Искусство служения государю (о книге лорда Макалпина "Слуга")

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Искусство служения государю (о книге лорда Макалпина "Слуга"). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-29

АВТОР: В. Сергеев

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №5,2000


Английская политическая сатира давно занимает одно из первых мест в мировой литературе. Чарльз Диккенс, Джонатан Свифт оставили в ней неизгладимый след. Помню, с каким восторгом мы знакомились впервые с Законом Паркинсона (Законом Всемирной бюрократии), хихикали и применяли положения книги к нашей действительности. Не меньшее впечатление оставили и Принципы Питера. Вспомним остроумное и вместе с тем объективное положение о том, что многие люди, стремясь вверх по карьерной лестнице, нередко оказываются на уровне своей некомпетентности.

Сколько примеров можно привести из нашей древней и современной истории, когда люди достигали этого уровня в самых различных сферах политической или производственной деятельности, и как дорого стоили обществу их ошибки.

Мне кажется, что небольшая по объему работа Макалпина займет достойное место на полке своеобразной английской сатиры.

Макалпин пишет, что на мысль написать эту книгу его навел известный классический труд Макиавелли “Государь”.

Макалпин назвал свою работу “Слуга”. Но простой перевод заглавия не отражает его содержания, ибо в ней речь идет о Служении, искусстве быть при Государе, одновременно и манипулируя окружающими его людьми, и оставаясь при этом в тени. Поэтому речь в “Слуге” скорее идет о Советнике, Помощнике, Руководителе Администрации. Нам кажется, что многие положения книги можно легко сопоставить с событиями нашей истории, в том числе совсем недавней. (А возможно, и с событиями, происходящими в настоящее время на наших глазах.) Словом, как сказал в свое время дедушка Крылов: “Но мы ж истории не пишем, а вот о том, как в баснях говорят...”.

Важно, наверное, отметить и то обстоятельство, что взаимоотношения в верхнем эшелоне власти стали открываться для нас сравнительно недавно. В советское время это было строжайшим табу, которое внешне прикрывалось решениями Политбюро или Секретариата ЦК КПСС, в которых, естественно, не содержалось и намека о том, каким образом принимались решения, кто их лоббировал, на каком основании и т. д. Однако за последние десять лет на рынке появилось большое количество как мемуарной, так и немемуарной литературы, которая посвящена описанию внутренней жизни правящей элиты, подчас с довольно пикантными подробностями. Эта тема стала настолько излюбленной для телевидения и радио (а теперь и для Интернета), что подчас просто отодвигает от зрителя или слушателя остальные подробности жизни страны.

Поэтому перевод написанного легким, слегка ироничным языком труда Макалпина может стать настольной книгой для тех, кто вращается в сфере “высших эшелонов” власти и околовластных кругах, тем более что данная сторона жизни демократического общества еще только у нас формируется и, видимо, потому привлекает подчас избыточное внимание.

Впрочем, перейдем к работе Макалпина.

Этот человек бесспорно знает, о чем он пишет. Он был казначеем Консервативной партии Великобритании с 1975 по 1990 г. и заместителем председателя партии с 1979 по 1983 г. В своей жизни лорд Макалпин занимался коммерцией, искусством и изучением дикой природы. Постоянный автор статей в журналах “Спектейтор” и “Уорлд оф интериорз”, он также часто пишет в целый ряд газет национального масштаба.

Издательское предисловие следующим образом характеризует его книгу.

“Лорд Макалпин наблюдал за внутренним функционированием политической власти в течение пятнадцати лет, когда Маргарет Тэтчер была лидером Консервативной партии, а он был казначеем и заместителем председателя. Будучи одним из ее самых близких личных советников в течение трех успешных выборных кампаний национального масштаба, он был свидетелем неисчислимого количества сражений, которые проходили внутри кабинета и самой партии.

В то время как Макиавелли в “Государе” описал кодекс поведения для политических лидеров, Алистер Макалпин исследует взаимоотношения между Государем и его или ее преданным помощником — Слугой. В результате получился занимательный путеводитель о том, как выжить в мире подозрительности и зависти, стратегических союзов и беспощадной дезинформации. “Слуга” рассказывает, как можно уничтожить соперника, выдвинув его вверх по служебной лестнице, и почему ваши враги могут дать вам самые хорошие советы, каким образом пустить в оборот желаемую информацию (сообщите о ней другому под строгим секретом) и почему нельзя никогда допускать, чтобы Государь делился с вами своими тайнами.

Сквозь этот блестящий очерк о “реальной политике” можно красной нитью, проследить и финальное политическое падение Маргарет Тэтчер. Недаром этот труд посвящен ей Слугой, который считает, что ей “могли бы и должны были служить лучше”.

Макалпин начинает свой труд с кардинального вопроса.

Прав ли был Макиавелли, когда он написал свою книгу “Государь”?

Макалпин считает, что нет.

“Когда Макиавелли писал “Государя”, он рассчитывал получить работу. Занятие политикой всегда возбуждает праздных людей, и потому те, кто подобно Макиавелли, оказались выброшенными ее волнами на берег, всегда стремятся снова в них окунуться. Макиавелли верил, что благодаря своему знанию истории он сможет подсказать Государю, как надо себя вести, чтобы обратить исторический опыт в свою пользу. Но история всегда была ненадежным путеводителем, и остается только удивляться, что человек, который стремился получить работу у процветающего Государя, рассчитывал, что сможет советовать Государю, как тому надлежит себя вести. Вместо того чтобы поучать Государя, человек с более макиавеллистским складом ума написал бы книгу советов Слугам Государя, ибо, распознав талант Макиавелли к служению, Государь немедленно взял бы его себе на службу и предоставил бы ему столь желаемое влияние.

В этой книге Макиавелли мог бы рассказать о том, как следовало бы помогать Государю управлять своей державой, как ему служить, действуя от его имени в больших и малых делах, расчищая тем самым Государю путь для властвования и каждодневно управляя вращающимися вокруг трона людьми. Хотя политикам свойственны те же недостатки и слабости, страхи и самомнения, что и остальным людям, они вращаются в особом узком кругу, что обостряет их чувства и побуждает к совершению нелогичных поступков. Они могут вести себя не так, как это делают обыкновенные люди, поэтому Слуге никогда не следует быть достаточно откровенным. Ему приходится ловчить, обманывать, вводить в заблуждение, причем не ради собственного удовольствия или выгоды, а для того, чтобы обеспечить успех Идеи и Государя”.

