ПОЛЬСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ (1944 - 1947 гг.)

Статьи, публикации, книги, учебники по истории и культуре Польши.

NEW ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ


ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПОЛЬСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ (1944 - 1947 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-05-11

Этот конфликт разгорелся из-за Тешенской территории. Тешен (иногда пишут: Тешин. Для единообразия ниже всюду использован первый вариант. - Т. В .) лежит в юго- восточном углу старинной европейской провинции Силезия и занимает площадь около 2200 кв. километров. Самый город расположен на притоке Одера р. Ользе, у северного подножья горного хребта Бескиды. Еще с IX в. данная территория являлась предметом постоянных споров между польскими и чешскими королями. Одно время она входила в герцогство Оппельн, в 1298 г. перешла к Богемии, как в Священной Римской империи именовали Чехию (без Моравии). В XVII в. герцогство попало под власть австрийских Габсбургов, а в XVIII в. с Тешеном оказалась связана история войны за Баварское наследство: в 1777 г., после смерти курфюрста Баварского Максимилиана III Иосифа, Австрия добилась от его наследника, курфюрста Пфальцского Карла-Теодора, уступки значительной части Баварии. Пруссия и тоже претендовавшая на часть Баварии Саксония стремились силой решить вопрос в свою пользу и помешать укреплению позиций Габсбургов в империи. В 1778 г. начались военные действия. Они развернулись на территории Чехии. Прусско- саксонские войска не смогли одолеть австрийцев и отступили. Начавшиеся под дипломатическим нажимом России и при поддержке Франции переговоры завершились подписанием 13 мая 1779 г. Тешенского мира: Австрия получила в Баварии округ Инц, остальные баварские земли отошли курфюрсту Пфальцскому. А герцогство Тешен вплоть до 1918 г. входило в состав именно австрийской Силезии.

Этническая пестрота местного населения (немцы, славяне и пр.) в сочетании с немалым экономическим значением данной территории снова привели к возникновению конфликтной ситуации. На западных землях Тешенской Силезии преобладали чехи. Поляки проживали в центральных и восточных районах, где процветали угледобыча и производство кокса. Немцы сосредоточивались в городах. После первой мировой войны, в связи с образованием независимых Польши и Чехословакии, обе эти страны претендовали на обладание Тешеном. Чешские политики констатировали наличие "исторических прав" на эту территорию. К тому же, карвиннский уголь был нужен для выплавки чешского железа и для химического производства в Моравской Остраве. Аргументом польской стороны служил прежде всего


Волокитина Татьяна Викторовна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института славяноведения РАН.

стр. 118


этнический принцип, который чехи считали уязвимым, поскольку, хотя польское население там преобладало (в 1910г. в Тешенском районе проживало 234 тыс. поляков и 116 тыс. чехов), оно отличалось нестабильным составом, а большинство польских населенных пунктов существовало там не издревле и было основано выходцами из Западной Галиции лишь во второй половине XIX века.

В октябре 1918 г., после распада Австро-Венгрии, в Тешенской Силезии ввели двойную администрацию: чешская действовала в меньшей, западной части; польская - на остальной территории. В январе 1919 г. польские войска оккупировали восточную часть Тешена, чехи же заняли Одерберг. После серии вооруженных столкновений была определена новая разграничительная линия, на сей раз уже в пользу чехов. В дело вмешалась Межсоюзническая комиссия Антанты, но не добилась успеха. В сентябре 1919г. Верховный совет Антанты предложил провести плебисцит, но этому помешал всплеск националистической пропаганды в Чехословакии и Польше, Тешен охватили волнения. В практически тупиковой ситуации конференция послов объявила об установлении разграничительной линии: промышленный район к западу от Одерберга и Яблунки, включая шахты Карвинны и г. Фриштадт, передавался чехам; польская сторона получила сельскохозяйственный район и самый г. Тешен (кроме западного пригорода, тоже переданного чехам).

Тешенская проблема сохранялась на протяжении всего межвоенного периода и позже 1 . Осенью 1938 г., после Мюнхенского сговора, приведшего к расчленению Чехословакии, Польша захватила чехословацкую часть Тешенской Силезии. И вскоре возник конфликт между эмигрантскими правительствами Польши и Чехословакии. Активно стремился участвовать в его разрешении и Советский Союз, о чем свидетельствуют, в частности, сравнительно недавно ставшие доступными исследователям некоторые документы. Так, 10 января 1944 г. заместитель наркома иностранных дел СССР И. М. Майский в записке наркому иностранных дел В. М. Молотову, предназначенной для внутреннего пользования, так изложил возможную позицию СССР: "Целью СССР должно быть создание независимой и жизнеспособной Польши, однако мы не заинтересованы в нарождении слишком большой и слишком сильной Польши. В прошлом Польша почти всегда была врагом России, станет ли будущая Польша действительным другом СССР (по крайней мере, на протяжении жизни ближайшего поколения), никто с определенностью сказать не может. Многие в этом сомневаются, и справедливость требует сказать, что для таких сомнений имеются достаточные основания. Ввиду вышеизложенного [следует] осторожнее формировать послевоенную Польшу в возможно минимальных размерах, строго проводя принцип этнографических границ. Конкретно, восточная граница Польши должна пройти по границе 1941 года или близкой к ней (например, по "линии Керзона"), причем, Львов и Вильно при всяких условиях должны остаться в пределах СССР. На западе в состав Польши может быть включена вся Восточная Пруссия или, пожалуй, лучше часть ее, и известные части Силезии, но с выселением оттуда немцев. Тешен должен быть возвращен Чехословакии. Если Польша пожелает, она сможет на этой базе примкнуть в качестве третьего члена к недавно заключенному советско- чехословацкому пакту взаимопомощи [речь шла о подписанном в декабре 1943 г. договоре двух стран о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве].

