Институт административной ответственности в России на современном этапе (Теоретические проблемы)

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Институт административной ответственности в России на современном этапе (Теоретические проблемы). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-29

АВТОР: В. И. Ивакин

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №3,2001


В системе юридической ответственности особое место занимает институт административной ответственности, который имеет свои признаки, свой специфический состав и вместе с тем общие черты с другими видами ответственности.

Сначала рассмотрим, какие же есть определения административной ответственности. В словаре по административному праву под административной ответственностью понимается самостоятельный вид юридической ответственности физических и юридических лиц, установленной законодательными актами в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов организаций, охраны природных ресурсов, всех форм собственности, безопасности, охраны общественного порядка, а также порядка осуществления государственной власти1.

В данном определении анализируемое понятие рассматривается как один из видов юридической ответственности, где субъектами могут выступать как физические, так и юридические лица. Кроме этого, указывается, что административная ответственность устанавливается законами и направлена на охрану различных объектов: собственности, общественного порядка, прав и свобод граждан.

Профессор А.Б. Агапов под административной ответственностью понимает разновидность правовой ответственности, субъектами которой являются Российская Федерация и ее регионы, уполномоченные ими юридические лица — органы исполнительной и законодательной власти, суды, наделенные полномочиями в сфере административного правосудия, должностные лица указанных органов, а также физические лица2.

А вот какое определение предлагает проф. А.П. Алехин, отмечающий, что административная ответственность — это вид юридической ответственности, которая выражается в применении уполномоченным органом или должностным лицом административного взыскания к лицу, совершившему правонарушение3.

В вышеназванных дефинициях подчеркивается, что административная ответственность — это реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных взысканий к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение4.

В приведенных понятиях отмечается, что административная ответственность применяется уполномоченным органом или должностным лицом.

Свое понимание этого вопроса выдвигает проф. Д.М. Овсянко, считающий, что административная ответственность — это применение государственными органами, должностными лицами и представителями власти установленных государством мер административного наказания к гражданам, а в соответствующих случаях — и к организациям за нарушение законности и государственной дисциплины5.

В одном из учебных пособий под административной ответственностью понимается административное принуждение в виде применения уполномоченным органом (должностным лицом) административного взыскания к лицу, совершившему административное правонарушение6. Данное определение не совсем верно, если его рассматривать применительно к ч. 1 ст. 16 КоАП РСФСР, поскольку в этой норме сказано, что военнослужащие и призванные на сборы военнообязанные, а также лица рядового и начальствующего составов органов внутренних дел несут ответственность за административные правонарушения по дисциплинарным уставам.

Проблемным является вопрос определения круга органов (должностных лиц), которые полномочны рассматривать дела об административных правонарушениях7. Они перечислены в 44 статьях КоАП (ст. 199-224-11), из которых видно, что административные взыскания применяются довольно широким кругом уполномоченных органов (должностных лиц) исполнительной власти, местного самоуправления, а также судами, хотя при введении в действие КоАП такое право имело менее 20 органов8.

Довольно большое число субъектов, имеющих право привлекать к административной ответственности, названо и в Кодексе Казахской ССР об административных правонарушениях; они перечислены в ст. 213-237 и др.9. В этих статьях, например, органы казначейства, национального патентного ведомства и Национального банка Республики Казахстан, каковых в аналогичном российском акте не обнаружено.

Количество органов (должностных лиц), имеющих право налагать административные взыскания, возрастает. Большинство федеральных органов исполнительной власти, перечисленных в Указе Президента Российской Федерации “О структуре федеральных органов исполнительной власти” от 18 мая 2000 г., имеет право налагать административные взыскания. Не вправе привлекать к административной ответственности Правительство Российской Федерации, а также некоторые государственные органы, отнесенные к иным федеральным институтам исполнительной власти, Главное управление специальных программ Президента РФ и Управление делами Президента РФ10. Следует сказать, что пробельность, существующая в административном законодательстве, отрицательно сказывается на практике применения административной ответственности.

Так, в КоАП отсутствует норма о том, что могут налагать административные взыскания должностные лица Государственной жилищной инспекции. Поэтому законодатель субъектов РФ поспешил сам внести соответствующие изменения в законодательные акты. В п. 16 ст. 13 Кодекса Свердловской области об административной ответственности говорится, что дела об административных правонарушениях, предусмотренных Кодексом, рассматриваются в том числе и должностными лицами Государственной жилищной инспекции Комитета по жилищно-коммунальному хозяйству правительства Свердловской области11. Тем не менее в Положении о федеральной жилищной инспекции говорится, что налагать административные взыскания вправе сама жилищная инспекция, но при этом не расшифровывается, может ли налагать взыскания инспектор этой инспекции, а не только ее руководитель в субъекте РФ.