Кого имеет в виду Макалпин, когда рассуждает о Государе и Слуге? Попробуем ответить его словами. “Когда я говорю о Государе, я не имею в виду просто одного из лидеров. Я говорю об идеальном Государе, обладающем тем благородством духа, который свойствен самым великим правителям. Государь управляет только для блага своего народа, только во имя распространения своей Идеи”. Идея и Государь проходят красной нитью через весь труд Макалпина. Государь должен обладать Идеей, которую он стремится воплотить в жизнь, ибо “нельзя считать Государем того, кто по воле случая оказался в положении человека, ответственного за судьбы других людей”. “Для Государя Идея уникальна и неповторима. Идея — это философия, на базе которой Государь осуществляет все свои действия. Идея включает в себя цели и стремления правителя во имя своего народа. В Идее заложено объяснение того, как должна развиваться империя Государя, как она будет выдерживать соперничество с другими империями... Идея начинает свое продвижение вместе с Государем. И хотя многие могут сказать, что именно они давали советы Государю, но на самом деле их привлекла к себе именно сила Идеи. В Идее Государь черпает свои силы. Государю необходима Идея, чтобы принимать обоснованные решения сначала для того, чтобы достичь власти, а потом, чтобы удержать ее”. Если Государь меняет свою Идею или просто держится за свой пост, то его поведение не соответствует поведению истинного Государя, он не сможет стать тем лидером, которому должен служить Слуга, ему нельзя доверять осуществление Идеи.

Далее автор рассуждает о сложной и значимой роли Слуги. Он пишет: “Когда на страницах этой книги я веду речь о Слуге, то имею при этом в виду либо одного человека, либо, что тоже возможно, личный секретариат руководителя ... Различие между Государем и Слугой состоит в том, что Государь как правитель обладает властью; Слуга может использовать власть, которая проистекает из его отношений с властителем, но ему предпочтительнее использовать не власть, а влияние”.

Основное внимание Макалпин уделяет тому, как должен вести себя Слуга, осуществляя высокий обряд служения, к каким методам и способам ему следует прибегать, чтобы сохранять свое место и способность оказывать помощь Государю, какие ловушки подстерегают его на этом пути. Он ссылается при этом на опыт классической литературы: “Отношения между Государем и Слугой напоминают, например, отношения между мистером Пиквиком и Сэмом Уэллером, который прославился своей концепцией служения, или между Берти Вустером и Дживсом. Диккенс и Вудхаус не являются теми авторами, к которым политики обычно обращаются за советами, но политики совершают и большие промахи”.

Итак, что такое власть и что такое влияние? “Проявление власти становится для всех очевидным, когда все знают, кто именно достиг определенной цели. Осуществление влияния происходит в то же самое время, но никто не знает, кто за этим стоит. Власть является более низким по уровню состоянием человека, если ранее он обладал влиянием. Слуга — это человек, у которого есть влияние. Если Слуга поддается искушению проявить власть, то он уже не может дальше служить, он должен быть уволен, ибо в своем стремлении проявить власть он раскрывает желание стать властителем. Тем самым он демонстрирует свою глупость и свое тщеславие, ибо ему следует знать, что влияние приносит гораздо больше удовлетворения, чем власть. Слуга может прибегать к власти только в том случае, когда надо расстроить амбициозные планы других, т.е. применить негативную власть. Удовольствие от такого развлечения не сравнимо ни с чем другим”.

Таким образом Макалпин предупреждает Слугу против неправильного истолкования своей роли. Добавим, сколько на нашей памяти людей сходили со сцены, нарушив правила поведения, установленные мудрым Макалпином.

Тема поведения Слуги разработана в книге до мельчайших подробностей и представляет бесспорно значительный интерес для тех, кто вращается в круге политиков, где, по словам Макалпина, можно встретить все, кроме верности. Для этого Слуга должен тщательно проработать свой миф, основанный на действительных чертах своего характера, но позволяющий ему вести себя в каждом конкретном случае так, как он это считает нужным. Только сам Слуга должен знать о том, что он сам и его миф — это не одно и то же. Если это становится известно другим, то ему следует отправиться в отставку и заняться любимым делом отставных политиков — сельским хозяйством и особенно его наиболее изысканным видом — цветоводством. “Миф Слуги состоит из трех основных элементов: любви, страха и ненависти. Верность не играет никакой роли в мире, населенном Государями и их Слугами, и потому вера в нее приводит лишь к предательствам и глубоким разочарованиям. Верность — тема для авторов романтических произведений, врожденное качество собак и лошадей. В окружении Государя и Слуги верность меняется в зависимости от обстоятельств. Если вы случайно сталкиваетесь с верностью, будьте за это признательны, но никогда не ожидайте верности и никогда не рассчитывайте на верность в своих планах”.

Хотя, как мы уже говорили, свою книгу Макалпин посвящает Слуге и Служению, в ней содержится много положений, которые непосредственно относятся к деятельности Государя (Президента, Генсека, Губернатора, Мэра и т.д.) и которые представляют более общий интерес.

История и ее влияние на деятельность Государя. “Каковы бы ни были мотивы поведения людей, значение имеют только их истинные желания. Никогда не следует доискиваться мотивов поступков людей, ибо они не имеют отношения к делу. Значение имеют только сами поступки. Не имеет также значения и то, что подумают будущие поколения о мотивах поведения Государя. Слуга живет сегодняшним днем, он должен его использовать на благо Государя. У него нет интереса к будущему. Он не должен допускать, чтобы мысль о том, как история оценит Государя, оказывала влияние на его деятельность. Он должен подавать прошлое таким образом, чтобы оно устраивало Государя. Воспоминания о прошлых веках записываются историками, у которых слабое уважение к свидетельствам. Стремящиеся ублажить ту или иную группу людей историки всегда искажают факты, которые в последующие годы подвергаются еще большим искажениям под влиянием требований моды и политики. Подобная “история” создается людьми типа Макиавелли в качестве удобного свидетельства для принятия решений. Современная газетная летопись представляется для историков перечнем фактов, но подобно тому как Гитлер и Сталин переписывали историю, так и газеты искажают современность... Принимая решения, Слуга должен отбросить как саму историю, так и труды историков. История полезна только в той степени, в какой она может оправдать действия Государя, на которые он уже решился”.

“Некоторые фактические события — рождения, смерти, исходы сражений — кажутся столь очевидными, что вроде бы невозможно давать им разные оценки. Никто не может утверждать, что Наполеон выиграл битву при Ватерлоо. Но можно спорить о том, кто ее выиграл — Блюхер или Веллингтон. Даже крупные события оставляют поле для различного истолкования. В событиях же меньшего значения истина зачастую настолько туманна, что даже их участники редко знают подлинную правду, а скорее, лишь ту, которая им видится. Она становится принятой правдой, хотя, может быть, и ложной, но превращается в истину”. Большинство считает, что истина постоянна — на деле истина — это то, во что верят люди. А раз так, то и Слуга может создавать собственные истины. Важно понимать, что признанный факт обладает большей силой, чем истина. Возьмем чудеса: подлинная истина известна только Богу. Видевшие чудеса в них верят. Многие из тех, кто их не видел, в них не верят. Слуга не является искателем абсолютной истины, он принимает ту точку зрения, которая лучше всего подходит Государю. Затем он распространяет эту точку зрения, пока она не становится установленным фактом, а впоследствии использует его для обоснования своих доказательств. Установленный факт будет признан всеми, даже если он и далек от истины и тем самым отличается от ложного факта или прямой лжи. Слуге никогда нельзя прибегать к примитивной лжи, гораздо лучше использовать собственное мастерство и призвать себе на помощь подлинные факты”.

