С. У. ГАЛЬПЕРИН. ГЕРМАНИЯ ИСПРОБОВАЛА ДЕМОКРАТИЮ

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему С. У. ГАЛЬПЕРИН. ГЕРМАНИЯ ИСПРОБОВАЛА ДЕМОКРАТИЮ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-11-18
Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1949, C. 173-175

HALPERIN S. William. Germany tried democracy. A political history of the Reich from 1918 to 1933. New York. 1946. 567 p.

 

С. У. ГАЛЬПЕРИН. Германия испробовала демократию.

 

Объёмистая книга профессора Чикагского университета Уильяма Гальперина - одна из многих вышедших в США книг и брошюр, посвященных новейшей истории Германии. Вряд ли необходимо подробно объяснять, чем вызван этот повышенный интерес к германским проблемам со стороны прислужников американского империализма, подвизающихся на поприще исторической науки. Роль ударного кулака, которая предназначается Германии в американских планах войны против СССР и установления мирового господства США, общеизвестна. Отсюда проводимая англо-американскими империалистами политика раскола Германки и их линия на возрождение фашизма в Германии, особенно в лице его оголтелой католической разновидности.

 

Автор книги "Германия испробовала демократию" не был бы типично американским фальсификатором истории, если бы он особенно изощрённо не пытался замаскировать свои цели. У. Гальперин хочет изобразить свой труд как результат... стремления предостеречь немцев от повторения прошлых ошибок. В предисловии к своей книге он заявляет: "История Германской республики наполнена мрачными предостережениями. Будет ли уделено необходимое внимание этим предостережениям?" (стр. VI). Однако весь смысл своей работы Гальперин видит именно в том, чтобы затушевать подлинные уроки Веймара, чтобы скрыть истинные причины, приведшие к установлению гитлеровского господства.

 

Необходимо прежде всего отметить некоторые свойства рецензируемой книги, которые в немалой степени характерны для современной буржуазной исторической науки в целом. Автор приводит множество фактов, ссылается на десятки документов особенно охотно предоставляет он страницы своей книги обширным цитатам из речей и статей деятелей правого лагеря), но старательно избегает прямых выводов и обобщений из собранного им материала. Для метода, применяемого Гальпериным, характерно самое окончание его книги: она обрывается буквально на полуслове, и читатель не найдёт в ней не только связного заключения, но даже двух фраз, говорящих об итогах веймарского периода история Германии. Однако выводы, конечно, в книге имеются, хотя они чаще всего не сформулированы; они в самом подборе фактов, в их оценке.

 

Фальсифицирование - и вместе с тем противоречиво - представлена автором германская социал-демократия. Вынужденный в некоторых случаях признать её предательскую роль в годы после первой мировой войны (например, её стремление к сохранению монархии в дни ноябрьской революции 1918 г., её союз с реакционной военщиной и т. п.), Гальперин тем не менее изо всех сил пытается выгородить социал-демократическую верхушку. Он заявляет, например: "Социал-демократы в 1918 г. искренне стремились к заключению справедливого мира с Россией" (стр. 36), хотя прекрасно знает, что они целиком и полностью солидаризировались с грабительским Брестским договором. Более же всего не в ладу с фактами данное в книге изображение социал-демократов в качестве "противников" Брюнинга, "борцов" против его чрезвычайных декретов (стр. 419).

 

Зато нет никаких, даже кажущихся, противоречий в изображении автором коммунистической партии: их нет, ибо он пользуется здесь преимущественно одной чёрной краской. Навязший в зубах и тысячекратно опровергнутый тезис о "руке Москвы" пышным цветом цветёт на страницах этой кни-

 
стр. 173

 

ги. В своём стремлении во что бы то ни стало очернить германских коммунистов автор не гнушается ничем. Он утверждает, что коммунисты якобы вели "крайне националистическую пропаганду" (стр. 272), хотя привести никаких доказательств этого, конечно, не может. Героический подвиг германского пролетариата - гамбургское восстание 1923 г. - для Гальперина не более, чем путч (стр. 275). Известно, что буржуазные политические деятели, особенно социал-предатели, исписали горы бумаги, стремясь доказать "родство" фашизма с коммунизмом. Гальперин вносит немалую лепту в эту гнусную клевету.

 

Что касается самого фашизма и классовых сил, стоявших за ним, то Гальперин но блещет здесь никакой новизной и, повторяя зады буржуазно-фальсификаторской исторической литературы, рассматривает гитлеризм как мелкобуржуазное (!) движение. Правда, Гальперин не может отрицать связей фашистов с финансовой плутократией, ни того факта, что магнаты тяжёлой индустрии оказывали Гитлеру мощную финансовую поддержку на всём протяжении его деятельности. Но он пытается обелить германский капиталистический класс в целом, взвалив вину за финансирование Гитлера лишь на отдельных его представителей. На стр. 434 автор лживо утверждает, что помощь Гитлеру оказывалась лишь "некоторыми рейнскими промышленниками". Несколько ниже говорится, что "виднейшие руководители промышленности не делали тайны из своей антипатии к Гитлеру". К числу этих руководителей автор относит, например... Круппа, который якобы "оставался в сильнейшей оппозиции к фюреру вплоть до прихода последнего к власти в январе 1933 г." (!) (стр. 443). Нечего говорить, что в этих утверждениях нет ни Грана правды, и продиктованы они соображениями, не имеющими ничего общего с наукой.

