публикация №1096454330, версия для печати

Б.Н. Чичерин: местное самоуправление в государстве


Дата публикации: 29 сентября 2004
Публикатор: maskaev
Рубрика: ПОЛИТИКА ПОЛИТОЛОГИЯ (теория)


АВТОР: В. Э. Березко

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №4,2001


Известный ученый-государствовед, профессор московского университета Борис Николаевич Чичерин (1828-1904 гг.) определял государство как единство народа, территории и верховной власти. Он придавал огромное значение развитию местного самоуправления, видел в нем “школу для самодеятельности народа и лучшее практическое приготовление к представительному порядку”1.

Чичерин считал очень важным вопрос о степени централизации взаимоотношений органов местного самоуправления и вышестоящих органов, подчеркивая, что “основное политическое правило” заключается в том, что местное управление должно согласовываться с центральным. “Государство, — полагал юрист, — требует единства действия, не только во внешних сношениях, но, прежде всего, в ходе внутренних дел. Само внешнее единство зависит от внутреннего; на последнем основана вся сила государства”2. Варианты соглашения центральной власти и местного самоуправления, по мнению Чичерина, могут быть различными, но “правильное устройство должно состоять в гармоническом соглашении обоих начал, так, чтобы одно восполняло другое и все управление составляло одну стройную систему”3. При этом Чичерин подчеркивал, что “фактическое устройство зависит не от одних теоретических соображений, а главным образом от жизненных условий, от политических причин, от состояния общества, наконец от исторического развития государства, которое дает преобладание тому или другому элементу”. Чичерин особо подчеркивал, что “централизация является жизненною необходимостью в обществе, расшатанном анархическими страстями, где первая потребность состоит в восстановлении власти”4. Чичерин был глубоко убежден, что и в организации местного самоуправления в государстве, как и “во всех явлениях государственной жизни, повторяется общий закон (установленный И. Пасси. — В.Б.), что чем меньше единства в обществе, тем сосредоточеннее должна быть власть. Поэтому, централизация прежде всего необходима при создании сильных государств”5.

В этой связи следует заметить, что Чичерин считал крайне необходимым для эффективного функционирования государственного механизма своевременность усиления или ослабления центральной власти в соответствии с практическими требованиями жизни. Он подчеркивал, что для разграничения полномочий органов местного самоуправления и центральной власти необходимо определить, в чем заключаются общие государственные интересы и в чем — местные. По мнению ученого, общими государственными интересами являются:

1. Внешняя политика.

2. “Военная сила, которая служит для защиты всего государства. Она, — подчеркивал Чичерин, — вполне и безусловно подчиняется центральной власти и перемещается с места на место по ее распоряжениям”.

3. Общие государственные финансы.

4. Общая безопасность, “которая составляет ближайшую и необходимую цель государства”.

5. “Учреждения, находящиеся в связи с отправлением правосудия, которое должно быть одно для всех; таковы, — отмечал Чичерин, — тюрьмы”.

6. “Общие меры и учреждения, содействующие благосостоянию народа, как материальному, так и духовному. К первым относятся: народные переписи, карантины, общие пути сообщения, почты и телеграфы, монетная система, общие кредитные учреждения… и т.п. Ко вторым относятся народное просвещение и отношение государства к церкви”6.

К местным интересам Чичерин причислял:

1. Местное хозяйство (управление имуществом и денежными средствами местного союза).

2. Местную безопасность.

3. Местное благосостояние, “к чему относятся благоустройство городов и сел, местные пути сообщения, санитарная полиция, медицинская помощь, меры против огня и воды, призрение бедных, местное продовольствие, местная промышленность, местные школы и т.д.”7.

Следует заметить, что в современной теории конституционного права существует общее правило, касающееся компетенции органов местного самоуправления. Оно заключается в том, что полномочия местных сообществ должны быть целостными и всеобъемлющими во всем, что касается местных дел. Фактически местные сообщества обладают полномочиями решать только местные дела. Кстати, Европейская хартия о местном самоуправлении, принятая Советом Европы 15 октября 1985 г., определяет местное самоуправление как “право и действительную способность местных сообществ контролировать значительную часть общественных дел, управлять ею в рамках закона под свою ответственность и на благо населения”. В п. 1 ст. 130 Конституции Российской Федерации сказано, что “местное самоуправление в Российской Федерации обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения, владение, пользование и распоряжение муниципальной собственностью”.