В противоположность Польше СССР выгодно стремиться к созданию сильной Чехословакии, которая ввиду политических настроений ее населения, а также в связи с недавним подписанием советско-чехословацкого пакта взаимопомощи на 20 лет, способна быть важным проводником нашего влияния в Центральной и Юго-Восточной Европе. Конкретно Чехословакия минимально должна быть восстановлена в своих прежних границах с прибавкой Тешена. Если при окончательной перекройке карты Европы окажется возможным еще что-либо прирезать к Чехословакии, это следует сделать" 2 .

стр. 119


Члены "Большой тройки" оказали тогда поддержку чехословацким политикам в вопросе о восстановлении национальной территории в домюнхенских границах. Однако этот факт не повлиял на ход переговоров между польским и чехословацким эмигрантскими правительствами в Лондоне, где дебатировалась проблема Заользья, отторгнутого поляками в октябре 1938 г., поскольку там проживало компактное польское население. Окончание второй мировой войны не внесло определенности в спорный вопрос. Ход конфликта свидетельствует, что его пик пришелся на 1945 - 1946 годы. Тогда этот вопрос почти не сходил со страниц польской прессы. Напряженность подпитывалась появлением в Тешенской Силезии чешской администрации и пропагандистской кампанией ряда чешских политических партий. В национальные комитеты входили граждане обеих национальностей, а на территории с чехословацкой стороны уже действовали и польские школы 3 . Но это не помогло, и дело вскоре дошло до стычек. Были обнародованы факты заключения в тюрьму или повседневного притеснения польских политических деятелей, лишения поляков гражданских прав. Польская радиостанция в Катовицах вела античешские передачи. Пресса Чехословакии атаковала поляков.

Летом 1945 г. проявилась тенденция к силовому разрешению спора. Главнокомандующий Войском Польским М. Роля- Жимерский приказал выдвинуть военные отряды к спорной территории. Чехословакия же активизировала свои военные приготовления с целью присоединения Кладской области Польши, где проживало чешскоязычное население. В июне там разгорелся локальный военный конфликт: чехословацкие отряды заняли Ратиборский повет и в течение пяти дней удерживали его 4 . Так двусторонние противоречия вышли за рамки Тешенского вопроса. Только в феврале 1946 г. начались дипломатические переговоры с целью урегулирования пограничного спора, но успеха они не принесли. Не снял спорный вопрос и подписанный в марте 1947 г. договор о дружбе и взаимопомощи между Польшей и Чехословакией. Поскольку теперь появилась возможность проследить развитие конфликта на основе впервые вводимых в оборот архивных материалов, остановимся на этом более детально и с учетом позиции тогдашнего советского руководства.

Еще на рубеже 1944 - 1945 гг. выявилось намерение чехословацкой стороны связать признание Польского комитета национального освобождения [ПКНО] и Временного польского правительства с урегулированием проблемы Тешена. Это подтверждают записи бесед политических деятелей Чехословакии Э. Бенеша, З. Фирлингера, Г. Ринки с советскими дипломатами, состоявшихся в декабре 1944 г. и январе 1945 года. Документы фиксируют как бы раздвоение позиции президента в эмиграции Бенеша. 1 января 1945 г. советский дипломат так передал в дневнике слова чехословацкого лидера: "Чехословацкое правительство, конечно, признает польское правительство как официальное правительство. Но у Чехословакии имеются свои интересы и споры с Польшей. Поэтому Бенеш хотел бы вместе с признанием Люблинского правительства 5 договориться с поляками по некоторым политическим вопросам, как, например, об отношении Польши к Мюнхенскому соглашению. Поляки должны отказаться от Мюнхена и от политики Бека 6 в отношении Чехословакии". Бенешу хотелось также, чтобы "Советский Союз позондировал заранее почву в Люблине с тем, чтобы выяснить, хотят ли поляки проводить новую политику". Направляя инструкцию послу Чехословакии в СССР Фирлингеру, Бенеш указывал: "Прежде чем признать Временное польское правительство и обменяться с ним представителями, выяснить, как оно относится к послемюнхенским территориальным изменениям и, в частности, к отторжению от Чехословакии со стороны Польши Тешенской Силезии" 7 .