 

Каковы же политические симпатии автора, какие из политических партий и лидеров веймарской Германии являются его "героями"? Это не социал-демократы, хотя они, как мы видели, и пользуются его благосклонностью.

 

Вначале идеалом автора является народная партия и особенно её лидер Штреземан. По мнению Гальперина, уже один факт признания народной партией Веймарской республики "влил надежду и поощрил всех, кто верил, что благосостояние Германии связано с сохранением народной власти" (стр. 198). Так замазывается сугубо реакционный характер партии Штреземана, которая лишь перекрасила свой фасад после ноябрьской революции, и политическое лицо самого Штреземана - убеждённого империалиста, медленно и осторожно ведшего Германию по тому же пути новой войны за мировое господство, по Которому позже галопом гнал её Гитлер.

 

В дальнейшем всеми симпатиями автора безраздельно завладевает Брюнинг - этот могильщик Германской республики. Главы книги Гальперина, посвященные канцлерству Брюнинга, представляют наибольший интерес: здесь ярче всего сказалась политическая позиция автора, несмотря на то, что он беспрестанно пытается её завуалировать. В полном единодушии с самим Брюнингом1 и другими его апологетами Гальперин протаскивает мысль о том, что якобы вовсе не Брюнинг, а Гинденбург был подлинным вдохновителем той антинародной политики, которой отмечено пребывание Брюнинга у власти. Это лживое утверждение преподносится читателю уже при изложении событий, связанных с созданием кабинета Брюнинга. Отлично известно, что "взрыв" правительства Мюллера был делом рук Брюнинга и его окружения и в момент отставки Мюллера был уже полностью составлен новый кабинет2 . Эрнст Тельман характеризовал происшедшую тогда смену правительства как событие крупнейшего политического значения. Он указывал, что "в этом определённо выразилось желание буржуазии перейти к прямой диктатуре на основе заострения классовой ситуации"3 .

 

Возглавить диктатуру, которая непосредственно подготовила гитлеровское господство, взялся именно Брюнинг. А Гальперин тщится представить дело так, будто Гинденбург "рекомендовал" Брюнингу создать правительство, независимое от рейхстага (стр. 411), и "настоял" на том, чтобы были сделаны далеко идущие уступки крупным аграриям, от чего зависело вступление в правительство лидера юнкеров Шиле (стр. 412). Брюнинг якобы вынужден был согласиться, но он "ясно видел страдания своего народа и боролся всеми средствами, чтобы дать ему довольство и благосостояние" (стр. 411).

 

Перед нами образец самой беззастенчивой фальсификации истории, к тому же истории очень недавней. Брюнинг, сделавший буквально всё, чтобы возложить колоссальные тяготы экономического кризиса 1929 - 1932 гг. на плечи трудящихся Германии, представлен чуть ли не в виде рождественского деда-Мороза, раздающего подарки беднякам!

 

Но это - лишь начало. Мы узнаём от Гальперина, что издание в июле 1930 г. первого чрезвычайного закона на основе Пресловутого параграфа 48 Веймарской конституции (после чего последовал роспуск рейхстага) также лежит якобы лишь на совести Гинденбурга; последний "вмешался" и "уполномочил Брюнинга" издать чрезвычайный закон и распустить рейхстаг в случае его отмены (стр. 431). Гальперин скрывает таким образом тот общеизвестный факт, что Брюнинг создал свой кабинет именно в расчёте на максимальное использование параграфа 48 Веймарской конституции.

 

Основная цель Гальперина - выдать Брюнинга за... антифашиста и демократа. Не

 

 

1 См. "Вопросы истории" N 3 за 1948 г., стр. 134.

 

2 См. Merker P. Deutschland. Sein oder nicht sein? Bd. I, S. 184. Mexico. 1944.

 

3 "Компартии и кризис капитализма". XI пленум ИККИ. Стенограф, отчёт. Вып. 1-й, стр. 146.

 
стр. 174

 

может быть задачи, более неблагодарной, ибо существуют сотни фактов, опровергающих эту басню, но нет ни одного, который бы её подтверждал. Где же находит автор "доказательства" для подкрепления этой сваей, насквозь лживой, версии? Они заключаются, оказывается... в высказываниях самого Брюнинга.

