Учение Б. Н. Чичерина о политических партиях

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Учение Б. Н. Чичерина о политических партиях. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-29

АВТОР: В. Э. Березко

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №11,2000


Убежденность выдающегося российского правоведа Бориса Николаевича Чичерина в необходимости и неизбежности построения в России конституционного государства особенно ярко проявилась в заключительных строках его работы “Россия накануне двадцатого столетия”, опубликованной в Берлине в 1900 г. под псевдонимом “Русский патриот”. “Для того, чтобы Россия могла идти вперед, — писал Чичерин, — необходимо, чтобы произвольная власть заменилась властью, ограниченною законом и обставленною независимыми учреждениями. Здание, воздвигнутое Александром II, должно получить свое завершение; установленная им гражданская свобода должна быть закреплена и упрочена свободою политической. Рано или поздно, тем или другим путем это совершится, но это непременно будет, ибо это лежит в необходимости вещей. Сила событий неотразимо приведет к этому исходу. В этом состоит задача двадцатого столетия”1.

Сегодня можно с уверенностью констатировать, что прогноз Чичерина оказался верным и “задача двадцатого столетия” выполнена. Именно по этой причине концепция консервативного конституционализма, разработанная Б.Н.Чичериным еще в XIX в., является весьма актуальной и сегодня. Обращает на себя внимание то, что установление политической свободы в государстве для мыслителя-государственника вовсе не являлось самоцелью. По мнению Чичерина, политическая свобода прежде всего должна способствовать эффективному функционированию государственного механизма, бесперебойной работе всех его составных частей. Следует отметить в этой связи мысль Чичерина о том, что введение представительного устройства в государстве “требует, прежде всего, сильной власти, которая умела бы, на первых порах, соединить вокруг себя и направлять еще не окрепшие общественные стихии”. В противном случае, “предоставленное себе, неопытное общество будет делать промах за промахом, пока горький, но поздний опыт не наведет его на истинный путь”2. В сильной власти в период установления в государстве политической свободы Чичерин видел гарантию от смут и революций, надежное средство против нарушения нормальной работы государственного механизма, что, как можно видеть из истории, часто приводит к социальным и политическим катаклизмам. Он писал, что “… только твердость, благоразумие и честность правительства могут спасти государство от глубоких потрясений и от долгой внутренней борьбы. Если власть, при первом напоре, показывает малодушие и отдает себя в руки революции, смуты неизбежны”. При этом Чичерин подчеркивал, что “слабость правительства особенно непростительна, когда революционное движение не имеет корней в народе”3.

Неотъемлемой частью механизма власти, без которой невозможно полное и эффективное осуществление конституционным государством своих функций, Чичерин считал организованные политические партии. Он писал: “… при всяком правлении, в котором допускается политическая свобода, группировка людей с различными мнениями в организованные партии составляет необходимое явление…”4. Еще более возрастает роль политических партий при введении парламентского правления. Но прежде чем приступить к рассмотрению воззрений Б.Н.Чичерина на партийную систему в государстве, организацию и способы действия партий, представляется необходимым исследовать взгляды видного ученого-государствоведа на общественное мнение, поскольку партии, писал Б.Н.Чичерин, “возникают на почве общественного мнения”5.

Чичерин определял общественное мнение как “главный двигатель государственной жизни в представительном порядке”, поскольку “всякое правление, основанное не на внешней силе, держится известным настроением общества”. Власть, подчеркивал он, “должна находить опору в мыслях и чувствах народа”6. Представительные учреждения, по мнению Б.Н.Чичерина, весьма тесно связаны с общественным мнением. “От него, — писал ученый, — они заимствуют и силу, и жизнь; оно определяет их состав и направление. Представительное устройство может держаться только там, где общественное мнение дает ему постоянную опору, где общество всегда готово стоять за свои права”7. Вместе с тем Чичерин особо отмечал, что при введении политической свободы невозможно обойтись без оценки силы и степени зрелости общественного мнения, поскольку “только созревшее общественное мнение рождает настоящие политические партии”8. По каким же критериям известный правовед предлагал оценивать зрелость общественного мнения, степень его “готовности” к участию в решении политических вопросов?

Прежде всего, подчеркивал Чичерин, необходимо понять, что “общественное мнение, как политический элемент, существует только там, где суждения о государственных делах не имеют характера случайности, а произносятся на основании некоторых общих начал, выработанных сознанием общества и выражающих настоящие его потребности”. Первый признак разумной мысли, отмечал Чичерин, “состоит в том, что она не бродит наобум, не повинуется слепым стремлениям, а руководится известными правилами. Общество должно знать, чем и почему оно недовольно и чего именно оно хочет”. Соответственно, по мнению видного юриста, “существо общественного мнения, как политической силы, состоит не в порицании или одобрении тех или других лиц и действий, а в том общем направлении, на основании которого произносится хвала или порицание”9. Иными словами, маститый правовед подчеркивал важность определения идей, направляющих общество.

Для Чичерина представляется вполне очевидным, что общественное мнение не является мнением узкого аристократического кружка. Различные элементы общества соединяются общественным мнением в “общих взглядах и требованиях”. Только в том случае, подчеркивал мыслитель, общественное мнение заслуживает свое название “и может стать политическим двигателем, когда в нем выражается мысль определенная, постоянная и общая. Иначе это — толки и заявления … которые не составляют серьезного элемента политической свободы”10.