Говоря об организации местного самоуправления в государстве, Б.Н. Чичерин подчеркивал, что органы местного самоуправления должны решать в основном местные дела, и их деятельность должна заключаться в следующем:

1. Выбор представителей для “заведывания местными делами, или же назначение правительством независимых лиц из местных жителей для самостоятельного управления делами. Последнее, — писал Чичерин, — составляет специальную форму английского самоуправления”. Он подчеркивал, что нельзя согласиться с теми исследователями, кто представляет такое положение дел истинным существом самоуправления. “Назначение правительством независимых лиц, — по мысли русского юриста, — может, при надлежащих условиях и гарантиях, заменить до некоторой степени выборное начало; но последнее остается все-таки главным проявлением свободы местных союзов, которая и составляет основание самоуправления”.

2. Автономия, или право “издавать обязательные постановления для известной местности”. Вместе с тем Чичерин полагал, что государственное единство способствует установлению единообразного законодательства, а отклонения от общих законов определяются центральной законодательной властью. Местным властям предоставляется только специальный круг действия с определенной степенью власти. Кстати, в ряде современных государств органы местного самоуправления не обладают законодательными полномочиями, поскольку они могут действовать только на основе и в рамках законодательных актов, изданных центральными законодательными органами всей страны или субъекта федерации, если это федеративное государство.

Чичерин считал весьма важным наличие у органов местного самоуправления полномочий в бюджетно-финансовой сфере. По его мнению, к самоуправлению “в тесном смысле” или самостоятельному заведованию местными делами, относятся: “право налагать подати и повинности, распоряжаться своим имуществом, делать долги, вести тяжбы, заводить разные учреждения… самостоятельно управлять местными расходами”. Подобные полномочия закреплены в п. 1 ст. 132 Конституции Российской Федерации, где сказано, что “органы местного самоуправления самостоятельно управляют муниципальной собственностью, формируют, утверждают и исполняют местный бюджет, устанавливают местные налоги и сборы”. В других странах, например в Мексике, муниципии самостоятельно распоряжаются своими доходами, полученными от принадлежащего им имущества, а также от налогов и других поступлений, которые устанавливаются в их пользу законодательным органом штата. В соответствии с Европейской хартией о местном самоуправлении местные сообщества имеют право в рамках экономической политики государства на собственные достаточные ресурсы, которыми они могут свободно распоряжаться при осуществлении своих полномочий.

Чичерин особо подчеркивал, что “самый существенный вопрос состоит в том, имеют ли представители местности только право решать дела, с возложением исполнения на правительственные органы, или же они имеют свои собственные органы, заведующие предоставленными делами? Только последним устанавливается самоуправление в истинном смысле”8. Известный правовед отмечал, что органам местного самоуправления “могут быть вверены дела, принадлежащие… к ведомству центральной власти”9. Подобная норма закреплена в п. 2 ст. 132 Конституции Российской Федерации, которая гласит, что “органы местного самоуправления могут наделяться законом отдельными государственными полномочиями с передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств”. Чичерин был глубоко убежден в том, что наибольший простор органам местного самоуправления следует предоставлять именно в решении местных дел10. “Администрация, — писал он, — не должна быть искусственным механизмом, насильственно наложенным на страну и подводящим все под один уровень. Отдельные местности имеют свои особенные нужды, которые лучше всего удовлетворяются местным самоуправлением. Но… местные интересы находятся в тесной связи с общими”11. Эту мысль он высказывал в статье “О земских учреждениях”: “…в местном управлении есть… обстоятельство, которое ставит его в ближайшую зависимость от государственной власти. Дела, составляющие предмет местного управления, заключают в себе интерес не только местный, но и государственный. Благосостояние целого зависит от благосостояния частей”. И далее: “…общая государственная власть должна все местные управления направлять к общей цели”. По мнению Чичерина, это направление, контроль и помощь составляют “существо административной централизации, без известной доли которой не может обойтись ни одно благоустроенное общество. Местное самоуправление не может быть оторвано от общей администрации. Это части одного целого”12.

