ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КНР И ПЕРСПЕКТИВЫ КИТАЙСКО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КНР И ПЕРСПЕКТИВЫ КИТАЙСКО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

50 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Лю Цзайци

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА КНР И ПЕРСПЕКТИВЫ КИТАЙСКО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Опубликовано: МИРОВАЯ ЭКОНОМИКА И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. 2004. №9. С.84–90

Лю Цзайци, кандидат исторических наук, доцент Государственного Уханьнского университета (КНР).

Первые годы нового века принесли некоторые важные изменения во внешнюю политику Китая. XVI съезд КПК, прошедший в ноябре 2002 г., и сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП), состоявшаяся в марте 2003 г., осуществили передачу власти новому поколению руководителей КПК во главе с Генеральным секретарем ЦК КПК Ху Цзиньтао. В новых политических документах содержатся положения, определяющие перемены в курсе внешней политики КНР в начале XXI в.
В данной статье анализируются важнейшие аспекты внешней полигики КНР нового периода, которая основывается на более глубоких оценках как международной обстановки и тенденций развития экономической глобализации, так и ситуации в самом Китае, а также вытекающих из нее основных задач внутренней политики.

ОСНОВНЫЕ ЦЕЛИ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ

Сегодняшняя внешняя политика Китая тесно связана с нынешней внутренней политикой и стратегическими задачами страны. Суть перемен сводится к следующим положениям.
Первое. Китайское руководство разработало установку на переход от концепции общественного развития, понимаемого как использование экономического роста для повышения преимущественно количественных показателей благосостояния населения, к концепции, нацеливающей на построение социума, различные сферы жизни которого развиваются гармонично и во взаимодополняющем режиме. Тем самым предусматривается не просто продолжение экономического роста по экспоненте, но также смягчение или устранение возникших на предшествующем этапе социальных и иных противоречий. Чтобы в течение будущих 20 лет успешно выполнить эту сложную задачу, выдвинута новая концепция – «теория развития науки» («кэ сюе фа чжань гуань»), ядром которой является задача «повышения качества жизни народа».
Подведя итоги политики «реформ и открытости» на протяжении 25 лет, китайское руководство отказалось от нацеленности на рост исключительно количественных показателей ВНП. Взят курс на гармонизацию развития экономики, защиты природы и развития самого человека, на сокращение разрыва между богатыми и бедными, между недостаточно развитым северо-западным и более зажиточным юго-восточным регионами страны, на эффективное и согласованное использование внутренних и внешних рынков, а также избыточной рабочей силы. Новый курс означает, что существенно большее внимание теперь будет уделяться созданию гармоничной среды социально-экономического развития [1].
Иными словами, главная цель нового курса состоит не просто в сохранении высоких темпов экономического роста, но, прежде всего, в качественном совершенствовании социальной структуры общества. Среди основных задач — продолжение и углубление политики «реформ и открытости» Китая внешнему миру, совершенствование рыночной экономической системы на здоровой основе, ускорение модернизации и постепенное повышение уровня жизни народа, основанное на «внимании к правам и реальным интересам человека».
Второе. Китаю необходимо вписаться в общемировую тенденцию глобализации, активно интегрироваться во всемирную экономическую систему. В 2001 г. КНР была официально принята во Всемирную торговую организацию (ВТО). Первые годы XXI в. для экономики Китая оказались в целом удачными.
Особенно благоприятными стали 2002–2003 гг., итоги которых были лучше, чем прогнозировалось. Прежде всего, это касается темпов экономического роста (годовой прирост составил соответственно 8,7% и 9,1 %), объемов внешней торговли и положительного сальдо внешнеторгового баланса, привлечения и фактического использования прямых иностранных инвестиций, объема валютных резервов и некоторых иных параметров. Например, в 2002 г. ВВП КНР достиг 10,2 трлн. юаней (приблизительно 1,3 трлн. долл. США), в 2003 г. 11,67 трлн. юаней. Внешнеторговый оборот КНР в 2002 г. вырос до 620,8 млрд. долл. США, в частности, объем экспорта составил 325,6 млрд. долл. США, импорта – 295,2 млрд. долл. По объемам внешней торговли Китай занимает пятое место среди ведущих держав мира. А в 2003 г. внешнеторговый оборот составил 851,2 млрд. долл. США; годовой прирост 37% по этому показателю КНР уже занимает четвертое место в мире [2].
Значимым фактором экономического развития Китая в последнее десятилетие стало все более активное включение страны в мировую экономику, в процессы глобализации и регионализации. Китайская экономика уже стала важной частью экономики нашей планеты, завоевал популярность тезис «На успешном стыке с мировой экономической системой». За последнее десятилетие значительно увеличилась зависимость экономики Китая от внешнего мира, например, от мирового рынка энергоносителей: только в 2003 г. Китай импортировал 80 млн. т нефти [3]. Все это свидетельствует о том, что в результате успешной политики реформ и открытости, взаимозависимость Китая и внешнего мира углубляется.