Поскольку Макиавелли был историком, замечает Макалпин, “он советует Государю следовать историческому опыту, но история повторяется только из-за отсутствия у человечества оригинальных идей. Государь един и неповторим. Его следует поощрять к тому, чтобы он заново обдумывал проблемы. Ведь и враги Государя могут читать книги. Оригинальностью должен отличиться и тот метод, которым Слуга проводит в жизнь планы Государя”.

Макалпин ссылается на Макиавелли, который утверждал, что после прихода Государя к власти оппозицию следует просто изничтожить. “Подобное решение не подходит для цивилизованных народов. Оно может еще применяться в отношении отдельных, особенно себялюбивых индивидов, устранять которых следует скорее хитростью, чем силой, но никогда подобную политику не следует проводить в отношении идей. Ибо идеи похожи на некоторые растения: чем больше их срезают, тем мощнее они становятся”.

Однако имеется целый круг людей, деятельность которых следует ограничить. “Государя могут привести к власти другие люди, которые исходили из чувства мести. Заговорщики ожидают, что Государь будет у них “на поводке”. Конечно, это слепая надежда. Настоящий Государь отвечает перед Идеей и перед теми, кто ее поддерживает, а вовсе не перед различными заговорщиками”.

Поэтому всегда следует поддерживать веру властителя в непоколебимую Идею, внушать ему, что он сам, при помощи своих сил и Идеи пришел к власти.

“Макиавелли пишет о целом ряде правителей, которые убивали своих Слуг после прихода к власти. Конечно, очень трудно нанять на работу сколько-нибудь компетентного человека, если у Вас подобная репутация. Правда, эпоха Макиавелли относится к Италии ХV—ХVI вв., но это еще одно напоминание, что Слуге следует быть очень внимательным по отношению к Государю, которому он помог прийти к власти. Слуга должен вести себя так, как будто бы время вообще не существовало до того, как его лидер стал Государем. Иногда властители любят похвастаться своими успехами, чтобы показать, как высоко они вознеслись. Когда Государь начинает свои воспоминания, Слуга должен даже не напоминать, что он в какой-то мере помогал этому процессу. Вместо этого Слуге следует заметить Государю, что он всегда был Государем по своему духу и что достижение им нынешнего положения было лишь делом времени”.

Истинный Слуга удовлетворяет свои амбиции тем, что он осуществляет Великое Служение. “Слуга должен понимать, что у него нет амбициозных планов, потому что он достиг желаемого. Сделавшись незаменимым для Государя, он достигает вершины своей карьеры... И тем не менее амбиции могут создавать проблемы. Народ относится к Государю, как к Государю, а к Слуге, как к Слуге. Слуга может испытать соблазн использовать свое умение, чтобы показать людям, что на самом деле он не ниже Государя. Это одно из испытаний для Слуги, поскольку он должен быть удовлетворен самим фактом принадлежности к троице: Идея, Государь и Служение... Никогда Слуге не следует прибегать к мелким действиям, чтобы подтвердить свой статус”.

И далее: “Слуга знает, что он не может рассчитывать ни на какую награду и что, в конце концов, он должен будет принести себя в жертву Государю. Но это и есть его награда, в этом существо характера Слуги. Остальные работники аппарата должны получить высокое вознаграждение, когда они покидают Государя. В глазах других это должно быть даже слишком высоким вознаграждением. Им это доставит удовольствие, они будут хорошо отзываться о Государе, хотя на это не надо рассчитывать. Вместе с тем такое вознаграждение может вызвать у некоторых лиц зависть. В результате, если их чувство лояльности изменится, они не смогут создать оппозицию Государю. Между тем размер вознаграждения является хорошим стимулом для их преемников”.

И еще о кадровой политике: “Слуге необходимо иметь помощников, которые должны пробыть с ним достаточно долго, чтобы понять методы его работы. Но не слишком долго. Хорошему служащему обычно требуется пять лет для продвижения вверх по службе, затем в течение следующих пяти лет раскрываются его главные способности. За этим следует пять лет постепенного спада, когда энергия начинает иссякать”.

В мире политики существуют только интересы. Это относится и к министрам Государя. “Вокруг властителя собираются министры, которые отличаются одновременно и умом и хитростью. Все эти люди — соперники государя, а поскольку они знают, что к Слуге обращено благосклонное ухо самодержца, они стремятся сохранить со Слугой дружественные отношения и говорят ему только то, что предназначено Государю. Расправиться с ними всеми нельзя, но одного из них в назидание другим следует направить в какую-нибудь беспокойную провинцию или назначить на место с неопределенным будущим. Пример заставит всех призадуматься”.

Мы уже говорили, что главное для Государя — это его единственная и неповторимая Идея. Однако существуют и другие идеи, которые, по мнению Макалпина, подпадают под две категории: активные и пассивные. “Религия, например, является пассивной идеей, она может сосуществовать с другими идеями и не носит исключающего характера. Важно, чтобы Слуга, даже если он и не принадлежит к определенной религии, относился к ней с уважением. (К религии я отношу и такие идеи, как масонское движение, клубы или иные объединения людей.) Важно лишь, чтобы Слуга не был вовлечен в ситуацию, когда ставится под сомнение его преданность Государю, или чтобы люди, которые привлекают его на свою сторону, не рассчитывали, что они смогут воспользоваться покровительством самого владыки. Относитесь ко всем этим организациям с уважением и вежливостью. Но не более.

Другие идеи, такие, как коммунизм, социализм, консерватизм, фашизм и множество подобных, являются в данном смысле активными идеями, они исключают друг друга или стремятся к этому. Государь выступает против них, ибо у него своя Идея. Слуге следует поощрять противодействие указанным идеям, поскольку, выступая решительно против них с Идеей Государя, он делает более убедительной и саму Идею. Слуга должен нападать на другие идеи, но всегда проявлять доброжелательность и вежливость по отношению к их поборникам. Это будет для них неожиданностью, взаимностью они не ответят и потому обеспечат доброжелательное отношение к Слуге со стороны незаинтересованных наблюдателей. Слуга должен хорошо разбираться в идеях оппозиции, тщательно изучить их, перед тем как предпринимать действие, и никогда не начинать атаку вслепую”

Макалпин отмечает, что Слуге следует разработать несколько приемов самозащиты от его потенциальных недоброжелателей. “Назовем один из них “ложным обвинением”. Слуга поощряет своих противников к тому, чтобы они обвинили его в совершении того или иного дискредитирующего поступка, предпочтительно такого характера, совершить который у Слуги нет ни малейшего желания. Затем Слуга позволяет всем вместе и каждому в отдельности поверить, что он действительно виноват. И в тот момент, когда его враги радостно отмечают, как широко разошлась эта информация, забыв обо всех других вещах, в которых они могли бы действительно обвинить Слугу, чисто фактические обстоятельства доказывают его невиновность. Происходит полная дискредитация противников Слуги, которым теперь трудно, а то и просто невозможно обвинить его в других злодеяниях. Этот прием ложного обвинения не раз становился спасательным средством для многих действительно виновных в чем-то людей”.

