Качественные формы организации материи

Актуальные публикации по вопросам философии. Книги, статьи, заметки.

NEW ФИЛОСОФИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ФИЛОСОФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Качественные формы организации материи. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

25 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Качественные формы организации материи.

Вейник Е.В.

Рукопись, 01 января 2008 года.

Введение.

В свежем учебном пособии для студентов и аспирантов четверо профессоров-философов из МГУ им. М.В. Ломоносова понятие "классификации" определили следующим образом [1, стр.340]: "Научная классификация – способ упорядочения множества изучаемых определенной наукой объектов по каким-то определенным свойствам (их наличию или отсутствию), а также по степени их интенсивности (классификация геометрических объектов по их геометрической форме, топологической структуре, классификации видов минералов, растений и животных в геологии, ботанике и зоологии, болезней – в медицине и т.п.). Является методом эмпирического и теоретического познания, как правило, предшествующим созданию научных теорий. Различают естественные и искусственные классификации в науке. В основе естественных классификаций лежат те или иные существенные свойства объектов, различие между проявлениями которых хорошо фиксируется в опыте и поддается количественному измерению (например, периодическая система химических элементов Д.И. Менделеева)".
"В нашей философской литературе наибольшее распространение получили три исходных принципа классификации форм движения материи: по материальным носителям, по генетическим связям и соподчиненности форм движения у одного и того же материального носителя. Все формы движения по их связям с материальными носителями можно разделить на общие, не связанные однозначно с определенными типами материальных носителей, и частные, каждая из которых строго соответствует определенному структурному уровню материальных носителей. Исходя из принципов генезиса и соподчинения их у одного и того же материального носителя, выделяют главную и подчиненные формы движения" [2, стр.442].
По мнению белорусского теплофизика, члена-корреспондента А.И. Вейника задача философии [3, стр.21-22] "заключается именно в том, чтобы дать всестороннее и исчерпывающее качественное и количественное определение астаты (здесь "астата" – форма движения материи, или обобщенное движение. – Авт.) в целом. Но выполнить эту задачу без целесообразной классификации всех существующих астат невозможно. В этой классификации в сжатой форме должна быть закодирована вся теория. Причем классификация должна охватывать две принципиально различные, но одинаково важные стороны астаты – качественную и количественную, т.е. должна фактически распадаться на две различные классификации".
Со времен Г. Гегеля и Ф. Энгельса философы нацелены на конструирование суррогатных классификаций, представляющих собой систематизацию так называемых "структурных" уровней материи, а по сути дела комбинацию форм движения по количественному и качественному признакам одновременно, сквозным образом охватывающую только микро- и макромир. Такой подход затушевал проблему необходимости четкого различия между количеством и качеством многообразия форм движения. Причина этого вполне понятна и заключается в упорном стремлении объяснить возникновение разума и, как следствие, социальной формы движения со всеми вытекающими из неё политическими выводами.
Основы построения количественной классификации форм движения материи нами рассмотрены в статье [4]. Теперь попробуем дать оценку существующим качественным классификациям форм движения.

1. Что мы имеем на сегодняшний день?