Третье. Оценивая международную обстановку, руководители Китая считают, что ключевым пунктом мировой политики в наше время по-прежнему остается проблема мира и развития. Китай исходит из того, что в настоящее время международное положение в целом демонстрирует тенденцию к разрядке, отношения между ведущими державами развиваются в сторону стабилизации, основа политического диалога и сотрудничества постепенно укрепляется, а новая мировая война в обозримом будущем не разразится. С учетом новых реалий ЦК КПК в конце 2003 г. разработал и в этом году официально выдвинул новую внешнеполитическую концепцию мирного возрождения страны (в буквальном переводе: «Китай возродится мирным путем» − «Хэ пин цзюе ци»), в которую входят следующие пункты.
а) Китай может заново возродится только мирным путем. Проведя сравнительный анализ истории возвышения и упадка ведущих держав за последние полтысячелетия (например, Испании, Великобритании, Германии, СССР, США и других стран), китайские эксперты пришли к выводу, что вышеуказанные страны завоевывали и теряли гегемонию главным образом в результате войн. Китаю довелось играть не только доминирующую роль в Азии и в мире, но и терпеть поражения. Сегодня КНР никак нельзя идти по пути держав, опиравшихся на военную силу. С одной стороны, мы живем в эпоху ядерного оружия, а с другой, бурно развиваются процессы глобализации. Поэтому для Китая нет альтернативы мирному возрождению.
б) Китай должен дорожить возможностями, которые предоставляет сегодняшняя мирная международная обстановка. Перед ним стоит двуединая задача: он должен разумно воспользоваться этими возможностями для эффективного развития своей экономики и социальной инфраструктуры, параллельно прилагая все усилия для укрепления мира.
в) Опора развития Китая – его собственные силы. Он должен самостоятельно и независимо выбрать себе путь развития и выработать внутреннюю и внешнюю политику, опираясь на широкомасштабный внутренний китайский рынок, неисчерпаемые резервы рабочей силы, на огромные запасы валюты и средства, накопленные населением, на эффективность нового социалистического строя и на мощные творческие силы китайского народа.
г) Китай не должен проводить политику самоизоляции. Возрождение тесно связано с эволюцией внешнего мира, ему необходимо и впредь придерживаться политики «реформ и открытости». Возрождение Китая – длительный исторический процесс. Сегодня он находится на начальном этапе подъема, для возрождения еще нужно много времени.
Необходимо, чтобы несколько поколений или, может быть, даже несколько десятков поколений китайцев прилагали усилия для достижения великой цели возрождения страны. Китай, извлекая исторические уроки, выбирает мир, не претендуя на гегемонию, он не угрожает другим нациям. Китайское возрождение должно гарантировать мирное и продуктивное развитие другим странам [4].
Четвертое. Уже с 80-х годов Китай стал более активно проводить мирную внешнюю политику. Страна намерена играть международную роль, соответствующую ее положению и возможностям. Долгосрочной целью внешней политики китайского правительства является сохранение мирной международной обстановки, необходимой для успешного продвижения модернизации страны. Это находит конкретное воплощение в следующем.
Активная внешняя политика способствует успеху курса «реформ и открытости» Китая внешнему миру и модернизации страны. Она означает не только отказ от применения силы, но и активное участие в поддержании мира, как на региональном, так и на глобальном уровне. КНР выступает за то, чтобы ни одна из великих держав не стремилась к военному превосходству и не проводила политику создания военных блоков, а воплощала бы в жизнь новую концепцию безопасности на основе взаимодоверия, взаимной выгоды, равенства и сотрудничества [5].
Правительство намерено эффективно защищать и расширять сферу государственных интересов Китая посредством укрепления сотрудничества с другими странами, активно участвовать в деятельности международных организаций. Китай, являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, намерен в полной мере играть роль активной и ответственной великой державы.
Осуществляя всестороннюю внешнюю политику, Китай активно продвигает вперед межгосударственные связи с развитыми державами, строит добрососедские отношения с сопредельными государствами и активно сотрудничает с развивающимися странами. Будучи приверженцем пяти принципов мирного сосуществования, Китай желает развивать многосторонние дипломатические отношения со всеми странами, вести многоплановый диалог на всех уровнях.
Китай стремится к новому международному порядку, который основывался бы на общепризнанных нормах международных отношений и шел на благо мира и стабильности на планете. Для этого необходимо способствовать продвижению к многополярности, проводить демократизацию международных отношений, выступать против стремления каких бы то ни было держав к гегемонии и силовой политике. Власти КНР считают, что ООН как универсальная международная организация по-прежнему должна играть руководящую роль в содействии гармоничному совместному развитию на планете.

