ВОЗЗВАНИЕ К ПОЛЯКАМ 1 АВГУСТА 1914 г. И ЕГО АВТОРЫ

Статьи, публикации, книги, учебники по истории и культуре Польши.

NEW ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ


ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВОЗЗВАНИЕ К ПОЛЯКАМ 1 АВГУСТА 1914 г. И ЕГО АВТОРЫ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-05-20

Толчком к бурному обсуждению польского вопроса на страницах русской, польской и зарубежной печати и, чуть позднее, в Совете министров Российской империи стало воззвание к полякам 1 августа 1914 г. за подписью великого князя Николая Николаевича, в котором, в частности, говорилось: "Пусть сотрутся границы, растерзавшие на части польский народ. Да воссоединится он воедино под скипетром русского царя. Под скипетром этим возродится Польша, свободная в своей вере, языке и самоуправлении" 1 .

Несмотря на то, что воззвание имело большой резонанс во всем мире, отечественная историография обошла стороной как историю появления этого документа, так и взаимоотношения России с поляками в годы первой мировой войны 2 . Первая попытка оценить смысл правительственной деятельности в польском вопросе была предпринята еще в 1926 г. польским общественным деятелем М. Г. Валецким в предисловии к публикации документов "Русско-польские отношения в годы первой мировой войны" 3 , в котором он подчеркивал, что действия царского правительства в отношении Польши носили исключительно пропагандистский характер, что в действительности все было направлено на то, чтобы статус Царства Польского остался без изменений. Впоследствии немногочисленные работы отечественных авторов, посвященные польскому вопросу в годы первой мировой войны, как правило ограничивались упоминанием о воззвании великого князя. Несколько дальше пошел В. С. Дякин. Рассматривая основные направления развития общественных настроений в начале первой мировой войны, он отмечал, что "превращение польских территорий в театр военных действий, присутствие солдат польской национальности в составе армий обеих сторон - все это ставило неизбежно на очередь дня польскую проблему. Очевидность этого заставила и царские власти сделать вид, что они собираются пересмотреть прежнюю политику в этом вопросе", после чего верховный главнокомандующий и обратился с воззванием к полякам 4 . Но вывод Дякина представляется недостаточно полным, так как он не уделил внимания внешнеполитической стороне вопроса.

О воззвании к полякам и реакции на него пишет также Е. Д. Черменский, отметивший, что позиция царского правительства в польском вопросе была неопределенной, а правительственные чиновники стремились не допустить обсуждения проблемы в периодической печати 5 . Отсутствие внимания к этому документу в отечественной историографии можно объяснить тем, что до недавнего времени любое действие царского правительства, императора и т. д. трактовалось как поли-


Бахтурина Александра Юрьевна - доцент Российского государственного гуманитарного университета, кандидат исторических наук.