Конечно, правильно отмечается, что множественность субъектов административной юрисдикции создает условия для оперативного и экономного производства12. В то же время проф. Д.Н. Бахрах справедливо подчеркивал, что часто административное законодательство применяют должностные лица, не имеющие юридического образования (работники ГАИ, рыбоохраны, государственные санитарные инспектора и др.). Поэтому в деятельности органов, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, еще немало случаев отступления от закона13.

Следует отметить, что административная юрисдикция осуществляется многими органами, образующими систему органов административной юрисдикции, построенную по территориально-отраслевому принципу14. И если к уголовной ответственности могут привлекать только суды, то вряд ли на них можно возложить обязанность по рассмотрению всех административных дел. В то же время в ст. 118 Конституции Российской Федерации сказано, что правосудие в РФ осуществляется только судом.

Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного и административного судопроизводства. Полагаем, что рассмотрение административных дел другими органами является нарушением Основного закона страны. Суды не смогут справиться с лавиной административных дел. Передача судебных полномочий, вероятно, обусловлена следующими обстоятельствами: специальные познания сотрудников; наличие у административных органов надзорных функций; сложная, громоздкая и длительная процедура дел в судах. Такая ситуация налицо и в других странах15. Одним из недостатков рассмотрения дел, допустим, государственными органами управления, является то, что при обжаловании действий нижестоящего органа (должностного лица) вышестоящему, последний становится, по сути, судьей, в своем собственном деле, и в данном случае вряд ли можно рассчитывать на объективность разрешения спора. Вместе с тем, например, в условиях чрезвычайного положения, на наш взгляд, необходимо наделение органов исполнительной власти чрезвычайными полномочиями, что и поддерживается учеными-административистами.

Так, проф. А.П. Коренев отмечает, что использование мер административного взыскания усиливается в условиях чрезвычайного положения. Это обусловлено необходимостью скорейшей ликвидации угрозы безопасности граждан, восстановления нормальных условий для жизнедеятельности населения и правопорядка. Законодательство о чрезвычайном положении наделяет государственные органы, осуществляющие управление в этих условиях, чрезвычайными полномочиями16.

В связи с этим можно в соответствующей статье нового Административного кодекса отразить, что, например, административный арест в условиях режима чрезвычайного положения может кроме суда (судьи) также назначаться военным комендантом или начальником органов внутренних дел. Аналогичная норма закреплена в ст. 29 Кодекса Республики Узбекистан об административной ответственности, принятом 22 сентября 1994 г. Есть и другие проблемы, связанные с органами, рассматривающими дела об административных правонарушениях и налагающими за них взыскания.

До настоящего времени учеными-административистами, такими как Д.Н. Бахрах, И.А. Галаган, И.И. Веремеенко, Б.М. Лазарев, А.Е. Лунев и другими проделана колоссальная работа по разработке проблем административной ответственности, тем не менее не все они решены.

В частности, как отмечает видный российский ученый проф. К.С. Бельский, определение административной ответственности как применение административного взыскания к лицу, совершившему административный проступок, свидетельствует о том, что в анализе и изложении данной проблемы теория не продвинулась вперед17. “Наказательный” подход к определению понятия административной ответственности не раскрывает данную категорию полностью, не показывает все ее структурные элементы и замыкается на одном, фактически отождествляя понятия “ответственность” и “наказание”.

Поэтому проф. К.С. Бельский полагает, что административная ответственность характеризуется такими признаками, как механизм, функционирующий на основе административно-материальных и административно-процессуальных норм, которые содержатся в различных законодательных актах. Второй признак связан с основанием административной ответственности: она возникает только в связи при совершении административного правонарушения. Третий признак указывает на то, что административная ответственность реализуется в охранительном правоотношении, в рамках которого правонарушитель отвечает за противоправное поведение перед органом (должностным лицом), наделенным полномочиями применять взыскания. Четвертый признак характеризует ответственность как самостоятельное производство — производство по делам об административных правонарушениях, т.е. как особый процессуальный порядок, включающий в себя относительно компактные и расположенные в определенном порядке группы процессуальных действий18.

