Злоупотребление правом (новый подход к проблеме)

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Злоупотребление правом (новый подход к проблеме). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-29

АВТОР: А. А. Малиновский

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №6,2000


Проблема злоупотребления правом до сих пор однозначно не решена юридической наукой. Критическому анализу подвергается как сам термин, так и его содержание. Вероятно, расширить наши представления об исследуемом явлении можно только в случае правильной постановки проблемы. Здесь речь должна идти о том, имеют ли место в действительности случат злоупотребления правом или это не более чем теоретическая конструкция, научное заблуждение некоторых учёных. Важно также разобраться в том, является ли злоупотребление правом обратной стороной права, то есть разновидностью правонарушений, или это качественно иное (отличное от традиционно понимаемой правомерности и противоправности деяний) поведение субъектов права.

Для того чтобы понять природу злоупотребления правом, нужен интегративный подход, то есть обобщение на теоретическом уровне знаний, накопленных отраслевыми юридическими науками. При исследовании проблемы необходимо также выйти не только за рамки одной отрасли права (проанализировать наряду с гражданским правом и конституционное, административное, уголовное, трудовое право), но и за рамки позитивного права.

Вопрос о злоупотреблении правом традиционно рассматривался в рамках цивилистики ещё римскими юристами. Причём сложность проблемы не позволяла решать её однозначно даже в пределах отдельной отрасли права. С одной стороны, утверждалось, что "тот, кто использует своё право, не ущемляет ничьих прав" ("qui jure suo utitur, nemini facit injuriam"). С другой — один из принципов римского права запрещал шикану, то есть умышленное осуществление своего права исключительно с целью причинить вред другому лицу ("malitiis non est indulgendum").

Русский цивилист И.А. Покровский считал злоупотребление правом гражданским правонарушением: "Шикана есть не что иное, как самый обыкновенный деликт. То обстоятельство, что средством для причинения вреда является здесь осуществление права, никоим образом не может послужить оправданием, так как права представляются для удовлетворения собственных законных интересов, а не для причинения зла другим"1.

Аналогичную позицию занимают и некоторые современные авторы. Так, по мнению Т.С. Максименко, если вред намеренно причиняется другим лицам путём злоупотребления правом, то такое деяние является гражданским правонарушением. Более того, при злоупотреблении правом вред может быть причинён не только другим лицам, но и самому себе, однако общественный интерес требует наказания таких действий или во всяком случае их пресечения, недопущения впредь (например, несовершеннолетний расточитель может быть лишён права распоряжаться заработком, стипендией и другими доходами)2.

По мнению Н.С. Малеина, "идея злоупотребления правом не получила ясного и убедительного обоснования и объяснения в современной литературе. В специальной монографии3 о пределах осуществления гражданских прав под злоупотреблением правом понимаются такие случаи, когда управомоченный субъект действует в границах принадлежащего ему субъективного права, в рамках тех возможностей, которые составляют содержание данного права, но использует такие формы его реализации, которые выходят за установленные законом пределы осуществления права. Но одно из двух: или субъект действует в границах "принадлежащего ему права" и тогда не злоупотребляет своим правом, или он выходит "за пределы, установленные законом", и, таким образом нарушая закон, не злоупотребляет правом, а совершает элементарное правонарушение, за которое должна следовать ответственность. В обоих случаях для идеи и общей нормы о злоупотреблении правом нет места"4.

Другие учёные придерживаются противоположного мнения. Так, В.Д. Горобец считает, что злоупотребление правом представляет собой осуществление субъективного права в противоречии с его назначением. В результате злоупотребления правом причиняется ущерб правам и законным интересам граждан, государству и обществу в целом5.

Югославский правовед Радмила Кавачевич-Куштрумович под злоупотреблением правом понимает осуществление права в противоречии с общепризнанной и защищённой законом целью или в противоречии с господствующей моралью общества6.

анализируя проблему злоупотребления правом, отметим, что в юриспруденции под злом (в зависимости от отрасли права т правовой системы страны) понимаются вред (ущерб) или убытки. Вредом называется уничтожение материальных и нематериальных благ. Под убытками следует понимать реальный ущерб, а также упущенную выгоду. Высшее предназначение права — минимизировать возможность причинения вреда (ущерба, убытков) одним субъектом другому посредством защиты интересов личности, общества, государства, установления равной для всех меры свободы, возведения в закон справедливости. Употребление права во зло всегда приводит к умалению чьих-либо интересов и, в конечном счёте, к торжеству несправедливости.

