Современная избирательная система в России и предложения по ее реформированию

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

NEW ПОЛИТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Современная избирательная система в России и предложения по ее реформированию. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-28

ИСТОЧНИК: ИНФОРМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ФОНДА СООРОСА "ОТКРЫТОЕ ОБЩЕСТВО"

Владимир ПРИБЫЛОВСКИЙ,
президент Информационно-исследовательского центра (ИИЦ) "Панорама"

СОВРЕМЕННАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА В РОССИИ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ЕЕ РЕФОРМИРОВАНИЮ


ЧАСТЬ 1

В Конституции Российской Федерации (РФ), принятой 12 декабря 1993 года, избирательная система, по которой избираются депутаты Государственной Думы, Президент РФ, главы и представительные органы субъектов Федерации, никак не описывается - сказано только, что все они избираются населением. В частности, в Конституции ничего не говорится ни об общефедеральных партийных списках, ни об одномандатных округах, ни о том, во сколько туров проводятся выборы Президента, не определяется также механизм избрания президентов республик в составе РФ, глав региональных и городских администраций, представительных органов субъектов федерации.

Порядок избрания депутатов Государственной Думы определяется тремя федеральными законами: "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 г.; "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 24 июня 1999 г.; "Об утверждении схемы одномандатных избирательных округов для проведения выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 17 августа 1995 г.; а также некоторыми положениями закона "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г.

Состав верхней палаты парламента - Совета Федерации Федерального Собрания РФ - с 1995 года не избирается, а формируется из глав исполнительной и законодательной власти субъектов федерации. Только первый состав Совета Федерации (1993-95 гг.) был 12 декабря 1993 г. избран одновременно с первым составом Государственной Думы.

Порядок избрания Президента РФ определяется законом "О выборах Президента" от 17 мая 1995 г.

Региональные органы исполнительной и законодательной власти избираются в соответствии с местным законодательством. В частности, в одних субъектах федерации их главы (президенты, губернаторы) избираются в 1 тур голосования по системе относительного большинства, в других - в 2 тура; в большинстве субъектов федерации депутаты местных парламентов (Дум, Законодательных собраний) избираются по мажоритарной системе в 1 или 2 тура, но в некоторых - по различным комбинированным системам с использованием многомандатных округов. В многомандатном округе депутатские места в одном регионе могут распределяться по пропорциональной системе между списками избирательных объединений, а в других - депутатами становятся первые 3 (или 4, или 5) кандидата, набравшие большее, чем другие, количество голосов. Такое же многообразие - на выборах глав городских и районных администраций, городских и районных Дум и Собраний.

Выборы Государственной Думы

В соответствии с законом "О выборах депутатов Государственной Думы" от 24 июня 1999 г., из 450 депутатов Думы 225 избираются по одномандатным (один округ - один депутат) избирательным округам по мажоритарной системе в 1 тур (системе относительного большинства).

В английском языке, если судить по Оксфордскому словарю политических терминов, мажоритарными (majority) выборами называются только выборы по системе абсолютного большинства, предусматривающие второй тур в случае отсутствия такого большинства в первом туре. Для англосаксонской системы относительного большинства Оксфордский словарь предлагает термин "plurality". Тем не менее, в русском политическом языке термины "плюралитарная система", "плюралитарные выборы" отсутствуют, и "мажоритарной системой" называют любые выборы в одномандатных округах - как в один тур, так и в два тура.

Кроме фамилий кандидатов, в избирательном бюллетене значится также позиция "против всех". Закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 г. определяет, что, если против всех проголосовало больше избирателей, чем за любого из кандидатов, мандат остается вакантным.

Хотя позиция "против всех" существовала и ранее, в существующей ныне Думе, избранной в декабре 1995 года, есть два депутата, за которых проголосовало меньше избирателей, чем "против всех" (член Коммунистической партии Российской Федерации Владимир Воргушин, фракция КПРФ, и член радикальной Российской коммунистической рабочей партии Владимир Григорьев, фракция "Народовластие").