 

Гальперин любовно воспроизводит на страницах своей книги демагогические речи Брюнинга, который с особенной изощрённостью, свойственной всем иезуитам, умел прикрывать сладкими словами о демократии самые отъявленные преступления против народа.

 

Очевидно, именно "верой в демократический процесс", которую автор приписывает Брюнингу, и надо объяснить осуществленную последним постепенную отмену элементарных демократических прав, предоставлявшихся населению Веймарской конституцией, сведение к нулю роли рейхстага, потворство гитлеровским бандам - при одновременном подавлении массового революционного движения, возглавлявшегося коммунистической партией. Обо всех этих "проклятых вопросах" автор говорит крайне неохотно и совсем умолкает, когда речь заходит о переговорах Брюнинга с нацистами в целях их вовлечения в правительство. О готовности рейхсканцлера Брюнинга при известных условиях допустить Гитлера к власти, об его торге с Гитлером в рецензируемой книге нет ни слова.

 

Зато в крайне сочувственных тонах излагается внешняя политика правительства Брюнинга, направленная, как известно, на возможно более быстрое возрождение военной мощи Германии и подготовку её империалистического реванша. Говоря о таможенной унии с Австрией - этой неудавшейся попытке Брюнинга подготовить аншлюсе, - Гальперин сетует на западные державы за то, что они разрешили аншлюсе Гитлеру, а не... Брюнингу (стр. 466).

 

Нет надобности приводить все славословия Брюнингу, рассыпанные на многих страницах книги. Приведём лишь те откровенно апологетические строки, которыми автор заключает характеристику Брюнинга в связи с его отставкой: "В течение 2-х лет Брюнинг боролся, чтобы создать из хаоса порядок. Он был побеждён неодолимой комбинацией обстоятельств и сил, но лишь после того, как дал незабываемую демонстрацию упорства и находчивости" (стр. 484). Автор "забывает" при этом отметить, что упорство это было проявлено в борьбе с революционным движением, а находчивость - в изыскании всё новых и новых форм ограбления широких народных масс!

 

Случайно ли это преклонение перед Брюнингом со стороны американского историка? Ни в коем случае. Известно, что Брюнинг, с 1939 г. проживающий в США (и, кстати сказать, являющийся коллегой автора книги - профессором истории в одном из американских университетов), принадлежит к числу германских политических деятелей, наиболее тесно связанных с правящими империалистическими кругами США и в значительной степени вдохновляющих преступную политику раскола Германии и создания сепаратного западногерманского государства, проводимую США. Дело, конечно, не столько в личности Брюнинга, сколько в политических и классовых силах, представляемых им и его сторонниками в Западной Германии. Силы эти - крупнобуржуазная католическая реакция, в прошлом сосредоточенная в партии центра, ныне - в так называемых "христианско-демократических союзах" западных зон, ставших основной политической партией капиталистических магнатов, монополистической буржуазии, помещиков и военщины Западной Германии. Католические реакционно-империалистические круги Брюнинга-Аденауэра являются той основной силой, на которую опираются американские оккупационные власти, готовя в Западной Германии плацдарм для нападения на Советский Союз, насаждая в Тризонии фашистские порядки.

 

Таким образом, новейшая история Германии в изложении учёного слуги Уолл-стрита на деле призвана не предостеречь немецкий народ от повторения его прошлых ошибок, а направить его на тот же пагубный путь, который привёл к захвату власти Гитлером и ко второй мировой войне. Затушёвывая зловещую роль германских монополистов в установлении фашизма, обеляя правых социал-демократов, клевеща на коммунистов и Страну Советов, выставляя католических реакционеров и слуг монополий в качестве "друзей народа", Гальперин содействует тому делу, над которым работают его хозяева: возрождению фашизма в Западной Германии.

 

Книги подобного рода, чтобы завоевать доверие читателя, зачастую снабжены всеми аксессуарами "подлинно научного" труда. Это относится и к книге У. Гальперина. В действительности познавательная ценность её ничтожна как вследствие глубоко антинаучных позиций автора, так и потому, что никаких новых, ранее не использованных документов и материалов Гальперин не привлекает. Обилие "сырых" фактов, зачастую нагромождённых один на другой и плохо связанных между собой, только демонстрирует полную беспомощность автора в его попытках справиться с историческим материалом. Беспомощность эта является органическим пороком современной буржуазной исторической псевдонауки, давно утратившей представление об исторической истине и готовой идти на любые подлоги и фальсификации фактов для выполнения заданий, которые дают учёным лакеям от исторической науки их хозяева-империалисты. В этом смысле рецензируемую книгу надо признать типичным образчиком растленной американской буржуазной историографии.


Комментируем публикацию: С. У. ГАЛЬПЕРИН. ГЕРМАНИЯ ИСПРОБОВАЛА ДЕМОКРАТИЮ


© Л. ГИНЦБЕРГ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1949, C. 173-175

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.