стр. 132


тический маневр, обусловленный классовой борьбой. В результате польский вопрос в годы первой мировой войны в политике Российской империи не рассматривался. У исследователей были, казалось, весьма веские основания для того, чтобы объяснить появление воззвания лишь соображениями политического маневра. При этом большинство выводов отечественной историографии базировалось на весьма ограниченном и противоречивом круге фактических данных, среди которых преобладали мнения современников и оценки периодической печати. Современники восприняли публикацию воззвания 1 августа 1914 г. с изрядной долей скептицизма. В Царстве Польском воззвание было встречено с энтузиазмом, который начал иссякать уже 2 августа 1914 г., когда в ответ на просьбу поляков разрешить по случаю воззвания исполнить польский национальный гимн и вывесить национальные флаги в Варшаве, был получен отрицательный ответ "главнокомандующего армиями северо-западного фронта. При этом варшавский генерал-губернатор А. О. Эссен, сообщая об этом представителям польской общественности, не смог сдержаться и обронил фразу о том, что воззвание является каким-то недоразумением и едва ли может когда-либо осуществиться. Замечание генерал-губернатора сразу же стало достоянием общественности и немедленно было использовано австрийской и германской пропагандой. Эссену пришлось давать объяснения главнокомандующему армиями северо-западного фронта, но слово было произнесено и польская общественность стала сомневаться в возможности немедленных преобразований в Царстве Польском 6 . Основания для того, чтобы оценить воззвание как чисто пропагандистский шаг, причем весьма необдуманный, можно найти и в документах Совета министров, среди которых наибольшего внимания заслуживают сведения, приводимые Р. Ш. Ганелиным и М. Ф. Флоринским. Основываясь на бумагах помощника управляющего делами Совета министров А. Н. Яхонтова, хранящихся в Бахметьевском архиве Колумбийского университета, авторы пишут о реакции членов Совета министров на отклики печати по поводу воззвания и на само воззвание. Из записей Яхонтова можно заключить, что воззвание было подготовлено Ставкой, минуя Совет министров ("нельзя решать такие вопросы без Совета министров", "все области русские должны подлежать русскому управлению. Что же касается Царства Польского, то великий князь может говорить, что хочет") 7 . Кроме упомянутых сведений в распоряжении исследователей имелась дневниковая запись товарища министра народного просвещения барона М. А. Таубе от 4 ноября 1914 г., где говорится о том, что Николай II не был увлечен идеей воссоединения польских земель и считал воззвание великого князя неосторожным 8 . Обращало на себя внимание также письмо императрицы, написанное в сентябре 1914 г., где Александра Федоровна со ссылками на "нашего друга" (то есть Г. Е. Распутина) уведомляла Николая II о том, что Николай Николаевич стремится к расширению своей власти и хочет добиться "трона" в Польше или Галиции 9 . Практически не вызвали интереса исследователей показания члена Государственного совета Российской империи графа С. В. Велепольского на допросе в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства в 1917 году. Во время допроса он упомянул, что дня за три, за четыре до издания воззвания он был по телефону вызван министром иностранных дел С. Д. Сазоновым, показавшим Велепольскому воззвание, о котором еще никто официально не знал и попросил его перевести текст на польский язык 10 . Видимо то обстоятельство, что Велепольский давал показания во время допроса, заставило исследователей обойти их молчанием. В мемуарах английского дипломата Дж. Бьюкенена имеется упоминание о том, что в августе 1914 г. "император признал целесообразным рассмотреть вопрос о восстановлении Польши и сделать шаги к обеспечению лояльной помощи ее жителям в войне, театром которой суждено было вскоре стать этой стране. С этой целью великий князь Николай Николаевич, по приказу его величества, обнародовал манифест к полякам, предусматривавший дарование широкой автономии". Эту версию во многом подтвердил и Р. Пуанкаре в своих "Воспоминаниях", отметивший, что Николай II по собственной инициативе объявил, что будет восстановлено национальное единство Польши. А Сазонов в разговоре с Ж. Палеологом сообщил, что восстановленная Польша будет пользоваться местной автономией и управляться наместником российского императора 11 . В итоге, основные, имевшиеся в распоряжении исследователей и активно использовавшиеся

стр. 133


данные опубликованных и неопубликованных источников так и не позволили дать ответа на целый ряд вопросов: по чьей инициативе и с чьего одобрения было опубликовано воззвание к полякам Ставки, Совета министров, великого князя Николая Николаевича, кого-то из министров, самого императора, кто являлся непосредственным автором документа; чьим действительным интересам отвечало воззвание, было ли оно пропагандистским жестом или же рассчитанным политическим шагом?

Во-первых, большинство имеющихся сведений - всего лишь частные мнения, нуждающиеся в дополнительном подтверждении другими источниками. Во-вторых, наталкивает на размышления и вывод о пропагандистском характере воззвания уже в силу того международного резонанса, который имела подобная пропаганда. Целесообразно ли было в пропагандистских целях будоражить общественность, создавать лишние проблемы для правительства уже в самом начале войны? Введенные к настоящему моменту в научный оборот источники, пожалуй, не позволяют создать максимально убедительную картину происходившего и не дают окончательного ответа на поставленные вопросы. На основании впервые вводимых ниже в научный оборот документов из фондов Архива внешней политики Российской империи можно попытаться решить поставленные задачи. Здесь нами обнаружено письмо за подписью военного министра В. А. Сухомлинова, где говорилось о том, что к 31 июля 1914 г. им, Сазановым и начальником Генштаба Н. Н. Янушкевичем был разработан текст воззвания к полякам и представлен императору. На документе имеется официальная помета о том, что Николай II "изволил читать" упомянутый документ 12 . Состав группы, занимавшейся подготовкой документа, представляется весьма любопытным. Взаимоотношения Сазонова с Сухомлиновым и Янушкевичем были чрезвычайно напряженными. Легкомысленный военный министр и начальник Генерального штаба, сам говоривший о себе, что он "завсегдатай салонов, а администратор по случаю", заслуживший у злых на язык современников прозвище "стратегической невинности" 13 , не пользовались симпатиями высокообразованного и весьма опытного в государственных делах министра иностранных дел. Обоих - Сухомлинова и Янушкевича - Сазонов считал весьма посредственными специалистами. Поэтому объединиться по собственному желанию эти трое не могли. Инициатива, пожалуй, могла исходить как от великого князя Николая Николаевича, так и от императора (если верить свидетельству Бьюкенена). Но для более обоснованного ответа необходимо рассмотреть ряд дополнительных документов.