Другие 225 депутатов из 450 избираются по многомандатному общефедеральному избирательному округу по пропорциональной системе: мандаты делятся пропорционально числу полученных голосов между объединениями и блоками, преодолевшими избирательный барьер.

На выборах 1993 и 1995 гг. избирательный барьер был фиксированный - 5% голосов. Согласно закону "О выборах Государственной Думы" 1999 г., барьер - "плавающий": если списки, набравшие 5%, получают в сумме менее 50% голосов избирателей, к распределению мандатов допускается следующее по числу голосов избирателей объединение, и так далее ("плавающий" барьер), пока сумма не достигнет 50% или пока "плавающий" барьер не снизится до 3%.

Избирательным объединением, в соответствии с законом "Об основных гарантиях избирательных прав" от 19 сентября 1997 г., считается "общероссийское политическое общественное объединение" ("политическая партия, политическое движение, иная политическая организация"), которое создано и зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ не позднее, чем за год до дня голосования.

Избирательным блоком считается добровольное объединение двух или более избирательных объединений. В поддержку федерального списка избирательного объединения или блока должно быть собрано не менее 200 тысяч подписей. Подписи могут быть заменены внесением из избирательного фонда объединения (блока) избирательного залога в размере 25 тысяч минимальных размеров оплаты труда (примерно 85.000 долларов на август 1999 года).

В поддержку кандидата, выдвинутого как объединением (блоком), так и группой граждан, нужно собрать подписи не менее 1% избирателей округа - или внести залог (около 3.400 долларов).

Предыстория системы и первые проекты ее реформирования

Описанная выше смешанная (мажоритарно-пропорциональная) избирательная система в своих основных чертах возникла еще накануне выборов 1993 года. Закон о выборах готовился специальной комиссией во главе с депутатом советского парламента (Съезда народных депутатов России, избранного весной 1990 года) Виктором Шейнисом. Проект закона, основным автором которого был В.Шейнис (ныне - депутат Думы от "Яблока"), уже предусматривал смешанную систему. По проекту Шейниса, для мажоритарной половины Думы предусматривалось два тура голосования. Чтобы стать депутатом уже в первом туре, необходимо было набрать 50% голосов избирателей плюс 1 голос. В проекте Шейниса была и позиция "против всех" (при выборах как по пропорциональной системе, так и по мажоритарной).

Как известно, выборы 12 декабря 1993 г. проводились фактически в условиях государственного переворота, совершенного 21 сентября 1993 г. президентом Б.Н.Ельциным. Указом президента было утверждено положение о выборах, которое в целом воспроизводило параметры проекта Шейниса, но с существенными изменениями.

Во-первых, мажоритарная половина Думы выбиралась в 1 тур. Во-вторых, количество голосов, поданных против всех, не учитывалось при определении победивших кандидатов и избирательных объединений, хотя сама позиция "против всех" в избирательных бюллетенях сохранилась (видимо, по недосмотру, из-за спешки).

Что касается выборов в Совет Федерации, которые были проведены тогда же, то для них была введена оригинальная двумандатная система: в основе ее лежала однотуровая мажоритарная система относительного большинства, но избранным считался не один кандидат, а двое первых по числу полученных голосов. Для этого каждый субъект федерации на этих выборах был признан одним двумандатным округом. Изобретателем двумандатной системы, возможно, был главный автор "ельцинской конституции" Сергей Шахрай. Во всяком случае, я затрудняюсь предположить, с законодательства какой страны Шахрай мог списать эту систему.

Введенная указом Ельцина новая избирательная система (легитимизированная первой Думой в 1995 г. и слегка реформированная второй Думой в 1997-99 гг.) подверглась критическим нападкам сразу же после опубликования, и полемика по ее поводу длится по сей день, то усиливаясь, то затихая.

Критике подвергаются как базовые принципы (то есть смешанная пропорционально-мажоритарная система), так и все остальное: и существование единого "общенационального округа" на выборах по пропорциональной системе, и раздел на территориальные округа в мажоритарной половине, и сбор подписей, и многое другое, в т.ч. многочисленные частности.