Когда Государь приходит к власти, то его несомненно поддерживают радикалы, которые резко настроены против прежнего порядка. Однако, советует Макалпин, Государь должен относиться к ним с осторожностью. “В первые дни нового правления Слуге следует высказываться в поддержку старого порядка, который существовал в его партии или фракции. Это вызовет ярость отдельных радикалов и заставит их присоединиться к противникам Слуги. Затем они постараются его свергнуть. На защиту Слуги встанут представители старого порядка, поскольку они ненавидят этих радикалов. Сдерживание деятельности радикалов полезно и самому Государю, ибо, как бы ни была велика их помощь в прошлом, теперь, когда Государь правит всем народом, любое развитие Идеи может совершаться только им одним. Радикалы начнут раздражать Государя, поскольку они пропагандируют Идею во имя своих собственных интересов.

Когда власть Государя утвердится, старый порядок должен постепенно исчезнуть из опасения, что он может скомпрометировать Идею, разбавляя ее содержание. Отдельных радикалов следует поощрять к тому, чтобы они снова вернулись в лоно паствы и стали активными сторонниками Идеи, считая, что Государь к этому времени развил ее к их удовлетворению. Роль радикалов меняется. Вначале они присоединяются к сторонникам старого порядка, чтобы уничтожить соперников Государя и Слуги, затем они объединяются с властителем, чтобы добиться окончательного уничтожения старого порядка. А созданный таким образом новый порядок очень скоро станет старым порядком”.

В начале своей книги Макалпин упрекает Макиавелли в том, что тот собирался давать советы Государю. Так вот, считает Макалпин, Государю вообще не следует давать никаких советов. “Государи, как и многие другие люди, не любят, когда им дают советы, если только они не совпадают с их собственными мыслями. Если Слуга предугадывает желания Государя и дает ему соответствующие советы, то он становится еще одним льстецом, частью придворного украшения Государя. Если вы хотите завоевать уважение Государя, никогда ему ничего не советуйте, вместо этого станьте для него незаменимым. Стремитесь разрешать мелкие проблемы, помогайте ему избегать более серьезных. Никогда не спрашивайте указаний Государя. Ему и без вас приходится многое решать. Никогда не привлекайте его внимание к тому, как вы выполняете свои обязанности. Он сам это заметит. Если Государь остро нуждается в советах, то ему не стоит служить. Успех деятельности Слуги определяется выбором им Государя: это его единственный выбор, и он должен осуществить его с особой тщательностью”.

Чтобы принимать решение, Государю нужны веские данные, задача Слуги их предоставить. Слуга должен для себя решить — обеспечен ли правитель всеми необходимыми данными и знает ли Слуга все, что знает Государь. Слуга никогда не проявляет несогласия, он просто предоставляет недостающие данные. И конечно, именно он определяет степень их ценности.

“Слуге никогда не следует признавать, что его мнение было лучше мнения Государя. Если властитель совершил ошибку, а ход событий показал, что прав был именно Слуга, то последнему следует об этом помалкивать. Однако если неразумный Слуга дал совет, который привел к совершению ошибки, то это нанесет серьезный удар по его положению, а если Слуга дал дельный совет, но к нему не прислушались, то в отношениях между Слугой и Государем, скорее всего, образуется трещина”.

Важно и другое: “Государь должен создавать впечатление, что он всегда держит слово. Это трудная для выполнения задача, которая не всегда может быть осуществлена, но поскольку Государь отождествляется с Идеей, то любое проявление двуличности может привести к ее разрушению. Отсюда, во-первых, Слуге следует пытаться помешать властителю обещать то, что ему будет трудно выполнить. Во-вторых, если обещание нарушено, то Слуге нужно найти человека, на которого можно будет возложить за это вину”.

Вообще Государь судит о деятельности Слуги только по ответу на один вопрос: “Удалось или нет? Если удалось, то не ожидайте никакого вознаграждения. Если не удалось, то это означает, что вы его неправильно поняли и можете быть принесены в жертву”.

Макалпин уделяет много внимания теме обращения с представителями прежнего режима или своими недавними сторонниками. Умение манипулировать людьми, искусство разделения и властвования, как известно, в свое время было доведено англичанами до ювелирной шлифовки, составляло основу правления некогда огромной империи. Империя исчезла, но суть человеческих отношений изменилась мало, и опыт англичан не надо игнорировать политикам, которые стремятся к мирному утверждению своей власти. Говорят, что история России могла бы пойти по другому пути, если бы, скажем, в свое время личные отношения Горбачева и Ельцина не были бы столь непримиримыми, но, впрочем, мы отклонились от макалпинского чисто теоретического изложения витиеватого кружева отношений в политической среде. Итак, мы уже излагали советы Макалпина о том, что надо делать с высокими сановниками, которые некогда шли вместе с властителем, но затем превратились в определенную обузу. Однако они по-прежнему стремятся к высоким постам. “Теперь я скажу о более мелких фигурах. Одни получат достойное место, другие будут разочарованы. Для этих мелких сошек роли должен придумывать Слуга, ибо у Государя на них нет времени... Для них Слуге следует найти места с небольшой зарплатой, но с высоким престижем. Например, в сфере искусства или в многочисленных комитетах громких государственных институтов. Таким маленьким людям, как авторы популярных книг и мелодий, следует предоставить возможность время от времени видеться с Государем, поскольку они его забавляют... У этих людишек, особенно авторов популярных книжек, часто очень большое самомнение. Их амбиции не имеют границ, они считают, что роль Слуги — это скромная роль, что Слуга предназначен только для того, чтобы что-то собирать и доносить до Государя... Им обязательно хочется получить более высокий пост, чем у Слуги, и потому все действие превращается в юмористический спектакль... Им нужны самые громкие роли с самыми пышными титулами, чтобы все видели их величие, и даже при этом они будут делать вид, что они еще более величественны...” Макалпин подмечает, что Государям, особенно новым, свойственно больше ощущать преданность тех людей, которым до этого они не доверяли, чем тех, к кому ранее они питали полное доверие. Идея превращает врагов в союзников. Награждая новообращенцев, Государь тем самым поощряет и других... “Некоторые из них достойны высоких постов, но весьма сомнительно, чтобы им можно было полностью доверять, даже если они и демонстрируют весь пыл новообращения. Правда, обратного пути для них нет, поэтому они не могут быть соперниками... Но никогда не надо забывать, что они были политическими противниками, и потому в силу одной из многих тысяч непонятных причин могут со временем стать опасными. Как бы они ни пытались оправдать изменение своих взглядов, но то, что они на это решились, свидетельствует об отсутствии в их деятельности разумной логики, а это опасно. Слуге надо отыскать для них другие занятия, которые заполнили бы их помыслы... Что же касается обращения со старыми преданными сторонниками, то не в характере Государя их игнорировать. Если они перестают удовлетворять пришедшего к власти самодержца, ибо не могут приспособиться к новой ситуации, то их функции надо передавать другим, оставляя им титулы и регалии прежних должностей. Государю следует продолжать их расхваливать, а Слуге — поощрять”.