Важнейшей проблемой института административной ответственности является уточнение перечня мер административных взысканий19. Напомним, что в КоАП 1984 г. по состоянию на январь 2001 г. было предусмотрено 8 санкций, в том числе:

1) предупреждение;

2) штраф;

3) возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения;

4) конфискация предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения;

5) лишение специального права, предоставленного данному гражданину (права управления транспортными средствами, права охоты, права на эксплуатацию радиоэлектронных средств или высокочастотных устройств);

6) исправительные работы;

7) административный арест;

8) административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства.

В одном из проектов КоАП РФ среди санкций не названы исправительные работы20, поскольку, как сказано в пояснительной записке к этому документу, применяемые исключительно по месту работы они по существу являются “штрафом в рассрочку”.

Заметим, что исправительные работы в настоящее время не предусмотрены законодательством ряда стран (например, Казахстан, Узбекистан).

Следует сказать, в ст. 24 КоАП РСФСР зафиксировано, что кроме перечисленных взысканий могут устанавливаться и иные. Так, Таможенный кодекс РФ к административным взысканиям относит, в частности, отзыв лицензии или квалификационного аттестата, выданных таможенными органами РФ на осуществление определенных видов деятельности, а также конфискацию товаров и транспортных средств и взыскание до 300% стоимости товаров и транспортных средств в связи с нарушением таможенных правил (ст. 242, 273, 274 ТК)21.

В других странах применяется и ряд иных взысканий. Так, в Республике Казахстан применяются также такие меры воздействия как установление надзора за предпринимательской деятельностью и лишение лицензии (патента) на определенный вид деятельности22. И если в РФ нет взысканий, которые являлись бы лишь дополнительными23, то в соответствии со ст. 31-1 Кодекса Казахской ССР об административных правонарушениях надзор за предпринимательской деятельностью граждан — хозяйствующих субъектов устанавливается как дополнительное взыскание на срок до одного года и осуществляется путем возложения на этих субъектов обязанности по представлению в соответствующие контролирующие органы ежемесячных отчетов о результатах своей финансовой и хозяйственной деятельности24. Кроме этого, по законодательству Казахстана возможно временное лишение лицензии (патента) на срок до шести месяцев (ст. 31-2).

Вместе с тем учеными Казахстана отмечается, что надзор за предпринимательской деятельностью и лишение лицензии являются нетипичными мерами административного взыскания и не применяются в России, Узбекистане и других странах25.

Своеобразная штрафная санкция установлена законом РФ “О приватизации государственных и муниципальных предприятий” от 3 июля 1998 г. — до 20% стоимости объекта приватизации, если победитель конкурса или аукциона отказывается от оплаты покупки объекта приватизации. При этом суммы штрафа могут составить сотни миллионов рублей26.

Следующей важной проблемой административной ответственности является распространение действия КоАП на юридических лиц. Сейчас нормы об административной ответственности юридических лиц предусмотрены во многих отраслях права и нуждаются в кодификации для упорядочения таких лиц. Предлагается к юридическим лицам применять следующие взыскания:

предупреждение;
штраф;
административный арест;
конфискация;
взыскание стоимости предметов, явившихся орудиями совершения или непосредственными объектами правонарушения;
лишение специального права, разновидностью которого, на наш взгляд, является приостановление действия лицензии, например, на осуществление строительной деятельности сроком до трех месяцев27;
ликвидация юридического лица28.
Следует отметить, что в настоящее время в теории российской правовой науки нет фундаментальных исследований, посвященных административной ответственности юридических лиц, имеются только отдельные статьи. Нет и четкой позиции относительно того, должны ли нести юридические лица административную ответственность.

Более того, в литературе отмечается, что все отрасли российского права, за исключением административного (курсив наш) и уголовного, признают как коллективный субъект правонарушения, так и коллективный субъект ответственности29.

Например, в одном из исследований указывается, что субъектом, то есть лицом, которое может нести ответственность за совершение административного проступка, может быть только физическое лицо (гражданин, индивидуальный предприниматель, должностное лицо предприятия). Доказательством этому, по мнению авторов, является то, что в соответствии со ст. 23 КоАП РСФСР административное взыскание применяется в целях воспитания лица, совершившего правонарушение, в духе соблюдения законов, уважения к правилам общежития30, т.е. в этом акте речь идет о физических лицах. Следует отметить, что это действительно так, поскольку КоАП РСФСР предусматривал административную ответственность исключительно физических лиц. Проект Административного кодекса РФ предусматривает ответственность юридических лиц, об этом, в частности, сказано в ст. 2-11: юридическое лицо подлежит административной ответственности за административное правонарушение в случаях, прямо предусмотренных нормами раздела II Кодекса или закона субъекта РФ.