Центральная власть, полагал Чичерин, может присвоить себе следующие права:

1. Назначение местных властей и утверждение выборных. При этом ученый отмечал, что “назначение, бесспорно, дает некоторую силу и влияние центральной власти; но, если местные власти, назначаемые из центра, пользуются бессменностью и могут действовать самостоятельно, то централизации в этом случае нет. Пример представляет назначение несменяемых судей, которые действуют по закону и по совести, не подчиняясь внешнему руководству”. Видный юрист отмечал, что “централизации в собственном смысле нет даже и там, где местные власти, назначаемые и сменяемые по усмотрению центрального правительства, управляют вполне по собственному усмотрению”. Относительно утверждения выборных он писал, что “оно может иметь двоякий характер: чисто формальный, состоящий в том, что выборные допускаются к исправлению должности, если нет законных препятствий, или же с правом не утверждать на основании известных мотивов или даже просто по усмотрению. Последнее, в сущности, несовместимо с выборным началом”. Чичерин подчеркивал, что “когда имеется в виду сочетание выбора с назначением, то… лучше предоставить правительству назначение лица из числа выборных кандидатов”.

2. Надзор за местными властями. Это право, по его мысли, “составляет наименьшую степень централизации. Надзор производится посредством отчетов, ревизий, объезжающих инспекторов, наконец посредством правительственных властей, постоянно находящихся на местах”.

3. “Восхождение местных дел на решение или утверждение центральной власти. Это, — подчеркивал ученый, — может совершаться различными способами: или по жалобам частных лиц, или по постановлениям местной правительственной власти, которая приостанавливает решение представителей местных союзов, или, наконец, по самому существу дела, в силу закона. Первый есть порядок, принятый в делах служебных; он прилагается всякий раз, как граждане считают свои права нарушенными… Во втором случае требуются некоторые гарантии для самоуправления: так, по прошествии известного срока, дело может считаться утвержденным, если не последовало протеста; или же правительственной власти дается право не утверждать только в случае нарушения законов, а не по своему усмотрению… При этом ей может быть дано только право останавливать дело и переносить его на решение высшей инстанции, судебной или административной; или же ей дается отрицательное право отвергнуть решение, но не изменять… Наконец, некоторые дела, особенно важные, могут, в силу закона, восходить на утверждение центральной власти… Чем больше такого рода дел, восходящих к центральной власти, — утверждал Чичерин, — тем сильнее централизация”. Вместе с тем он предупреждал, что “чрезмерное ее расширение ведет к тому, что за всякими мелочами обращаются к центру”.

4. “Направление местной деятельности из центра посредством обязательных постановлений, инструкций и предписаний. Здесь гарантией самоуправления служит основное правило, что для него обязателен только закон, а не правительственные постановления, и еще менее инструкции…”13.

Весьма интересным и актуальным для сегодняшнего дня представляется положение, высказанное Б.Н. Чичериным о том, что “местное самоуправление может быть политическое и административное. Политическое самоуправление, дающее политические права местным союзам, вовсе несовместно с государственным единством. Оно возможно только в сложных государствах или в общественном строе, который держится на началах частного права, каким был средневековый порядок. В единичном государстве речь может идти только о самоуправлении административном”14. Следует отметить, что в современных демократических государствах относительно роли органов местного самоуправления действует доктрина “муниципальная власть — вне политики”. Это означает, что органы местного самоуправления не должны решать политические вопросы, поскольку их решение затрагивает интересы всего государства, и, следовательно, не может иметь чисто местное значение. Все это, конечно, не означает, что органы местного самоуправления не подвержены политическому влиянию, поскольку они избираются по партийным спискам региональных общественных организаций. Смысл современной концепции “муниципалитеты — вне политики” заключается в том, чтобы более четко разделить компетенцию региональных и центральных органов, не допустить вмешательства региональных органов в решение общегосударственных вопросов15.

Рассматривая взгляды Б.Н. Чичерина на соотношение централизации и местного самоуправления, следует выделить его тезис о том, что избыток централизации, без сомнения, “может породить величайшее зло; тут выступает уже не полезная, а вредная ее сторона. При нормальных условиях, при уравновешенных отношениях преувеличение одностороннего начала отражается пагубно на всей государственной жизни. Высшая цель государства состоит не в усилении власти, а в том, чтобы каждый общественный элемент получил надлежащее развитие и занял подобающее ему место в общем организме. Эта цель, — утверждал ученый, — достигается только ослаблением централизации и предоставлением большей самостоятельности местному управлению”16.