Не надо игнорировать и великих представителей старого режима. “Слуге надо организовать дело так, чтобы они были представлены Государю. Эти вельможи, которые выступали ранее против Государя, должны быть использованы в качестве украшения двора, но сделать это надо так, чтобы они этого не почувствовали. К ним следует часто обращаться за советами, а Слуге широко сообщать о том, что Государь всегда прислушивается к их советам. На самом деле Государю абсолютно незачем руководствоваться их советами, но поскольку они высказываются в личной беседе и их содержание известно только Государю или его собеседнику, то никто, кроме них, не сможет сказать, следуют им на практике или нет. Сами собеседники будут несказанно польщены такими словами, искренне поверят в свою влиятельность. Это будет для них так приятно, что они всем будут рассказывать, что Государь следует их советам, и потому они будут считаться сторонниками Государя. Но Слуга отлично знает истину”. Однако можно сделать и по-другому. “После смены прежнего режима нужно с уважением отнестись к его прежним представителям. Новому Государю это ничего не стоит, но делает получателей таких почестей объектом зависти со стороны его собственных сторонников. Поэтому Государю не следует вступать с ними в доверительные отношения, ибо это может поколебать его сторонников. Им следует воздавать почести публично и поносить в частных разговорах. Когда же они начнут жаловаться, а они начнут это делать, то в глазах общества они предстанут в виде неблагодарных людей”.

Отдельная тема, которую выделяет Макалпин, — отношение к родственникам Государя (весьма актуальная для недавнего нашего прошлого тема). Что же советует Макалпин? “Слуге надо остерегаться тех случаев, когда Государю захочется назначить на высокие посты своих родственников. Когда дело касается родственников Государя, ведите себя осторожнее кошки. Гениальность не заложена в крови. Однако Слуге надо помнить, что Государь ценит кровные узы превыше всего… Вы имеете дело с живыми свидетельствами земного происхождения владыки, объектами его особой гордости. Старайтесь иметь как можно меньше дела с его наследниками. Они могут иметь влияние на Государя, но использовать их в качестве своего орудия крайне опасно. Улыбайтесь им. Кланяйтесь им, никогда их не критикуйте, если они совершают какую-нибудь глупость. Даже если первоначально гнев Государя может быть направлен против своего дитяти, то со временем его легко переадресовать на Слугу. Умный Слуга никогда не будет иметь дело с родственниками Государя”.

Как относиться к прежним режимам, в частности к видимым знакам их присутствия в лице памятников и иных мемориальных сооружений? Как известно, практика нашей истории сводится к их разрушению, переименованию и т.д. Макалпин советует совсем иное. “Сооружаемые монументы должны быть огромными и предпочтительно уродливыми. Их надо возводить, чтобы отметить ушедшие режимы; люди оценят их уродство и не примут их. Всегда поминайте добрым словом прошлые режимы, подчеркивайте их мощь, ибо это возвышает престиж Государя — ведь они ушли, а он правит. Всегда оказывайте им определенные почести, ибо в этом нет никакой беды. Остерегайтесь таких святилищ, как, например, пятна крови на мостовой, к которым люди смогут приносить цветы, чтобы отметить трагическое событие. Такие святилища очень опасны, особенно если они находятся на открытом пространстве, где могут собираться люди. Возвеличивайте событие и завоевывайте симпатии людей. Соглашайтесь с необходимостью возложения цветов. Но настаивайте на том, что в этом месте надо соорудить большой памятник, замените простой храм на большой комплекс общественного пользования, которому присвойте имя прошедшего события. Заполните пространство так, чтобы люди уже не могли там встречаться. Постройте помпезное сооружение на том месте, где находился простой памятник, и тогда дело, во имя которого был сооружен храм, лишится поддержки. Спонсорам храма будет трудно противостоять щедрости Государя как с финансовой точки зрения, так и в его отношении к противнику. А те, кто действительно предпочитает иметь полезное сооружение вместо памятника, станут на сторону Государя.

Слуге необходимо убедить Государя соорудить много статуй, особенно посвященных героям оппозиции. Их следует сооружать так, чтобы они мешали движению транспорта или же блокировали привычные пути пешеходов. Реакция публики будет на них отрицательной. Со временем с одобрения публики их можно будет снести. Сооружением статуй Слуга расправляется с образами противников Государя, они поднимаются до такой высоты, что становятся нелепыми”.

Вообще не надо создавать мучеников, утверждает Макалпин. Он не согласен с Макиавелли, который советует уничтожать противника целиком и без остатков, если надо убрать его с дороги. Данный совет абсолютно неприменим в отношении организаций оппозиции. “Вместо этого надо изменить систему контроля над организациями, сам смысл их существования и обезвредить их руководителей. Поскольку они зависят от внешних атрибутов власти, то их легко ликвидировать, лишив этих регалий... К примеру, следует снести их помещения, поскольку, если их оставить, они могут трансформироваться в объекты для поклонения. В подобные места поклонения могут превратиться и открытые пространства, где они раньше стояли. Поэтому данные места следует немедленно использовать в общественных целях. В шумном городе следует построить больницу или многоэтажную стоянку для автомобилей; в сельской местности — здание для производства пищевых продуктов, большую свиноферму или комплекс по выращиванию цыплят или интенсивный инкубатор для производства яиц. Как я уже говорил, сооружение, которое используется в добрых и сугубо практических целях, трудно превратить в святилище и поддерживать к нему благоговейное отношение”.

Важнейшим методом влияния Макалпин считает управление доступом к Государю. Во-первых, это очень важно для самого Слуги. Слуга должен быть всегда под рукой, готовым ответить на возникший у властителя вопрос. “В политике право доступа является жизненно важным фактором. Что бы люди ни планировали или ни замышляли, все это может рухнуть из-за отсутствия доступа... Слуге никогда не следует советовать Государю, с кем ему нужно и с кем не нужно встречаться; влияние Слуги должно распространяться только на то, чтобы определить, какая категория лиц должна быть представлена владыке. Истинная власть заключается в свободе доступа: очень трудно влиять на Государя, которого вы не можете видеть или видите в неподходящий момент. Самый лучший вид доступа — во время поездок самодержца. Слуге всегда следует ездить с теми людьми, от которых ему нужно чего-то добиться.

Для Слуги важно поэтому быть знакомым со всеми мелкими чиновниками в департаменте великих людей, с которыми он имеет дело. Например, бюро Государя может возглавляться относительно мелким чиновником или начальником штаба. И хотя начальник штаба никогда не должен осознавать, что он лично Слугу не интересует, не тратьте на него времени попусту. Настоящая власть находится у человека, который держит в своих руках дневник Государя”.

Как можно было бы определить важность свободы доступа к Государю для самого Слуги? Доступ — это важнейшее орудие в обращении с людьми и оказания на них влияния. “Доступ можно использовать в двух целях: либо разрешить человеку изложить свой план Государю, либо, наоборот, не дать ему такой возможности. Этот процесс регулируется не запретом на свидание с властителем, а организацией встречи в такое время, когда он либо слишком занят, либо, напротив, как раз свободен. Глупо ставить перед Государем серьезную проблему, когда он спешит. Такой метод позволяет не препятствовать некоторым людям, которые стремятся увидеться с Государем, устраивать эти встречи.