Подчеркнём, что в идеале субъективное право и возможность его практической реализации предоставляется человеку для обеспечения своих жизненных потребностей (например, право на отдых, на охрану здоровья), а также для реализации своего творческого потенциала (право на образование, на труд), но не для причинения вреда другим.

Итак, злоупотребление правом есть такая форма реализации права в противоречии с его назначением, посредством которой субъект причиняет вред другим участникам общественных отношений.

Что же представляет собой субъективное право, которым можно злоупотреблять? Общеизвестно, что субъективное право — это мера возможного поведения субъекта. Данная мера и форма её практической реализации определяются не только законодательством, но и нравами, обычаями, господствующими в обществе, а также собственными представлениями человека о добре и зле, то есть его моральным сознанием. Поскольку законодательство зачастую пробельно и противоречиво, а господствующая в обществе мораль изменчива, границы дозволенного поведения, особенно при общедозволительном типе правового регулирования, очерчены нечётко. Довольно широкий простор, предоставленный субъекту в выборе способов реализации своего субъективного права, и лежит в природе злоупотреблений.

Представляется, что под субъективным правом в широком смысле следует понимать не только различные права, но и свободы (например, свободу слова, печати, собраний), а также властные и должностные полномочия, недобросовестное использование которых наиболее часто встречается в практике. Такой подход позволяет проанализировать любое поведение субъекта по реализации своих прав. Поэтому субъектами, злоупотребляющими своими правами, могут быть:

· носители конституционных прав и свобод (граждане, политические партии, средства массовой информации);

· предприятия, учреждения, организации (например, предприятие-монополист, злоупотребляющее доминирующим положением на рынке);

· государственные органы и их должностные лица.

Исследование законодательства, регламентирующего поведение (деятельность) вышеуказанных субъектов, даёт возможность классифицировать различного рода злоупотребления правом на правомерные (легальные) и противоправные.

В первом случае субъект, злоупотребляя правом, не нарушает правовых предписаний и, следовательно, не посягает на чьи-либо права и законные интересы, а затрудняет их осуществление, препятствует возможности их реализации другими субъектами права. Так, автолюбитель, двигаясь по улице города со скоростью 20 км/ч из-за боязни попасть в аварию и тем самым создавая затор, не нарушает право других водителей развивать скорость до 60 км/ч, а лишь временно ограничивает возможность реализовать это право на практике.

Интересные примеры правомерного злоупотребления коллективными правами и общественными свободами приводит французский учёный П. Сандевуар7. Так, по его мнению, злоупотребление некоторыми работниками правом на забастовку затрудняет реализацию другими субъектами права на труд и на собственность в случае занятия забастовщиками служебных помещений (сидячая забастовка, мешающая работать небастующим сотрудникам) или выставления пикетов (становится невозможным проход на рабочее место). аналогичная картина складывается при блокировании портов, отказе от разгрузки скоропортящихся продуктов.

Правомерное злоупотребление правом причиняет вред не охраняемым законом отношениям, поэтому такие злоупотребления в зависимости от конкретных обстоятельств можно рассматривать как аморальные или нецелесообразные.

Субъект действует аморально, если не соотносит своё поведение с конкретно-историческими представлениями о добре и зле, хорошем и плохом, с общечеловеческими ценностями, регулирующими отношение людей друг к другу, к семье, обществу, государству. В последнее время наиболее часто стали встречаться случаи правомерного злоупотребления свободой совести и свободой вероисповедания представителями тоталитарных сект. Под их влиянием люди "добровольно" бросают учёбу или работу, уходят из семьи, передают своё имущество в собственность религиозной организации, воспитывают детей исключительно в соответствии с догмами своего вероучения.

Субъект поступает нецелесообразно, если указанной в законе цели можно рациональнее достичь путём использования других правовых средств. Например, в результате обобщения прокурорских проверок признано нецелесообразным применение следователями такой меры пресечения, как содержание под стражей, к лицам, впервые совершившим нетяжкие преступные деяния.

Таким образом, правомерные злоупотребления правом происходят при реализации субъектом своих прав в виде использования правовых предписаний. Поскольку субъектом соблюдаются запрещающие нормы, он не совершает правонарушений и не подлежит юридической ответственности.