Например, было обращено внимание на теоретическую возможность такой парадоксальной ситуации. На выборы в округе явилось 25% избирателей, все они, кроме одного, унесли бюллетени с собой, реально проголосовал только 1 избиратель (предположим, что он же и кандидат). В результате депутатом становится единственный избиратель-кандидат, проголосовавший сам за себя.

Большинство существующих проектов изменения системы выборов делится на две группы с противоположными по содержанию пакетами предложений: 1) отменить или радикально реформировать пропорциональную систему; 2) отменить или радикально реформировать мажоритарную систему.

Первыми по времени стали в 1994 году предложения отменить при выборах по пропорциональной системе 5-процентный барьер - как неконституционный, нарушающий права граждан выбирать и быть избранными. По понятным причинам, инициаторами этих предложений стали мелкие партии, не преодолевшие в 1993 году 5-процентный барьер (из 13-ти объединений-участников в 1993 году барьер преодолели только 8). Предложения отменить барьер не встретили сочувствия ни в Конституционном суде, ни в Думе, ни среди влиятельных политических сил. Всем было понятно, что если барьер отменить, то Дума в значительной степени будет состоять из амбициозных лидеров мелких и просто карликовых партий, которые, к тому же, окончательно потеряют какой бы то ни было стимул к блокированию между собой. Однако партиям понадобился урок 1995 года (в 1995 г. барьер преодолели только 4 из 43 объединений-участников), чтобы дробление политических сил перед выборами (доминирующая тенденция лета-осени 1995 г.) сменилось усиленным блокостроительством (доминирующая тенденция лета-осени 1999 г.).

В 1995 году за партии, преодолевшие 5-процентный барьер, проголосовало в сумме всего 50,5% избирателей (в 1993 - около 80%). Это дало новый стимул противникам существования барьера, а также вообще пропорциональной системы. Им удалось добиться обсуждения вопроса в Конституционном суде.

В 1998 году Конституционный суд подтвердил, что и избрание депутатов по партийным спискам, и 5-процентный барьер соответствуют Конституции. Но при этом Конституционный суд постановил, что выборы по пропорциональной системе должны признаваться действительными только в том случае, если за избранных по этой системе 225 депутатов проголосовало в сумме более 50% избирателей. В результате в новый закон о выборах была внесена поправка, сделавшая барьер "плавающим", оставив 5% барьер в качестве базового ориентира.

Доводы "за" и "против" пропорциональной системы

Введение смешанной пропорционально-мажоритарной системы в 1993 году было, скорее всего, оправданно. То, что половина депутатов Государственной Думы была избрана по федеральным спискам избирательных объединений, резко повысило статус партий в политической системе и привело к возникновению относительно крупных и относительно стабильных парламентских партий. Как показал опыт, все четыре основные политические направления, существующие в современной России (либералы-западники, коммунисты, национал-патриоты и номенклатурный центр), в той или иной степени получили своих представителей в парламенте по партийным спискам (соответственно -: "Яблоко" Григория Явлинского, Коммунистическая партия Российской Федерации Геннадия Зюганова, Либерально-демократическая партия России Владимира Жириновского, движение "Наш дом - Россия" Виктора Черномырдина).

Депутаты, избранные по спискам, образуют ядро фракций и способствуют тому, что парламент структурируется по политическим (а не по земляческим, профессиональным, половым и т.п.) принципам.

Однако уже в 1994 году стали раздаваться голоса о необходимости отмены пропорциональной системы вообще и избрания всех депутатов только по мажоритарным округам. Как сторонники отмены пропорциональной системы проявили себя многие независимые депутаты, сами избранные по мажоритарным округам. В первой Думе депутаты-противники партсписков состояли в основном в группе "Новая региональная политика" (НРП), во второй Думе - в группе "Российские регионы" (РР). И НРП, и РР - это группы депутатов-мажоритариев в основном из провинции, в основном - избранные при поддержке губернаторов и региональных президентов. Региональные губернаторы и президенты, как правило, сами являются сторонниками чисто мажоритарной системы, которая лучше позволяет им проводить в федеральный парламент своих ставленников.