Эту позицию 8 января 1945 г. подтвердил чехословацкий министр Ринка: относительно признания Временного польского правительства "единственным препятствием является вопрос о Тешенской области. Как только этот вопрос будет урегулирован, Чехословацкое правительство немедленно признает Временное польское правительство в Люблине". Окон-

стр. 120


нательная позиция Бенеша была изложена Фирлингером в Москве 12 января 1945 г.: об автоматическом признании польского правительства не может быть и речи; "Мы... одновременно должны решить с поляками спорные вопросы" 8 . Чехословацкая сторона настойчиво просила советских представителей помочь урегулировать вопрос о Тешене, чтобы добиться официального заявления поляков "по поводу их отказа от постмюнхенской агрессии" 9 . Советскую позицию зафиксировал тогда заведующий IV Европейским отделом НКИД СССР В. А. Зорин в беседах с Фирлингером (первая половина января 1945 г.). Вот ее основные параметры: вопрос о Тешенской Силезии "есть дело непосредственных переговоров между чехословаками и поляками"; СССР заинтересован в том, чтобы между обеими сторонами существовали "полное согласие и вполне дружественные отношения, причем, вопрос о признании польского Временного правительства... не следует связывать с разрешением каких-либо спорных вопросов между ними"; вызывает недоумение намерение чехословацкой стороны контактировать с Временным польским правительством прежде всего в аспекте отказа поляков от внешней политики "старой" Польши 10 .

На основании бесед с Фирлингером Зорин пришел к заключению, что "Бенеш маневрирует по вопросу о признании Польского временного правительства, учитывая не только внешнеполитическую позицию своего кабинета, но и внутриполитическую борьбу среди чехословацкой эмиграции в Лондоне... По-видимому, в официальных директивах, которые он дает Фирлингеру и которые, естественно, становятся известными значительному кругу членов чехословацкого правительства, Бенеш занимает более сдержанную позицию. Бенеш стремится показать, что он намерен идти с нами в ногу в решении этого вопроса и готов признать Польское временное правительство без каких-либо предварительных условий. С другой стороны, преобразование ПКНО во Временное правительство оказало, очевидно, определенное воздействие на Бенеша, и наш нажим по этому вопросу, особенно в сочетании с признанием Польского правительства с нашей стороны, может, по-видимому, склонить Бенеша и Чехословацкое правительство к более решительному шагу в этом же направлении" 11 .

Советское руководство имело также информацию о том, что представители официального Лондона просили чехословацкую сторону воздержаться от признания Люблинского правительства. Хотя в середине января 1945 г. чехословацкая сторона сообщила англичанам о ее намерении все же признать это правительство Польши, в Москве не исключали, что Бенеш не желал охлаждения отношения с Западом и просто ждал позитивной его реакции 12 .

Польской стороне представлялось желательным проведение плебисцита в Тешенской Силезии. Об этом говорил на приеме у Молотова 23 января 1945 г. польский премьер-министр Э. Осубка-Моравский: "Для справедливого решения вопроса о Тешенской Силезии должен быть проведен плебисцит, а самый вопрос о территориальном распределении Тешенской Силезии между поляками и чехами надо решить в зависимости от соотношения польского и чешского населения в этой области" 13 . Но к весне 1945 г. чехословацкая сторона вновь демонстрировала свою активность. Это было связано с быстрым продвижением Красной Армии к Силезии и Словакии. 16 февраля Фирлингер на приеме у заместителя наркома иностранных дел СССР А. Я. Вышинского выразил желание чехословацкой стороны иметь в штабе 1-го Украинского фронта своего представителя; его задачей будет учреждение администрации на освобожденной Тешенской территории. Фирлингер попросил советского содействия для избежания возможных недоразумений и сообщил о намерении чехословацкого правительства говорить в приказах по освобожденной Тешенской территории как о территории именно Чехословакии.

Вышинский занял уклончивую позицию, поскольку соответствующие решения должны удовлетворять "обоих наших друзей - чехов и поляков". По словам Фирлингера, особое значение для чехов имел г. Карвинна - центр угольного района. Для поляков же первостепенную важность

стр. 121


представлял г. Тржинец (иначе - Тшинец), где преобладало польское население, а также самый Тешен, который предлагалось поделить пополам. Фирлингер заявил о готовности передать даже Тешен полякам "при том, однако, условии, что важная железная дорога, проходящая через него, будет дополнена железнодорожной линией, которая будет проходить через чешскую территорию за пределами города" 14 .

Запись этой беседы была послана И. В. Сталину и Молотову, а также заместителю наркома иностранных дел В. Г. Деканозову. На экземпляре Молотова сохранились его пометы, свидетельствующие о том, с каким вниманием он изучал текст. Вскоре просьба чехословацкого правительства о введении собственной администрации в Тешенской области была Москвой отклонена. Консультации в Москве и Варшаве привели к договоренностям, что Тешенская Силезия временно будет управляться советскими военными властями, наличие там чешкой или польской администрации пока не предусматривалось. Тем не менее, 21 мая 1945 г. в беседе советского дипломата В. Г. Яковлева с членом Политбюро ЦК Польской рабочей партии Я. Берманом вдруг выяснилось, что там "продолжает существовать чешская администрация, притесняющая поляков"; представитель польского правительства "вынужден был ехать в Тешенскую Силезию инкогнито, с документами советского военного корреспондента. Профашистские польские элементы объявляют себя чехами и надеются, оставшись в Чехословакии, уйти от наказания"; польский премьер "настроен очень тревожно и настаивает на поездке в Москву к тов. Сталину, чтобы добиться благоприятного для Польши разрешения территориальных вопросов" 15 .