Первую структурную классификацию предложил Г. Гегель (1812), выделив три уровня, условно назвав их механизмом, химизмом и телеологией. Немного позже (1873) Ф. Энгельс счел необходимым её усовершенствовать и составил схему из пяти уровней, выкинув, естественно, телеологию: механическое движение, физический, химический, биологический и социальный уровни. Она стала в какой-то степени (особенно в России) канонической.
В основу классификации форм движения Ф. Энгельс положил следующие принципы: 1) формы движения соотносимы с определенным материальным уровнем организации материи, т.е. каждому уровню такой организации должна соответствовать своя форма движения; 2) между формами движения существует генетическая связь, то есть форма движения возникает на базе более простых форм; 3) высшие формы движения качественно специфичны и несводимы к низшим формам.
К сожалению Ф. Энгельс пошел немного не в том направлении и уделил неоправданно много сил решению второстепенного вопроса – классификации наук. "Главное внимание он обратил на то, как связываются между собой и как переходят один в другой объекты, изучаемые различными науками (соответственно этому, как связываются и переходят друг в друга сами науки). Это значит, что центр внимания Энгельс перенес как раз на те участки между отдельными областями явлений природы, а также между природой и обществом, где до него проводились резкие разграничительные линии.
В результате такого, принципиально нового, подхода последовательное расположение объектов научного исследования в один общий ряд (как и самих наук, изучающих эти объекты) отразило собой процесс прогрессивного развития движущейся материи, идущий по восходящей линии – от низшего к высшему, от простого к сложному. Другими словами, более сложный объект рассматривается как возникший и развившийся из более простого и, соответственно, изучающая его более "высокая" наука – как происшедшая и развившаяся из более "низкой". Такой подход известен как "принцип субординации"" [5, стр.285].
Через сотню лет (1971) после Энгельса советский философ академик Б.М. Кедров, не найдя ничего более нового, по сути дела повторил слова классика [6, стр.335-336]: "В настоящее время принято говорить о различных уровнях структурной организации материи, располагающихся по лестнице её развития в такой последовательности, что более сложный структурный уровень ставится выше более простого, а более простой – ниже более сложного. В результате создается непосредственная картина того, как происходит структурное усложнение материи, а соответственно, и структурное усложнение присущих данным материальным структурам форм движения.
Вопрос о критерии различения высшего и низшего применительно к материальным образованиям и применительно к формам их движения получает здесь новое освещение. В простейшем случае это выглядит так: соотношению простого и сложного отвечает соотношение простого и составного. Если в состав данного дискретного образования материи входит другое её образование в качестве структурной, или составной части, то первое признается более сложным, а второе – более простым, образующим собой первое".
И далее [6, стр.339]: "Критерий структурного различения высших и низших форм, в том числе и форм движения материи, основывается на раскрытии структуры данного объекта: если всегда данная форма сопутствует другой, но может появляться и одна, без этой другой, то она является более простой, низшей по отношению к этой другой, как более сложной, высшей по отношению к ней".
В 1983 году доктор философских наук Б.Я. Пахомов осторожно заметил [7, стр.244-245]: "В глобальных масштабах конечным результатом развития выступает возникновение иерархии структурных уровней материи и соответствующих форм движения. Следовательно, развитие и есть процесс возникновения предпосылок, а затем и образования иерархии структурных уровней материи и форм её движения.
В свете сказанного развитие нельзя рассматривать как отдельно взятый единичный акт изменения отдельно взятого тела. Развитие есть взаимосвязанная система многих процессов, происходящих в системе из большого числа взаимодействующих элементов, в результате которых рождается новый уровень структуры материи и присущей ему формой движения. Не случайно весь исторический опыт познания показывает, что процесс развития удавалось выявить именно при рассмотрении целостных крупномасштабных систем в соответствующем масштабе времени. И наоборот, как только исследователь переходит к рассмотрению отдельно взятых тел и отдельных локальных их изменений – развитие как процесс немедленно исчезает из поля зрения, и тогда кажется, что развитие не является всеобщим атрибутом материи".
Следует констатировать, что все современные классификации материалистов, включая наброски патриархов, строились интуитивно, без использования каких-либо специально разработанных правил и поэтому могут быть смело названы архаичными. Нет ничего удивительного, что периодически изобретались самые немыслимые формы движения, которые с превеликим трудом втискивались в каноническую схему Энгельса. Например, предлагались гипотезы о введении космологической (Б.Я. Пахомов, И.Д. Панцхава), кибернетической (Б.М. Кедров, 1961), ландшафтной (Л.Н. Самойлов), географической (А.А. Григорьев, 1932), геологической (Б.М. Кедров, 1947) и других форм движения.
Большинство рефератов по философии о движении материи, ныне заполонивших Интернет, содержат один и тот же набор шаблонных фраз с непременным упоминанием, что классификация Энгельса "к настоящему времени устарела". Каковы же достижения философии в данной области сконцентрированы в рефератах? "Современная классификация форм движения материи включает:
- пространственное перемещение;
- электромагнитное движение, определяемое как взаимодействие заряженных частиц;
- гравитационную форму движения;
- сильное (ядерное) взаимодействие;
- слабое взаимодействие (поглощение и излучение нейтрона);
- химическую форму движения (процесс и результат взаимодействия молекул и атомов);
- геологическую форму движения материи (связанную с изменением в геосистемах - материках, слоях земной коры и т.д.);
- биологическую форму движения (обмен веществ, процессы, происходящие на клеточном уровне, наследственность и т.д.;
- социальную форму движения (процессы, происходящие в обществе)".
Теснота рамок классической классификации вынуждала философов придумывать хоть какие-то способы её "улучшения" (так сказать, требование научного прогресса), которое, в конечном счете, сводилось к неоправданному и невразумительному усложнению ряда, созданного Ф. Энгельсом. Так например, вторя наброскам классика, они "развили" идею диалектического процесса раздвоения (дивергенции, расщепления) форм движения материи [5, стр.301]: "Можно было разделить на четыре группы (или категории) происшедшие раздвоения форм движения (или "расщепления" их общего ряда) на противоположные стороны или тенденции. Эти группы таковы: 1) раздвоение форм движения по тенденциям их развития на такие формы, которые выводят процесс развития в перспективе за пределы данной качественной стадии, и на такие, которые не выводят его за эти пределы и удерживают в области существующего уже качества; 2) раздвоение ранее единой формы движения на макро-форму и микро-форму (соответственно дивергенции её материального носителя); 3) раздвоение высшей формы движения, связанной с человеком, на социальную и психическую стороны его существа и деятельности; 4) раздвоение форм движения на общие и частные".
Особенно сложной оказалась проблема выбора носителей той или иной формы движения. По этому поводу академик Б.М. Кедров написал [5, стр.290]: "Для более полной характеристики взглядов Энгельса на формы движения материи нужно отметить одно исключительно важное обстоятельство. Каждую форму движения он сопоставляет с присущим ей особым материальным носителем – видом материи, способом существования которого является данная форма движения".
Казалось бы всё ясно, но чуть ниже он дал характеристику современным достижениям философии [5 стр.295]: "Касаясь соотношения между материальным субстратом (дискретным видом материи) и соответствующей ему формой движения, мы обнаруживаем, что отсутствие однозначности здесь стало ещё более очевидным, чем это было во времена Энгельса. В настоящее время встает вопрос: можно ли вообще связывать какую-либо форму движения с определенным, лишь ей отвечающим материальным носителем? И обратно – можно ли вообще приписывать дискретному виду материи (субстрату) какую-либо специфическую для него форму движения?" Вот так, оказывается в 1971 году вопрос ещё только "встает"!

2. Общая схема создания качественных классификаций форм движения материи по А.И. Вейнику.

