публикация №1096447727, версия для печати

Граница: мост или линия передела? Проблемы будущего восточной границы ЕС


Дата публикации: 29 сентября 2004
Публикатор: maskaev
Рубрика: ПОЛИТИКА ЕВРОСОЮЗ


ИСТОЧНИК: БВБ

Граница: мост или линия передела?
Проблемы будущего восточной границы ЕС

6-8 октября в рамках проекта "Непосредственное соседство" во Львове состоялась очередная, пятая по счету, международная конференция. Тема для обсуждения - "Трансграничное сотрудничество и европейская интеграция". В конференции приняли участие более 70 специалистов из стран Западной и Восточной Европы и стран СНГ. Основная дискуссия развернулась вокруг возможностей трансграничного сотрудничества, рисков и ожиданий, связанных с приближением границ ЕС к странам, не входящим пока в список "очередников" на вступление в Евросоюз. Статья “Предел” Андрея Кирчива, автора независимого культурологического журнала "Ї", дает представление о самой "болевой" точке дискуссии. Другие материалы Конференции можно прочесть на сайте журнала: http://www.ji-magazine.lviv.ua

ПРЕДЕЛ

Границы... Разговоры о них так же бесконечны, как бесконечна их протяженность в пространстве и во времени. Со садистски геометрической правильностью раскроили они шрамами "колючки" живую кожу земной поверхности. Для них не существует ни души, ни эмоций - все это осталось вне, по обе стороны иногда неизвестно кем и почему установленных искусственных пределов. Даже прагматичную экономическую выгоду они способны превратить в чудовищную пытку для тех, кто попытается ее извлечь из международной торговли. Едва заметные внутри Шенгенляндии, границы обращаются вдруг в иногда непреодолимую стену для тысяч (если не миллионов) граждан извне, возомнивших это пространство неким раем, или (что гораздо реалистичнее), по крайней мере, местом адекватной оценки их способностей. Предел - он и есть предел в его первичном древнем предназначении что-то "переделить". А может быть - "переделать"?

Очередная дискуссия на эту болезненную тему, состоявшаяся 6-8 октября во Львове, имела отнюдь не теоретизирующий характер. Конференция "Непосредственное соседство: трансграничное сотрудничество и европейская интеграция", организованная Фондом Бертельсманна (Германия) и Львовским горсоветом при активном соучастии хорошо известного в интеллектуальных кругах культурологического журнала с экстравагантным, но очень национальным названием "Ї", могла похвастать внушительным составом участников. Для обсуждения физически ощутимой больной проблемы будущего восточной границы ЕС во Львов приехали такие известные личности, как член всемирно известного Римского Клуба и советник самых верхних эшелонов украинских властей Богдан Гаврилышин, бывший Генеральный директор МИД Израиля Шломо Авинери, представитель ЕС в Риге Ивета Шульца, руководитель департамента Центральной и Восточной Европы Фонда Гайнриха Бёля Вальтер Кауфман, бывший Премьер-министр Молдовы Йон Стурца, вице-президент г. Люблина Збигнев Войцеховский и еще десятков семь достойных представителей Украины, Германии, Польши, Латвии, Эстонии, России и Молдовы. Вне сомнений, самыми важными участниками должны были стать Евгений Марчук и "прогремевший" на всю Европу благодаря "черному пиару" Марек Сивец, приезда которых организаторы ждали буквально до последнего дня, но, увы... Впрочем, собравшиеся были весьма далеки от чинопреклонений, их умы были заняты куда более важными вопросами, безапелляционно поставленными очень близким и, к сожалению, очень грустным для Украины европейским будущим.