Кроме того, на позиции если не отмены, то сокращения роли пропорциональной системы стал президент. В 1995 году он предпринял первую попытку реформировать избирательную систему, предложив в новую Думу избирать только 1/3 депутатов по партспискам, а 2/3 - по мажоритарной системе в 1 тур. Эти предложения были отвергнуты первой Думой.

Против пропорциональной системы ее противниками выдвигались следующие аргументы:

1) Голосуя за партии, избиратели ориентируются на 1 или 2-3 знаковые фамилии во главе списка, все остальные депутаты - это "коты в мешке", фактически избранные лидерами партий, а не избирателями. Владимир Жириновский в 1993 году включил в список ЛДПР весь состав, всю свою челядь, включая телохранителей и гардеробщика. А в 1995 году ЛДПР откровенно торговала местами в "проходной" части своего списка.

2) В списки партий попадают преимущественно москвичи, живущие лучше провинциалов и далекие от нужд провинции.

3) Депутаты, избранные по спискам, зависят от своих партбоссов и не зависят от избирателей.

4) Состав пропорциональной половины депутатского корпуса, избранного в 1995 году, представляет чуть больше половины избирателей - 50,5%, и это слишком мало.

В небольших странах, где все хорошо знают всех, недостатки пропорциональной системы сглаживаются (пропорциональная система выборов в парламент принята, например, в Израиле, Латвии, Эстонии). В некоторых случаях для лучшего учета территориального разброса мнений избирателей на выборах по пропорциональной системе создается не один общенациональный округ (как сейчас у нас и в Украине), а несколько многомандатных округов (так было в 1918 году на выборах в российское Учредительное собрание, да и современная Латвия поделила себя на 5 многомандатных округов, а Эстония - на 10).

ЧАСТЬ II
Доводы "за" и "против" однотуровой мажоритарной системы

Доводы за избрание депутатов только по мажоритарным округам являются перефразировкой доводов против списков: 1) избиратели лучше знают, кого выбирают; 2) провинциалы избирают знающих их проблемы "своих", а не "зажравшихся" москвичей; 3) депутаты будто бы зависят непосредственно от избирателей; 4) депутаты-мажоритарии будто бы представляют большее количество избирателей, чем депутаты-партийцы. При этом за избрание в один тур (а не в два) всегда выдвигается только 1 довод: "так дешевле".

При ближайшем рассмотрении, однако, выясняется, что и мажоритарная система не идеальна, причем с точки зрения более справедливого учета мнения избирателей однотуровая система является наихудшей из существующих.

При мажоритарной системе (в 1 ли тур, в два ли) несомненные преимущества имеют богатые кандидаты, и фактически избиратели часто избирают не того, кого хорошо знают, а того, кто сумел себя "раскрутить" за деньги. При мажоритарной системе в 1 тур слишком большие возможности в российских условиях влиять на результат выборов имеет региональная исполнительная власть - и от нее, а не от избирателей зависят депутаты-мажоритарии.

По результатам выборов 1995 года, если за 225 депутатов-списочников проголосовало в сумме 50,5% избирателей, то за 225 депутатов-мажоритариев - еще меньше, 29,3% (в 1993 году - 31,4%). В 1995 году только в 22-х мажоритарных округах кандидаты стали депутатами, получив более 50% голосов.

При однотуровой мажоритарной системе победивший кандидат очень часто опережает своих ближайших соперников на минимальное число голосов, что выглядит особенно несправедливым, когда первые три кандидата получают, скажем, соответственно 13, 12, 11 процентов голосов. Бывают случаи (в особенности на выборах в местные законодательные собрания), когда кандидат побеждает, получив каких-нибудь 6,5-7% голосов, поскольку 2-3 его основных соперника получили, предположим, по 5-6%.