29 мая 1945 г. Берман сообщает Яковлеву, что польская сторона встревожена поступившей из Катовиц информацией: чехи начали выселение поляков из Тешенской Силезии; оно осуществляется "по чисто немецкому образцу. Выселяемым предоставляется право вывозить с собой только по 20 кг багажа... Те лица из поляков, которые... жаловались на чехов, арестовываются чешскими властями. На место выселяемых из Тешенской Силезии поляков прибывают чехи из Моравской Остравы и вступают во владение польским имуществом, оставленным хозяевами". Берман передал также сведения, что американцы выселяют поляков с занятой американцами чехословацкой территории 16 . Наконец, в середине 1945 г. чехословацкой стороне стала лучше известна позиция Москвы в отношении Тешена. 28 июня в беседе с Фирлингером Сталин, в присутствии Молотова и Зорина, при обсуждении вопроса о Тешене оперировал такими формулировками, как "компромисс" и "полюбовное разрешение" спорных вопросов.

Одновременно Москва оказывала нажим на чехословаков, введя в дело вопрос о Кладской области. Убедившись в нежелании чехов пойти на уступки в Тешенской Силезии, Сталин заметил, что "при этих условиях поляки, очевидно, не уступят ни в каких других территориальных вопросах, в частности, в районе Кладско. Поляки будут, по-видимому, настойчивы, так как мы обещали им эту территорию". В ответ Фирлингер заметил: "Поляки слишком много получают территорий и вряд ли смогут их переварить". Сталин высказал предположение о возможном перенесении вопроса насчет Кладско "на обсуждение мирной конференции", если чехам и полякам не удастся договориться 17 . Советские лидеры рассчитывали на возможность достичь компромисса и вовсе не стремились интернационализировать конфликт. Когда позднее Прага начала апеллировать к Западу, надеясь на его помощь в решении вопроса о Кладской области, Москва проявила явное недовольство.

В Москве чехословацкую сторону не удалось убедить в необходимости пойти на некоторые уступки. Потсдамская конференция (июль - август 1945 г.) вынесла постановление о "существенном приращении территории [Польши] на севере и западе"; ей были переданы, в частности, Верхняя и Нижняя Силезия. Тут Москва, уже в категоричной форме, заявила, наоборот, о невозможности поддержать поляков в споре за Тешен. Вот два документа. Первый - запись беседы Молотова с Берманом 24 октября 1945 года. В дневнике Молотова читаем: "Берман спросил, как быть со спором

стр. 122


между поляками и чехами в отношении Тешенской области. Молотов ответил, что поддержать поляков в этом конфликте мы не можем; это тем более так, что Тешенский район с его угольным углом для поляков не представляет серьезного значения после получения силезского угля. Берман сказал, что за Тешенскую Силезию Польша могла бы дать Чехословакии часть Кладской области. Молотов сказал, что этот вопрос должен быть решен между польским и чехословацким правительствами и что мы не можем в этом вопросе становиться на одну сторону. Берман сказал, что по соображениям внутриполитического порядка польскому правительству нельзя пойти на какой бы то ни было компромисс в Тешенском вопросе. Молотов ответил, что в польской позиции по Тешенскому вопросу чувствуется давление внешней среды. Во всяком случае, сказал Молотов, это не из главных вопросов польской внешней политики. При наличии доброй воли с обеих сторон Польша и Чехословакия по этому сравнительно небольшому вопросу смогут договориться. После тех территориальных приобретений, которые Польша получила на Западе, небольшой кусок территории в районе Тешино [так. - Т. В. ] не сможет иметь особенно большого значения. Если же речь идет о нескольких десятках тысяч поляков, проживающих там, то эту проблему можно решить путем переселения" 18 .

Второй документ относится к приему в Кремле 14 ноября 1945 г. Сталиным польских коммунистов В. Гомулки и Г. Минца. Запись состоявшейся беседы завизирована Сталиным. Она оформлена в виде вопросов и ответов и была потом разослана Молотову, Л. П. Берии, Г. М. Маленкову и А. И. Микояну, а Вышинского ознакомили с текстом. Там, в частности, говорилось: "Вопрос. Следует ли углублять вопрос о Тешене и может ли СССР оказать Польше поддержку в переговорах о Тешене с чехословаками? Ответ. Не советую углублять этот вопрос, так как после получения Польшей силезских коксующихся углей у Польши не осталось аргумента в пользу передачи Тешена полякам, ввиду чего СССР лишен возможности оказать поддержку полякам в этом деле. Было бы лучше поскорее ликвидировать этот конфликтный вопрос с Чехословакией, ограничиться переселением тешенских поляков в Польшу и восстановить хорошие отношения с Чехословакией. В вопросе о переселении тешенских поляков в Польшу СССР может оказать поддержку полякам в переговорах с Чехословакией" 19 . Таким образом, советская сторона санкционировала акции по переселению тешенских поляков, которые имели место с весны 1945 года.

Прага стремилась также использовать этот спор для превращения советско-чехословацкого договора о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве (1943 г.) в тройственный. Весной 1945 г. это обсуждалось не раз в беседах Бенеша, Фирлингера и В. Клементиса с Зориным и Молотовым. Но пока что Москва не торопилась. Зорин в беседе 25 мая 1945 г. с Фирлингером и Клементисом констатировал лишь наличие подобной перспективы и пообещал "подумать" по этому поводу 20 .