а) Полный ряд форм движения материи по сложности ограничивается двумя крайними точками-антиподами:
- Вселенная – наисложнейшая форма (в единственном числе);
- элементарные формы движения - наипростейшие, которые "не поддаются дальнейшему расчленению на более простые" (считается, что их должно быть бесконечно много);
б) Полный ряд форм движения разделен на количественные уровни (считается, что число их бесконечно, хотя, скорее всего, это не так).
в) На любом количественном уровне мироздания по определенным правилам можно выделить огромное число частных качественных рядов. При этом:
- на каждом уровне существуют свои частные наипростейшая и наисложнейшая формы движения;
- переход изменяющейся системы на каждый последующий шаг частного качественного ряда может происходить только при выполнении требования статистической множественности элементов этой системы;
- скачкообразные качественные изменения в любом частном ряду подчиняются своему конкретному закону эволюции. "Каждому из таких конкретных рядов соответствует свой определенный закон эволюции" [8, стр.60].
Как ни парадоксально, "в настоящее время мы не знаем ни одного полного ряда ни для одного из уровней мироздания. Нам известны лишь разрозненные конкретные формы явлений, принадлежащие различным уровням и рядам. Например, в микромире отдельными формами явлений служат конкретные элементарные частицы, атомы и молекулы. В макромире можно упомянуть конкретные неорганические тела, растения, животных. В мегамире существуют конкретные звезды различного класса и т.д." [8, стр.50].
В основе создания любых частных качественных классификаций форм движения материи лежат принцип минимальности эволюционного шага и два правила (принципа) - своеобразия и вхождения, к рассмотрению которых мы и переходим.

3. Принцип минимальности эволюционного шага.

А.И. Вейник разъяснил [8, стр.56-57], что при построении любого частного эволюционного ряда форм движения материи по качественному признаку необходимо стремиться выявлять разность количественных значений между двумя соседними формами "минимальной из всех возможных, но в то же время она [разность] должна обеспечивать смену действующих законов". Только такой подход позволяет реализовать "идею выбора минимального эволюционного шага, при котором устраняется риск перепрыгнуть через несколько промежуточных форм ряда. Эту идею будем именовать принципом минимальности эволюционного шага, или просто принципом минимальности".

4. Правила своеобразия и вхождения.

А.И. Вейник предложил два правила, которыми целесообразно руководствоваться при раскладке форм движения материи по качественным уровням. Они называются правилами (принципами) своеобразия и вхождения [3, стр.23; 8, стр.58-60].
Согласно правилу своеобразия, каждая данная форма движения своеобразна (специфична, неповторима и не сводима ни к какой другой форме), и этому своеобразию отвечают свои специфические законы, то есть свои наборы существенных характеристик и связывающих их функций. Переход от одной формы явлений к другой сопровождается изменением этих законов. Поэтому необходимым и достаточным признаком отнесения данного явления к той или иной конкретной форме служит подчинение его определенным специфическим законам, присущим исключительно данной форме. Что касается минимальности эволюционного шага, то этому требованию, необходимому для построения какого-либо эволюционного ряда, приходится удовлетворять на опыте методом проб и ошибок, ибо числовых значений скачков для различных конкретных форм движения мы не знаем.
В связи с этим правило своеобразия подкрепляется вторым правилом – вхождения. Согласно правилу вхождения каждая сложная форма движения состоит, а следовательно, и может быть сконструирована из соответствующего набора более простых форм. Поэтому, например, наипростейшая форма движения всегда должна входить во все остальные, более сложные, без каких бы то ни было исключений.
Из правила вхождения непосредственно следует, что любая сложная форма движения должна подчиняться всем законам, которые характерны для более простых форм, входящих в состав сложной. В этой связи также становится ясной особая важность наипростейшей формы движения и законов, которыми она руководствуется, ибо эта форма входит во все остальные. Следовательно, её законы обязательны для всех форм без исключения, то есть этим законам должно починяться всё мироздание.
Хотя каждая сложная форма явления состоит из определенного набора менее сложных, её свойства не могут рассматриваться как простая сумма свойств этих менее сложных форм. В данном случае имеет место интереснейший пример сложения, когда сумма не равна совокупности слагаемых: составленная из простых сложная форма явления приобретает новые специфические свойства, которых не было у простых форм. Этот эффект незримо присутствует в правиле своеобразия, которое имеет в виду именно такие вновь возникшие специфические законы.
В терминах системного подхода отмеченный эффект можно интерпретировать так: свойства системы не тождественны простой сумме свойств отдельных её элементов (подсистем). Как видим, данный вывод из правил своеобразия и вхождения полностью совпадает с аналогичным выводом общей теории систем (ОТС), при этом понятие системы оказывается аналогичным понятию формы движения. Благодаря наличию обсуждаемого эффекта бессмысленно искать специфические законы функционирования сложного объекта, например живого организма, на основе законов поведения молекул и атомов, из которых состоит этот организм.
Весьма интересно, что синтез сложного движения из простых сопровождается ещё одним замечательным эффектом, на который раньше не обращали внимания. Суть его заключается в том, что каждая из простых форм, входящих в состав сложной, тоже изменяет свои свойства по сравнению со случаем, когда она рассматривается изолировано, вне связи с другими простыми формами движения. Этот эффект изменения свойств каждого отдельного слагаемого суммы усиливается по мере усложнения всех форм, участвующих в синтезе, и практически не проявляется у наипростейших форм движения материи.
"На практике для построения какого-либо конкретного эволюционного ряда требуется найти из опыта законы, которым подчиняется большой набор разных по сложности явлений. Затем с помощью указанных правил эти явления выстраиваются в ряд так, чтобы каждое последующее явление подчинялось всем законам, характерным для предыдущих, но в тоже время располагало некоторыми своими собственными специфическими законами. Конечно, с первого захода это сделать нелегко, ибо можно что-то пропустить или, наоборот, учесть какие-либо лишние явления из чуждых рядов, однако после некоторых проб и ошибок каждое явление в конце концов становится на свое место.
С помощью построенного таким образом ряда можно получить известные представления и о законах эволюции, то есть о законах перехода простых явлений в сложные. Этим представлениям можно придать количественное выражение, если определить явления ряда с помощью особых универсальных количественных мер... Такие попытки количественного выражения законов эволюции неизбежно будут способствовать и уточнению самого эволюционного ряда – по методу последовательных приближений. Однако это дело будущего, причем здесь открывается широкое поле деятельности для приложения и оценки границ применимости известных ОТС" [8, стр.59-60].