Он полагал, что для формирования общественного мнения как политической силы необходимо выполнение определенных условий, первым из которых является распространение “прочного образования” в народе. “Зрелая политическая мысль, — писал Чичерин, — предполагает способность обобщения, просвещенные взгляды на вещи… государственные вопросы касаются самых высших сторон жизни, коренятся в самых глубоких источниках человеческого духа, а потому требуют … философского понимания”11. Соответственно, успехи просвещения неизбежно ведут к созданию в государстве представительного устройства, поскольку, отмечал видный юрист, “общество, которое думает о государственных делах, естественно, хочет принимать в них участие”. Соответственно, другим важным условием является развитие в обществе политической литературы, которое, в свою очередь, представляется весьма проблематичным, если отсутствует “большая или меньшая” свобода печати12. Чичерин признавал огромную важность журналистики для формирования общественного мнения, вместе с тем он отмечал и отрицательные моменты этой отрасли человеческой деятельности. В этой связи в книге “О народном представительстве” им приведено мнение Бенжамена Констана (Констан де Ребек Бенжамен Анри (1767-1830), французский писатель и публицист): “Необходимость писать каждый день кажется мне камнем преткновения для таланта. Спекуляция, которая из журнала делает доходную статью, соображает подписку, устанавливает определенный и подробный расчет между читателем, которого мнениям надобно угождать, и писателем, расточающим лесть, не оставляет журналисту ни времени, ни независимости, необходимых для полезных сочинений”13 .

Чичерин подчеркивал недостаточность одного “литературного образования” для политического развития страны. Он писал, что “общество, мало знакомое с делами на практике, не привыкшее к постоянному в них участию, легко увлекается отвлеченными или односторонними началами и доводами”. Внезапно призванное к представительному порядку общество “не имеет руководящей нити для деятельности, оно требует слишком много и не знает, на чем остановиться. Одна практика ограничивает логическое развитие мысли пределами возможного и применимого”. Предотвратить же односторонне-теоретическое направление мысли, по мнению Чичерина, возможно лишь “приобщением граждан к управлению общественными делами”14.

Соответственно, Б.Н.Чичерин выделил признаки, позволяющие судить о зрелости общественного мнения.

Первый — надлежащее состояние политической литературы страны, которая должна быть “богата… сочинениями по разным отраслям государственной жизни” и распространена в народе15.

Второй — общество должно доказать свою способность к участию в государственных делах. Сделать это возможно, принимая участие в “подчиненных сферах государственной жизни”. Особенно, писал Чичерин, “способность народа к самоуправлению может выразиться в местных представительных учреждениях, которые имеют значительную аналогию с центральными и служат школою для последних”, а также являются “пробным камнем практической зрелости общества”, поскольку “если оно хорошо устроило возложенные на него дела, то это в значительной степени ручается и за его политическую способность”16 .

Третий — “количество и качество деятелей на разных поприщах”. К ним же Чичерин считал необходимым “причислить и людей, входящих в состав правительства, ибо последнее черпает свои силы из общества”. Чичерин полагал, что “способность общества к самоуправлению определяется, главным образом, теми деятелями, которые стоят во главе его и руководят общественным мнением. Общество вправе стремиться к участию в верховной власти, когда оно оказывается способнее правительства заведовать общими делами”17 .

Четвертый — общественное мнение должно быть распространено преимущественно в средних классах, имеющих в конституционном порядке преобладающее значение. “Аристократия, — подчеркивал Чичерин, — составляет не общество, а избранный его элемент; нередко она страдает исключительностью направления <…>. С другой стороны, демократия мало причастна мысли; это — сила, следующая за внушениями вождей. Средние же классы, по своему объему, разнообразию и подвижности, составляют настоящую среду, в которой вырабатываются и проявляются бесчисленные оттенки свободной мысли”. Чичерин отмечал, что только с приобщением средних классов “к политической жизни можно говорить об общественном мнении. С этим вместе являются и необходимые условия для представительства”18. Созревшее же общественное мнение, подчеркивал мыслитель, должно получить свое место в политическом организме, воплотившись в соответствующее учреждение. Таким учреждением для общественного мнения служит представительное собрание19 .

Чичерин считал, что из-за “шаткости”, “способности увлекаться”, возможности искусственного изменения направления общественного мнения последнее “всегда нуждается в руководстве; иначе оно не в состоянии исполнить свое политическое призвание и отвечать высшим целям государства”. Ученый отмечал: для того чтобы общественное мнение стало “правильным деятелем в государственной жизни, необходимы для него направление и организация”20.

Он был глубоко убежден, что “обязанность руководить общественным мнением лежит прежде всего на правительстве”, поскольку ему “принадлежит попечение об общем благе, и к этой цели оно должно направлять все народные силы”. Свобода, подчеркивал Чичерин, “не изменяет задач и обязанностей государственной власти, а делает ее только более внимательной к заявлениям общества”21. Соответственно, отмечал видный юрист, “везде, где в обществе пробудилась мысль, умная власть чувствует потребность действовать на общественное мнение”22. Важным средством влияния на общественное мнение Чичерин считал журналистику. При этом если правительство формируется на парламентской основе, то оно уже имеет в своем распоряжении средства массовой информации, принадлежащие соответствующей политической партии. Если же правительство образуется внепарламентским способом, то оно, по мнению Чичерина, “должно иметь так называемые официальные органы, т.е. журналы, получающие от него поддержку. Нередко пособия даются и частным газетам, чтобы приобрести в них союзников. Это — средства, к которым прибегают все правительства в странах, где печать имеет политическое значение”23. При этом тот факт, что правительство старается дать обществу определенное направление, вовсе не уничтожает свободы общественного мнения, которое продолжает оставаться независимой силой.

Чтобы эта независимая сила могла, по мнению Чичерина, проявить себя в области законодательства и управления, получить практически эффективное воплощение в общем механизме государственной власти, общественное мнение должно получить внутреннюю, независимую организацию, что возможно только “через образование партий”24. Чичерин подчеркивал, что “партии составляют явление, естественное и необходимое везде, где есть политическая жизнь”25 .