ПРОБЛЕМЫ В ОТНОШЕНИЯХ СО СТРАНАМИ АТР

Опираясь на принципы многосторонней дипломатии в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), китайское правительство полагает, что ключевое звено стратегической концепции «мирного возрождения» − развитие китайско-американских отношений. Необходимо, чтобы сотрудничество с единственной сверхдержавой было поставлено на приоритетное место. В процессе мирного возрождения в ближайшие 20–50 лет Китаю следовало бы эффективно использовать американские инвестиции, возможности выхода на американский рынок, передовые достижения науки и техники, опыт экономического развития. Китаю крайне невыгодно превратить Соединенные Штаты во враждебное государство, и это, на наш взгляд – определяющий фактор в китайской политике.
В то же время нельзя закрывать глаза на существенные препятствия для улучшения отношений между КНР и США.
Во-первых, существуют политико-идеологические разногласия между Вашингтоном и Пекином. Традиционный антикоммунизм США уже давно проявляется в дискуссиях по поводу интерпретации таких понятий, как права человека, свобода слова, религии и т.д.
Во-вторых, параллельно с динамичным развитием китайской экономики и быстрым приростом ВВП нарастают торгово-экономические трения между Соединенными Штатами и Китаем. Поэтому совершенно очевидно, что Китаю нет смысла вести гонку вооружений и провоцировать конфронтацию с США.
В-третьих, на отношениях с США довольно деструктивным образом сказываются разногласия по проблеме Тайваня. Пекин стремится к мирному объединению, а Тайбэй – к «мирному расколу». США, естественно, хотели бы избежать такого обострения обстановки, которое могло бы привести к военному столкновению между КНР, США и Тайванем.
Нынешний президент Тайваня Чэнь Шуйбянь испытывает симпатии к идее создания «независимой Тайваньской республики». После его недавней «победы» на выборах отношения между Пекином и Тайбэем, по мнению автора, могут пойти по пути обострения. Это, безусловно, не может не омрачать перспективы улучшения китайско-американских отношений.
Как и прежде, Китай придерживается принципа: «Мирное объединение, одна страна — два строя». Китай стремится к разрешению проблемы Тайваня исключительно мирными средствами [6].
Китайские специалисты считают, что любая ошибка в подходах к решению тайваньской проблемы, относящейся, безусловно, к внутренней политике КНР, препятствует улучшению не только китайско-американских, но также и китайско-японских отношений [7]. Китайское руководство озабочено наличием по меньшей мере трех болезненных проблем в отношениях с Японией.
Во-первых, Китай не может согласиться с японской интерпретацией тех эпизодов военной истории, которые, по мнению китайских специалистов, являются примерами агрессивности Японии. В конце XIX и в первой половине XX в. Япония дважды развязывала агрессивные войны против Китая. Материальный и моральный ущерб, который претерпел китайских народ, не поддается исчислению, однако японское руководство до сих пор не принесло искренних извинений за это.
Очевидно, поэтому в КНР сохраняются довольно сильные антияпонские настроения.
Во-вторых, более всего китайско-японские отношения омрачает территориальный спор вокруг островов Дяоюйдао (Сэнкаку). Исторически, а также согласно нормам международного права, это китайская территория, которую в 1951 г. США незаконно передали Японии, чтобы подвергнуть китайский народ явному унижению.
В-третьих, непоследовательность и неустойчивость позиции Японии по вопросу о статусе Тайваня также оказывает негативное влияние на стабильность отношений между двумя странами.
Существует еще одна проблема, относящаяся к категории территориальных споров, которая осложняет отношения с юго-восточными соседями. Это спор о принадлежности островов, которые в литературе о международных отношения принято называть островами Спратли. Исторически эти острова принадлежат КНР. После капитуляции Японии в 1945 г. они были официально переданы Китаю, и до 70-х годов разногласий по этой проблеме между Китаем, Вьетнамом и другими странами Юго-Восточной Азии не было. После того, как там были обнаружены нефть и газ, вспыхнули споры о правах на эти острова. Ради сохранения мира и стабильности в регионе, Китай предложил прекратить споры о суверенитете и приступить к совместной эксплуатации ресурсов.
Что касается вопросов, оставленных в наследство историей, которые невозможно решить в одночасье, то Китай не допустит, чтобы спорные территории превратились в «горячие точки», и продолжит поиск путей для их постепенного разрешения.