Доступ “к телу” может быть использован как для возвышения просителей, так и для сведения счетов. Продвигая наверх какого-то человека, следует найти удобное время для встречи с Государем. Важно уловить, чтобы при этом царила подходящая обстановка. Дело не столько в хорошем настроении самого Государя — для Слуги важнее привести в хорошее настроение человека, которого он собирается продвинуть, с тем чтобы он произвел на властителя хорошее впечатление. Но Слуга может и низвести человека, организовав встречу в неудобное время. Скажем, когда у Государя на уме совсем другие проблемы либо же когда он спешит на важную для него встречу. Последний случай самый надежный. Государь будет находиться в добром настроении, когда он будет приветствовать посетителя, а затем этот пришелец своей болтовней испортит для Государя день, который он надеялся так хорошо провести. Едва ли большой шеф захочет снова встретиться с таким челобитчиком. Это самый удачный способ добиться того, чтобы человек не произвел должного впечатления на Государя. Существует и другой метод: Слуга, убедившись, что Государь глубоко увлечен беседой, предлагает посетителю вмешаться в разговор, заверив его, что властителю будет необычайно интересно узнать именно его точку зрения по вопросам внешней политики, или, скажем, рейтинга. Такой способ имеет дополнительное преимущество, поскольку у жертвы остается впечатление, что ей была оказана большая услуга.

Но таким образом трудно обращаться с человеком, который умеет умно спорить. Слуге следует предупредить Государя перед встречей с подобным человеком, предоставить владыке информацию для контраргументов. Этот человек может и не быть врагом Государя или Слуги, и его доводы могут быть как раз полезными. Если это окажется не так, то его следует немедленно отдалить от “трона” методом повышения в должности. Но в любом случае его не должен игнорировать Государь и подвергать гонениям Слуга”.

“Следующим способом добиться устранения человека является приглашение изложить свой план властителю, зная заранее, что он его не одобрит. Это сразу же принизит посетителя в глазах Государя. Опасность доступа заключается в том, что люди часто говорят гораздо больше, чем они собирались сказать, и тем самым могут породить непредсказуемый ход мыслей у самого самодержца. Слуге следует очень тщательно отмерить время, которое необходимо для того, чтобы челобитчик изложил свое прошение. Просьба должна быть изложена в предельно краткое время, и даже если посетитель является другом Слуги, ему должно быть отведено всего несколько минут. Нельзя давать много времени, чтобы он не испортил доброе дело. Это тем более важно, если он друг Государя. Слуга должен быть настороже и иметь возможность в любое время прекратить беседу. Ведь ему надо также следить за тем, чтобы у Государя было время для встреч с ним самим, ибо властители зачастую настолько перегружены государственными делами, встречаясь с представителями других государств, что у них остается мало времени для своих собственных слуг”.

Как следует вести себя Слуге во время беседы? “Сам он во время встречи хранит молчание. Все, что стоило сделать, должно быть сделано до начала беседы. Произносимые в ходе бесед заявления обычно повторяются, люди говорят разными словами одни и те же вещи, при этом каждый пытается выдать себя за автора оригинала.

Если все сделано правильно, то кто-то другой выскажет во время встречи то, что нужно Слуге, и он может спокойно продолжать хранить молчание, пока ход беседы отвечает поставленной перед встречей цели. Слуга отправляется на встречу для того, чтобы достичь определенной цели, а не просто показать, какой он умный. Иногда беседа сбивается с планируемого курса, и тогда Слуге необходимо вмешаться. Прежде всего он подмечает какую-либо неточность, допущенную одним из второстепенных участников беседы. Слуга приносит его в жертву, добиваясь, чтобы на встречах к нему прислушивались.

При этом в жертву следует приносить незначительную персону. Над ним легче одержать верх в споре, а впоследствии можно будет и помириться — достаточно оказать ему небольшую услугу или высказать пару теплых слов в его адрес. Крупные фигуры не любят, когда с ними расправляются на глазах коллег, — такая ошибка может дорого обойтись Слуге, прежде чем он сможет исправить ситуацию. Беседы следует начинать с заявления о согласии со взглядами оппонента, постепенно поворачивая его убеждения к своим и в то же время продолжая с ним солидаризироваться. Слуга никогда не спорит ради удовольствия ...

Ему надлежит отлично владеть речью. Например, в любой момент разговора он должен уметь своевременно подбросить какое-нибудь удачное словечко. Он должен отрепетировать этот прием и тщательно взвесить каждое слово, которое он пустит в оборот при разговоре. Смысл всегда заключается в том, чтобы направить разговор в нужное русло. Не выкладывайте на стол все карты. Политик обычно несколько раз повторяет одну и ту же фразу. Он отбирает три довода в свою пользу, отбрасывает два и три раза тщательно повторяет последний довод, потому что в первый раз аудитория его просто не услышит, а во второй может его неправильно понять. Политик действует методом повтора и подчеркивания. Слуга — не политик, он не должен воображать себя политиком. Он действует не методом повторения, а методом внесения предложений, причем в самой мягкой форме. Могут сказать, что такой метод не дает возможности пробиться сквозь словесный завал, которым отгораживаются политики. Именно поэтому необходимо тщательно подготовить почву для предложения, с тем чтобы политики ухватились за него как за свое собственное и начали повторять его бесчисленное количество раз”.

“Слуга должен быть экспертом в составлении документов, ибо он высоко ценит силу слова. Он способен убеждать выбором слов, что представляет собой гораздо более мощное оружие, чем применение силы. Начиная убеждать своего оппонента, Слуга использует те же приемы, что и в споре. Ему следует соглашаться с оппонентом, постепенно подправляя и изменяя взгляды последнего от позиции к позиции. При этом необходимо постоянно соглашаться с оппонентом, демонстрируя как бы отход от собственных взглядов... пока, наконец, оппонент не обнаружит, что он является союзником Слуги, и сделает то, о чем его попросят”.

Итак, Слуга добился желаемого от своего оппонента. Остается только записать это в текст соглашения. И вот тут Макалпин предупреждает против того, чтобы придавать слишком большое значение написанному. “Достигнутые на большинстве встреч соглашения, как правило, основаны на взаимном непонимании их смысла, но это не имеет никакого значения, поскольку пройдет определенное время, прежде чем они начнут претворяться в жизнь. А к этому благословенному времени одна или другая сторона, несомненно, станет сильнее, и, вполне естественно, возобладают именно ее взгляды. Более того, многие положения, которые люди хотят увидеть записанными в документе, вообще не имеют никакого смысла, поскольку они включены для перестраховки от всякой случайности, а в политике время меняется так стремительно, что в этом нет никакой необходимости. В искусстве переговоров очень важно быстро уступать по некоторым незначительным пунктам. Слуга может вообще согласиться на что угодно, если он знает, что это положение все равно никогда не осуществится. Ему следует в любой момент быть готовым к тому, чтобы отойти от своей точки зрения, если он уверен, что в будущем он сможет перевернуть результаты конференции в свою пользу”.