Следует подчеркнуть, что для Чичерина цель создания и функционирования политических партий в государстве совершенно очевидна — завоевание прямого, открытого контроля над рычагами власти с тем, чтобы использовать государственный механизм для реализации своих программных установок, в чем, собственно, и заключается конституционно-правовая сущность политических партий. Для Чичерина предельно ясно, что партии должны иметь четкую программу и устойчивую организацию, чтобы эффективно выполнять свои функции в структуре государственной власти. Он подчеркивал, что формирование “настоящих” политических партий происходит не сразу, а в процессе политической борьбы. Партии “должны пройти через многие испытания прежде, нежели получат надлежащую крепость и силу. Поэтому не должно думать, что с установлением представительного порядка немедленно водворяется парламентское правление. Оно невозможно, пока партии не выработались и не доказали свою способность управлять государством”26. В результате динамики политического процесса в государстве и формируется партийная система. Следует отметить, что ее специфика складывается под воздействием многих факторов: конкретного соотношения политических сил, исторических традиций и обстоятельств, особенностей национального состава населения и т.д. Характер же партийной системы определяется возможностью и степенью реального участия легально существующих политических партий в формировании государственных органов, прежде всего правительства, а также возможностью воздействия этих партий на выработку и осуществление внутри- и внешнеполитического курса государства. Причем значение имеет не количество политических партий вообще, а число и политическая ориентация тех партий, которые реально принимают участие в функционировании механизма власти27.

В этой связи следует заметить, что Чичерин наиболее оптимальной считал двухпартийную систему, которая, кстати, вовсе не предполагает наличия в той или иной стране обязательно только двух партий. К примеру, ныне в Великобритании существует несколько партий: Консервативная, Лейбористская, Либеральная, Социал-демократическая, Коммунистическая, а также целый ряд других политических организаций: Кооперативная партия, Уэльская национальная партия, Шотландская национальная партия, Национальный фронт и другие. Тем не менее это страна с классической двухпартийной системой, поскольку представители только двух партий — консерваторы и лейбористы, — сменяя друг друга, формируют правительство и определяют основные направления внутренней и внешней политики государства.

Преимущества двухпартийности очевидны. Такая система обеспечивает большую стабильность правительства. Кроме того, однопартийный кабинет свободен от неустойчивости коалиционных соглашений. В сочетании с повсеместно распространенной сегодня партийной дисциплиной, с традицией сохранять пост главы правительства за лидером победившей на выборах партии, который таким образом сосредоточивает в своих руках всю полноту и государственной и партийной власти, подобная система гарантирует более высокую эффективность действий исполнительной и законодательной властей, поскольку победившая партия, естественно, находится в парламенте в большинстве.

Следует также подчеркнуть, что двухпартийная система ставит надежный барьер на пути радикальных политических сил — как правых, так и левых. Тем самым одновременно решаются две задачи. С одной стороны, принципиальные противники существующего режима могут действовать свободно (в рамках закона, конечно), могут рекламировать себя, предлагая своих кандидатов избирателю. С другой стороны реальной угрозы для власти радикалы в принципе не представляют, так как доступа к ней практически не имеют. Следовательно, в отличие от многопартийности, двухпартийность способствует гораздо большей эффективности функционирования механизма власти, стабильному развитию государства. Вместе с тем двухпартийность не исключает существенных перемен, альтернативных вариантов развития. Но это — скорее исключение, нежели правило28.

Итак, как же представлял известный правовед партийную систему в государстве? Б.Н.Чичерин отмечал: “Партии могут быть весьма разнообразны. Они могут иметь местный и случайный характер. Каждый более или менее общий интерес может группировать около себя людей и сделаться центром для образования партии. Каждый своеобразный оттенок мысли, резко выраженный и разделяемый многими, может выступить деятельным элементом на общественном поприще”. Но, подчеркивал он, “среди всех этих случайных соединений есть некоторые общие направления, которые имеют характер прочности и повторяются более или менее всегда и везде, ибо они вытекают из самого существа и свойств человеческого общежития”29.

Чичерин отмечал, что “человеческие общества, по закону их духовной природы, подлежат развитию. Один порядок вещей в историческом процессе сменяется другим. Каждый из них, в известную эпоху, составляет основу народной жизни; в нем общество находит удовлетворение существенных своих потребностей. Но с дальнейшим развитием эта форма становится недостаточною; являются новые цели и требования. Существующее устройство разлагается; наступает время перелома и борьбы, до тех пор пока из этого переходного состояния не выработается новый порядок вещей”.

И дальше: “Из этого весьма простого закона развития рождаются в обществе элементы двоякого рода: охранительные и прогрессивные. Одни держатся существующего порядка, другие требуют изменений и улучшений. Для правильного развития, очевидно, оба эти элементы необходимы, ибо истинный прогресс не состоит в том, чтобы разрушать все существующее и все создавать заново”30.

Соответственно, подчеркивал Чичерин, “идеальная цель государственной жизни состоит в том, чтобы охранять, улучшая”31. Но из-за “ограниченности и односторонности человеческих способностей и стремлений этот процесс совершается борьбою противоположных элементов, охранительного и прогрессивного”32. Каждый из этих элементов, отмечал мыслитель, “воплощается в известной партии, из которых одна держится, по преимуществу, начала порядка, другая — начала свободы, ибо свобода есть главное орудие прогресса”33 .

Охранительная партия, по его мнению, стоит на страже начал, скрепляющих общественное здание: в политической области — власти, закона, в гражданской — семейства, права собственности, в нравственной — религии34. Эта партия, утверждал ученый-государствовед, “признает свободу, ибо без свободы нет независимых общественных сил, а без независимых сил нет прочного порядка в государстве. Где существует только деспотизм сверху или снизу, там все шатко…”. Чичерин отмечал, что “дорожа свободою, охранительная партия видит в ней не разлагающее, а созидающее начало; она старается … связать ее с высшими требованиями власти и закона. Она не противится и нововведениям, когда они подготовлены жизнью и становятся насущною потребностью общества”. “Дальновидные” консерваторы, по мнению Чичерина, “сами совершают необходимые преобразования, зная, что они этим упрочивают здание, которому без того грозит разрушение”. Ученый подчеркивал, что “в этом отношении примером могут служить английские консерваторы”, являющиеся “высшим типом этого направления”. В частности, Чичерин упоминал сэра Роберта Пиля (1788—1850) — английского государственного деятеля, занимавшего в 1821—1827 и 1828—1830 гг. пост министра внутренних дел, который “даровал права католикам и отменил хлебные законы”35 .