ПЕРСПЕКТИВЫ КИТАЙСКО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Внешняя политика КНР, особенно новая внешнеполитическая концепция «мирного возрождения Китая», являются политической основой китайско-российских отношений. Китай возлагает большую надежду на стратегические партнерские отношения между двумя странами. Китай прилагает и будет прилагать все свои силы для углубления всестороннего сотрудничества с Россией. По своей значимости китайско-российские взаимоотношения уступают только китайско-американским. Кроме того, Китай продолжает улучшать отношения со всеми соседними странами и другими развитыми и развивающимися государствами [8].
На каждой из китайско-российских встреч на высшем уровне и в каждом подписанном документе правительство КНР, исходя из долгосрочных стратегических соображений, заявляло о желании развивать китайско-российские отношения на основе дружбы, добрососедства, равенства и взаимной выгоды.
Во-первых, основными целями развития китайско-российских партнерских отношений являются углубленное развитие двусторонних отношений на долгосрочной основе, содействие совместному развитию и процветанию двух стран, усиление координации и сотрудничества во внешней политике, а также защита интересов на международной арене. Эти отношения нового типа характеризуются отсутствием конфронтационности и направленности против третьих стран. Они строятся на основе ключевых национальных интересов двух стран и отражают изменения международных отношений и мирового порядка после окончания холодной войны.
Во-вторых, основным условием укрепления государства и обеспечения его стабильности и безопасности является активное развитие добрососедских отношений с сопредельными странами и создание благоприятной обстановки на границах. Правительство КНР заявило о готовности «придерживаться политики дружбы и партнерства с соседями» [9]. Подписанный 16 июля 2001 г. Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией представляет собой программный документ, определяющий развитие китайско-российских отношений в XXI в. В нем закреплена мирная идеология наших народов: «навеки друзья, никогда враги». Договор заложил прочный политико-правовой фундамент для здорового, стабильного развития китайско-российских отношений в дальнейшем.
В-третьих, новый мировой порядок должен основываться на взаимном уважении суверенитета и территориальной целостности, взаимном ненападении, невмешательстве so внутренние дела друг друга, равенстве и взаимной выгоде. Китай и Россия выступают за многополярность и демократизацию международных отношений. Оба государства активно сотрудничают в деле защиты норм международных отношений, укрепления места и роли ООН в международных делах. Создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в значительной степени способствовало китайско-российскому региональному сотрудничеству. Одним словом, на двустороннем уровне между Китаем и Россией существуют общие интересы, а на мировой и региональной аренах обе страны находят общий язык.
Конечно, после событий 11 сентября 2001 г., внешняя политика России претерпела определенные изменения. Воспользовавшись возможностью, открывшейся с началом сотрудничества в борьбе с терроризмом, Россия активно улучшает отношения с Соединенными Штатами. Во время афганской войны против терроризма в 2001 г. она открыла для США воздушный коридор и дала согласие на создание американских военных баз в центральноазиатских странах. Россия взвешенно воспринимает политическую реальность, возникшую с расширением НАТО на Восток, и спокойно отреагировала на выход США из Договора по ПРО, Центр тяжести внешней политики России находится в Европе, что обусловлено ее геополитическими, геоэкономическими интересами и потребностями безопасности. Президент В. Путин активно развивает отношения с Европейским Союзом, выступает за создание единой и неделимой «большой Европы». Празднование трехсотлетия Санкт-Петербурга символизировало историческую мечту о возвращении в Европу.