Приносят ли пользу льстецы? В этом вопросе Макалпин расходится с Макиавелли. “Макиавелли считал, что Государя надо оберегать от льстецов. Это неверно. Лесть стимулирует деятельность владыки, и для него она лучше, чем алкоголь. Государям нужна лесть, чтобы их вдохновлять, временами поднимать им дух, и до тех пор, пока Государь понимает истинный смысл лести (а настоящий Государь это обязательно понимает), в лести нет никакой беды. Слуге следует больше опасаться тех людей, чье честное намерение заключается в стремлении выложить Государю “всю правду”. Поскольку челобитчики повторяют свои тезисы либо свою оценку каких-то событий, их взгляды и оценки стоят ровно столько, сколько стоят они сами, а подчас даже и меньше. Хотя сами по себе эти люди могут быть искренними, однако их взгляды неминуемо окрашены личными интересами. Между тем Государю надо принимать решение во имя интересов как своих собственных, так и Идеи. Его решения не должны определяться приязнью или неприязнью, страхом, гневом или жадностью других лиц. Слуге надо поощрять льстецов, отбивать охоту у трубадуров печали и уныния, потому что они могут так же ошибаться в своих суждениях, как и носители истины. Правы они или нет, но они производят угнетающее впечатление на Государя, а это приводит к тому, что у него возникает желание вообще избегать всех людей, всяческих советов, а со временем и любых новостей”.

В наше время много говорится об отношениях с общественностью. Макалпин не забывает прокомментировать и эту сторону человеческих отношений. Он выбирает одну тему: когда надо принимать популярные, а когда — непопулярные решения. “Решающим моментом для успеха является правильный выбор времени, поэтому данный вопрос необходимо очень тщательно продумать. Если надо предпринять непопулярное решение, то Слуга стремится к тому, чтобы негативная общественная реакция была минимальной. Следует тщательно изучить принципы воздействия средств массовой информации на общественное мнение. Кроме того, очень многое зависит от выбора, ибо важно, чтобы плохие новости конкурировали с другими за право обнародования. Можно даже для этого случая преднамеренно организовать какие-то другие новости, чтобы отвлечь внимание публики. Очень важно определить и время года. Лучше всего это сделать, когда многие в отъезде. И потом журналистам стоит говорить только то, что может произвести на них впечатление. Если вы хотите, чтобы сообщенный вами факт повторили вслед за вами, сделайте его интересным или смешным. Если же хотите, чтобы факт остался незамеченным, то сделайте его изложение предельно нудным и скучным”.

В этой связи Макалпин предупреждает против модной тенденции написания книг. “Издание книг следует предпринимать только с определенной целью. Большинство людей не осмысливает то, что они читают; они просто бросают взгляд на слова, а затем формируют к ним свое отношение. Написание книг связано для Государя с большим риском. Политические мемуары Государя или даже издание его биографии предоставляют его оппонентам возможность судить о его поведении. Большинство читает не сами книги, а рецензии на них, а поскольку рецензии зачастую пишутся лицами, относящимися враждебно к властителю, то они могут нанести ему серьезный урон и тем самым создать представление, что общественное мнение начинает формироваться против Государя”.

Не следует забывать о силе политических карикатуристов. “Слуга должен делать так, чтобы закупались работы тех карикатуристов, которые изображают Государя в добром свете, и тем самым поощрять их к дальнейшему занятию тем же самым”.

Вообще юмор — очень эффективное оружие. Но не надо смешивать юмор с шуткой над каким-то конкретным лицом. “Юмор могут использовать писатели для того, чтобы обнажить лежащую в глубине и скрытую от всех правду, но никогда не избирайте кого-нибудь жертвой своей шутки. Юмор может постепенно уничтожить противника. Он является медленно действующим ядом — со временем человек начинает выглядеть в глазах других дураком и ни на что не способным фигурантом. Шутка действует как топор — быстро и эффективно. Унизить шуткой другого человека — значит приобрести смертельного врага, а подшучивание над собой, напротив, вызывает чувство симпатии”.

Когда Макалпин говорит о Слуге, то он подчеркивает, что имеет в виду не обязательно мужчин. Многие женщины играют не меньшую роль, чем мужчины. И потому Слуга (мужского или женского рода) может достичь многого с помощью женщин, особенно в деле сбора и передачи информации. Очень важно при этом, чтобы у них никогда не возникало ощущение, что их используют. Напротив, они должны все время чувствовать, что они полезны и в них нуждаются. “Желание быть полезным — весьма сильное желание. Удовольствие от того, что тебе доверили тайну, очень большое, а стремление стать частью зреющего заговора — просто непреодолимое. Многие мужчины прислушиваются к женщинам, и ради удовлетворения собственного тщеславия сообщают им многое из того, что дамы, возбужденные чувством причастности к тайне, сообщают потом Слуге... Женщины прекрасно служат в качестве канала передачи информации, потому что любят поговорить, хотя зачастую и не осознают значения сказанного. Слуге следует выслушивать женщин, проявлять внимание к тому, что они говорят, ибо это как раз доставляет им самое большое удовольствие. Одна из великих Слуг (женщина, работавшая в недавнее время) использовала для этих целей мужчин, но мужчины обычно с подозрением относятся к другим мужчинам”.

“Слуге следует опасаться интеллектуалов. Они имеют дело с теорией, между тем как он действует в реальной жизни. Какой привлекательной ни казалась бы теория, именно реальность определяет ход событий. Слуга имеет дело не с ситуациями, которые существовали много лет назад или которые наступят через столетия в будущем, а с тем, что происходит сегодня. Он может так формировать общественное восприятие каких-то фактов, чтобы оно отвечало его цели. Это не значит, что Слуге не следует общаться с интеллектуалами. Как раз напротив, ему следует как можно чаще встречаться с ними и дискутировать для того, чтобы оттачивать свой ум, ибо он быстро притупляется без постоянных споров”.

Несколько слов о заговорах (или, скажем, путчах). Макалпин не согласен с Макиавелли, который утверждает, что Государь обезопасит себя против возможных заговоров, если завоюет любовь народа. “Заговоры составляются совсем не населением. Они вынашиваются высокими лицами и коллегами Государя... Заговорщики говорят, что “народ верит в то или в это”, но сам народ большей частью и не подозревает, что именно его взгляды использовались при организации заговора. Те, кто претендует на выражение желания народа, на деле совсем не склонны к тому, чтобы позволить народу открыто высказать свою точку зрения. Они заявляют, что действуют от имени народа, хотя не имеют на это никакого мандата”.

Любопытны размышления Макалпина о роли искусства. “В общественной жизни имеются такие небольшие, но крайне важные участки, как искусство. Слуге следует обеспечить такое положение дел, когда Государь, если он сам не проявляет интереса к искусству, назначает человека, который разбирается в том, как живет этот мир, всегда помня, что область искусства является идеальным отвлечением для политического противника. Искусство может быть и отвлечением для Государя, задача которого осуществить на практике свою Идею. Ему не следует тратить время на искусство, а лишь использовать его порой для своего личного удовольствия. Политический противник окажется полностью поглощенным этой сферой, ибо политика искусства является гораздо более сложной и поглощает гораздо больше времени, чем политика управления целыми народами. Те, кто с энтузиазмом принимает назначение на должность в сфере искусства, полностью потеряны для мира заговоров и предательств, и их молчание покупается довольно дешево: несколько фунтов для любимой оперы или покупка картины для галереи, которую они возглавляют. Если человек находится в мире искусства, то у него нет никакой возможности создать свою политическую платформу. Потому данная сфера представляет собой блестящий отстойник для беспокойных политиков. Дело должно быть организовано таким образом, чтобы челобитчики не могли жаловаться, дабы не показаться невоспитанными людьми. Слуге необходимо следить за тем, чтобы формально их тщеславие было удовлетворено и чтобы все это видели, потому что на самом деле тщеславие этих людей удовлетворить невозможно и они все время будут требовать все большего и большего...”.