Самое сильное противодействие охранительной партии, по мнению видного правоведа, встречают “преждевременные, не подготовленные жизнью нововведения или такие, в которых не ощущается настоятельная нужда <…>. Таким образом в процессе общественного развития она играет роль задерживающего и направляющего элемента, который дает правильность и устойчивость ходу. Это не только балласт, сообщающий устойчивость судну, ... но и рулевой, направляющий корабль между подводными камнями и оберегающий его от напора стихий”36. В книге “О народном представительстве” Чичерин с некоторой долей иронии делает справедливое замечание по поводу отличия “умных” консерваторов от “глупых”. “Первые признают потребность умеренного прогресса, допускают улучшения, совместные с порядком, и преклоняются перед жизненною необходимостью, вторые упорно держатся рутины и не хотят знать ничего другого”37.

Социальной базой охранительной партии является, по мнению известного юриста, прежде всего аристократия. “Верхние слои” общества, “которые пользуются всеми жизненными благами, более заинтересованы в сохранении существующего, а потому более одержимы охранительным духом, нежели нижние, которые стремятся улучшить свое положение. Охранительные элементы находят естественную свою опору в накопленном веками богатстве и образовании, ибо это именно то, что требуется охранять”38. Чичерин подчеркивал, что при определении социальной базы охранительной партии необходимо учитывать не только количество собственности, но и ее “качество”, поскольку “поземельная собственность, своей прочностью и неизменностью, подчинением связанного с ней земледельческого быта вечному порядку природы, способствует развитию в землевладельцах охранительного духа”. “Этот класс служит самою крепкою опорой государственного порядка. Прочно утвержденная поземельная собственность дает ему …независимость, которая делает его общественной силой и без которой нет сколько-нибудь развитой общественной жизни, а тем более политической свободы”, поскольку “только в независимых людях может утвердиться стойкое сознание права...”39.

Далее Чичерин обращает внимание на тот факт, что “особенное значение имеет крупная поземельная собственность, которая составляет главную материальную опору аристократии”. Почему? “Аристократия, которая не вращается в придворных сферах, а дорожит своим местным значением, является одним из важнейших факторов охранительной партии. Соединяя в себе уважение к преданиям с самостоятельностью положения, чувство права с привязанностью к порядку, понимание государственных потребностей с сознанием своего общественного призвания, она дает общественному движению ту устойчивость, без которой нет правильного развития”. Не меньшей опорой охранительных элементов, по мнению Чичерина, служит и мелкая поземельная собственность, в частности “там, где мелкие собственники искусственными преградами и несправедливыми тягостями не возбуждаются против существующего общественного строя, где они пользуются должным ограждением и свободой...”40. Здесь представляется необходимым подчеркнуть, что данные слова Чичерина не стоит расценивать как защиту “класса помещиков”. Нет. Определяющим началом творчества известного правоведа является прежде всего тезис устойчивого, поступательного развития гражданского общества и государства, без социальных катаклизмов и революций. Чичерин, кстати, вовсе и не стремился любой ценой оправдывать необходимость нахождения аристократии “во главе общества”. По его убеждению, свое право на это место она должна доказать, поскольку “далеко не всегда способна” занять его. Аристократия же, которая не сумела “удержаться во главе общества, приноравливаясь к изменяющимся потребностям и обновляясь соками снизу (т.е. представителями средних классов! — В.Б.), осталась, среди всех перемен, представительницею отжившего порядка, воплощает в себе не охранительные начала, а реакцию”. А это — “самое неблагоприятное условие для политической свободы”41.

Чичерин отмечал, что социальная база охранительной партии “высшими кругами” не ограничивается. Охранительная партия “находит поддержку и в средних классах, без которых она не в состоянии была бы держаться. Наиболее зажиточная их часть всегда заинтересована в охранении порядка…”42 .

Прогрессивная (или либеральная) партия, по мнению Чичерина, является “настоящим двигателем общественного развития”43. Она “дорожит более свободою, нежели преданиями и порядком <…>. От нее исходят планы преобразования, она полагает основы для будущего”. Но, подчеркивал Чичерин, “ее начала преимущественно отрицательные…” Почему? “Она дает свободу всем элементам и не умеет связать их воедино. Требования власти и порядка слишком часто находят в ней прямое противодействие”. Мыслитель обращал внимание и на тот факт, что “для нее свобода составляет исход и конец всего; она считает ее достаточною для всех потребностей…” Соответственно, “это программа оппозиционная, а не правительственная”44 .

Если власть попадает в руки либеральной партии, “она часто во имя теоретических начал готова приняться за скороспелые и непродуманные преобразования, которые оказываются неприложимыми на практике или производят разрушительное действие”. А так как “жизнь этому противится”, то “приходится ее насиловать”. Соответственно, “начало свободы обращается в орудие притеснения”. Чичерин был глубоко убежден, что для устойчивого развития общества и государства “односторонний либерализм” вреден. Он писал, что последний “способен увлечься далеко за пределы государственной пользы и приняться за нововведения, которые рушатся вследствие своей полной внутренней несостоятельности”45. Люди же государственные, отмечал мыслитель, “принадлежащие к либеральному направлению, всегда чувствуют потребность в организованных силах, без которых невозможно управлять государством, но в таком случае они неизбежно впадают в противоречие с собою”46.