Рассматривая взгляды Чичерина на систему местного самоуправления в государстве, следует обратить внимание на то, что он отдавал предпочтение трехзвенной структуре административно-территориального деления: община — округ — область. Именно трехзвенная структура является ныне одной из наиболее распространенных и удобных с точки зрения местного управления.

Известный правовед подчеркивал, что “центр тяжести местного управления” находится там, “где местные союзы вступают в отношения к правительственной власти. Таковы, главным образом, общины и области”17.

Община, писал Чичерин, “есть первоначальный местный союз; она существует везде, где есть люди. Она предшествует государству; но строение ее изменяется сообразно с состоянием общества”. Родовая община “есть не более как первобытная форма, исчезающая в историческом процессе; община государственная становится органом и орудием высшего целого; но истинная сущность этого союза состоит в гражданском его значении, как центра местных интересов”18.

Рассматривая общину как “местный союз в отношении к своим членам”, Чичерин отмечал, что прежде всего возникает вопрос “о принадлежности лица к общине, или о праве поселения”. Он писал, что “государственный характер общины требует, чтобы она была открыта (для поселения. — В.Б.), ибо государство едино и имеет единую территорию; …всякий гражданин может беспрепятственно селиться и основать свою жизнь, где ему угодно, пользуясь всеми выгодами общежития”19.

Чичерин отмечал, что община, как юридическое лицо, может владеть определенным имуществом, и это имущество может быть более или менее велико. “По существу дела, — писал он, — ей принадлежит имущество, служащее для общественных потребностей. Таковы улицы, дороги, водные пути. Община может иметь и свои здания для помещения управления и своих заведений, хотя за недостатком собственных средств эти потребности могут удовлетворяться и наймом. Кроме того, как всякая частная корпорация, она может владеть имуществом, приносящим доход…”, а также может владеть землей, на которой проживают составляющие ее люди20.

Известный ученый-государствовед особо подчеркивал, что “каково бы ни было имущество общины, оно принадлежит ей, как юридическому лицу, имеющему значение не только частное, но и государственное. Поэтому в своих распоряжениях она подвергается тем ограничениям, которым подлежат вообще государственные корпорации. Ее хозяйство не может рассматриваться как хозяйство частных лиц, ибо оно… служит общественным потребностям”21. Следовательно, делал вывод Чичерин, здесь необходим контроль со стороны государства, чтобы “оградить будущее, не только в интересах следующих поколений, но и в интересах государства, ибо разоренная община может быть не в состоянии нести свои обязанности и государство принуждено будет придти ей на помощь; оградить меньшинство или членов, пользующихся меньшими правами, от несправедливого распределения выгод и тяжестей; обеспечить правильное употребление… средств, ибо община участвует в тех общих расходах государства, которые связаны с местными потребностями”. В соответствии с этим Чичерин считает необходимым, чтобы высшая власть давала предварительное разрешение на:

1. приобретение и отчуждение имущества, к чему относится и разделение общинных земель между членами;

2. долгосрочную аренду;

3. изменение правил постоянного пользования;

4. новые налоги и займы;

5. ведение судебных дел22.

Чичерин подчеркивал, что “дела малого размера могут быть предоставлены решению самих общин”, более значимые “разрешаются местными властями, правительственными, выборными, или наконец учреждениями, составленными из тех и других; важнейшие же восходят к центральной власти”23. Чичерин в этой связи употреблял термин “административная опека”. Необходимо, кстати, заметить, что до 80-х годов XX в. в некоторых странах Европы представитель государства в регионе контролировал (визировал) каждый акт органа местного самоуправления, без чего решение совета не вступало в силу. В связи с таким контролем также употреблялся термин “административная опека”24.

По мысли Чичерина, государство должно контролировать бюджет общины и следить, во-первых, за тем, “чтобы обязательные статьи непременно были включены в смету в требуемых размерах. Основания обложения и размеры расходов должны быть определены законом…”, во-вторых, за тем, “чтобы общины не делали разорительных расходов”. Кроме того, Чичерин был глубоко убежден в том, что “там где высшей власти представляется бюджет, естественно должны представляться и ежегодные отчеты”25.