Однотуровая мажоритарная система побуждает близких по взглядам кандидатов не блокироваться между собой, а выступать самостоятельно, что способствует дроблению политических сил.

В парламенте избранные по мажоритарным округам кандидаты (особенно беспартийные) склонны отстаивать чисто местные интересы, что не способствует единству Федерации.

Наконец, при однотуровой мажоритарной системе слишком легко депутатами становятся представители радикально крайних точек зрения или просто уголовники. Избрание фашиста Николая Лысенко в первую Думу в 1993 году, избрание радикального коммуниста Владимира Григорьева и экстремиста-жириновца Евгения Логинова в 1995-ом было бы совершенно невозможно, если бы они прошли через второй тур голосования.

Два особенно широко известных случая избрания во власть криминальных деятелей - Геннадия Коняхина (мэром города Ленинск-Кузнецкого в 1997 году) и Андрея Климентьева (мэром Нижнего Новгорода в 1998 г.) - также стали возможными только потому, что второй тур голосования местными законами не предусмотрен.

Вторая попытка президента

В декабре 1997-го президент направил в Думу письмо со своими поправками к обсуждавшемуся законопроекту "О выборах депутатов Государственной Думы". На этот раз Б.Н.Ельцин предлагал полностью отменить выборы по пропорциональной системе и всех 450 депутатов избирать впредь по мажоритарной системе в 2 тура. Упор в письме Ельцина на мажоритарную систему в ДВА тура был следствием положительной реакции в администрации президента на предложения по реформе избирательного законодательства, разработанные Георгием Сатаровым в бытность его (до сентября 1997) помощником президента. (В написании подготовительных материалов для Г.Сатарова по этому проекту участвовал по заказу администрации президента Информационно-исследовательский центр "Панорама", в том числе автор данной статьи.)

Как сказано выше, во второй Думе за чисто мажоритарную систему выступала депутатская группа "Российские регионы" (РР). 19 декабря 1997 г. лидеры РР Владимир Медведев и Олег Морозов, выступая на пресс-конференции по поводу двухлетнего юбилея группы, заявили о том, что "мажоритарная система объективно необходима России" и поддержали президентский проект в части отмены пропорциональной системы. Интересно, что в ходе развернувшейся в прессе и в Думе полемике акцент делался на противопоставлении пропорциональной и мажоритарной систем, а не на том, что президент хочет вместе с пропорциональной системой упразднить также и однотуровую мажоритарную систему, предложив всех депутатов Думы избирать фактически так, как происходят выборы самого президента.

К сожалению, в депутатском корпусе реформа была отвергнута с порога, без попыток выйти на компромиссный вариант, который мог бы удовлетворить и большинство депутатов, и президентскую сторону. Против выступила не только фракция ЛДПР В.Жириновского, жизненно заинтересованная в существовании партийных списков (в 1995 году только 1 депутат от ЛДПР был избран в округе), но и КПРФ, НДР и "Яблоко". "Яблоко" до 1997 года теоретически выступало за то, чтобы мажоритарная половина Думы избиралась в 2 тура, но к этому моменту пришло к выводу, что в данной конкретной ситуации выборы в 2 тура могут уменьшить количество "яблочных" депутатов от округов. Кроме того, "Яблоко", как и другие крупные партии, опасалось, что согласие Думы на изменение мажоритарной системы приведет к полемике и по другим вопросам. Это неизбежно вновь затянуло бы процесс продвижения закона и могло позволить президенту ввести новые правила своим указом - а уж эти правила могли оказаться какими угодно. Впрочем, в определении общей позиции Думы решающей была точка зрения не "Яблока", а КПРФ и ЛДПР.

Президентская же сторона не проявила последовательности и настойчивости в продвижении реформы. Не исключено, что недоверие депутатов к президенту было оправданным и что истинной целью президентских поправок на самом деле было затягивание процесса принятия закона, а вовсе не объявленные им параметры реформы.