Среди групп и категорий населения, составляющих социальную базу либеральной партии, правовед особо выделял средние классы, которые “более склонны к движению и свободе”, поэтому в них “либерализм находит главную свою поддержку”47. Он подчеркивал, что преимущественную принадлежность средних классов составляет “движимая собственность”, которая служит “главным орудием промышленного развития” и, соответственно, является “источником прогрессивных стремлений”. Чичерин отмечал также, что “главным носителем либеральных начал” является именно ядро средних классов. “Высшие слои средних классов естественно примыкают к охранительному направлению, низшие — к радикальному…”48 .

Прогрессивное (либеральное) и охранительное (консервативное) — таковы, по мнению видного ученого-государствоведа, два главных направления, “которые существуют в каждом развивающемся обществе, как необходимые факторы, управляющие политическим движением”. При нормальном развитии общества они “естественно сменяют друг друга, как руководящие силы государственной деятельности”. Если существующий порядок устарел и “выдвигаются новые требования и задачи”, то “прогрессивная партия выступает вперед со своей программой”. Затем, когда “эта программа исполнена и нужно утвердить новый порядок, наступает очередь охранительного направления”. Следовательно, подчеркивал Чичерин, “прежние либералы могут делаться консерваторами, когда требуется упрочить новые приобретения”. По мнению известного правоведа, “только легкомысленный либерализм стремится все далее и далее, требуя все новых перемен и не понимая необходимости остановок”49.

К средним партиям примыкают другие — более крайние, по определению Чичерина, — “радикальная и реакционная”, которые по своей сути являются носителями одинаково радикальных идей, располагаясь на противоположных флангах политического спектра. Чичерин отмечал, что “существование крайних партий составляет естественную принадлежность человеческого развития”, поскольку “всегда и везде есть люди, которые доводят свои начала до крайних пределов, упуская из вида все остальное”50.

Реакционная партия, отмечал правовед, “отрицает новый порядок… Над изменяющимися событиями она выдвигает идею неизменного закона”. Кроме того, “она не признает изменяющихся требований жизни и отрицает свободу и прогресс, как уклонения от вечного идеала”51. Он видел социальную базу реакционной партии в основном в высших классах, утративших прежнее значение, аристократии, пытающейся сохранить “обветшалые права”52. Реакционная партия, по его мнению, также ищет союза с церковью, стараясь вовлечь ее в политическую борьбу и повысить таким образом свое влияние на низшие классы. Чичерин особо подчеркивал в этой связи, что “разумная политика требует держаться установленного порядка, улучшая его по мере возможности, а не стремиться к его разрушению во имя начала, которое не в силах … само себя поддержать”. Убийственны оценки Чичерина в отношении таких организованных реакционных группировок, как французские монархисты и прусские феодалы. В отношении первых он отмечал, что “признание прав династии, давно лишившейся престола и потерявшей всякие корни в народной жизни, составляет одну из самых крупных политических ошибок, какие может совершить политическая партия”. В отношении вторых — “общественный элемент, который, вместо того, чтобы дать опору правительству, сам ищет в нем опоры, есть элемент отживающий, неспособный стоять на своих ногах, а потому и играть политическую роль”53.

Если партия реакционная является крайностью консерватизма, то радикальная — крайностью либерализма. “Если либералы, — писал Чичерин, — стремясь к улучшениям, нередко покидают практическую почву во имя теоретических начал, то для радикалов отвлеченная идея, доведенная до крайних последствий, составляет начало и конец всех их политических воззрений. От этого они не отступают ни на шаг. Радикализм не признает ни жизни, ни истории”. А так как провести в жизнь свои идеи радикализм не может без уничтожения существующего порядка, то радикальная партия неизбежно “принимает революционный характер”54 .

Для Чичерина совершенно очевиден тот факт, что социальная база радикальной партии формируется в основном за счет низших слоев средних классов, которые, не имея состояния, недовольны своим положением, а между тем достаточно образованны, чтобы стремиться к переменам. Он называл их “умственным пролетариатом”. В странах, где сильно развита городская и фабричная жизнь, к ним примыкает и городской пролетариат55. Чичерин особо подчеркивал, что с радикальной и социалистической пропагандой трудно бороться, используя лишь полицейские меры. Мыслитель был глубоко убежден, что “социализм может быть побежден лишь высшим развитием науки и постепенным распространением благосостояния в массах”56 .

Чичерин критически относился к клерикальным партиям, претендующим на контроль институтов власти. Он подчеркивал, что “религиозные страсти, введенные в политическую область, всегда составляют величайшее препятствие правильному развитию свободы. В них заключается одна из главных опасностей для представительных учреждений”57. Смешение политики с религией, по его мнению, “вовлекает религию в область изменчивых человеческих отношений, а в политику вносит элемент религиозной нетерпимости, всего менее согласный с практическими требованиями умеренности и уступчивости, составляющими истинную сущность политических отношений. Тут является посягательство на права и возбуждение фанатических страстей… Устранение этого элемента из политической борьбы составляет … одно из существенных требований здравой политики…”58.

Рассуждая об организации партий, Чичерин отмечал, что “всякое политическое направление, для того чтобы сделаться действительною общественною силой, должно быть организовано. Это одно дает ему способность действовать на практическом поприще. Неорганизованное общественное мнение представляет только хаос разноречащих взглядов и направлений…” И далее: “Для того чтобы из этого нестройного говора образовать политическую силу, нужна организация партий. Она заменяет собой прежние сословные и корпоративные связи, разделяя общество не по происхождению, не по интересам, а по идущим сверху до низу политическим направлениям <…>. Если люди хотят действовать вместе, они должны организоваться”59. Как известно, партийная организация служит базисным звеном механизма реализации политическими партиями своих программных установок и задач. Наличие партийной организации является одной из важных отличительных характеристик политической партии как конституционно-правового института.