Как центр управления, настаивал Чичерин, община, с одной стороны, имеет свои местные дела, а с другой — выполняет и некоторые государственные. “Первое, — писал он, — …называется собственным ведомством, второе ведомством препорученным”. К первому ученый относил “внутреннее хозяйство”, включающее “управление имуществом, местное благоустройство, содержание общинных заведений, благотворительных, учебных, больниц и т.п.”, а также местную полицию и местный суд. “Ко второму разряду, — писал Чичерин, — относятся возлагаемые на общины общегосударственные дела”. Какие? “Обнародование законов и исполнение распоряжений правительства; …раскладка и сбор государственных податей и исполнение повинностей; …производство общих выборов; …ведение гражданских списков, составление актов и участие в народных переписях; …общая полиция”26.

Поскольку “эти два разряда дел во многих отношениях соприкасаются”, следовательно, для “охранения самостоятельности общины весьма важно определить, что именно принадлежит общине и что государству”. Чичерин подчеркивал, что “хозяйственная часть составляет собственное дело общины. В этой области ей должны быть предоставлены как автономия, то есть право издавать обязательные постановления, так и самоуправление, то есть заведывание делами посредством выборных лиц. Со стороны государства тут уместен только контроль, а не распоряжения”27.

Для юриста совершенно очевидно, что “чем больше на общину возлагается препорученных дел, тем более она подчиняется правительственной власти, несущей на себе общую ответственность за исполнение всех государственных требований. Здесь, — заключал Чичерин, — по самому существу дела, правительство должно иметь не только контроль или опеку, но и право приказывать и требовать исполнения своих распоряжений…”28. Кстати, в п. 2 ст. 132 Конституции закреплена норма о том, что реализация переданных органам местного самоуправления государственных полномочий подконтрольна государству. Условия и порядок контроля за осуществлением органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий определяются соответственно федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Как полагал Чичерин, “только ограничиваясь чисто хозяйственной областью, община может оберегать свою самостоятельность без ущерба государственному управлению”29. Он особо отмечал, что органы местного самоуправления должны иметь представительные и исполнительные органы. Так, “собрание домохозяев или выборных составляет первый существенный элемент общинного управления. Где его нет, там нет и общинной самостоятельности”. Исполнительная власть в небольших селах “сосредоточивается обыкновенно в одном лице, старосте. В более обширных общинах ему придаются товарищи, которые вместе с ним образуют исполнительную коллегию. …Существенный вопрос, — подчеркивал мыслитель, — состоит в том, каким образом назначается староста?”. Здесь он видел разные варианты: “назначение от правительства, выбор… назначение из среды выборных лиц. Первая система, лишает общину всякой самостоятельности; вторая самая естественная там, где староста заведует только чисто общинными делами; третья уместна там, где ему вверяется и общее управление”30. Чичерин также считал, что “кроме старост и товарищей, могут быть и другие лица, избираемые или назначаемые по очереди на разные должности… писарь… сборщики податей, хранители общественных магазинов, попечители школ, полицейские служители, сторожа и т.п.”31.

В городе “основные элементы управления те же самые, что и в селе…: городской совет, или дума, и исполнительная власть, коллегиальная или единоличная”. Чичерин отмечал, что “городская дума всегда является выборной. Но при разнообразии интересов здесь возможна и уместна сложная система представительства, по сословиям или корпорациям, там где они существуют, или с различными сочетаниями ценза. Выбор той или другой системы зависит от значения входящих в состав города общественных элементов”. Исполнительная же власть, по его мнению, “обыкновенно вверяется коллегии, с единым лицом во главе”32.