В ч. 2 ст. 2.11 записано, что если в нормах Административного кодекса не указано, применяются ли они к физическому лицу или юридическому лицу, данные нормы в равной мере действуют в отношении того и другого лица, за исключением случаев, когда по смыслу они относятся и могут быть применены только к физическому лицу. В ст. 3.2 зафиксировано, что в отношении юридических лиц могут применяться такие административные взыскания, как:

предупреждение;
административный штраф;
возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения;
конфискация предмета, явившегося орудием совершения или иным объектом административного правонарушения.
В сфере экологии по проекту Административного кодекса, который разрабатывался Комитетом Государственной Думы Федерального Собрания РФ по законодательству и судебно-правовой реформе, юридические лица, в частности, могут привлекаться к ответственности за следующие правонарушения:

порча земель;
невыполнение землепользователем обязанностей по приведению земель в состояние, пригодное для пользования по назначению;
нарушение правил ведения хозяйственной деятельности в водоохранной зоне;
невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов, ухудшающих состояние почв;
нарушение правил охраны водных объектов;
неиспользование оборудования для очистки выбросов в атмосферу и сброса сточных вод в водные объекты.
В ст. 84 Закона РФ “Об охране окружающей природной среды” сказано, что предприятия, учреждения и организации, виновные в совершении экологических правонарушений, несут административную ответственность за следующие проступки:

несоблюдение стандартов, норм и иных нормативов качества окружающей природной
среды;
неподчинение предписаниям органов, осуществляющих государственный экологический контроль;
превышение установленных нормативов предельно допустимых уровней шума, вибрации, магнитных полей и иных вредных физических воздействий.
Закон, где содержатся указанные нормы, является актом прямого действия, поэтому ответственность за экологические проступки, предусмотренные ст. 84, наступает независимо от внесения изменений в КоАП: согласно ч. 2 ст. 2 КоАП законодательные акты об административных правонарушениях до включения их в КоАП применяются на территории России непосредственно31. Как отмечает проф. А.И. Лукьянов, необходимость в распространении действия КоАП на юридических лиц объясняется тем, что в связи с переходом страны к рыночной экономике в последние годы уже принят ряд законов прямого действия, предусматривающих административную ответственность юридических лиц за правонарушения в области строительства, природопользования и пр. Вместе с тем, подчеркивает он, наложение административного взыскания на юридическое лицо не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновных физических лиц32. Более того, согласно п. 3 ст. 23 нового ГК РФ, к индивидуальным предпринимателям применяются гражданско-правовые нормы, регулирующие деятельность юридических лиц. С учетом этого предлагается и в Кодексе об административных правонарушениях действие норм, предусматривающих административную ответственность юридических лиц, распространить на индивидуальных предпринимателей33. В других актах уже сейчас предприниматели приравнены к юридическим лицам. Так, в соответствии с п. 1 ст. 2 ФЗ “Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции” от 8 июля 1999 г.34, если деятельность юридического лица (организации) по промышленному производству и обороту этилового спирта, алкогольной спиртосодержащей продукции или индивидуального предпринимателя по розничной продаже алкогольной продукции осуществлялась без соответствующей лицензии, то юридические лица, наделенные правомочиями лицензиата, и физические лица, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, могут быть подвергнуты административному штрафу в размере от 500 до 1000 МРОТ с конфискацией этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции в таре и (или) упаковке, а также оборудования и сырья. В то же время законодательство субъектов федерации имеет тенденцию к разграничению индивидуальных предпринимателей и организаций. Так, в ст. 7 Кодекса Свердловской области об административной ответственности сказано об особенностях привлечения к административной ответственности индивидуальных предпринимателей.

В ст. 8 этого акта говорится, что организации, в том числе организации, ответственные за выполнение специальных правил, привлекаются к ответственности за совершение административных правонарушений независимо от привлечения к административной ответственности их должностных лиц или лиц, выполняющих в них управленческие функции.