Между тем, если в полной мере провести предложенную президентом реформу было в сложившихся условиях нереально, то некоторые объективные возможности для улучшения избирательной системы путем компромисса, как кажется, были. Некоторые компромиссные предложения прозвучали в это время - но в основном в прессе, за пределами Думы.

Предлагался, в частности (в том числе автором данной статьи на страницах газеты "Русская мысль"), следующий вариант. Во-первых, отменять в первую очередь однотуровую мажоритарную систему, заменяя ее на двухтуровую. Во-вторых, в качестве компенсации за уступки предусмотреть какие-нибудь привилегии партиям в избирательном процессе. Например: партии, уже имеющие представительство в Думе по спискам (то есть КПРФ, ЛДПР, НДР и "Яблоко") получают автоматическое право выдвинуть своих кандидатов во всех округах, не собирая подписей и не внося избирательный залог. Сбор подписей можно оставить для состоятельных "независимых" кандидатов (хотя и для них лучше бы заменить его денежным залогом, поскольку сбор подписей является фикцией - подписи покупаются у имиджмейкерских фирм). Те же права можно предоставить еще ряду партий, которые провели по нескольку своих депутатов в округах (Демократический выбор России Егора Гайдара, Аграрная партия, Российский общенародный союз Сергея Бабурина), или близко подошли на выборах 1995 года к 5-процентному барьеру ("Женщины России", Российская коммунистическая рабочая партия Виктора Тюлькина), или, скажем, собрали больше 2% (Партия самоуправления трудящихся Святослава Федорова, "Держава" Александра Руцкого).

Что касается полной отмены пропорциональной системы, то надо смотреть на вещи реально: депутаты, половина которых избрана именно так, на такую отмену не пошли бы. Максимум, на что можно было надеяться в 1997 году, - это то, что на условиях предоставления партиям привилегий в выдвижении кандидатов они могли бы согласиться с уменьшением доли "пропорционалов" в депутатском корпусе с половины до трети (на что они не согласились в 1995 году).

В то же время пропорциональная система сама по себе не так уж плоха, и вместо полной ее отмены президентская сторона могла бы предложить меры по ее улучшению. Если считать целью реформы усиление влияния избирателей на депутатский корпус, то пропорциональную систему следует реформировать по германскому образцу. В Германии пропорциональная система распределения мандатов дополнена закреплением каждого кандидата от списка к определенному округу: голоса в округах суммируются и дают тот общегерманский процент, в соответствии с которым мандаты распределяются между партийными списками (при 5-процентном барьере). При этом в Германии еще и "очередность" кандидата внутри собственного партийного списка зависит не от воли руководства партии, а от того, сколько голосов лично он принес партии в своем округе. Кстати, современная эстонская избирательная система в значительной степени списана с германской.

С целью сокращения доли избирателей, голоса которых "пропадают" вследствие того, что их партии не преодолели барьер, выдвигался проект введения 2-го тура голосования для выборов по спискам (одновременно со вторым туром по мажоритарной системе). В частности, такой вариант предлагался лидером движения "Демократическая Россия" Львом Пономаревым. Введение 2-го тура для выборов по спискам обсуждалось экспертами как альтернативный "плавающему барьеру" способ исполнить условие Конституционного суда о не менее 50-ти процентах голосующих за пропорциональную половинку Думы.

Личное мнение автора

По моему личному мнению, от однотуровой мажоритарной системы России следует отказаться как можно скорее и на всех уровнях - при выборах и федерального депутатского корпуса, и местных законодательных собраний, и при избрании глав региональных и городских администраций.

Двухтуровая мажоритарная система, с предоставлением политическим партиям некоторых преимущественных возможностей в выдвижении кандидатов, представляется наиболее справедливой и разумной для России.

Второй тур в мажоритарной системе всегда дает коррекцию по двум направлениям: электорат проигравших кандидатов распределяется между двумя победителями либо по принципу большей политической близости, либо по принципу чисто человеческих симпатий, которые вызывает (или не вызывает) один из двух победителей. В обоих случаях отсекаются крайности - как политические, так и чисто человеческие.