1946 г. привел к новой фазе в развитии конфликта. В дело была введена проблема бывших германских территорий в составе Польши - районов Кладско и Ратибор, на которые претендовали чехи. Инициаторами же рассмотрения явились поляки. 2 января 1946г. советник посольства СССР в Чехословакии И. А. Чичаев сообщил в Москву, что в Праге побывали представители Польской социалистической партии, которые зондировали в социал-демократических кругах возможность достичь соглашения по Тешену. Обсуждение было продолжено в польском г. Катовице, где члены делегации и присоединившийся к ним помощник премьер- министра встретились с одним из лидеров чешских социал- демократов Э. Эрбаном. Обозначился такой вариант территориального обмена, предложенный Варшавою: чехи передают полякам Тржинец и несколько деревень по северному склону Карпат в районе Яблоневского перевала; поляки уступают чехам Кладский район. По сообщению Чичаева чехословацкая сторона отказалась от уступок полякам; Тржинец же, как центр металлургического района, чехи "ни в коем случае не уступят". А вопрос о Кладско и Ратиборе может решиться лишь на мирной конференции, поскольку речь идет о бывших

стр. 123


германских владениях. То есть, Прага фактически повторила то, что произнес Сталин в июле 1945 года. Кроме того, чехи выдвинули встречное предложение - о передаче Чехословакии нескольких словацких деревень в районе Татр 21 .

Курс на взаимные уступки поляки стремились проводить в рамках созданной к весне 1946 г. двусторонней Политической подкомиссии по урегулированию пограничного вопроса: "1. Граница должна быть, по мере возможности, этнографическая, т. е. проходить так, чтобы по обеим сторонам границы осталось возможно меньшее количество национальных меньшинств и, как следствие этого, чтобы предстоящий обмен жителями обнимал как можно меньше людей. 2. Чтобы экономические выгоды и неудобства такого урегулирования границы в Тешенской Силезии легли более- менее равномерно на обе стороны". Пограничная линия "оставляет на польской стороне промышленные предприятия Тржинец, расположенные в середине польской этнографической территории и обслуживаемые в большинстве польскими рабочими. Признавая [так. - Т. В. ] гг. Тешен и Фриштадт Польше, она оставляет Чехословакии гг. Карвинна и Богумин, чрезвычайно важный железнодорожный узел. Эта линия является компромиссной, так как отходит на восток не только от границы 1938 г., но и от линии, установленной обоюдным соглашением местных польских и чешских организаций в 1918 г.". Польская сторона выразила готовность "применить тот же принцип размежевания на польской территории Спиша и Оравы, а также компенсировать Чехословакию за уступки в Тешенской Силезии приобретениями в б. немецкой Верхней и Нижней Силезии" 22 .

Прага отвергла польский проект, который "не только не исходит из принципа признания домюнхенских границ Чехословацкой республики, но, напротив, в сущности означает подтверждение мюнхенского насилия, которое глубоко потрясло весь чехословацкий народ. Не найдется ни один чехословацкий политик, который мог бы принять на себя ответственность за выражение согласия на такое решение". Прага выступала за восстановление чехословацко-польской границы, установленной на конференции послов 28 июля 1920 г.: к Польше отходила территория в 1012 кв. км, к Чехословакии - 1270 кв. километров. Прага хотела получить также переданные в ведение польской администрации города Кладско, Валбжих, Глубчице, Ратибор и Козле (вместе с угольной пристанью, через которую экспортировался уголь из Верхней Силезии) и проявила заинтересованность в получении Вальденбургского угольного бассейна, находившихся там золотых приисков, копей по добыче мышьяка, а также экономически важного места расположения керамических и стекольных заводов, электростанций, снабжавших электроэнергией Нижнюю и Верхнюю Силезию, урожайных земель в районе Глубчицы и санаторно-курортной зоны в Судетах 23 .

Варшава подчеркивала необходимость урегулирования пограничного спора на основе самоопределения местного населения. Прага тоже говорила о самоопределении народов, связывая его с идеей воссоединения граждан одной национальности "путем переселения", а не при помощи территориальных изменений, "нарушающих кровные интересы Чехословацкого государства" 24 . Переговоры зашли в тупик. Москва получала обо всем информацию и по собственным дипломатическим каналам, и непосредственно от представителей заинтересованных сторон. Так, 12 марта 1946 г. польский министр С. Ендриховский передал Молотову записку о взаимных претензиях сторон и занятых ими позициях. Тогда Москва склонялась к тому, чтобы ликвидировать все территориальные разногласия еще до начала мирной конференции по германскому вопросу и не выносить их на международное обсуждение. В перечне этих разногласий Тешену принадлежало центральное место.

В мае 1946 г. Прага пошла на интернационализацию конфликта, передав специальный меморандум западным державам. В польских кругах это вызвало недовольство. Советник посольства Польши в Москве сообщал советскому дипломату А. П. Павлову 4 мая 1946 г.: "Особенно возмущены в Варшаве тем, что спор между славянскими народами вынесен чехами на

стр. 124


обсуждение конференции министров, в котором участвуют Англия, Америка и Франция. Если позиция Масарика 25 в этом вопросе не удивляет поляков, то позиция Коммунистической партии Чехословакии представляется как раз наоборот непонятной и удивительной. Самый факт обращения к западным державам с предложением, по существу, пересмотреть решение Берлинской конференции в отношении Польши расценивается поляками как провокация. Видимо, речь идет об английских и американских маневрах против СССР и Польши, причем тем досаднее, что инструментом в руках англо-американцев оказался не только Масарик, но и чехословацкие левые круги". Павлов выразил сомнение в благоприятном для чехов результате их инициативы и подтвердил надежду Москвы на добрососедское урегулирование спорных вопросов между Польшей и Чехословакией 26 .