В п. 2 ст. 8 указывается, что организации освобождаются от административной ответственности в случае, когда правонарушение произошло вследствие непреодолимой силы (чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств) либо уголовно наказуемого деяния. С содержанием п. 2 мы согласны, за исключением формулировки “уголовно наказуемого деяния”. Последнее по законодательству РФ может быть совершено только физическим лицом. Из смысла п. 2 ст. 8 вытекает, что уголовно наказуемое деяние может быть совершено и организацией.

Правильно отмечается, что законодательство об административной ответственности организацией еще не представляет собой систему, сложившуюся на основе четкой концепции законодателя. Следует сказать, что в новых административных кодексах некоторых стран СНГ административной ответственности юридических лиц не предусмотрено. Так, данный вид ответственности отсутствует в Кодексе Республики Узбекистан об административной ответственности.

Как отмечает проф. А.П. Алехин, в ряде случаев узаконена возможность сочетания административной ответственности юридических и должностных лиц35. Эту особенность подмечает и Е.Ф. Мосин, который пишет, что в нормативных правовых актах понятие административной ответственности юридических лиц применяется обычно в сочетании с административной ответственностью руководителей юридических лиц. Основной, если не единственной, мерой ответственности юридических лиц в современной правоприменительной практике является штраф36.

Характеризуя особенности административной ответственности юридических лиц, проф. Д.Н. Бахрах подчеркивает, что одним из признаков такой ответственности служит то, что “наличие вины не является обязательным условием для привлечения организаций к административной ответственности”. Во многих случаях сам факт противоправного поведения считается достаточным основанием для наложения административных взысканий, если причиной неправомерных действий не стала непреодолимая сила37.

Несколько иной подход у авторов учебника по административному праву, изданного в 1997 г. Московским государственным университетом. Они пишут, что признаки субъекта административного правонарушения в виде организации чаще всего фокусируются в деяниях тех или иных физических лиц, чаще должностных. Если деяния в законе обезличены, т.е. не обозначены лица, которые могут быть признаны виновными в совершении административного правонарушения, вина коллективного образования определяется по противоправным последствиям его деятельности38.

Выше мы отмечали, что к юридическим лицам применяется не только штраф. Это находит подтверждение и в других странах. Так, анализируя вопросы ответственности юридических лиц, С.А. Шапинова отмечает, что административная ответственность юридических лиц не сводится только к применению штрафов. Хотя здесь, как мы полагаем, следовало бы сказать, что на юридических лиц в виде взысканий налагается не только штраф. В противном случае речь идет об отождествлении административной ответственности и взысканий. Новые социальные условия, подчеркивает С.А. Шапинова, позволили усилить влияние административного штрафа на укрепление законности в деятельности юридических лиц, т.к. его крупные размеры призваны ощутимо отражаться на их имущественном положении. Не ограничившись санкцией в виде штрафа, законодатель установил и иные виды административных взысканий, налагаемых на юридических лиц, в частности, установление надзора за предпринимательской деятельностью, лишение лицензии (патента) на определенный вид деятельности, конфискация части или всего имущества, прекращение деятельности предпринимателя39.

Права юридических лиц регламентированы не КоАП, а специальными нормативными актами40. Следует отметить, что действующим законодательством субъектами административной ответственности признаются, как правило, организации, имеющие статус юридических лиц. Из этого правила есть исключение. Например, филиалы предприятий могут привлекаться к административной ответственности за некоторые нарушения налогового законодательства41.

Проблемой административной ответственности юридических лиц является отсутствие правового акта, в котором бы регулировались вопросы производства по наложению административных взыскании на коллективных субъектов.

Одной из важных проблем административной ответственности является разграничение предметов ведения между Россией и субъектами федерации. Правовой основой этого вопроса служит п. “к” ст. 72 Конституции РФ, где сказано, что в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится административное и административно-процессуальное законодательство.

Из этих правил следует, что в институт административной ответственности могут входить нормы, принимаемые как на федеральном уровне, так и в субъектах РФ.

Кроме Конституции РФ юридическим основанием разграничения служат и договоры, заключаемые между Федерацией и ее субъектами.

Так, в договоре между Российской Федерацией и Республикой Татарстан указывается, что органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан совместно осуществляются полномочия в сфере административного и административно-процессуального законодательства. Указанные выше нормы есть фундамент для установления административной ответственности республиками, краями, областями, т.е. всеми субъектами федерации. Однако, как отмечает видный российский ученый проф. А.И. Бобылев, такое разграничение, закрепленное в Конституции РФ, порождает много противоречий в практике регулирования отношений42.