5. Эволюция.

Под эволюцией А.И. Вейник понимал "изменение набора существенных для явления характеристик и связывающих их функций, то есть изменение законов, управляющих конкретными формами явлений. Следовательно, эволюционные – это только такие изменения, которые сопровождаются сменой действующих законов, поэтому не всякие изменения явления могут считаться эволюционными в строгом смысле этого слова; например, на практике слово "эволюция" иногда употребляется для обозначения любых изменений явления, в том числе не выходящих за рамки действия определенных законов" [8, стр.54].
Фатальная неизбежность эволюции заключена в философской концепции необходимости, реализуемой с помощью физической концепции взаимодействия.
Очевидно, что наблюдаемый в природе бесконечный набор всевозможных форм движения – это результат их эволюционного развития на данный момент.
"Следовательно, проблема построения конкретного ряда усложняющихся форм явлений для данного количественного уровня мироздания может быть сведена к проблеме эволюции вещества и его поведения на этом уровне: зная закон эволюции и её отправные точки – наипростейшее и наисложнейшее (либо какое-нибудь промежуточное) явления, мы всегда можем синтезировать искомый ряд и перейти к интересующему нас явлению. Беда заключается в том, что нам не известны ни законы эволюции, ни ее отправные точки для различных уровней мироздания" [8, стр.54-55].

6. Множественность эволюционных рядов.

На основе изложенного подхода можно сделать некоторые далеко идущие выводы, имеющие важное теоретическое и практическое значение. Прежде всего во Вселенной существует множество форм движения, которые различаются своими законами. Все эти формы группируются в эволюционные ряды, общее число которых тоже бесконечно велико. Каждому из таких конкретных рядов соответствует свой определенный закон эволюции.
Что касается отдельных количественных уровней мироздания, то для находящихся на них различных форм движения характерно конечное изменение свойства в пределах от некоторого наименьшего и до некоторого наибольшего. Соответственно и каждый эволюционный ряд должен содержать ограниченное количество форм движения, хотя общее число рядов может быть огромно: ведь вследствие изменчивости каждая вариация конкретного явления может послужить родоначальником для специфического эволюционного ряда.
Хочется обратить внимание ещё на следующее обстоятельство. Формы движения на разных количественных уровнях мироздания, резко различающихся абсолютными значениями своих свойств, должны характеризоваться радикально неодинаковыми уровнями развития, а следовательно, и законами эволюции.
Идею неодинакового развития природы на разных уровнях высказывали уже древнеиндийские, древнекитайские и древнегреческие философы. Эту идею они противопоставляли мнению, согласно которому все уровни примитивно повторяют один и тот же путь развития: например, предполагалось, что люди существуют не только в макромире, но и в микромире (микролюди), мегамире (мегалюди) и т.д. Парадоксально, но это мнение продолжает находить своих приверженцев и в наши дни. Оно было остроумно высмеяно Дж. Свифтом в следующих стихах:
На спинах блох блошата есть,
Кусают блох они там,
Блошонок у блошат не счесть –
И так ad infinitum.
Не исключено, что это ошибочное представление зародилось на основе интуитивной идеи, вообще говоря, правильной, согласно которой явления на разных количественных уровнях мироздания должны иметь какие-то сходные черты – подчиняться неким общим законам. Однако это сходство является весьма своеобразным.
Действительно, на любом уровне мироздания, как уже отмечалось, существуют вполне определенные свои наипростейшие и наисложнейшие явления. При этом, например, у всех наипростейших явлений всех уровней можно обнаружить некие общие черты и законы. Нечто похожее можно наблюдать и у более сложных явлений. Явления, принадлежащие неодинаковым уровням мироздания, но имеющие определенные общие свойства, будем называть одноименными. Если мысленно сгруппировать все одноименные явления различных уровней, например все наипростейшие явления, то получится некий разномасштабный эволюционный ряд. Свойства таких разномасштабных рядов представляют известный теоретический и практический интерес. Однако здесь важно подчеркнуть, что разномасштабные эволюционные ряды, как и их свойства, ничего общего не имеют с упомянутым выше примитивным представлением о тождественном развитии природы на неодинаковых количественных уровнях мироздания.
А.И. Вейник пишет [8, стр.62]: "Ограниченность наших теперешних знаний о природе не позволяет в полной мере использовать на практике изложенный выше подход и построить эволюционные ряды для различных уровней мироздания. Мы принадлежим макромиру, поэтому знакомы с ним лучше всего. Чем дальше отходим от макромира, тем наши представления становятся более скудными. Например, мы слабо знаем микро- и мегамиры и очень плохо ориентируемся в свойствах нано- и гигамиров. Об остальных уровнях мироздания говорить уже не приходится. Поэтому для построения соответствующих рядов у нас просто нет достаточного количества изученных форм явлений. Лишь в отдельных частных случаях мы располагаем более или менее обширными сведениями. Например, в микромире нам известен даже целый эволюционный ряд для атомов, каковым служит Периодическая таблица элементов Д.И. Менделеева. В макромире имеются система классификации растительного и животного мира Линнея, классификация и эволюционные представления Ламарка, теория эволюции Дарвина и т.д. – все это может быть привлечено для построения соответствующих рядов. Существуют также многие другие попытки классифицировать всевозможные объекты и явления природы на разных уровнях мироздания, они тоже окажутся полезными для наших целей".
И далее [8, стр.64]: "Здесь, естественно, напрашивается еще один каверзный вопрос: а как ко всему этому в реальных условиях относится сама природа, следует ли она неукоснительно тому пути, вехи которого намечают обсуждаемые эволюционные ряды. Это – трудный вопрос. На него нелегко ответить даже в простейшем частном случае Периодической системы Д.И. Менделеева, которая определяет набор возможных усложняющихся элементов, но из нее вовсе не следует обязательность последовательного перехода атомов в направлении от водорода к урану или наоборот. В более сложных случаях приходится также принимать во внимание, что на некотором этапе развития разум начинает диктовать природе и самому себе определенные цели и задачи этого развития. Более того, Землю нельзя отрывать от Космоса, вследствие чего благодаря всеобщей связи явлений эволюция неизбежно испытывает на себе его воздействие, а скорее всего, и управление. Все это крайне усложняет проблему. Но как бы там ни было, систематизация существующих знаний в виде соответствующих эволюционных рядов всегда оказывает плодотворное воздействие на науку – помогает лучше осмыслить общую картину, классифицировать научные дисциплины, находить рациональные пути решения различных конкретных задач и т.д."