Другой формой злоупотребления правом являются противоправные и наказуемые деяния. Однако это не любые правонарушения, а только такие, которые совершаются субъектами, реализующими свои права, свободы или властные полномочия. Обычное нарушение правового запрета нельзя рассматривать в качестве противоправного злоупотребления правом. Действительно, убийца или грабитель, осуществляя объективную сторону своего деяния, никоим образом не реализует тем самым своих субъективных прав. Другое дело, когда субъект, реализуя свои законные права, выходит за рамки правовых предписаний и совершает такие преступления, как "Злоупотребление должностными полномочиями" (ст. 285 УК РФ), "Злоупотребления при выпуске ценных бумаг" (ст. 185 УК РФ), "Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами" (ст. 202 УК РФ) и др.

Данная форма злоупотреблений характеризуется следующими признаками:

1) субъект противоправно реализует предоставленное ему субъективное право;

2) реализацией субъективного права причиняется вред охраняемым законом отношениям, нарушаются права, законные интересы личности, общества, государства);

3) наличествует причинно-следственная связь между противоправным деянием и негативными последствиями.

Очень часто целенаправленное злоупотребление правом является не только конкретно установленным в законе видом правонарушения, но и способом совершения других правонарушений. Например, злоупотребление свободой собраний, митингов и демонстраций может обернуться массовыми беспорядками. Журналисты, злоупотребляющие свободой массовой информации, зачастую совершают такие преступления, как клевета, оскорбление, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды.

В целях ограничения негативных проявлений употребления прав и свобод во зло действующее законодательство содержит ряд принципиальных положений.

Во-первых, чтобы не допустить целенаправленное злоупотребление правом. Так, ст. 18 Основного закона ФРГ предписывает: "Тот, кот злоупотребляет свободой мнений, печати, свободой преподавания, собраний, объединений, тайной переписки, почтовой связи и телесвязи, свободой собственности или правом убежища для борьбы против основ свободного демократического строя, лишается этих прав".

Во-вторых, чтобы исключить дальнейшую возможность конкретного субъекта злоупотреблять своим субъективным правом. Например, ст. 69 Семейного кодекса РФ устанавливает, что родители могут быть лишены родительских прав, если они злоупотребляют своими родительскими правами, а именно: заставляют детей попрошайничать, не разрешают им учиться.

В третьих, чтобы воспрепятствовать злоупотреблению правом в какой-либо сфере общественных отношений. Так, ст. 10 ГК РФ ("Пределы осуществления гражданских прав") предписывает: "Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке.

В случае несоблюдения вышеуказанных требований арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права".

Правовым последствием целенаправленных злоупотреблений правом является не только возложение на виновного мер юридической ответственности, но также и лишение его конкретного субъективного права либо отказ в защите принадлежащих ему прав.

Противоправное злоупотребление правом отличается от правонарушения в традиционно понимаемом смысле тем, что субъект в данном случае совершает противоправное деяние посредством реализации своего субъективного права и первоначальная стадия его деяния находится в рамках закона.

Зарубежное законодательство к злоупотреблениям правом относит не только должностные преступления, но и целый ряд других деяний, среди которых есть и такое, как превышение пределов необходимой самообороны. Интересно, что критерий такого превышения терминологически обозначается как "неправильный выбор зла". Согласно § 503 УК штата Пенсильвания любой человек имеет право обороняться от противоправного посягательства, но, реализуя это право в процессе самообороны, он не должен причинить нападающему зла больше, чем это необходимо. Таким образом, УК запрещает использовать во зло право на самооборону в буквальном смысле этого слова.

Перейдём к проблеме злоупотребления властью. Власть в правовом аспекте представляет собой не что иное, как совокупность довольно широкого объёма полномочий, предоставленных в установленном законом порядке государственным органам и должностным лицам для осуществления возложенных на них функций.

В идеале государственная власть, которой наделён чиновник, даётся ему обществом для проведения политики в целях достижения общего блага, а не собственной выгоды или причинения социального зла. Однако ещё Платон писал о возможности злоупотребления властью со стороны правителей. Для минимизации такого рода злоупотреблений, предотвращения узурпации власти и была разработана теория разделения властей, а также концепция правового государства. Шарль Луи Монтескье (1689—1755) писал: " Чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга. Возможен такой государственный строй, при котором никого не будут понуждать делать то, к чему его не обязывает закон, и не делать того, что закон ему дозволяет".

В настоящее время (в демократических государствах) возможность злоупотреблять правом (властью) ограничена достаточно эффективно работающей системой сдержек и противовесов. Президент подписывает законы и тем самым сдерживает "законодательный произвол" парламента. Ответственное перед парламентом правительство ограничено в возможностях злоупотреблять своими полномочиями. Видоизменились и формы злоупотребления властью. Например, президент может злоупотреблять правом вето, парламент имеет право бесконечно долго рассматривать социально необходимые законопроекты и т.п.