До 1991 г. вопросы установления административной ответственности входили в компетенцию Союза ССР и союзных республик. Так, в ст. 3 Основ законодательства Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях 1980 г. было сказано, что ведению Союза ССР в области законодательства об административных правонарушениях, в частности, подлежат: установление административной ответственности за нарушение правил: по стандартизации и качеству продукции; паспортной системы; пограничного режима; таможенных правил и правил по борьбе с контрабандой. Ведению союзных республик подлежат: законодательство об административных правонарушениях по вопросам, не относящимся к ведению Союза ССР43. Субъекты Союза в 1984-1985 гг. приняли кодексы об административных правонарушениях, которые действуют до настоящего времени (Россия, Республика Казахстан).

Определенными полномочиями в сфере административной ответственности были наделены автономные республики, края, области, а также районы. В частности, в соответствии со ст. 6 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях районные, городские Советы в пределах, определяемых законодательными актами, могли принимать решения, предусматривающие административную ответственность за нарушения порядка в вопросах борьбы со стихийными бедствиями и эпидемиями.

В современных условиях произошли существенные изменения в правовом статусе районных, городских и других местных органов. В связи с этим высказывается мнение о том, что в настоящее время представительные органы местного самоуправления могут издавать и иные правила, за нарушение которых наступает административная ответственность, кроме тех, о которых говорится в ч. 2 ст. 6 КоАП РСФСР44.

Относительно ч. 1 ст. 6 КоАП высказывается мнение о том, что фактически она утратила силу, поскольку изменился правовой статус республик, краев и областей в составе Федерации45, они стали равноправными субъектами РФ. Их компетенция существенно расширилась, и, в частности, они вправе принимать законы.

Так, в определении Конституционного Суда РФ от 1 октября 1998 г. по запросу Законодательного Собрания Нижегородской области о проверке конституционности ч. 1 ст. 6 КоАП РСФСР46 подчеркивается, что из п. “к” ч. 1 ст. 72 Конституция РФ следует, что субъекты РФ вправе принимать собственные законы в области административных правонарушений, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения. В указанном определении также отмечено, что законодатель субъекта РФ, устанавливая административную ответственность за те или иные деяния, не вправе вторгаться в те сферы общественных отношений, регулирование которых составляет предмет ведения РФ, а также предмет совместного ведения при наличии по данному вопросу федерального закона, и обязан соблюдать общие требования, предъявляемые к установлению административной ответственности и производству по административным делам.

Данная позиция Конституционного Суда РФ в литературе подвергнута критике. Так, Р.И. Тарнапольский полагает, что с последним положением нельзя согласиться, поскольку это означает “узурпацию” федеральным центром полномочий по законодательству по предметам совместного ведения, ведет к ограничению прав субъектов федерации в этой области.

Исследователь считает, что по предметам совместного ведения могут издаваться законы субъектами РФ, даже при наличии федерального закона по данному вопросу. Дело в том, что федеральный закон может быть отчасти устаревшим либо не учитывать местных (природных, национальных, социально-экономических) особенностей субъектов РФ. Закон субъекта РФ может восполнить эти пробелы47.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Словарь административного права / Колл. авт. М., 1999. С. 8. (назад)

2 Агапов А.Б. Административная ответственность. Учебник. М., 2000. С. 22. (назад)

3 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации. Учебник. М., 1998. С. 282. (назад)

4 Административное право. Учебник / Под ред. Ю.М. Козлова, Л.Л. Попова. М., 2000. С. 335-336. (назад)

5 Овсянко Д.М. Административное право. Учебное пособие / Под ред. Г.А. Туманова. М., 1997. С. 29. (назад)

6 Административное право России (Конспект лекций в схемах). М., 1999. С. 82. (назад)

7 Студеникина М.С. К проекту Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях // Журнал российского права. 1998. №6. С. 113-121. (назад)

8 Масленников М.Я. Порядок применения административных взысканий. Учебно-практическое пособие. М., 1998. С. VII. (назад)

9 Кодекс Казахской ССР об административных правонарушениях. Алматы, 2000. (назад)

10 Агапов А.Б. Указ. соч. С. 59. (назад)

11 Кодекс Свердловской области об административной ответственности. Екатеринбург, 1998. (назад)

12 Бахрах Д.Н. Административная ответственность граждан в СССР. Учебное пособие. Свердловск, 1989. С. 158. (назад)

13 Там же. С. 5. (назад)