ТРУДНОСТИ НАДО ПРЕОДОЛЕВАТЬ

Однако у России как у мировой державы имеются собственные глобальные и геополитические интересы, она не может не проводить самостоятельную и независимую внешнюю политику. В настоящее время в отношениях России с Западом еще существуют серьезные препятствия. Например, имеет место кризис доверия России к НАТО. Распространение военной инфраструктуры НАТО к границам России непосредственно угрожает ее государственной безопасности. Между Россией и европейскими странами существуют явные разногласия о будущем Европы, о том, в каких рамках и на какой основе должна строиться «большая Европа». Россия опасается появления в Европе новой разделительной линии и собственной изоляции. Все эти факторы недоверия трудно ликвидировать за короткий срок.
В российско-американских отношениях тоже имеются элементы неопределенности. Москва надеется на то, что Вашингтон будет уважать национальные интересы России и относиться к ней справедливо, а США стараются вытеснить Россию с Закавказья, Каспийского моря из Средней Азии и СНГ. В этом смысле между Китаем и Россией не существует политических противоречий. В новом веке КНР и РФ имеют обширные взаимные интересы, между ними создана крепкая основа сотрудничества, а перспектива развития их отношений чрезвычайно благоприятна.
Сотрудничество между Китаем и Россией активно и стабильно развивается в области внешней политики, экономики, военного дела, науки и техники. Согласно новой внешнеполитической концепции, Россия занимает очень важное место среди приоритетов Китая. Подписаны соглашения о взаимном доверии и сокращении вооружений в приграничных районах, о демаркации восточного и западного участков китайско-российской границы, подписан и ратифицирован Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве КНР и РФ, создана Шанхайская организация сотрудничества. Все это представляет собой важную основу развития китайско-российских отношений,
В начале нового века имеет место близость или совпадение позиций КНР и РФ по многим международным вопросам, по созданию нового международного порядка, сотрудничеству и безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также на Корейском полуострове. Так, обе стороны стремятся к мирному урегулированию «проблемы северокорейского ядерного оружия». Китай очень уважает и ценит роль России в шестисторонних переговорах по сев ер о корейскому вопросу в Пекине.
Однако, к сожалению, в китайско-российских отношениях все еще остаются некоторые скрытые проблемы. Среди конкретных вопросов – отказ России от планового строительства нефтепровода «Ангарск–Дацин», который может причинить ущерб китайско-российским отношениям в дальнейшем. Разногласия могут оказать негативное влияние на объемы китайских закупок вооружений и военной техники, которые, как признает российская сторона, приносят немалые прибыли ВПК России.
Между Китаем и Россией в течение длительного периода накапливались разногласия и недоверие: царская Россия. Сталин и Хрущев мало считались с интересами китайского народа. Преодоление недоверия требует аккуратного подхода со стороны обеих стран.
Основной вектор в развитии китайско-российских отношений, безусловно, направлен на укрепление сотрудничества. Однако приходится преодолевать некоторые непростые проблемы на пути к построению эффективного стратегического партнерства.
Наиболее трудноразрешимая проблема, как представляется автору, − территориальной размежевание. В 90-е годы между КНР и РФ было подписано пять пограничных соглашений и протоколов. Конечно, это гигантский шаг вперед. Однако, к сожалению, нельзя сказать, что вопрос разрешен полностью и окончательно. Судьба двух небольших территориальных фрагментов – в районе островов Большой Уссурийский и Тарабаров – еще не определена. Решение вопроса отложено на будущее. Демаркация границ не завершена по причине сопротивления некоторых региональных руководителей России на Дальнем Востоке [10].