7. Главный мАкроряд.

Спокон веку светлые головы не покидал жгучий интерес, каким образом в природе из "неживой" материи сформировалось нечто мыслящее, которое на каком-то этапе назвало себя человечеством и создало социальную структуру, надо заметить, довольно неуклюжую (от др.-слав. клюдь - порядок, приличие, красота), и требующую постоянного улучшения. Правильнее сказать, науку всегда интересовал и интересует до сих пор частный качественный ряд на макроуровне, наивысшей формой движения которого стали мы с вами, а также наша судьба, как биологического вида.
"Очевидно, что макромир, как он существует в данный момент, есть результат определенно направленного развития природы в целом. В этом общем эволюционном потоке целесообразно на макроуровне выделить для изучения некую стремнину, или главный макроряд. Под главным рядом я буду понимать эволюционную цепочку, в состав которой входит человеческое общество. В процессе эволюционного развития человек постепенно захватывает континенты, моря и Землю в целом. Он начинает по произволу вмешиваться в эволюцию всей остальной природы, а следовательно, и самого себя. Человек становится необходимой составной частью так называемой пневматосферы, или сферы разума, по П.А. Флоренскому. Все это оправдывает сделанный выбор главного эволюционного ряда и одновременно возлагает на человека повышенную ответственность за себя и природу. Овладение законами эволюции главного ряда дало бы возможность делать важные прогнозы на будущее" [8, стр.63-64].
Первой попыткой разработки "главного ряда" была и практически не претерпела за последние сто с лишним лет никаких серьезных изменений архаичная классификация Гегеля-Энгельса, имеющая начало и конец ряда. С точки зрения развиваемой в данной статье позиции она имеет следующие недостатки:
а) отсутствие четкого представления о движении материи побудило к классифицированию не форм движения, а материи по "объектному" принципу, т.е. по количественным характеристикам (например, размерам, массам и т.д.) известных науке физических и биологических объектов. Хотя на самом деле каждый объект представляет собой совокупность ("ансамбль", пользуясь термином А.И. Вейника) взаимосвязанного и взаимодействующего множества различных форм движения;
б) идеологические (читай, политические) причины затормозили развитие материалистических идей и перевели стрелку на рельсы систематизации не форм движения материи, а наук, с приоритетом тех, которые помогали в борьбе с угнетателями и религией. "Как мировоззрение философия неразрывно связана с социально-классовыми интересами, с политической и идеологической борьбой" [9, стр.726];
в) непреднамеренное смешение количественных и качественных признаков привело к созданию классификации так называемых "структурных" (т.е. комбинированных) уровней, объединяющих в одном ряду объекты микро- и макромиров "сквозным" образом. Такой подход, во-первых, подтолкнул к поиску мифического "единого закона эволюции", объясняющего переход от неживого к живому и далее к мыслящему, а во-вторых, привел к разнобою в оценке "длины" ряда форм движения материи: с одной стороны утверждается его бесконечность, с другой – указываются две ограничительные точки – наисложнейшая и наипростейшая формы. По этому поводу совершенно справедливо пишет известный киевский философ В.Н. Игнатович [10, стр.279]: "Думается, сегодня главная проблема, которую должны рассматривать диалектические материалисты..., - вопрос о том, как бесконечная материя существует в конечных формах. Иначе говоря, вопрос о том, как в природе разрешается противоречие конечного и бесконечного, как осуществляется мировой круговорот".
д) априори наисложнейшей формой движения принята "социальная". Сошлюсь на советского философа Э.В. Ильенкова [11, стр.417]: "Мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития, есть высшая ступень организации взаимодействия, предел усложнения этой организации. Формы более высокоорганизованной, чем мыслящий мозг, не только не знает наука но и философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной самое философию". Между прочим, такое утверждение – явное проявление антропного принципа (точнее, принципа вульгарного эгоизма человечества);
г) наипростейшими формами движения (читай, объектами!) при отсутствии руководящих принципов классифицирования объявлялось всё, что могли найти физики за пределами макромира в дебрях микромира, где правят совсем иные законы эволюции. Тот же Э.В. Ильенков, не задевая сути классификации Гегеля-Энгельса, высказал идею [11, стр.421]: "Вместе с атомом исчезают химические свойства, вместе с электроном – электрические свойства материи, и где-то, очевидно, имеется предел, который нельзя перейти, не разрушив механические свойства (т.е. связь простого перемещения с пространственными и временными характеристиками объективной реальности)". По его мнению таким пределом может быть поле, "как абсолютно-низшая форма организации взаимодействия материи, как неразложимая далее реальность материи".
Вопреки размышлениям философов на сегодняшний день известен только один человек - биофизик, кандидат биологических наук С.И. Глейзер, который в 1983 году наиболее близко подошел к правильному решению проблемы классификации форм движения материи [12-14]. Вместо абстрактной формы движения материи он ввел в оборот понятие симхиона - своеобразной "биоподобной" частицы (кстати, такой шаг необязателен) и, главное, с предельно обобщенных энергетических (!) позиций рассмотрел возможность его усложнения от уровня элементарных частиц до клеток (биологического уровня). К сожалению С.И. Глейзер не избежал вышеуказанных ошибок, допущенных сторонниками архаичной классификации, и поэтому не смог успешно завершить свою работу, столкнувшись с непреодолимыми трудностями при переходе к более сложным уровням, чем тот, на котором находится клетка.