Затем Молотов в беседе с послом Чехословакии в Москве И. Гораком 22 мая 1946 г. выразил недоумение в связи с апелляцией чехов к Западу и подчеркнул желательность для советской стороны "полюбовного решения" вопроса. Горак, настроенный пессимистично, просил Молотова "подумать о возможности посредничества" Москвы для решения спора; хотя "в Тешенском вопросе компромисс невозможен", зато он может быть найден применительно к другим спорным районам, о чем Горак хотел бы доложить пражскому руководству 27 .

26 июля 1946 г. советское правительство обратилось со специальным посланием к правительствам Польши и Чехословакии насчет урегулирования польско-чехословацких отношений и заключения договора о дружбе и взаимопомощи. Этот двусторонний договор рассматривался в послании как обязательное предварительное условие заключения затем Тройственного договора между Польшей, Чехословакией и СССР, точнее - присоединения Польши к договору между СССР и Чехословакией 1943 года. "Было бы желательно, - говорилось в послании о польско-чехословацком соглашении, - чтобы такой договор был заключен в ближайшее же время, по возможности в августе этого года". 27 июля через послов Чехословакии и Польши в Москве послание было передано адресатам. Поскольку чехословацкой стороне было уже известно мнение Москвы о непризнании "мюнхенских границ" 28 , понятно, какой могла оказаться реакция Праги: 31 июля чехословацкая сторона сообщила, что с благодарностью приветствует рекомендации Москвы и готова вступить в переговоры с польской стороной. 2 августа временный поверенный в делах Чехословакии в СССР И. Кашпарек передал Деканозову письмо Бенеша Сталину. Бенеш положительно оценивал возможность присоединения Польши к советско-чехословацкому договору 1943 г. как соответствующую "нашей славянской политической линии в будущем" и подчеркивал, что именно "польские необоснованные требования" в Тешенском вопросе, подтверждавшие согласие поляков с итогами Мюнхенского соглашения 1938 г., завели переговоры в тупик; чехословацкий народ "понял бы глубже и сильнее свою солидарность с Польшей, имея в виду возможную в будущем оборону против Германии, если бы знал, что за ним будет признана хотя бы в меньшей части та бывшая немецкая территория, которая была и отчасти до сих пор является чешской... Наша готовность начать переговоры... могла бы так или иначе содействовать и последующему решению вопроса наших требований к Германии, не привлекая западных держав к этому спору" 29 .

В начале августа 1946 г., во время работы Парижской мирной конференции, установился контакт чехов с поляками. Последние предложили оформить их требования в виде секретного протокола к договору между двумя странами. Эти требования определяли статус польского национального меньшинства в Чехословакии по четырем параметрам: политическому, культурному, национальному и экономическому. Предусматривались: "отказ от принудительного переселения польских граждан, проживающих в Тешенской Силезии"; выдача удостоверений о государственной благонадежности полякам (для получения свидетельства о гражданстве и приема на работу) на тех же основаниях, что и чехам; право на польский язык; полное гражданское равноправие; отказ от любой дискриминации при занятии

стр. 125


общественных должностей 30 . Прага же расценила позицию поляков как попытку создать условия для "законного вмешательства" в будущем во внутренние дела Чехословакии под прикрытием соглашения и отклонила предложение Варшавы.

30 октября заместитель министра иностранных дел Чехословакии Клементис направил послу СССР в Праге Зорину письмо, в котором вину за неудачный ход переговоров возложил на польскую сторону, и отметил, что идет выселение чехов из Кладско, Глубчицы и Ратибора (Рацибожа), вследствие чего "побег части этого населения в Чехословакию не только продолжался, но даже усилился". 5 ноября письмо было вручено Зорину, а 18 ноября его текст, оформленный в виде памятной записки, Клементис передал Молотову. Польская сторона тоже проинформировала Москву. 19 декабря Деканозов принял временного поверенного в делах Польши Г. Вольпе, который ознакомил МИД СССР с положением дел и подчеркнул рост числа антипольских акций в последние месяцы, притеснение польского населения в Тешенской Силезии, закрытие польских школ и насильственное выселение поляков - коренных жителей этой территории, не считаясь с желанием людей. Деканозов был проинформирован о том, что Фирлингер несколькими днями ранее "неофициально посоветовал" полякам отказаться от идеи урегулировать спорные вопросы после подписания договора о дружбе и взаимопомощи в течение двух лет. Вольпе сформулировал просьбу к советскому правительству о содействии, чтобы чехи устранили нежелательные явления, особенно насильственное выселение поляков под видом репатриации ради снижения доли польского населения в районе Тешена для изменения статистических показателей о национальном составе населения. Деканозов обещал передать все услышанное руководству 31 .