“Вовлеченные в сферу искусства представляют собой определенную опасность, ибо они составляют то, что было когда-то названо “говорящим классом”. Эти люди постоянно рассуждают о прошлом, которое не было таким, как они о нем вспоминают, они говорят о будущем, которое не будет таким, как они надеются. Но к их словам прислушиваются люди, которые определяют моду жизни и считаются формирующими общественное мнение. Слуга знает, что они ничего не достигли в практической жизни, но он также знает, что их слова высоко ценятся представителями их собственного класса. Поэтому Слуге следует проявлять по отношению к ним чувство глубокой приязни (что очень хорошо вписывается в его миф). Более того, любой достигнутый ими успех не делает их популярными ни в своем кругу, ни среди широких слоев народа. Слуге надлежит исподволь поощрять их в их постоянном обращении за деньгами. Своекорыстными действиями люди искусства отчуждают себя от граждан, которые стремятся прежде всего найти работу, а затем уже развлекаться…”.

И еще немного о характере человеческих отношений. Мы все часто с горечью произносим слова о том, что “я для него сделал ..., а он ...”. Не надо удивляться этому, советует Макалпин. “Человек, который оказал вам услугу, как правило, становится вашим другом до конца жизни. Человек, который просит вас об услуге, однажды может превратиться в вашего врага. Проявление истинной дружбы является величайшим даром, который один человек может преподнести другому, и на того, кто проявляет это чувство, можно полностью положиться. Получение же какой-нибудь услуги без ощущения некоторой горечи требует такой же щедрости души, как и от того, кто ее оказывает. Слуге следует всегда настороженно относиться к тем, кому он помог, и полностью доверять тем, кто помог ему”.

В своей жизни человеку со всех сторон даются советы. Макалпин считает, что самые хорошие советы можно получить от своего противника, потому что если он действительно компетентен, то внимательно изучил самого Слугу. Настоящий враг не пожалеет времени и усилий, чтобы внимательно исследовать все стороны жизни Слуги, с тем чтобы найти пути для его устранения. Слуга изобретает миф, чтобы укрыться им, как щитом, именно от такого врага. Но по-настоящему серьезный противник сможет проникнуть сквозь внешнюю оболочку мифа. А поскольку он действует против Слуги, то сможет указать на те слабости, о существовании которых не знал и сам Слуга. Эти слабые места надо устранить немедленно”.

Несколько слов о выборах. Макалпин считает, что “если мы имеем дело с выборным Государем, то выборы надо проводить по всем правилам ведения сражений. Государь принимает на себя роль главнокомандующего: он назначает, он и увольняет. Во время выборов нельзя упускать из виду ни малейшей детали, ничто не должно оставляться на волю случая; все решения должны приниматься только Государем. Пусть другие считают, что они принимают решения; так может происходить в мирное время, но во время войны или выборов Государь решает абсолютно все”.

Надо или не надо давать оружие народу? Этот вопрос занимал и Макиавелли. Макалпин отмечает что “в некоторых государствах гражданам разрешено носить оружие, в других государствах, где имеются конфликтующие идеологии, такого права нет. Общих правил по этому вопросу не существует, поскольку в обоих видах государств произошло ослабление идей. В своей массе население уже не способно в них верить. Так должны ли граждане иметь право на ношение оружия или нет? Вообще-то, если им нужно достать оружие, они его всегда достанут. Государю надлежит следить за тем, чтобы Идея оставалась сильной и влиятельной, ибо пока это так, население не будет восставать и в стране не начнется гражданская война. Только тогда, когда Идея приходит в состояние хаоса и упадка до такой степени, что становится простым орудием в руках людей мелкого калибра, народ берется за оружие. Для сохранения внутренней безопасности в стране необходимо иметь сильную Идею”.

Ничто не вечно в этом мире, не вечно и правление Государя. Это начинает чувствовать и сам властитель. “У Государя наступает период, когда возникает ощущение стресса из-за боязни своих сторонников. Когда лидер правит в течение довольно значительного времени, то даже сторонники начинают сомневаться в его способности сохранить власть и далее, а Государь, уловив подобные настроения, начинает в том сомневаться и сам. Обремененный заботами и вынужденный общаться с этими сомневающимися (большинство которых он сам назначил на высокие посты), Государь начинает чувствовать себя одиноким. Однако чувство одиночества опасно для Государя, потому что обычно оно является предвестником заката правления... Среди всех претендентов на власть самыми опасными являются люди, которые думают, что хотят ее получить, знают, как это сделать, но когда достигают власти, то отдают ее в другие руки. Многим кажется необычным такое поведение, но оно случается довольно часто в кругах, в которых вращается Слуга... Иногда говорят, что такие деятели просто ленивы, им нравится больше процесс погони,чем сама добыча. Скорее, дело в том, что они хотят получить власть для собственного интеллектуального удовлетворения, для потакания собственной, а не общественной гордости. Их устраивает то, что они могут достичь вершин власти. После этого они спокойно отдают ее другим. В их действиях одно из величайших проявлений человеческого тщеславия. Оно демонстрирует определенный вид умственной надменности и одновременно страх перед неспособностью удержать власть в своих руках”.

Макалпин заключает свою книгу рассуждением о том, что “со временем наступает эпоха перемен, когда все сметается на пути. Меняются границы, а ценности, в истинность которых мы верили, оказываются ничтожными. Отправленный в политическое небытие Государь станет подвергаться всяческим поношениям... Надо помнить, что память у людей коротка и что спустя какое-то время опытный Слуга сможет напомнить о событиях, которые отвечали бы интересам Государя и о которых народ будет вспоминать с удовольствием, забыв обо всем остальном. Такие воспоминания могут составить основу для возвращения Государя и его Идеи. Конечно, Государи редко возвращаются. Чаще они появляются вновь уже как покровители своей Идеи, используют Идею для определения значимости проходивших при их жизни событий и готовят Идею к длительному существованию после того, как сами уйдут из жизни”.

В данном материале изложены некоторые, на наш взгляд, интересные рассуждения лорда Макалпина.

Как отмечалось ранее, можно по-разному относиться к положениям его книги. Можно стараться прямо применить некоторые из его сентенций к современности, дополняя теоретические положения конкретными ситуациями и именами наших дней; можно спорить или просто не обращать внимания на советы или рассуждения Макалпина, но внимательно отнестись к его доводам, похоже, стоит и тем, кто находится в верхних эшелонах власти, и тем, кто старается понять движущие причины тех или иных событий как внутреннего, так и международного характера.


Комментируем публикацию: Искусство служения государю (о книге лорда Макалпина "Слуга")


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.