Представляется, что наличие реальной возможности злоупотреблять правом (властью) — достаточно важный показатель того, как, во-первых, функционирует система разделения властей и, во-вторых, насколько правильно она сконструирована и закреплена в действующей конституции. Чем больше вероятность злоупотребления властью со стороны президента, парламента, правительства или судебной системы, тем хуже функционирует механизм сдержек и противовесов.

Разберём конкретный пример. Конституция РФ (ч. 4 ст. 111) наделяет Президента РФ правом представлять в Государственную Думу РФ кандидатуру Председателя Правительства и после её трёхкратного отклонения распускать Государственную Думу и назначать новые выборы.

Возникает вопрос: злоупотребил ли Президент РФ своим правом, когда трижды предлагал одну и ту же кандидатуру премьера? Формально-юридически — нет. К этому мнению пришёл и конституционный Суд РФ, рассмотрев дело о толковании положений ч. 4 ст. 111 Конституции РФ. Однако, как представляется, проблема гораздо глубже. Вполне очевидно, что в данной ситуации механизм сдержек и противовесов не сработал (это отметили в своих особых мнениях судьи Н.В. Витрук и В.О. Лучин). Парламент не наделён Конституцией силой реально сдерживать злоупотребления со стороны Президента. Получается, что, независимо от согласия Думы, Председателем Правительства всё равно будет первоначально предложенный кандидат. В таком случае, и это вполне очевидно, теряется всякий смысл данной конституционной процедуры. Президент может реально (и вполне конституционно) злоупотребить своей властью. Исходя из предложенного в настоящей статье подхода, это будет легальное злоупотребление.

По мнению В.О. Лучина, "в данной ситуации "несговорчивость" Государственной Думы пресекается её роспуском, а Президент может навязать свою волю, не опасаясь неблагоприятных для себя последствий. О каком механизме сдержек и противовесов можно в этом случае говорить?

Недопустимость представления отклонённой кандидатуры без согласия Государственной Думы вернуться к её обсуждению, равно как и необходимость роспуска Государственной Думы после трёхкратного отклонения представленных кандидатур председателя Правительства РФ Государственной Думой (ч. 4 ст. 111), наряду с другими гарантиями, позволяют избежать злоупотребления правом как сто стороны Президента, так и со стороны Государственной Думы"9.

Таким образом, отсутствие конституционной возможности у какой-либо из ветвей власти легально злоупотреблять правом — свидетельство слаженности системы разделения властей. Представляется, что во избежание злоупотреблений наиболее важные конституционные процедуры должны быть более детально урегулированы правом с учётом тезиса Монтескье о том, что каждый человек, наделённый властью, склонен злоупотреблять ею.

Подведём некоторые итоги. Новый подход к проблеме злоупотребления правом заключается в следующем. Исследуемое явление необходимо рассматривать не только с точки зрения конкретной отрасли права, что неизбежно приведёт к односторонности, но и с позиции общей теории права во всём многообразии его проявлений в правовой действительности.

Подобный подход позволяет утверждать, что субъект будет злоупотреблять любым предоставленным ему правом, свободой, властью, должностным положением в том случае, если он, реализуя своё субъективное право, причинил зло (вред, нанёс ущерб) другим участникам общественных отношений. Если субъект причинил вред охраняемым законом отношениям, то мы имеем дело с противоправным злоупотреблением. Если вред причинён не охраняемым законом общественным отношениям, то перед нами легальное злоупотребление правом, то есть такое, при котором субъект либо аморально, безнравственно, нецелесообразно по отношению к другим реализует своё субъективное право, либо не должным образом пользуется своим особым правовым статусом (депутатским или дипломатическим иммунитетом), осуществляя своё субъективное право в противоречии с его назначением. К примеру, дипломатическим иммунитетом лицо наделяется в целях наиболее эффективного осуществления представительских функций, а не для того, чтобы безнаказанно нарушать Правила дорожного движения в стране пребывания.

Поэтому злоупотребление правом необходимо рассматривать не только как разновидность правонарушений, но и как правомерное поведение. Причём при правомерном злоупотреблении субъект, реализуя свои права, причиняет зло, выходя за рамки действия права, и нарушает нормы других социальных регуляторов (моральные, политические, религиозные, внутрисемейные и пр.), а при противоправном — действует в сфере правового регулирования.