Итак, 1945 и 1946 годы в плане урегулирования проблемы Тешена завершились безрезультатно. И чехи, и поляки демонстрировали непреклонность и не чуждались приемов некоторого шантажа: поляки поднимали вопрос о проведении плебисцита, чехи угрожали непризнанием Люблинского правительства, а затем стали затягивать подписание двустороннего договора. Москва же стремилась предоставить решение Тешенского вопроса самим заинтересованным сторонам, одновременно не допуская превращения конфликта в международный. Следовало также учитывать, что тогдашний польский кабинет министров не располагал поддержкой большинства населения.

Ситуация, наконец, изменилась в 1947 г., когда на выборах в польский сейм демократический блок, куда входили и коммунисты, одержал победу. Оставляя в стороне реальную оценку итогов выборов (сегодня можно считать доказанным, что их результаты были сфальсифицированы) 32 , отметим, что как раз знание подлинного положения дел в Польше стимулировало Москву к более решительным действиям. 25 февраля 1947 г. Сталин и Молотов обратились к К. Готвальду с таким письмом: "Мы считаем, что дальнейшее затягивание с заключением чехословацко-польского договора о взаимопомощи создает скандальную ситуацию и производит неблагоприятное впечатление как в СССР, так и в других дружественных нам странах. Нужно найти компромисс и подписать договор в течение ближайшего времени. Надеемся, что Вы сумеете преодолеть сопротивление националистических элементов Чехословакии и сделаете шаг к сближению с демократической Польшей" 33 . К "националистическим элементам" Москва относила правых лидовцев и национальных социалистов (они входили в Национальный фронт чехов и словаков), т. е. членов Лидовой и Чехословацкой национально-социалистической партий. На них, как считали в СССР, делали ставку "англо-американцы", поощряя выдвижение территориальных претензий к полякам. Тем не менее, чехословацкое правительство безоговорочно поддержало новую западную польскую границу и выступило теперь за непосредственные переговоры с поляками по всем спорным вопросам. 26 февраля письмо Сталина и Молотова было вручено Готвальду Зориным, а уже 27 февраля 1947 г. Зорин вручил Готвальду второе письмо советских руководителей, написанное в другой тональности: "Вы не дали никакого

стр. 126


ответа на наше послание... Нам нужен Ваш ответ... Думаете ли Вы ответить или нет?" 34 .

Окрик из Москвы подействовал, и Готвальд 28 февраля направил ответ "товарищам Сталину и Молотову", где говорилось: " Я намерен предложить на ближайшем заседании Правительства подписать с Польшей Союзнический Договор вместе с протоколом и дополнением в нем, как это было предложено Молотовым... Предложу Правительству отказаться от второго протокола, против которого возражали поляки" 35 . И 10 марта 1947 г. в Варшаве польско-чехословацкий договор о дружбе и взаимопомощи был подписан. Он получил оценку советской дипломатической службы как "несомненно крупный шаг в деле сближения с демократической Польшей и усиления единства славянских народов в предвидении новой опасности со стороны общего врага - агрессивной Германии и ее покровителей" 36 . Вместе с тем, как отмечалось в подготовленном Зориным "Кратком обзоре внешней политики Чехословакии за январь- март 1947 г.", направленном 22 марта Молотову, этот шаг вовсе "не был сделан чехословацким правительством по собственной инициативе": потребовалось "серьезное давление со стороны совпра" [принятые в советских дипломатических документах того времени сокращения: совпра - советское правительство, чехпра - чехословацкое правительство, и т. п.].

После этого объем информации о польско-чехословацких спорах, поступавшей в МИД СССР, сокращается. 22 октября 1947 г. Горак, характеризуя отношения с Польшей, заявил, что "единственный вопрос, в отношении которого до сих пор не удалось добиться успеха, - это школьный вопрос... В вопросе о западной границе Польши имеется твердая договоренность. Экономические отношения между Польшей и Чехословакией укрепляются не по дням, а по часам". "В порядке информации" Горак сообщил также, что в Тешенской области к 1 сентября 1947 г. имелось 76 польских школ разного уровня, в то время как для словаков в Польше не было открыто ни одной, а единственная школа в Кладской области (г. Худоба) приняла на обучение 150 чешских детей, 800 же словацких детей претендовали на зачисление в школу в г. Нижние Лапши, но она не была открыта; польские центральные органы "отказываются вообще создавать предпосылки для национальной жизни чехов на этой территории" 37 .

Позже школьный вопрос так и не был решен удовлетворительно. Именно организация "национальной жизни" чехов и словаков в Польше и поляков в Чехословакии определяла содержание дальнейших разногласий. Вот запись беседы главного редактора пражской газеты "Rude pravo" В. Нового с первым секретарем посольства СССР в Праге Н. Г. Новиковым 28 января 1949 г.: "До сих пор по вопросу Тешенской области между чехами и поляками имеются противоречия"; поляки требуют создать там чисто польскую потребкооперацию; пустить в Остраве радиостанцию, вещающую на польском языке, и пр. Прага возражала против руководства радиостанцией польским генконсулом. В Чехословакии были созданы школы для польских детей, а в Катовицах чешские школы малочисленны, ибо польские власти вынуждают население не отдавать туда детей. Новы резюмировал: "Чехи идут на все уступки, в то время как поляки таких уступок не делают" 38 .