Область отличается от общины тем, что если “общинная связь дается сама собою, силою вещей; люди, живущие вместе, всегда имеют общие интересы”, то в области люди живут “рассеянно, иногда на весьма значительных пространствах; здесь связь гораздо отдаленнее”33. Чичерин отмечал, что “администрация должна сообразоваться с существующим общинным делением, но… сама может определять деление областное”. Вследствие этого, — писал Чичерин, — “корпоративное начало… гораздо менее сильно в области, нежели в общине… За пределами общины более тесная корпоративная связь возможна только в отдельных сословиях, входящих в состав области, но не в области, как едином целом. Значение последней ограничивается сферой хозяйственной и административной”. В сфере хозяйственной область “восполняет недостаток средств и слишком тесный объем деятельности” общин34. В сфере административной область по размерам своих интересов приближается к государству. Соответственно, отмечал Чичерин, она “представляет и большее количество административных сил, нежели община”. По словам Чичерина, “хорошая администрация не всегда может быть устроена в общине за недостатком средств и людей; но она гораздо легче дается в области. Последняя составляет настоящий центр местного управления во всяком сколько-нибудь значительном государстве”35.

По мнению Чичерина, “областное устройство восполняет общинное”. Область руководит учреждениями, “которые превосходят средства отдельных общин или требуют совокупного действия”36. Он также подчеркивал, что “областным собраниям нередко вверяется распределение податей и повинностей не только местных, но и государственных, по отдельным частям области, то есть, по округам, которые в свою очередь производят распределение по общинам”37.

Чичерин отмечал, что “служа связью общин, как представитель совокупных интересов, область возвышается над ними в качестве высшей инстанции”, поэтому “областному представительству предоставляется иногда контроль над собственно общинными делами”38. Вместе с тем известный правовед считал, что область также подлежит контролю со стороны государства, “как юридическое лицо, имеющее государственное значение”, поэтому “на утверждение правительства представляются областные бюджеты, приобретение, отчуждение и способы употребления имуществ, заключение займов, иски, уставы общественных заведений… издаваемые областным представительством общие постановления”39.

Говоря о местном представительстве, Чичерин подчеркивал, что оно может либо “ограничиваться постановлениями о местных делах”, либо участвовать “в самой исполнительной власти”. Первая система несовместима с общественным значением области, представляющей высший союз местных интересов. Чичерин был глубоко убежден в необходимости давать участие представителям области в самом управлении. Однако, подчеркивал мыслитель, “тут могут быть разные степени. Выборные лица либо образуют исполнительный совет, состоящий при начальнике области, либо им предоставляется самостоятельное управление собственно местными делами”40.

С расширением границ области усиливается “разнообразие условий”, возникает необходимость в меньшей административно-территориальной единице, “где могли бы сходиться однородные элементы”. Такой единицей, по мнению Чичерина, служит округ41.

Округа, по Чичерину, могут быть “двоякого рода: они представляют либо соединения общин, либо подразделения области”. Первые, отмечал видный юрист, “устанавливаются собственно с административной целью, вследствие недостаточности отдельных общин для исполнения возложенных на них задач”. Подразделения же областей, — продолжал он, — “нередко имеют в виду упрочение корпоративной связи через облегчение местных сношений, затрудняемых обширностью области. Такие округа составляют настоящие союзы крупного землевладения, по существу своему выделяющегося из общин”42.

“Таково значение прусских округов… где в общее собрание соединяются представители крупного землевладения, городов и сел. Здесь управление основано на слиянии государственных дел и земских”. Если раньше, — отмечал Чичерин, — единственным исполнительным органом был назначаемый королем из числа местных землевладельцев ландрат, то по закону 1872 г. “ему придана состоящая под его председательством выборная управа… собственно для местных дел”.

Подобное устройство, — писал Чичерин, — “имеет и наш уезд”. Так же как и в губернии, “местные дела вверены выборной земской управе. По Положению… (Чичерин имеет в виду “Положение о губернских и уездных земских учреждениях” от 1 января 1864 г. — В.Б.) уездное собрание составлялось из выборных от местных землевладельцев, городов и сел. Ныне законодательство возвратилось к сословному делению (в 1890 г. “Положение о губернских и уездных земских учреждениях” было пересмотрено, в результате чего усилилась роль дворянства в местных органах. — В.Б.): место личных землевладельцев заступило дворянство…”43.

Следует отметить, что Чичерин критически относился к введению в действие незадолго до этого “Положения о земских участковых начальниках” (1889 г.), которое разрушало идею разделения судебной и административной властей. Известный правовед писал: “В одно прекрасное утро Россия, к удивлению своему, узнала, что мировые суды неизвестно почему уничтожаются и заменяются земскими начальниками”44.