Предложение некоторых учёных рассматривать злоупотребление правом в качестве самостоятельного вида правового поведения представляется интересным, но спорным. По мнению А.С. Шабурова, злоупотребление правом не связано с нарушением конкретных запретов, невыполнением обязанностей (что характерно для правонарушения). Поскольку при злоупотреблении субъект действует в рамках предоставленного ему субъективного права, противоправность как основной юридический признак правонарушения здесь отсутствует10.

Такое утверждение верно лишь отчасти в отношении легальных злоупотреблений. В других случаях оно представляется сомнительным. Так, закон РФ "О средствах массовой информации" обязывает журналиста проверять объективность и достоверность информации, запрещает злоупотреблять правами журналиста, распространяя слухи под видом достоверных сообщений. Не секрет, что в погоне за сенсациями журналисты не всегда выполняют возложенную на них п. 2 ст. 49 Закона обязанность проверять достоверность сообщаемой им информации. Распространив в целях увеличения тиражности своей газеты очередную "сенсацию", репортёр нарушает запрет ст. 51 Закона ("Недопустимость злоупотребления правами журналиста") на распространение слухов под видом достоверных сообщений. Получается, что журналист, реализуя свои профессиональные права, злоупотребляет ими. Причём это злоупотребление связано как с нарушением конкретных запретов, так т с невыполнением обязанностей.

Вряд ли приведённый пример относится к самостоятельному виду правового поведения. Перед нами, по-видимому, типичное правонарушение. Проблема в другом. Столь часто встречающееся в практике злоупотребление журналистами своими правами является легальным злоупотреблением, поскольку действующее законодательство не предусматривает ответственности за его совершение.

Своеобразие злоупотреблений правом заключается в том, что некоторые из них являются легальными только в силу пробельности законодательства. Но они, строго говоря, не считаются правонарушениями не потому, что отсутствует признак противоправности (как утверждает А.С. Шабуров), а в силу отсутствия такого признака, как наказуемость.

Другой тезис, согласно которому "отрицание противоправности злоупотребления правом не даёт оснований для характеристики его как поведения правомерного, ибо последнее всегда социально полезно"11, также вызывает возражения. Получается, если право — исключительно социально полезное явление, то им вообще нельзя злоупотребить, как нельзя злоупотребить добром. Однако право не может быть исключительно возведённым в закон добром. Право, по мысли В.С. Соловьёва, есть принудительное требование реализации определённого минимального добра, или порядка, не допускающего известных крайних проявлений зла12. И вот как раз в той сфере, где право не совпадает с моралью, и возможны легальные злоупотребления правом.

В контексте исследуемой проблемы социальная вредность — это сущностная характеристика злоупотребления правом (которая позволяет определить факт причинения зла в процессе реализации субъективного права), а не критерий его определения.

Иными словами, если деяние не противоправно, то оно правомерно.

Таким образом, злоупотребление правом становится возможным при наличии следующих составляющих:

1) закрепление в законе субъективного права (наличие управомочивающей нормы);

2) реальная возможность реализации субъективного права;

3) реализация субъективного права на практике, при которой субъект не исполняет корреспондирующую праву обязанность;

4) субъект причиняет вред общественным отношениям;

5) субъект поступает нецелесообразно или аморально.

Злоупотребление правом не является особым видом правового поведения. Оно представляет собой такую форму реализации субъективного права в противоречии с его назначением, при которой субъект, используя управомочивающие нормы, ущемляет интересы других лиц посредством совершения правонарушений или аморальных проступков.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 118.

2 См. подробнее: Гражданское право России. Часть первая. Учебник / Под ред. З.И. Цыбуленко. М., 1998. С. 246—249.

3 Н. С. Малеин имеет в виду работу: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. М., 1992.

4 Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 160.

5 См.: Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994. С. 324.

6 См.: Интересная книга о злоупотреблении правом // Государство и право. 1997. № 4. С. 122—124.

7 См.: Сандевуар П. Введение в право. М., 1994. С. 303.

8 Монтескье Ш. Избранные произведения. М., 9155. С. 289.

9 См. подробнее: Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. № 52. Ст. 6447.

10 См.: Теория государства и права. Учебник / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Перевалова. М., 1998. С. 413—414.

11 Там же.

12 См.: Соловьёв В.С. Избранные произведения. Ростов-на-Дону, 1998. С. 518.


Комментируем публикацию: Злоупотребление правом (новый подход к проблеме)


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.