8. Перечень форм главного мАкроряда по А.И. Вейнику.

Теперь посмотрим, как А.И. Вейник в первом приближении составил предварительный список усложняющихся явлений главного эволюционного макроряда.
При составлении списка, вообще говоря, явления можно характеризовать по разным признакам. Например, в основу характеристики можно воспользоваться мерами одного только вещества или одного только поведения, ибо все они однозначно связаны между собой. Однако эти критерии нам не известны.
На практике явление чаще всего выступает перед нами как черный ящик, мы заставляем его каким-то образом функционировать, и по его поведению либо только по отрывкам этого поведения пытаемся судить обо всем остальном. По этому пути мы и пойдем. В начале придется пользоваться известными сведениями о явлениях. Потом будет добавлено то, что должно способствовать уточнению местоположения явлений в ряду. При наименовании форм учитываются известные устоявшиеся названия, указывающие на определенные характерные признаки явлений.
Сортировке форм явлений очень помогают правила своеобразия и вхождения. Но при этом важно знать из опыта специфические законы, управляющие рассматриваемыми явлениями. Поиск специфических законов сильно облегчается благодаря существованию разномасштабных рядов и вариаций одноименных форм явлений данного вида. Сопоставление одноименных явлений на различных уровнях мироздания и в пределах одного уровня позволяет в каждом конкретном случае выделить главное, общее, отбросить второстепенное и таким образом выявить искомый специфический закон.
К сожалению, однако, пока необходимые специфические законы достаточно хорошо изучены только для нескольких наиболее простых начальных форм. Поэтому последующие более сложные формы могут быть включены в классификацию лишь предположительно. Несомненно, между ними имеются пробелы. Эти пробелы будут заполняться по мере накопления конкретных знаний. Сама классификация позволит более целенаправленно вести поиск новых форм явлений и отвечающих им новых специфических законов.
Разумеется, ограничение одним главным макрорядом сильно сужает общую теоретическую картину мироздания, однако это не может служить поводом для разочарований. Мы убедимся, что изучение свойств главных объектов на уровне макромира вполне хватает, чтобы установить потребный минимум законов. Этот минимум выясняется при обсуждении уже первого (начального) шага эволюционного развития явлений.
Составление макроскопического участка главного эволюционного ряда мы начнем с синтеза наипростейшего явления на уровне макромира. Это можно сделать с помощью элементарного явления, представляющего собой как бы кирпичик первоматерии, или первовещества. Из таких элементарных первокирпичиков можно построить любое наипростейшее явление применительно к любому из количественных уровней мироздания. В самом простом случае для этого необходимо взять лишь достаточное количество первокирпичиков, однако этот вопрос нуждается в дополнительных пояснениях.
В количественной классификации уровней мироздания макромиру предшествуют микро- и наномиры, следовательно, на них также существуют свои наипростейшие формы явлений, причем наипростейшие явление микромира должно служить исходным материалом для построения наипростейшего явления применительно к макромиру, а первое может иметь в своей основе наипростейшие явление наномира, ибо последний более тонок, чем микромир, как микромир более тонок, чем макромир. Является ли наномир наитончайшим и наипростейшим из всех возможных, т.е. служат ли первокирпичики наномира истинными элементарными явлениями, - этого мы не знаем; нам не известны также сами первокирпичики наномира. Поэтому мы вынуждены не только ограничиться перечисленными уровнями, но и для дальнейшего продвижения вперед обратиться к имеющимся на сегодняшний день в нашем распоряжении опытным фактам.
На уровне микромира опыт четко фиксирует наличие наипростейших явлений в виде порций – квантов различных веществ: электрического, магнитного и т.д. "Эти наипростейшие явления микромира в совокупности образуют наипростейшее явление макромира, именуемое абсолютным вакуумом, или пареном. Парен, в свою очередь, служит тем исходным строительным материалом, из которого могут быть синтезированы все остальные формы явлений главного макроряда. Таким образом, опытного знания наипростейших явлений микромира оказалось вполне достаточно для наших целей, ибо это позволяет разорвать разномасштабный ряд наипростейших явлений и отсечь от него более тонкие уровни" [8, стр.66].
Что касается наномира, то не зная образующих его первокирпичиков, а также состава и структуры квантов, мы не можем уверенно судить о закономерностях перехода одних в другие. Не исключено, что здесь кроются какие-либо усложняющие проблему обстоятельства, но это может выясниться лишь в ходе последующего изучения явлений. Однако все это для нас несущественно, коль скоро нам удалось успешно вклиниться в разномасштабный ряд наипростейших явлений на уровне микромира.
После всех предварительных замечаний приведем цепочку усложняющихся форм явлений главного макроряда.
"1. Наипростейшее макроявление, или абсолютный вакуум, или парен.
2. Ансамбль простых явлений, или макротело.
3. Взаимодействие тел.
4. Термодинамическая пара, или принцип самофункционирования.
...
5. Самоорганизующееся явление.
...
6. Биологическое явление, или жизнь.
...
7. Общество.
...
8. Цивилизация.
...
9. Совокупность земных цивилизаций, или глобальное экологическое явление,
или принцип самоуничтожения.
...
Этот перечень форм далеко не исчерпывает главного эволюционного макроряда. В нем имеются известные пробелы, особенно во второй его половине, они обозначены точками. Только четыре первых явления сформулированы более или менее удовлетворительно. Смысл многих явлений понятен из самих наименований. С разной степенью подробности они рассматриваются ниже, кратко о них можно сказать следующее.
Абсолютный вакуум, или парен, состоит из большого числа наипростейших микроявлений в виде порций веществ, или квантов; он соответствует абсолютному покою, или абсолютной смерти...
Ансамбль простых явлений, или тело, тоже состоит из множества порций (квантов) различных веществ, но теперь эти кванты находятся между собой во взаимодействиях, что в корне изменяет всю картину. У этой формы явления вещество уже имеет структуру, количество и качество поведения, не равные нулю, - это первый знаменательный шаг становления жизни, пока еще очень примитивной. На уровне микромира ансамблю представляет собой так называемую элементарную частицу материи, атом или молекулу, а на уровне макромира – обычное тело, например камень или кусок железа.
Взаимодействие тел сводится к взаимодействию ансамблей макроскопических размеров. Число специфических законов калейдоскопически возрастает. Помимо всеобщих законов, или начал, эта форма явления содержит также любопытнейший принцип, который в кибернетике именуется управлением с прямой связью, в химии – принципом Ле Шателье и имеет также хождение под названием принципа адаптации...