Чичерин отмечал, что “организованные партии всегда составляют меньшинство общества. Это деятельная его часть, та, которая ведет борьбу. За нею всегда стоит огромное количество людей не завербованных в те или другие ряды, но примыкающих к ним, смотря по обстоятельствам”60. Иными словами, известный юрист подчеркивал, что партийный электорат наряду с убежденными сторонниками партии может включать и значительную часть “случайных”, “временных” попутчиков, которые в любой момент могут отойти в сторону и часто принимают решение, за кого голосовать на выборах в последний момент. Чичерин был глубоко убежден в том, что членство в политической партии является фактически ключом к полномасштабному использованию гражданином такого конституционно-правового института, как институт прав и свобод человека. Совершенно очевидно, что для реализации одного из важнейших политических прав, — принимать участие в государственной жизни, в формировании институтов власти, — гражданин, по сути дела, обязан вступить в партию или стать сторонником одной из политических партий. Если же он хочет воспользоваться пассивным избирательным правом, то ему необходимо стать политическим активистом, поскольку сложность и, главное, дороговизна предвыборных кампаний делает сегодня предвыборную борьбу для кандидатов, не имеющих мощной поддержки партийного аппарата, бесперспективной. Чичерин писал, что “держаться в стороне от партий значит обрекать себя на бессилие. Это возможно для теоретика, но не для практика”61.

Известный правовед замечал, что организация партий “может быть двоякая: центральная и местная. Первая имеет в виду … деятельность в парламенте…” Для него было совершенно очевидно, что важнейшей отличительной чертой политических партий является программа — основополагающий партийный документ, предопределяющий основные действия и инициативы партии. Программа необходима прежде всего для парламентской работы партий, выполнения функций, связанных с их местом и ролью в жизнедеятельности конституционных институтов власти. Именно политические партии обеспечивают эффективную работу парламента, вся внутренняя организация которого структурно “привязана” к их деятельности. Следует подчеркнуть, что центральной движущей силой законодательного процесса являются парламентские группы (партийные фракции). Опираясь на механизм партийной дисциплины в ходе голосования, политические партии де-факто предопределяют социально-политическое содержание законодательства, а в ряде случаев и сам характер взаимоотношений между законодательной и исполнительной властью, заметно корректируя конституционные схемы. Партии также формируют и предопределяют общий политический курс правительства, поскольку везде в мире правительства создаются только на партийной основе. В этой связи ученый отмечал, что “общего направления” для программы недостаточно, “нужно наметить те практические вопросы, которые партия намерена проводить или поддерживать, и те способы решения, которые, при данных условиях, считаются достижимыми или полезными”. По этому поводу могут быть разные мнения, “но их надобно свести к единству посредством взаимных уступок и соглашений”62. Чичерин особо обращал внимание на обязательное наличие “вождя” — партийного лидера. Понятно, что лидер партии стоит во главе центральных руководящих органов, которые направляют текущую работу партии. Ученый-государствовед констатировал, что “… важную роль играет признанный партийный вождь. Там, где прочно утвердилось парламентское правление, партии всегда имеют своих вождей. В Англии этот обычай установился издавна. Как скоро один вождь сходит со сцены, немедленно избирается другой. Это дает партии возможность действовать как дисциплинированная армия, и вступить в управление делами, как скоро противники остались в меньшинстве”. Следует заметить, что Чичерин считал наиболее эффективной партийную систему в Англии. Он писал: “Английская организация партий имеет бесспорно громадные преимущества; но она требует твердых преданий, политического смысла и духа дисциплины, которые вырабатываются только долговременной практикой правильной политической жизни и всего менее могут утвердиться в стране, подвергавшейся всевозможным переворотам и колебаниям”63 .

Местная же организация, отмечал Чичерин, отвечает за подготовку выборов. Кстати, именно на деятельности политических партий сегодня держится практически весь процесс формирования представительных органов власти, организации и проведения избирательных кампаний. Это одна из основных функций политических партий, определяющих в целом их значение как органической части государственного механизма. Следует также сказать, что ныне местные партийные органы обычно строятся по территориальному принципу, “привязываясь” к политико-территориальному делению страны, что существенно облегчает предвыборную рекламно-пропагандистскую работу политических партий, так как именно на этой основе создаются избирательные округа. Чичерин также выступал за построение партийного аппарата на централизованной основе, подчинение его жесткой партийной иерархии, что является немаловажным условием эффективности партийной деятельности. Он замечал, что подчинение местной организации центральной “обеспечивает влияние выдающихся людей и возвышает умственный и нравственный уровень партии”64.

Для него было вполне очевидно, что местная организация партий “требует значительной деятельности и издержек”, необходимых для проведения масштабной предвыборной рекламно-пропагандистской кампании. Он писал: “Нужно печатать и рассылать программы и воззвания, нанимать места для сходок”, готовить избирательные бюллетени — “записки”65 .

Известный правовед был глубоко убежден в том, что “каждая партия … должна иметь и свои органы в ежедневной печати”. Он подчеркивал, что “это составляет одно из важнейших орудий действия, и здесь журналистика находит свое место”66. Следует заметить, что работа со средствами массовой информации составляет сегодня неотъемлемое право и важное направление работы всех политических партий. Многие из них имеют собственные партийные газеты и журналы, причем порой разнообразные, рассчитанные на разные категории населения. Если же у партии нет собственных средств массовой информации, ведется активная работа с частными СМИ либо острая борьба за равный доступ к государственным радио- и телеканалам67.