14 Административная деятельность органов внутренних дел. Часть Общая. Учебник. М., 2000. С. 261. (назад)

15 Административное право зарубежных стран. Учебное пособие. М., 1996. С. 24. (назад)

16 Коренев А.П. Административное право России. Учебник. В 3-х ч. Ч. 1. М., 1997. С. 217. (назад)

17 Бельский К.С. Административная ответственность: генезис, основные признаки, структура // Государство и право. 1999. №12. С. 12. (назад)

18 Бельский К.С. Об административной ответственности // В сб.: Институт административного права России / Отв. ред. И.Л. Бачило и Н.Ю. Хаманева. М., 1999. С. 236. (назад)

19 Там же. С. 17. (назад)

20 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях // Юридический вестник. 1997. Май. №10(64). (назад)

21 Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. №31. Ст. 1224. (назад)

22 Жетписбаев Б.А. Административная ответственность в Республике Казахстан. Учебное пособие / Под общей ред. А.А. Сартаева. Алматы, 2000. С. 80. (назад)

23 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Указ. соч. С. 297. (назад)

24 Кодекс Казахской ССР об административных правонарушениях. (назад)

25 Таранов А.А. Административное право Республики Казахстан. Академический курс. Алматы, 2000. С. 154. (назад)

26 Российская газета. 1993. 30 января. (назад)

27 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Указ. соч. С. 308. (назад)

28 Овчарова Е.В. Административная ответственность юридических лиц (материально-правовые проблемы) // В сб.: Институты административного права России. С. 258. (назад)

29 Шиндяпина М.Д. Стадии юридической ответственности. Учебное пособие. М., 1998. (назад)

30 Налоги и налоговое право / Под ред. А.В. Брызгалина. М., 1997. (назад)

31 Комментарий к Закону РФ “Об охране окружающей природной среды” // Рук. автор. колл. и отв. ред. С.А. Боголюбов. М., 1997. С. 284. (назад)

32 Лукьянов А.И. Пояснительная записка к проекту Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. (назад)

33 Кодекс РФ об административных правонарушениях. Проект // Юридический вестник. 1997. Май. №10. (назад)

34 Собрание законодательства РФ. 1999. №20. (назад)

35 См.: Алехин А.П. Указ. соч. С. 307. (назад)

36 Мосин Е.Ф. Административная ответственность за правонарушения в сфере бизнеса. СПб, 1998. С. 41. (назад)

37 См.: Бахрах Д.Н. Административная ответственность. Учебное пособие. М., 1999. С. 87. (назад)

38 Алехин А.П. Указ. соч. С. 307. (назад)

39 См.: Шапинова С.А. Административная ответственность юридических лиц // Известия Министерства науки. Академии наук РК. Серия общественных наук. №5 (217). Алматы. 1998. С. 30-31. (назад)

40 Закон РФ “Об административной ответственности предприятий, учреждений, организаций и объединений за правонарушения в области строительства” от 17 декабря 1992 г. // Ведомости Верховного Совета. 1993. №2. С. 58; Инструкция о порядке привлечения должностных лиц, граждан к административной ответственности и наложения штрафов на юридических лиц за санитарные правонарушения. Утверждена приказом Госкомсанэпиднадзора России 7 июля 1993 г. БНА. 1994. №3. С. 22-34; ФЗ “О пожарной безопасности” от 18 ноября 1994 г. // Cобрание законодательства РФ. 1994. №35. Ст. 3649. (назад)

41 Овчарова Е.В. Указ. соч. С. 257. (назад)

42 Бобылев А.И. Проблемы развития экологического права и законодательства // Право и политика. 2000. №9. С. 127. (назад)

43 Основы законодательства Союза ССР и союзных республик. М., 1987. С. 376. (назад)

44 Комментарий к Кодексу РСФСР об административных правонарушениях. 3-е изд. / Под ред. И.И. Веременко, Н.Г. Салищевой, М.С. Студеникиной. М., 1999. С. 19. (назад)

45 Тарнапольский Р.И. Правовые проблемы разграничения компетенции РФ и ее субъектов в области законодательства об административной ответственности // В сб.: Институты административного права России. С. 239. (назад)

46 Собрание законодательства РФ. 1998. №49. Ст. 6102. (назад)

47 Тарнапольский Р.И. Указ. соч. С. 240. (назад)


Комментируем публикацию: Институт административной ответственности в России на современном этапе (Теоретические проблемы)


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.