Имеющиеся материалы свидетельствуют, что более резки в оценках были чехи, а поляки оценивали ситуацию спокойнее. 29 марта 1949 г. послу СССР в Праге М. А. Силину нанес визит новый посол Польши. Он выразил удовлетворение состоянием польско-чехословацких отношений. В марте 1949 г. истек срок двухгодичного договора обеих сторон по вопросу о Тешене, и польская сторона предложила продлить договор еще на два года, но чехи настаивали на немедленном решении судьбы Тешена. Силин писал: "Дело дошло до товарища Сталина. Тов. Сталин посоветовал продолжить существующее положение еще на два года, т. е. согласиться с поляками. Но при этом тов. Сталин якобы добавил, что чехам нечего опасаться, так как все равно Тешен останется у них. С таким решением согласились обе стороны. Затем поляки и чехословаки

стр. 127


договорились опубликовать коммюнике о продлении срока действия польско-чехословацкого договора о Тешене. Однако ни одна из сторон еще не предложила проекта коммюнике на обсуждение" 39 .

Потребовалось еще почти десятилетие, прежде чем польско- чехословацкий спор был урегулирован. Достигнутая в 1958 г. договоренность наконец зафиксировала домюнхенские границы в Тешенской обл., и Тешенский вопрос был решен, не превратившись в одну из "горячих точек" на политической карте Европы.

Примечания

1. См.: Очаги тревоги в Восточной Европе (Драма национальных противоречий). М. 1994; Национальный вопрос в Восточной Европе: прошлое и настоящее. М. 1995.

2. Архив внешней политики Российской Федерации (АВП РФ), ф. 07, оп. 9, п. 61, д. 68, л. 14.

3. KAPLAN K. Pravda o Ceskoslovensku, 1945-1948. Praha. 1990, s. 51.

4. TOMASZEWSKI J. Europa Srodkowo-Wschodnia, 1944 - 1968. Warszawa. 1992, s. 139 - 140.

5. Польский комитет национального освобождения превратился 31 декабря 1944 г. во Временное правительство Польши в г. Люблин.

6. Ю. Бек (1894 - 1944)- предвоенный министр иностранных дел Польши.

7. АВП РФ, ф. 06, оп. 7, п. 51, д. 823, л, 8.

8. Там же, л. 9.

9. Там же, ф. 0138, оп. 26, п. 132, д. 6, л. 3.

10. Там же, л. 1 - 2.

11. Восточная Европа в документах российских архивов, 1944 - 1953гг. Т. 1. М. - Новосибирск. 1997, с. 116.

12. АВП РФ, ф. 06, оп. 7, п. 51, д. 823, л. 9.

13. Там же, ф. 07, оп. 10, п. 22, д. 311, л. З.

14. Восточная Европа в документах..., с. 154 - 155.

15. АВП РФ, ф. 0122, оп. 27, п. 195, д. 7, л. 26 - 27.

16. Там же, л. 54.

17. Восточная Европа в документах..., с. 232.

18. АВП РФ, ф. 06, оп. 7, п. 39, д. 585, л. 9 - 10.

19. Восточная Европа в документах..., с. 302.

20. АВП РФ, ф. 0138, оп. 26, п. 132, д. 8, л. 77.

21. Там же, оп. 27, п. 135, д. 10, л. 5.

22. Там же, ф. 06, оп. 8, п. 42, д. 703, л. 38 - 39.

23. Там же, л. 42, 40; KOZENSKI J. Czechoslowacja w polskiej polityce zagranicznej w latach 1932 - 1938. Poznan. 1964,s. 23.

24. АВП РФ, ф. 06, оп. 8, п. 42, л. 43, 45.

25. Я. Масарик (1886 - 1948) с апреля 1945 г. был министром иностранных дел в правительстве Национального фронта чехов и словаков.

26. АВП РФ, ф. 06, оп. 8, п. 42, д. 702, л. 34 - 35.

27. Там же, п. 54, д. 889, л. 30 - 33.

28. Восточная Европа в документах..., с. 492 - 493; АВП РФ, ф. 06, оп. 8, п. 54, д. 889, л. 31.

29. Восточная Европа в документах..., с. 494 - 495.

30. АВП РФ, ф. 06, оп. 8, п. 54, д. 884, л. 40-41; п. 42, д. 703, л. 152 - 154.

31. Там же, ф. 0122, оп. 28, п. 200, д. 6, л. 58 - 59.

32. Там же, оп. 30а, п. 247, д. 3, л. 10, 34; Советская внешняя политика в годы "холодной войны" (1945 - 1985). Новое прочтение. М. 1995, с. 95.

33. Восточная Европа в документах..., с. 585.

34. Там же, с. 586.

35. Soucastni Ustredni Archiv, f. 100/24, sv. 99, a. j. 1143, 1. 16.

36. АВП РФ, ф. 06, оп. 9, п. 77, д. 1204, л. 7.

37. Там же, д. 1207, л. 5 - 6.

38. Там же, ф. 0138, оп. 30, п. 160, д. 7, л. 22.

39. Там же, ф. 021, оп. 3, п. 12, д. 264, л. 1 - 2.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ:
Комментируем публикацию: ПОЛЬСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ ПОГРАНИЧНЫЙ КОНФЛИКТ (1944 - 1947 гг.)

© Т. В. Волокитина ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА ПОЛЬШИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.