Представляется очень важным подчеркнуть мнение Чичерина о необходимости действия партий в строгих рамках закона. Он особо отмечал, что “не могут быть терпимы организации тайные. Они образуются тогда, когда цель, которую они себе ставят, противоречит закону”68. Если продолжить логически безукоризненные рассуждения известного юриста, то вполне возможно предположить, что Чичерин считал крайне необходимым для эффективного функционирования государственного механизма процесс правового оформления деятельности политических партий или их институциализации. Следует отметить, что правовые формы институциализации политических партий достаточно разнообразны, и сегодня статус и порядок их деятельности регламентируются: конституционно; в рамках органических законов; нормами текущего законодательства; в форме судебных решений, затрагивающих конкретные аспекты деятельности партий, создавая тем самым прецеденты, которые являются немаловажным источником конституционного права69. Актуальность воззрений Чичерина подтверждает и тот факт, что конституционно декларируемая свобода партийной деятельности в настоящее время отнюдь не абсолютна. Правящие круги зарубежных стран сделали необходимые преграды на пути радикальных и экстремистских сил. К примеру, закон прямо запрещает объединения тайного или военного характера, организации открыто фашистского толка (ст. 18 Конституции Италии, ст. 22 Конституции Испании, ст. 46 Конституции Португалии, § 14 гл. 2 Акта “Форма правления” Швеции).

В этой связи важно заметить, что в послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент России Владимир Путин подчеркнул важность институциализации политических партий в России. Он сказал: “Сегодня назрела необходимость в подготовке закона о партиях и партийной деятельности. Возможно, и кандидатов на пост главы государства должны выдвигать только общественно-политические объединения”.

Чичерин особо обращал внимание на то обстоятельство, что деятельность политических партий имеет как выгодные, так и невыгодные для государственной жизни стороны. Итак, какие же положительные моменты он видел в деятельности организованных политических партий?

Первый — “политические вопросы получают всестороннее освещение <…>. Ничто не остается скрытым; всякая общественная потребность находит своих защитников и подвергается обстоятельному обсуждению”.

Второй — “существование оппозиционной партии, всегда готовой воспользоваться промахами противников, служит самой сильной сдержкой бюрократическому произволу … и постоянным побуждением к деятельности”. Чичерин отмечал, что за всякое свое действие правительство “призывается к ответу, и этот ответ должен быть таков, чтобы он утвердил, а не поколебал его положение”.

Третий — в партиях “водворяется привычка к дисциплине, без которой нет совокупной деятельности, без чего нет даже возможности свести разнообразные мнения к единству”.

Четвертый — партии выполняют важную функцию подготовки управленческих кадров, политической элиты. Как утверждал Чичерин, “выдвигаются наиболее даровитые люди”, поскольку каждая партия “ставит во главе своей вождей, способных ею руководить и пользоваться ее силами для достижения намеченных целей. Правительство со своей стороны, даже когда оно возвышается над борьбою партий, не может вверять управление общественными делами неспособным лицам, которые только роняют его достоинство и его авторитет”70 .

В качестве отрицательных сторон деятельности партий Чичерин выделял, во-первых, тот факт, что “принадлежность к партии неизбежно дает человеку систематически одностороннее направление. Всякое непредубежденное и беспристрастное отношение к явлениям общественной жизни исчезает; член партии на все смотрит с точки зрения ее направления и ее интересов. И этой односторонностью заражаются самые сильные практические умы … В особенности партия, долго находящаяся в оппозиции, привыкает смотреть отрицательно на все действия правительства, а в конце концов и на самые потребности власти и государства”.

Во-вторых, “при такой организации, дух партии … заслоняет собой бескорыстное стремление к общему благу. Это составляет главную язву партийной борьбы <…>. Все внимание сосредоточивается на том, чтобы одолеть противников и стать на их место <…>. Все приносится в жертву партийным целям…”

В-третьих, “в этой ожесточенной борьбе естественно разгораются страсти <…>. Злоба, зависть и ненависть водворяются в обществе. Там, где нет сильной власти, сдерживающей эту борьбу, она принимает революционный характер; раздоры партий ведут к междуусобиям, а вследствие того к падению той свободы, которая их породила”.

В четвертых, “для достижения своих целей партии не пренебрегают никакими средствами. Всякий вопрос представляется в виде, приноровленном к целям партии <…>. О добросовестном исследовании истины нет уже речи; … Ложь охватывает все … Всякого противника стараются закидать грязью …”. При этом каждый человек “верит только своей партии и не верит другой”.

В-пятых, по мнению Чичерина, непрерывная борьба партий ведет к неизбежному ослаблению правительственной власти по той причине, что значительная часть сил правительства “тратится на борьбу с оппозицией”71 .

Ученый делает четкий вывод: главное правило, которому должны неукоснительно следовать партии в своей деятельности, “заключается в соблюдении умеренности”. И правительство, и партии “должны прежде всего остерегаться преувеличения собственного начала…”. Высшая цель, подчеркивал Чичерин, состоит “… в соглашении, а борьба служит только средством”. Поэтому “разумная консервативная партия всегда должна быть готова сделать нужные преобразования, когда они вызываются общественными потребностями”.

“Именно этой политики, — писал Чичерин, — держатся английские консерваторы. Со своей стороны, прогрессивная партия всегда должна уважать существенные основы государственной жизни и не посягать на те учреждения, которые имеют глубокие корни в истории и держатся собственною внутренней силой”. Соответственно, “государственный смысл партий состоит в умении понимать истинную сторону во мнениях противников”72.

В учении о политических партиях Борис Николаевич Чичерин сформулировал один из ключевых принципов консервативного конституционализма — принцип своевременности принимаемых мер. “Надобно знать, — указывал мыслитель, — какие перемены вызываются жизнью, что ею подготовлено и что подверглось уже процессу разложения и держится лишь искусственными средствами, представляющими остаток отживших порядков”73. Для правоведа-государственника было совершенно очевидно, что политика должна иметь дело “не с теоретическими принципами, а с изменяющимися потребностями и условиями практической жизни. Без внимания к своевременности деятельность партий обречена на бесплодие или может произвести только вредную агитацию. Чистые теоретики могут отрешиться от условий времени и места; практики ими связаны”74.