Термодинамическая пара включает в себя обширный класс явлений, эффектов и законов, включая кибернетический закон управления с обратной связью, имеющих важное теоретическое и практическое значение и играющих существенную роль в живых организмах. Обобщенное понятие термодинамической пары было впервые сформулировано в рамках ОТ. Более того, сама общая теория в известной мере разрабатывалась параллельно с изучением свойств пары, ибо никакая другая теория не в состоянии объяснить наблюдаемых в паре закономерностей. Этому вопросу была даже посвящена специальная монография [3]. Самый важный специфический закон термодинамической пары состоит в ее скачкообразно возникающей способности вечно самофункционировать, будучи абсолютно изолированной от окружающей среды. В этом заключается второй кардинальнейший шаг становления жизни в ходе эволюционного развития явлений природы – это ее фундамент. Закон самофункционирования есть последний из специфических законов, которые четко прослеживаются в обсуждаемом эволюционном ряду усложняющихся явлений. Все остальные формы ряда тоже являются самофункционирующими.
Явление самоорганизации вещества и его поведения представляет собой следующее важнейшее звено в формировании живого организма. Специфических законов самоорганизации, как и жизни (биологическое явление), мы пока не знаем. Но экспериментально установлено, что эффект самоорганизации системы проявляется уже на молекулярном уровне.
Например, при синтезе из трех аминокислот-белков – пролина, оксипролина и глицина – белковой молекулы, именуемой коллагеном, последовательно формируются три различные структуры. Первичная структура возникает на рибосоме, как на судостроительных стапелях. На этих стапелях блок за блоком в определенном порядке пристраиваются друг к другу аминокислоты. После завершения первичной структуры молекула коллагена приобретает способность самостоятельно образовывать вторичную структуру. Затем тоже самостоятельно появляется третичная структура – молекула завивается в тройную белковую спираль.
Таким образом, достаточно создать определенную по длине и составу начальную цепочку триплетов аминокислот, чтобы количество перешло в качество и первичная структура белка ожила и начала самоорганизовываться.
Биологическое явление более сложно, чем все предыдущие. Оно включает в себя эти предыдущие астаты, но что непосредственно предшествует биологическому явлению – это сказать трудно. Пока неизвестны те звенья цепи, которые последовательно приводят к биологической астате, т.е. к жизни. Пока невозможно также указать на специфические законы, которые характерны именно для биологического явления: эти законы неизвестны.
"Живой организм представляет собой нестационарную, неравновесную самоорганизующуюся и самообучающуюся систему, способную к самовоспроизводству. Её только в первом приближении можно рассматривать как стационарную и никогда – как равновесную. Поэтому с помощью понятия энтропии было невозможно сколько-нибудь серьезно углубиться в биологические проблемы. Делу не помогли также попытки отождествить энтропию Клаузиуса с функциями ("энтропиями") Больцмана (Планка) и Шеннона. Много дополнительных неясностей и путаницы внесла в проблему так называемая негаэнтропия (минус-энтропия)" [3, стр.277].
Определенная совокупность одноименных биологических объектов составляет общество. В частном случае говорят о человеческом обществе.
Совокупность одноименных обществ на Земле представляет собой цивилизацию. Следует различать цивилизации людей, насекомых, дельфинов, приматов, птиц, рыб, растений и т.д. "Полезно не забывать, что все перечисленные цивилизации существуют на многие миллионы лет дольше человеческой, поэтому их приспособительные функции часто развиты более совершенно, чем у человека. О степени развития цивилизации нельзя судить по ее способности владеть человеческой речью, а также бессмысленно приписывать другим цивилизациям мотивы и поступки, характерные для человека.
Сейчас лучше всего изучено человеческое общество. Этой астате посвящена обширнейшая литература, поэтому на ней останавливаться подробнее не имеет смысла. Уже очень многое мы знаем об общественном поведении животных. Намечаются также пути исследования поведения растений. Однако мы ещё очень далеки от раскрытия специфических законов этой астаты. Беда в том, что человек только совсем недавно начал интересоваться другими цивилизациями не с гастрономическими целями (к чести дельфинов надо сказать, что они уже в течение нескольких тысячелетий пытаются найти общий язык с человеком)" [3, стр.278-279].
Совокупность земных цивилизаций. "В настоящее время эта астата представляет собой проблему проблем. К сожалению, ее специфические законы пока не выяснены, но она начинает привлекать всеобщее внимание в связи с предельным загрязнением окружающей среды и варварским отношением к соблюдению элементарных требований сохранения экологического равновесия в природе. Наука экология изучает цепь причин и следствий, которыми связано все живое и неживое на Земле. Если под этой цепью причин и следствий понимать в широком плане взаимодействие совокупности цивилизаций на нашей планете, тогда экология – это как раз та наука, которой подведомственна рассматриваемая астата.
Теперь уже многие начинают понимать, что с природой надо не бороться, не покорять ее и не вырывать у нее милости, а следует учиться у природы и подчиняться ей. Это единственный путь, ведущий к сохранению нынешней цивилизации и позволяющий надеяться на ее дальнейшее развитие. Еще в XVII веке великий Фрэнсис Бэкон сказал: «Мы не можем управлять природой иначе, как подчиняясь ей»" [3, стр.279].
Позже (через 20 лет) А.И. Вейник форме движения под названием "совокупность земных цивилизаций" дал более пессимистическое толкование: "Все цивилизации Земли, вместе взятые, образуют сложную экологическую систему, специфические законы функционирования которой нам не известны. Знание этих законов крайне необходимо для сохранения указанной системы в равновесии. В этот период в эволюцию начинает вмешиваться развившийся разум. У совокупной цивилизации планеты впервые зарождается такое важное специфическое, крайне любопытное и вместе с тем роковое, можно даже сказать, апокалипсическое свойство, как способность к глобальному самоуничтожению. Дальнейшее развитие жизни возможно лишь только в том случае, если могущество разума уравновешивается спасительной мудростью" [8, стр.68-69].
Как видим, качественная классификация форм движения материи на мАкроуровне, предложенная А.И. Вейником, принципиально отличается от архаичной классификации Гегеля-Энгельса. Она удовлетворяет правилам своеобразия и вхождения: каждое данное явление подчиняется своим вполне определенным специфическим законам и включает в себя все более простые явления. Самым простым явлением, входящим во все остальные, служит наипростейшее макроявление. Здесь уместно также добавить, что затронутая проблема эволюции далеко не решается во всей её полноте приведенным макрорядом, ибо при такой постановке вопроса не принимается во внимание корректирующая роль космического фактора.

