Возвращаясь к напечатанному. Беларусь: пария или жертва (1997-й год)

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Возвращаясь к напечатанному. Беларусь: пария или жертва (1997-й год). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

35 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:



Возвращаясь к напечатанному. Беларусь: пария или жертва (1997-й год)

По техническим причинам в докладе Британской Хельсинкской группы по правам человека, опубликованном в "СБ" (NN 209 -- 214), была пропущена глава "Белорусская Конституция и Конституционный суд". Сегодня мы публикуем эту главу.

Белорусская Конституция и Конституционный суд

В соответствии со статьей 6 Конституции 1994 года (неизмененной в документе с изменениями и дополнениями) "Государственная власть в Республике Беларусь осуществляется на основе разделения ее на законодательную, исполнительную и судебную. Государственные органы в пределах своих полномочий самостоятельны: они взаимодействуют между собой, сдерживают и уравновешивают друг друга". В соответствии со статьей 127 (2) (статья 116 проекта 1996 года) "Конституционный суд по своему усмотрению дает заключения: о соответствии правовых актов государственного органа или общественной организации Конституции законам и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь".

Как представляется, две вещи следуют из этих двух условий: 1) Как утверждается, статья 6 может быть истолкована только таким образом, что государственные органы сами должны улаживать любые несогласия, возникшие относительно применения доктрины разделения властей; 2) Статья 127 не дает явного согласия на то, чтобы суд делал заключение по таким разногласиям, статья лишь дает возможность "рассмотрения" любых заявленных нарушений правил. В действительности в феврале 1996 года г-н Тихиня говорил о "предложении внесения соответствующих изменений в Конституцию и закон о Конституции с целью... предоставить суду права трактовать Конституцию". Пониманию обычных демократических принципов наверняка соответствует то, что такой неизбранный орган, как Конституционный суд, не должен иметь преимущественную компетенцию над законными парламентской и президентской компетенциями. "Судье не хватает полномочий демократической легитимности, которая только может предоставить ему право урегулирования политических конфликтов". Недавнее обращение словацкого правительства к своему конституционному суду вызвало возражение со стороны оппозиционного политика Яна Карногурского, обосновавшего это тем, что суд не должен подменять собой волю народа.

Исследования деятельности конституционных судов в развитых демократиях показывают, что вмешательство в политическую область является редким даже в Соединенных Штатах, где Верховный суд имеет расширенные полномочия. Основными задачами как германского, так и итальянского конституционных судов являются рассмотрение обращений судебного характера -- 90% дел в Италии относятся к конкретным судебным разбирательствам. Несмотря на то, что Конституционный суд в Германии имеет широкие полномочия, он не склонен вмешиваться в конфликты между различными государственными органами, и в период с 1951 по 1983 годы в Германии слушалось только 27 таких дел (интересно, что только в 1995--1996 годах 27 таких дел было передано в Конституционный суд Беларуси). Например, германский конституционный суд не помешал президенту Карстенсу распустить бундестаг в 1983 году бесспорно неконституционным путем, когда большинство проголосовало за прекращение своих полномочий и проведение новых выборов.

Ситуация во Франции еще более бесполезна для сторонников наделения конституционного суда функциями третейского судьи. Конституция Пятой Республики не содержит положений об учреждении конституционного суда -- первостепенной функцией конституционного совета было "ограждать исполнительную власть от парламентского вмешательства". В период с 1959 по 1974 годы ни парламент, ни президент не обращались к нему. Когда Конституционный суд в России вынес решения, неприемлемые для исполнительной власти, после 1993 года он был распущен на 18 месяцев. Возможно, нет ничего удивительного, что с тех пор он устранился от политических вопросов.

Другими словами, в Беларуси имеет место совершенно необычная ситуация, при которой действия правительства могли быть полностью блокированы. Вопреки ауре святости, которая окружает институты, подобные конституционным судам, неизбежно выходит, что белорусский суд, который в основном контролируется парламентом, чтобы устанавливать конституционность президентских указов и распоряжений, заранее настроен против исполнительной власти. Такого рода тенденциозность, кажется, проигнорировали международные органы, такие, как Совет Европы, которые склонны рассматривать все формально. В ходе дискуссий, проводимых между членами группы и бывшим председателем Конституционного суда Валерием Тихиней, возможность тенденциозности казалась реальной.

Г-н Тихиня, бывший глава Прокуратуры в коммунистическую эпоху, был щедр в использовании своего апокалиптического словаря. Во время интервью в Минске после ноябрьского референдума он охарактеризовал ситуацию в Беларуси как "правовой Чернобыль", а страну как "Гаити посреди Европы". Так как похожие высказывания появились в некоторых газетных публикациях того времени, можно сделать заключение, что оценки г- на Тихини были довольно хорошо отрепетированы.

Было очевидно, что многие представительные делегации, обращаясь в суд, слышали необъективное мнение о политической ситуации в Беларуси. Признавая, что повсеместно в мире формирование конституционных судов имеет политический оттенок, очевидная поддержка г-ном Тихиней оппозиции представляет собой особый случай. На упреки в недостатке объективности он отвечает, что "правовой Чернобыль" вынудил его занять определенную политическую позицию.

Представляет интерес тот факт, что председатель нового суда Григорий Василевич (давший интервью 13 марта 1997 г.) не сделал комментариев политического характера. Назначенный Президентом, он мог бы дать свою собственную политическую оценку происходящему, однако интервью (записанное так же, как и с г-ном Тихиней) касалось исключительно вопросов новой Конституции и ее толкования.

Кристин СТОУН, Британская Хельсинкская группа по правам человека.


Опубликовано 13 июля 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Кристин Стоун • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Советская Белоруссия, 10-29-97

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.