По мнению Чичерина, “общий закон состоит в том, что при нормальном течении жизни господствуют средние партии, а в борьбе выступают крайние”. При правильном развитии общества прогрессивная и консервативная партии сменяют друг друга “сообразно с изменяющимися потребностями и течением жизни”75.

Чичерин был глубоко убежден в том, что упорное нежелание реакции считаться “с потребностями времени и с изменившимися условиями жизни” неизбежно вызывает господство радикализма76. Он отмечал, что усиление крайних партий всегда означает “болезненное состояние общества, из которого оно может выйти только путем острого кризиса”77. Общество будет колебаться “взад и вперед, пока оно не возвратится к нормальному положению”78.

Следует обратить внимание на мысль ученого о необходимости существования в государстве “начала, возвышенного над борьбою партий…”79. Таким началом известный юрист считал наследственную монархию, подчеркивая при этом, что “для того, чтобы историческая монархия могла исполнить свое назначение, она должна … иметь в себе довольно эластичности, чтобы следовать за изменяющимися потребностями жизни…”80.

Чичерин утверждал: “Общий закон политического устройства и развития состоит в том, что чем меньше единства в обществе, тем сосредоточеннее должна быть власть”. Поэтому значение сильной власти особенно возрастает в обществе, раздираемом “ожесточенною борьбою партий”81.

Мыслитель обращал внимание на важность деятельности политических партий в тесной связи с “местными учреждениями”. “Партия, не опирающаяся на местные силы, всегда остается шаткой и беспочвенной”. Правовед-государственник отмечал, что “связь местного самоуправления с политическими партиями” помогает вывести его из “узкой сферы мелких и личных интересов”. Подобная связь также приводит к тому, что политические партии “приходят в живое соприкосновение с действительностью, с насущными потребностями общества; программы их получают практический характер”82. Вместе с тем Чичерин критически относился к тому обстоятельству, что борьба партий “проникает” в местное самоуправление, предлагая принять меры, “ограждающие …местное самоуправление от борьбы партий”. Он предполагал необходимость отделения местных выборов от политических83 .

С этим тезисом, как говорится, можно поспорить. Современная теория конституционного права придает огромное значение деятельности политических партий для функционирования органов местного самоуправления. Именно партийные группы муниципальных советов фактически предопределяют выборы мэра, председателей комиссий, других должностных лиц муниципалитетов, занимаются распределением мест в комиссиях. Все вопросы, подлежащие рассмотрению муниципальными советами, предварительно также обсуждаются в партийных группах. Соответственно, партии предопределяют конкретное содержание и социальную направленность деятельности органов местного самоуправления.

В заключение хотелось бы подчеркнуть актуальность рассмотренных взглядов известного юриста для формирования системы властной структуры общества, прежде всего партийной системы в Российской Федерации, что является важным фактором обеспечения устойчивого развития нашего государства.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Чичерин Б.Н. Россия накануне двадцатого столетия // Чичерин Б.Н. Философия права. СПб., 1998. С.614-615.

2 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899. С. 784.

3 Там же. С. 776 — 777.

4 Чичерин Б.Н. Философия права. С. 249.

5 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 680.

6 Там же. С. 645.

7 Там же. С. 647.

8 Там же. С 681.

9 Там же. С. 650.

10 Там же. С. 653.

11 Там же. С. 653.

12 Там же. С. 655.

13 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 658.

14 Там же. С. 660.

15 Там же. С .663

16 Там же. С. 668 — 669.

17 Там же. С. 670.

18 Там же. С. 671 — 672.

19 Там же. С. 673.

20 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 675.

21 Там же. С. 676.

22 Там же. С. 677 — 678.

23 Там же. С. 678.

24 Там же. С. 680.

25 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. М., 1898. С. 505.

26 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 681.

27 См.: Конституционное право зарубежных стран / Под общ.ред. М.В.Баглая, Ю.И.Лейбо, Л.М.Энтина. М., 1999. С. 169.

28 См. там же. С. 172 — 173.

29 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 506.

30 Там же. Ч. 3. С. 506 — 507.

31 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. С. 507; О народном представительстве. С. 683.

32 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 507; О народном представительстве. С. 684.

33 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 684.

34 Там же. С. 684.

35 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 507.

36. Там же. Ч. 3. С.508.

37 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 685.

38 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 517.

39 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 518 — 519.

40 Там же. С. 519.

41 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С 693.

42 Там же. С. 693.

43 Там же. С. 685.

44 Там же. С. 686; его же. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 508.

45 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 508, 509.

46 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 686.

47 Там же. С. 694.

48 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 518, 519 — 520.

49 Там же. Ч. 3. С. 509; его же. О народном представительстве. С. 699.

50 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 509.

51 Там же. С. 510; его же. О народном представительстве. С. 689.

52 Там же. Ч. 3. С. 510; его же. О народном представительстве. С. 696.

53 Там же. Ч. 3. С. 511, 512.

54 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 514; его же. О народном представительстве. С. 687.

55 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 697.

56 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 518.

57 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 690.

58 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 521.

59 Там же. С. 525.

60 Чичерин Б.Н. О народном представительстве, С. 682; его же. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 526.

61 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 526.

62 Там же.

63 Там же. С. 527.

64 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 528.

65 Там же. С. 530.

66 Там же. С. 531.

67 См.: Конституционное право зарубежных стран. С. 158.

68 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 536.

69 См.: Конституционное право зарубежных стран. С. 175.

70 См.: Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 541—542.

71 Там же. С. 542 — 543.

72 Там же. С. 544.

73 Там же. С. 544.

74 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 545.

75 Там же. С. 545.

76 Там же. С. 546.

77 Там же. С. 545.

78 Там же. С. 546.

79 Там же. С. 551.

80 Там же. С. 552.

81 Там же. С. 551.

82 Там же. С. 539.

83 Там же. С. 540.


Комментируем публикацию: Учение Б. Н. Чичерина о политических партиях


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.