало, что в этой войне может потерпеть поражение союзница США - Англия. Имея в виду политиков этого толка, небезизвестный У. Буллит писал: "Есть американцы, которые утверждают, что если Гитлер завоюет Великобританию, он вынужден будет остановиться там, и США смогут успешно со-

 

 

7 "Документы и материалы кануна второй мировой войны". Т. II. М. 1948, стр. 220.

 

8 W. L. Langer and S. E. Gleason. The Challenge to isolation. New York. 1953, p. 20.

 
стр. 176

 

трудничать с гитлеровской империей в Европе"9 .

 

В. А. Матвеев не замечает, что английский империализм также пытался использовать Германию в борьбе против США. Он не замечает даже антиамериканской направленности Дюссельдорфского соглашения, предусматривавшего англо-германское экономическое сотрудничество, вплоть до совместной борьбы с конкуренцией третьих сторон.

 

Вызывает сомнение утверждение автора, что "разгром "пятой колонны"... нанес такой удар по планам антисоветской интервенции, что от них гитлеровцам на время пришлось отказаться" (стр. 91; см. также стр. 35, 57 - 58). Автор ничем не аргументирует это положение. Нам не известны какие-либо дипломатические или военные документы, которые указывали бы на изменение гитлеровцами стратегических планов в 1936 - 1938 годах. Более того, в своих донесениях германский посол в СССР Шуленбург, который, казалось бы, должен был сокрушаться по поводу арестов 1936 - 1938 гг., с удовлетворением отмечал, что эти события нанесли "заметный ущерб политическому престижу Советского Союза", а смещение значительного числа кадровых командиров привело к "значительному ослаблению Красной Армии"10 .

 

Серьезные сомнения вызывает попытка автора представить дело таким образом, будто ухудшение хозяйственной конъюнктуры в Англии и в других странах Запада было вызвано ростом военной опасности и обострением международной напряженности (стр. 218), а не новым экономическим кризисом, который, естественно, явился подлинной причиной ухудшения деловой конъюнктуры в капиталистических странах и одной из причин обострения международной напряженности.

 

В. А. Матвеев поступает правильно, уделяя внимание анализу общественного мнения капиталистических стран, реакции народных масс Англии и Франции на внешнеполитические акты "своих" правительств; к сожалению, он не всегда последователен в этом анализе. Так, говоря о массах рядовых американцев, автор утверждает, что они находились в плену "изоляционистской" демагогии республиканской и демократической партий (стр. 66). Однако автору следовало бы отметить постепенное ослабление воздействия изоляционистской демагогии. Сам автор рассказывает о том, как десятки и сотни тысяч американцев требовали отменить "закон о нейтралитете" и наложить запрет на торговлю с агрессорами (стр. 139, 183). В связи с захватом Австрии Германией и особенно в связи с Мюнхенской конференцией многие тысячи американцев выражали протест против политики попустительства агрессии.

 

Следует указать также на некоторые досадные неточности. Заседание Политбюро ЦК Коммунистической партии Китая, на котором была принята программа единого национального фронта, происходило не в декабре (стр. 65), а в январе 1935 года. Непонятно, о каких 100 "металлургических" (?) предприятиях в Марселе сообщает автор (стр. 114). Нельзя согласиться с автором, что доля Австрии и Судетской области в общем мировом производстве машинного оборудования выглядела довольно внушительно (стр. 98) и т. д.

 

Книга В. А. Матвеева проливает некоторый дополнительный свет на историю происхождения второй мировой войны. Однако для нее характерны такие серьезные недостатки, как слабая научная аргументация, поверхностное, упрощенческое освещение многих вопросов.

 

 

9 W. Bullit. Report to the American People. New York. 1940, p. 15.

 

10 "Documents on German Foreign Policy", Serie D. Vol. IV, p. 612 - 613.

 

 


Комментируем публикацию: В. А. МАТВЕЕВ. ПРОВАЛ МЮНХЕНСКОЙ ПОЛИТИКИ (1938-1939 гг.)


© Ю. В. АРУТЮНЯН • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 9, Сентябрь 1956, C. 174-177

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.