Не случайно, что в большинстве стран с президентской формой правления как раз на выборах президента - то есть должностного лица с наивысшей ответственностью (и, увы, наиболее опасного для сограждан, если они серьезно ошиблись в выборе) предполагается второй тур, если первый не выявил абсолютного победителя.

Во Франции депутаты парламента избираются в два тура - с той особенностью, что во втором туре могут принять участие не два, а три кандидата - если все они преодолели в первом туре определенный процентный барьер. Учитывая, что наша Конституция 1993 года вообще списана с французской (к сожалению - с редактированием не в лучшую сторону, а в сторону сокращения прав всех представительных органов), логично было бы заодно просто списать французский избирательный закон.

Но два кандидата во втором туре (как бывает чаще всего в мировой практике) или три (как во Франции) - это частность. Самое главное то, что избирателю во втором туре предоставляется возможность еще раз взглянуть на кандидатов, выявивших свои реальные шансы, и выбрать из них если не самого "лучшего", то хотя бы не самого "плохого". Существенно то, что российскому избирателю такая система хорошо знакома: не только российского президента уже дважды избирали по ней, не только ряд губернаторов и мэров, но и последние советские выборы в 1990 году проводились именно таким образом, и большая часть депутатов парламента СССР в 1989 году выбиралась так же.

Что касается пропорциональной системы, то она, как уже сказано, не так уж плоха, и для половины депутатского корпуса (или трети, как это в свое время предлагалось) принцип избрания по спискам можно было бы и оставить.

Кстати, в обмен на согласие партий сократить долю "пропорционалов" с половины до трети можно было бы предложить депутатским фракциям право отбирать мандат у депутата, избранного по списку, в случае ухода депутата из фракции. Сейчас депутаты, прошедшие по списку одной партии, имеют полное право перебежать во фракцию другой партии. Заставить их в случае изменения их политической принадлежности отказываться от мандата было бы просто справедливо. Запрет на беготню "пропорционалов" из фракции во фракцию наверняка будет поддержан партийными вождями. (Запрещать переход из фракции во фракцию депутатам-мажоритариям было бы, разумеется, несправедливым. Такую уступку партийным вождям делать нельзя ни в коем случае.)

Кроме того, есть пути к улучшению пропорциональной системы (некоторые варианты описаны выше: германский вариант, второй тур в голосовании по спискам), и вопрос в данном случае заключается только в просветительской работе среди депутатского корпуса.

Наконец, законным путем заставить или убедить Думу отменить пропорциональную систему пока невозможно, поскольку здесь позиция депутатов определяется не степенью их "просвещенности", а существенными личными и партийными интересами. На депутатов и партийных вождей в данном случае может повлиять только высокая степень общественного согласия относительно необходимости радикальной реформы, каковая пока что не наблюдается.

Резюмирую свою точку зрения

Однотуровую систему относительного меньшинства желательно запретить для всех выборов - федеральных и местных, думских, мэрских и губернаторских. Везде, где возможно, вместо нее нужно ввести двухтуровую мажоритарную систему.

Партиям, уже имеющим парламентское представительство, следует предоставить право выдвигать своих кандидатов в представительные органы всех уровней, а также на любые выборные посты в исполнительной власти без сбора подписей и денежных залогов.

Следует либо стремиться к постепенной отмене пропорциональной системы (путем поэтапного сокращения доли депутатского корпуса, избираемой по партийным спискам), либо реформировать ее (распределять очередность получения мандатов внутри списка в зависимости от количества голосов, принесенных партсписку каждым депутатом; ввести второй тур и для пропорциональной системы).

Разумеется, все реформы следует проводить только через предусмотренные законом процедуры. И, разумеется, процесс реформирования должен начаться не ранее, чем после выборов Думы 3-го созыва.

10-15 октября 1999 г.

Впервые опубликовано на сайте ПОЛИТ. Ру
Печатается с разрешения автора


Комментируем публикацию: Современная избирательная система в России и предложения по ее реформированию


Публикатор (): maskaev

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПОЛИТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.