Во-вторых, демографическая кривая в России за последнее десятилетие обнаруживает тенденцию к падению, а в Китае, наоборот, она находится на подъеме. Конечно, в Китае известно, что ряд российских политиков и экспертов, а также немалая часть населения выражают опасения, будто Россия может потерять Дальний Восток и часть Сибири в связи с китайской миграцией. К сожалению, масла в огонь подливают некоторые российские средства массовой информации, которые иногда намеренно преувеличивают число китайцев на российской территории. Совершенно очевидно, что положение далеко не столь драматично для России, как это изображается частью СМИ. Дело, в частности, в том, что многие китайцы учатся или приезжают на какое-то время, чтобы заработать деньги – они, например, занимаются бизнесом (в том числе, строительством и сельским хозяйством), принося пользу и самой России.
Это факт, что большинство из них находятся на территории России временно. Российское региональное руководство, кажется, начинает все более отчетливо осознавать, что депопуляция некоторых районов Дальнего Востока диктует необходимость воспроизводства рабочей силы, в частности, за счет использования китайских трудовых ресурсов. Так стоит ли безосновательно раздувать миф о «китайской угрозе»?! Надо вспомнить и о том, что суровые сибирские климатические условия далеки от традиционных представлений китайцев, в течение тысячелетий живших в более теплом климате, о привычной среде обитания.
Кроме того, есть в наших взаимоотношениях и проблемы в области экономики и торговли. Например, объем торговли между такими великими соседними державами, как КНР и Россия, уже долгое время находится на очень низком уровне – не более 16 млрд. долл. США. В то же время торговый оборот между КНР и США в прошлом году уже достиг 140 млрд. долл. К тому же, в течение долгого времени сохраняется положительное сальдо в пользу России.
Почему же упомянутые выше проблемы не находят действенного решения? Главная причина, как считает автор, заключается в том, что в китайско-российских отношениях пока не хватает должного политического взаимодоверия и истинно глубокого взаимопонимания. Этот недостаток, если его не устранить, может препятствовать поступательному развитию отношений в дальнейшем. Следует подчеркнуть, что база, на которой складываются и развиваются межгосударственные отношения, еще недостаточно надежна и прочна. Если стороны руководствуются сиюминутными и преходящими интересами, то эти интересы меняются в зависимости от воли руководителей и от конкретных поворотов событий международной жизни.
Только нация, ее история, глубинные традиции культуры и моральный дух могут стать той базой, на которой успешно складываются и развиваются межнациональные отношения. Только на основе непроходящих ценностей партнерские связи могут получить долгосрочное и стабильное развитие.
У нас много общего. Русские и китайцы — две великие нации, у которых есть чем гордиться. Они обе внесли уникальный вклад в цивилизационное развитие и прогресс человечества. Пока в китайско-российских отношениях еще сохраняются элементы недоверия, миф о «китайской угрозе» и другие проблемы, которые возникли из-за того, что мы еще недостаточно хорошо знаем историю, психологию, традиции и культуру друг друга, взаимоотношения между Китаем и Россией не смогут достаточно интенсивно развиваться и укрепляться. Лишь при условии углубления взаимопонимания можно рассчитывать на рост уважения друг к другу. Если нам удастся выйти на качественно новый уровень взаимоуважения, то китайско-российские отношения смогут получить хороший импульс для надежного, долгосрочного и интенсивного развития. И это станет гарантией того, что мы не будем повторять ошибки, которые совершили КПСС и КПК в 50-70-х годах. Стратегическое партнерство, основанное на прочном взаимопонимании и взаимоуважении, может эффективно способствовать разрешению конкретных и потенциальных проблем в китайско-российских отношениях.
В настоящее время Китай и Россия еще находятся в процессе преобразований, перед ними стоит общая задача углубления реформ и развития экономики. Обе страны являются постоянными членами СБ ООН и мировыми державами. Вместе с этим мы должны прилагать целенаправленные усилия для дальнейшего развития китайско-российских отношений.