Чичерин был глубоко убежден в том, что главный центр земского управления должен находиться в губернии, поскольку “губерния заключает в себе гораздо более сил, нежели уезд; есть возможность достигнуть хорошего состава губернской управы”45. Эти строки известный правовед написал в 1862 г., до земской (1864 г.) и городской (1870 г.) реформ, создавших в России децентрализованную систему местного самоуправления.

Борис Николаевич Чичерин принимал самое активное участие в деятельности земских учреждений в Тамбовской губернии. Он писал: “Все самые видные люди нашего уезда (Кирсановского. — В.Б.) были членами губернского собрания… Вообще, собрание состояло из людей с умеренным образом мыслей и с практическим направлением. В нем не было резкого различия партий; господствовал скорее охранительный дух, но без сетований о прошлом и с гуманными взглядами; было желание улучшений, но без всякого задора. Мы твердо стояли на почве новых преобразований, стараясь устроить предоставленное нам дело, не оглядываясь назад и не забегая вперед. Это было именно то, о чем я мечтал”46.

В заключение хотелось бы привести еще одну цитату: “…относительно местного управления менее, нежели где-либо можно устанавливать какие-либо общие начала и правила. Сила и значение местных общественных союзов зависят прежде всего от состояния общества, от тех элементов, которые в нем выработались и упрочились; (…). Призывая общественные силы к участию в управлении, законодательство не может руководствоваться чисто теоретическими соображениями. Здесь главным указателем должна быть сама жизнь…”47.

Многие положения в трудах Бориса Николаевича Чичерина относительно государственного устройства, в частности, деятельности местного самоуправления, не утратили своего значения и в наши дни, поэтому было бы весьма полезно сохранить и развить все наиболее ценное, что было разработано видным юристом-государствоведом.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. М., 1899. С. 750. (назад)

2 Там же. С. 759. (назад)

3 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. М., 1894. С. 381. (назад)

4 Там же. С. 381, 382. (назад)

5 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. М., 1898. С. 491. (назад)

6 См.: Там же. Ч. 1. С. 374. (назад)

7 Там же. С. 374. (назад)

8 См.: Там же. С. 379-380. (назад)

9 Там же. С. 380-381. (назад)

10 Там же. С. 381. (назад)

11 Чичерин Б.Н. О народном представительстве. С. 759. (назад)

12 Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов // Чичерин Б.Н. Философия права. СПб., 1998. С. 504. (назад)

13 См.: Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 377-379. (назад)

14 Там же. С. 379. (назад)

15 См.: Конституционное право зарубежных стран / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М., 1999. С. 295. (назад)

16 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 3. С. 492. (назад)

17 Там же. Ч. 1. С. 386. (назад)

18 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 386, 387. (назад)

19 Там же. С. 387, 388. (назад)

20 Там же. С. 391. (назад)

21 Там же. С. 394. (назад)

22 Там же. (назад)

23 Там же. (назад)

24 См: Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. М., 1999. С. 314-315. (назад)

25 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 396. (назад)

26 Там же. С. 396-397. (назад)

27 Там же. С. 397. (назад)

28 Там же. С. 398. (назад)

29 Там же. (назад)

30 Там же. С. 402-403. (назад)

31 Там же. С. 403. (назад)

32 Там же. (назад)

33 Там же. С. 404. (назад)

34 Там же. С. 405. (назад)

35 Там же. С. 406. (назад)

36 Там же. (назад)

37 Там же. С. 407. (назад)

38 Там же. С. 408. (назад)

39 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 409. (назад)

40 Там же. С. 414. (назад)

41 Там же. С. 415. (назад)

42 Чичерин Б.Н. Там же. С. 416-417. (назад)

43 Там же. С. 417. (назад)

44 Чичерин Б.Н. Россия накануне двадцатого столетия // Чичерин Б.Н. Философия права. С. 562. (назад)

45 Чичерин Б.Н. Несколько современных вопросов // Чичерин Б.Н. Философия права. С. 500. (назад)

46 Чичерин Б.Н. Воспоминания. Т. 4. М., 1934. С. 30. (назад)

47 Чичерин Б.Н. Курс государственной науки. Ч. 1. С. 417-418. (назад)

Опубликовано 29 сентября 2004 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1096454330 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ПОЛИТИКА Б.Н. Чичерин: местное самоуправление в государстве

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network