2 августа 1914 г. Янушкевич отправил Сазонову секретную телеграмму, где сообщал, что великий князь Николай Николаевич ознакомился "с текстом нашего обращения (курсив мой. - А. Б. ) к польскому народу" 14 . Что имел ввиду Янушкевич, говоря о "нашем обращении"? Скорее всего речь шла об участии Сухомлинова, Янушкевича и Сазонова в подготовке текста. Косвенным подтверждением этого могут служить показания Велепольского и Янушкевича об участии Сазонова в подготовке документа. Из телеграммы Янушкевича и письма Сухомлинова также следует, что великий князь контролировал подготовку текста обращения к полякам, и делал это с ведома и одобрения императора. Таким образом, к появлению воззвания к полякам от 1 августа 1914 г. были причастны Николай II, великий князь Николай Николаевич, Сухомлинов, Янушкевич и Сазонов. Определив авторов документа, попытаемся ответить на вопрос о причинах появления воззвания.

В упоминавшейся телеграмме Янушкевича Сазонову от 2 августа 1914 г. начальник Генерального штаба писал, что великий князь спрашивает о том, "известна ли сущность даваемых нами обещаний союзникам и не вызовут ли эти обещания, существо коих предопределяет условия будущего мирного договора, нарушение в согласованности и единстве действий" 15 . Вопрос примечательный уже потому, что лишь тогда, когда решалась проблема об официальном порядке публикации воззвания и его распространении, великий князь Николай Николаевич поставил вопрос о смысле документа и его влиянии на внешнеполитические события. Сазонов ответил, что иностранные послы им уведомлены. Но, несмотря на заявление Сазонова 2 августа 1914 г. о согласовании текста воззвания с союзниками, представители правительств стран Антанты, особенно Франция, реагировали на появление воззвания к полякам с некоторым недоумением. В своих мемуарах Пуанкаре писал по поводу воззвания: "Итак, Россия еще раз выступила здесь помимо нас", считая этот

стр. 134


шаг русского правительства серьезной политической ошибкой 16 . Российские послы за границей узнали о воззвании из неофициальных источников. Преимущественно из зарубежной печати. Посол Российской империи в Вашингтоне Б. А. Бахметьев 23 августа 1914 г. сообщал Сазонову о поступающих к нему запросах о достоверности "слуха о манифесте, будто бы изданном великим князем" и о том, что он все сведения об этом получает из иностранных газет. Такой запрос был не единственным. На них Сазонов отвечал, что все, изложенное в обращении верховного главнокомандующего к полякам является выражением действительных намерений правительства, но "о пределах и размерах предполагаемых льгот пока не может быть сообщено что-либо определенное, и сам вопрос требует законодательного рассмотрения" 17 . Отсутствие информации у послов и подготовительных документов в фонде министерства иностранных дел, учитывая общий порядок работы российского МИД можно объяснить лишь тем, что в подготовке воззвания принимал участие лично Сазонов, но никак не возглавляемое им ведомство. Участие Сазонова в подготовке текста воззвания заставляет задуматься еще над одним немаловажным моментом: если великий князь без должного внимания отнесся к внешнеполитической стороне документа, то мог ли Сазонов, умевший рассчитывать ситуацию на несколько ходов вперед, министр, которого современники называли "хитрой лисой", не учесть международного значения воззвания?

Министр иностранных дел был весьма последовательным сторонником объединения Польши под протекторатом России. Позиция Сазонова формировалась во многом под влиянием внешнеполитических планов Германии и Австро-Венгрии. Судьба Польши представляла интерес не только для России, но и для Германии и Австро-Венгрии. Накануне войны и в Германии, и в Австро-Венгрии разрабатывались планы восстановления Польши в качестве буфера под протекторатом одного из этих государств. Начало войны заставляло и Россию определить свою позицию в отношении Польши. Перспектива объединения польских земель после войны толкала российское правительство искать пути обеспечения исключительного влияния России в будущей Польши. Свой статус Польша должна была получить из рук России, минуя международные соглашения. Поэтому заявление 1 августа 1914 г. должно было обеспечить приоритет Российской империи в решении судеб Польши в случае успешного завершения войны. Центральной мыслью воззвания и для современников, и для составителей документа была идея о воссоединении польских земель под скипетром русского царя. Такого рода заявление было ни чем иным, как попыткой решить вопросы о последующем переделе Восточной Европы, минуя союзников. И именно так последние и расценили этот документ. Если принять эту точку зрения, тогда понятной становится недостаточная осведомленность Совета министров относительно воззвания. Становится ясным, что союзники были по сути поставлены перед фактом, что Россия намерена претендовать на польские земли, находившиеся после последнего раздела Речи Посполитой в составе Германии и Австро-Венгрии. В этом контексте воззвание к полякам перестает выглядеть документом, изданным торопливо и легкомысленно. Расчет на скорое окончание войны заставлял действовать именно так: как можно скорее определить возможные территориальные приобретения России без участия союзников.