Послесловие.

Основные идеи теории А.И. Вейника развиваются в следующем порядке.
Материя представляет собой объективную реальность, существующую вне и независимо от нашего сознания. Материя познаваема. Способом существования материи служит движение (и только движение!).
Движение есть единственная форма, в которой пребывает материя. Следовательно, всё, что нас окружает, и мы сами, т.е. весь видимый и невидимый мир, - всё это суть движения различного рода. Поэтому достаточно полно изучить свойства материи можно только в том единственном случае, если установить качественные и количественные законы, которым подчиняется движение.
"Речь идет о том, что обобщенное движение, как и всякое другое понятие, может быть определено двояко – по отношению к вышестоящим ("сверху") и нижележащим ("снизу") категориям. Сверху обобщенное движение определяется как форма существования материи. Это определение хорошо всем понятно и известно уже несколько столетий. Оно характеризует отношение обобщенного движения к вышестоящей категории – материи.
Что касается определения обобщенного движения снизу, т.е. по отношению к нижележащим категориям, то такого определения до последнего времени не существовало. Было даже неясно, что именно следует понимать под нижележащими категориями. Этот вопрос оставался открытым в течение тысячелетий. Вместе с тем от успешного ответа на этот коренной вопрос решающим образом зависит возможность создания количественной теории движения, охватывающей все сущее" [3, стр.21].
Более сорока лет А.И. Вейник разрабатывал и совершенствовал теорию, отвечающую на поставленный вопрос. В конечном счете она приобрела статус новой парадигмы материализма, очищенного от архаики и наносов воинствующего релятивизма. Вопреки запретам и гонениям его теория в наиболее полном и законченном виде опубликована в монографии "Термодинамика реальных процессов" [8].

Литература.

1. Лебедев С.А., Ильин В.В., Лазарев Ф.В., Лесков Л.В., "Введение в историю и философию науки", учебное пособие для вузов, М.: Академический проект, 2007.
2. Веденов М.Ф., Кремянский В.И., "Биологические формы движения" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 441-478.
3. Вейник А.И., "Термодинамическая пара", Минск: Наука и техника, 1973.
4. Вейник Е.В., "Количественные формы организации материи", рукопись, 25.11.2007.
5. Кедров Б.М., "Взаимосвязь форм движения материи и их классификация" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 284-325.
6. Кедров Б.М., "Критерии различения высших и низших форм движения материи" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 326-343.
7. Пахомов Б.Я, "Эволюция – развитие – структурные уровни материи" / сборник "Диалектика в науках о природе и человеке. Эволюция материи и её структурные уровни", Труды III всесоюзного совещания по философским вопросам современного естествознания, М.: Наука, 1983, стр. 243-246.
8. Вейник А.И., "Термодинамика реальных процессов", Минск: Навука i тэхнiка, 1991.
9. "Философский энциклопедический словарь", М.: Советская энциклопедия, 1983.
10. Игнатович В.Н., "Введение в диалектико-материалистическое естествознание", Киев: изд-во ЭКМО, 2007.
11. Ильенков Э.В., "Космология духа. Попытка установить в общих чертах объективную роль мыслящей материи в системе мирового взаимодействия (Философско-поэтическая фантасмагория, опирающаяся на принципы диалектического материализма) / сборник "Философия и культура", М.: Политиздат, 1991, стр. 415-437.
12. Глейзер С.И., "Как трудно быть симхионом" / журнал "Знание - сила", 1983, № 11, стр. 25-27.
13. Глейзер С.И., "Философское значение симхионной концепции", рукопись, 21.07.2005.
14. Глейзер С.И., "Реальность симхиона. Симхионная реальность", рукопись, 10.11.2006.

× У автора этого произведения есть сайт: http://www.veinik.ru/.
Опубликовано 17 января 2008 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ФИЛОСОФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.