Во-первых, следует развивать сотрудничество в экономической и технической сфере. Здесь Китаю и России присущи взаимодополняемость и благоприятный географический фактор. Серьезные перспективы имеет сотрудничество между двумя странами в области энергетики, машиностроения, химической промышленности и мирного использования ядерной энергии. Однако торговый оборот все еще не достиг надлежащего уровня. Обновление системы внешней торговли и таможенной, монетарной и экономической политики в целом оказали позитивное влияние на торгово-экономические связи. Как известно, в 2001 г. в КНР была принята во Всемирную торговую организацию (ВТО). Россия намерена вступить в ВТО, и это создаст прекрасные перспективы для развития торгово-экономических отношений между Китаем и Россией. Кроме того, энергетическое сотрудничество способно частично решить проблему импорта энергоносителей в КНР и обеспечить России стабильные денежные поступления.
Во-вторых, наши страны должны активно сотрудничать в рамках региональных организаций, например, Азиатско-Тихоокеанской организации экономического сотрудничества (АТЭС), Регионального форума АСЕАН (АРФ), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и других организаций. Сотрудничество ведется в экономической, политической и гуманитарной областях, а также в сфере безопасности. Особо следует отметить HIOC, которая была создана благодаря совместным усилиям Китая и России. Теперь постепенно изменяется ее качество и функции. Организация прошла путь от укрепления доверия и сотрудничества в военной области на двусторонней основе к поддержанию региональной стабильности и безопасности и развитию регионального экономического сотрудничества. Эта организация имеет огромное значение для укрепления сотрудничества КНР и РФ в сфере безопасности и экономики, а также в региональных делах, особенно в борьбе с международным терроризмом, религиозным экстремизмом и национальным сепаратизмом, в защите территориальной целостности и региональной безопасности.
В-третьих, необходимо дальнейшее укрепление координации и сотрудничества КНР и РФ на международной арене. Мы намерены повышать значение и роль ООН в мире, создавать новый международный порядок, осуществлять демократизацию международных отношений. Следует особо отметить необходимость усиления межгосударственного сотрудничества между КНР и РФ по проблемам северокорейского ядерного кризиса, послевоенного восстановления Ирака и стабильности в регионе Ближнего Востока, в борьбе с международным терроризмом и в решении других вопросов на планете.
Мы должны соблюдать принципы добрососедства, равенства и взаимной выгоды, искать баланс интересов и стремиться к сотрудничеству, усиливать координирование и согласование политики двух стран, исходить из долгосрочной стратегической перспективы. Путем углубления стратегического партнерства необходимо преодолеть разногласия и укрепить политическое доверие, продвигать китайско-российские отношения в сторону доверительного и здорового развития.
Китай стремится к укреплению международной безопасности. Однако содержание понятия безопасности многообразно, традиционные угрозы переплелись с новыми, нетрадиционными. Из-за межнациональных и межрелигиозных противоречий и территориальных споров непрерывно разгораются локальные войны и региональные конфликты.
Международное положение значительно усложнилось. С одной стороны, после окончания холодной войны серьезной угрозой безопасности государств и регионов стали международный терроризм, религиозный экстремизм и национальный сепаратизм, которые подверглись однозначному осуждению со стороны Китая. С другой стороны, стратегия превентивных ударов и новый интервенционизм США, которые остаются единственной сверхдержавой, ведут к новым вооруженным конфликтам и войнам. Итак, поддержание мира и обеспечение безопасности является важной и актуальной задачей, стоящей перед всеми странами.

______________________
1 См.: Чжунго циннянь бао. 15.03.2004.
2 См.: Жэнъминь жибао. 06.03.2004.
3 См.: Жэньминь жибао. 20.03.2003.
4 См.: Премьер Госсовета Вэй Цзябао на пресс-конференции для китайских и иностранных журналистов // Жэньминь жибао. 15.03.2004.
5 См.: Цзян Цзэминь. Отчет XVI Всекитайского съезда КПК. Пекин, 2002. С.43.
6 См.: Премьер Госсовета КНР Вэй Цзя бао совершает визит в США // Агентство Синьхуа. 10.12.2003.
7 См.: http://www.jezs/sina.com.cn. 15.03.2004.
8 См.: Ши Инхун. Возрождению Китая нужно пять элементов // Гоцжи сяцюй даобао. 22.03.2004.
9 Ibid.
10 См.: Независимая газета. 15.03.1997. С.4.




× У автора этого произведения есть сайт: нет.
Опубликовано 10 марта 2006 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Лю Цзайци • Публикатор (): Тихомиров Александр Валентинович Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.