Перманентная констатация очевидного факта ожидаемого перемещения восточной границы ЕС на западные рубежи Украины невольно вызывало необъяснимые логически раздражение и тоску от посулов близости встречи с недалеко ушедшим советским прошлым, на сей раз - с точностью до наоборот. Предположения, что Польша (а именно с ней у нас самая большая протяженность западных границ), неукоснительно следуя общепринятым для объединенной Европы нормам международного права, в частности касающихся режима внешних границ, все же сможет "выбить" у Брюсселя некий двойной стандарт визовой политики в сношениях с Украиной, совершенно не имеют почвы для оптимизма. В случае реализации подобный проект, во-первых, добавил бы проблем к и без того умопомрачительному механизму пересечения границ (иными словами, предвидел бы необходимость взаимной адаптации постсоветских и современных западных юридических норм, что на данном этапе представляется совершенно невозможным), а во-вторых, создал бы весьма нежелательный прецедент вдоль всей восточной границы Евросоюза. Картина предвидится более чем печальная: к осаждаемым посольствам и консульствам добавятся соответствующие структуры недавних братьев по социалистическому несчастью, кстати, весьма эффективно перетягивая на себя львиную долю длиннющих очередей завсегдатаев ЕС-овских - "шенгенская"-то единая! А на границе, как следует из почти веселого замечания в докладе зам. начальника штаба Северо-Западного направления Пограничных войск Украины полковника Николая Хоружого, скучающие пограничники и таможенники будут "с пристрастием" досматривать одиноких счастливчиков, получивших заветную "выездную" после многодневных мытарств (надеяться на повышение эффективности работы до сих пор неповоротливых консульских учреждений, увы, не приходится). Впрочем , оптимизм полковника несколько преждевременен: вследствие неимоверных сложностей с получением виз пунктом перехода желающими как-то пробраться на Запад может стать любая точка на н-километровой линии границы. Об организованной преступности и ее трансграничном "сотрудничестве" с "коллегами" вообще говорить не приходится. В особенности проблема касается активного транзита нелегальных эмигрантов из Юго-Восточной Азии, поток которых, прибывающий из России, все более ощутим. Украина уже несколько лет добросовестно и, судя по всему, безвозмездно исполняет роль эдакого фильтра для нелегалов в преддверии Европы, не имея при этом ни средств на содержание нарушителей, ни соответствующих норм законодательства, регулирующих их статус на территории государства. Как вполне справедливо заметил один из участников, ЕС, вместо того, чтоб позаботиться об укреплении восточных границ Украины с целью уменьшить поток устремленных на Запад эмигрантов, пользуется этим фактором как инструментом для принуждения своих будущих восточных собратьев заблаговременно вводить визовый режим со сопредельным украинским государством. Вследствие этого дискуссия перемещается уже в несколько иную плоскость, где сопряжены сразу два аспекта - ментально-психологический и политико-стратегический. Четкого распределения границ этих аспектов добиться вряд ли удастся, поскольку эмоциональная нагрузка первого может быть предметом весьма прагматичной торговли в пределах второго. А вопрос ставится следующим образом: кого именно желает видеть расширенная Европа на своих восточных границах - обозлившегося на весь мир и слабо предсказуемого соседа, или полноценного партнера, в (пускай) далеком будущем - одного из полноправных жителей единого европейского дома? Конечно, нельзя утверждать, что нынешнее поведение ЕС, его игнорирование интересов Украины, а иногда и брезгование ими, принудит последнюю броситься в раскрытые реинтеграционные объятия России, однако исключать подобный исход тоже легкомысленно. О том, как в последнем случае может измениться соотношение сил в европейской и мировой политике, можно только догадываться. Рассуждая о возможных вариантах приоритетных векторов украинской внешней политики, Богдан Гаврилышин выдвигает тезис о европейском (т.е. западном) выборе как о единственном перспективном для будущего нашего государства. Восточное направление - это движение в прошлое, а Север и Юг могут служить исключительно дополнительными источниками взаимовыгодного сотрудничества, притом фактически только экономического, но при условии вышеупомянутого выбора. Конечно же, на европейской сцене и в дальнейшем предвидится значительное удельное присутствие главного мирового актера, на поддержку которого Украина, по всей видимости, может рассчитывать (см. "Зеркало Недели" от 30.09 с.г.).

Коль судьбой нам все же предначертано вернуться в некогда покинутый европейский дом, неплохо бы избрать для этого оптимальный механизм. Новейшей (во всяком случае - пока) интеграционной моделью остается Европа регионов. Вот тут логично, хотя и странновато, следует вернуться на исходную позицию, то есть к изначальной теме конференции - непосредственному соседству и трансграничному сотрудничеству. Збигнев Войцеховский представил довольно интересный вариант этого сотрудничества путем организации экономических миссий, которые занимаются поиском партнеров по обе стороны границы с целью налаживания наиболее оптимальных условий производства и реализации продукции.

Поскольку с нашими западными соседями мы находимся на различных интеграционных уровнях, наиболее целесообразным путем видится такое сотрудничество в пределах уже испытанных ранее в Европе моделей еврорегионов. Два из таких еврорегионов, где задействована Украина - "Верхний Прут" и "Нижний Дунай" - в настоящее время пребывают в стадии подготовки, два других - "Карпатский" и "Буг" - уже действуют, хотя такое определение состояния их активности явно преувеличено. То есть, сама по себе работа идет, но участие в ней Украины столь мизерно, что с позиции дня сегодняшнего перспективы завтрашнего плодотворного сотрудничества видятся довольно туманно. И виной здесь не только, а возможно - и не столько несовместимость законодательных систем и неадаптированность украинских законов к современным требованиям, в частности - такого рода сотрудничеству, но и явное нежелание делать что-либо существенное для изменения настоящего положения, не говоря уж об искусной имитации бурной деятельности (издание разного рода сборников, где объясняется "почему не..." и т.п.). Кому это выгодно - региональным властям? Украине? Западу? Это уже отдельный вопрос и отдельный разговор.

Приятно все же осознавать, что вопрос значения Украины, ее места в Европе не остается вне внимания тех, кто может тем или иным образом влиять на процесс принятия решений в странах-членах ЕС. Впрочем, это может быть всего лишь иллюзорным образом воплощения желаемого. Но каким! Даже, принимая во внимание черепашьи темпы наших реформ и не вполне интеграционные тенденции в ЕС - даже если допустить, что к моменту готовности Украины к интеграции ей и интегрировать-то будет некуда - приятно... Вот только зря кто-то во время прощального вечера вроде бы невзначай бросил:" Пока мы тут судачим, Словакия и Венгрия за деньги ЕС строит современную полосу заграждений вдоль наших границ". "Переделить" всегда легче чем "переделать".

Переделать самих себя, чтобы потом не переделили - почти граница предела возможностей.

(Андрей Кирчив. Статья взята с сайта http://www.ji-magazine.lviv.ua)

Опубликовано 29 сентября 2004 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1096447727 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ПОЛИТИКА Граница: мост или линия передела? Проблемы будущего восточной границы ЕС

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network