Помимо внешнеполитических причин публикации воззвания существовали и более насущные задачи. К началу войны германское командование стало вплотную заниматься вопросом дезорганизации тыла русской армии и в этих планах немалое место отводилось польскому населению в Российской империи. Германия не исключала возможности организации польского восстания в начале войны. Хотя эти расчеты не оправдались, русское командование было весьма обеспокоено тем, как поведут себя поляки с началом войны. Задача сохранения лояльности польского населения заставляла великого князя Николая Николаевича, Янушкевича и Сухомлинова спешить в поисках радикальных мер влияния на настроения в Царстве Польском. Поэтому воззвание можно считать актом не пропаганды, а контрпропаганды в ответ на действия Германии. И эта цель была достигнута. Население Царства Польского сохраняло лояльность по отношению к России вплоть до оккупации немцами Варшавы в 1915 году.

Воззвание 1 августа 1914 г. следует признать документом стратегического и внешнеполитического характера. Именно этим можно объяснить недостаточную осведомленность Совета министров относительно данного документа, так как прак-

стр. 135


тически никто из его авторов не рассчитывал, что воззвание может как-то отразиться на внутриполитической ситуации. По сути предусмотрено было все, кроме возможного развития военных действий. То, что война затянулась, заставило перенести внешнеполитический вопрос на внутриполитическую почву, обсуждать судьбу русской части Польши в Совете министров, успокаивать неопределенными обещаниями польскую общественность. И именно это обстоятельство и определило трактовку воззвания в историографии как случайного, необдуманного документа агитационного характера.

Примечания

1. Год войны с 19 июля 1914 г. по 19 июля 1915 г. Высочайшие манифесты и воззвание Верховного главнокомандующего. Пг. 1915, с. 3.

2. ВАСЮКОВ В. С. К историографии внешней политики России в годы первой мировой войны (1914 - 1917 гг.). - В кн.: Первая мировая война. Дискуссионные проблемы истории. М. 1994, с. 21.

3. Русско-польские отношения в годы первой мировой войны. М. - Л. 1926.

4. ДЯКИН В. С. Русская буржуазия и царизм в годы первой мировой войны (1914 - 1917). Л. 1967, с. 56.

5. См.: ЧЕРМЕНСКИЙ Е. Д. IV Государственная дума и свержение царизма в России. М. 1976, с. 75.

6. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 215, оп. 1, д. 182, л. 14.

7. ГАНЕЛИН Р. Ш., ФЛОРИНСКИЙ М. Ф. Российская государственность и первая мировая война. В кн.: Февральская революция. От новых источников к новому осмыслению. Сб. статей. М., 1997, с. 22 - 23.

8. См.: ЧЕРМЕНСКИЙ Е. Д. Ук. соч., с. 75.

9. Переписка Николая и Александры Романовых. 1914 - 1917 гг. Т. 3. М. -Пг. 1926, с. 8.

10. Падение царского режима. По материалам Чрезвычайной Комиссии Временного правительства. Т. 6. Л. 1926, с. 28.

11. БЬЮКЕНЕН ДЖ. Мемуары дипломата. М. 1991, с. 171; ПУАНКАРЕ Р. Воспоминания. Т. 5. М. 1936, с. 56.

12. Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ), ф. 323, оп. 617, д. 89, л. 2.

13. Цит. по: ПИСАРЕВ Ю. А. Тайны первой мировой войны. М. 1990, с. 89.

14. АВПРИ, ф. 474, д. 49, л. 3.

15. Там же.

16. ПУАНКАРЕ Р. Ук. соч., с. 56.

17. Международные отношения в эпоху империализма. Документы из архивов царского и временного правительств. 1878 - 1917 гг. Т. 6. Ч. 1. Л. 1935, с. 124, 125.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ:
Комментируем публикацию: ВОЗЗВАНИЕ К ПОЛЯКАМ 1 АВГУСТА 1914 г. И ЕГО АВТОРЫ

© А. Ю. Бахтурина ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.