Возможности геополитики в изучении малых региональных величин

Актуальные публикации по вопросам философии. Книги, статьи, заметки.

NEW ФИЛОСОФИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ФИЛОСОФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Возможности геополитики в изучении малых региональных величин. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2005-02-23

Т.Е.Бейдина



Возможности геополитики
в изучении малых региональных величин



Региональная система безопасности России должна строиться с учетом геополитического положения страны и географического размещения субъектов Федерации. В классической геополитике под региональной безопасностью понимается прежде всего международная безопасность. Но кардинальные изменения нынешней системы мироустройства, новая геополитическая модель развития мира и радикальные перемены геополитического положения России требуют обращения к реальным перспективам геополитической ситуации и уточнения предмета исследования геополитики. В самом обобщенном виде ее можно определить как фундаментальную науку, анализирующую события на глобальном, региональном и внутригосударственном уровнях.

Современная геополитика подпитывается национальными подходами. Так, на Западе геополитику нередко просто понимают либо как науку, изучающую глобальную политику, т.е. стратегические направления развития международных политических отношений, либо сводят ее только к военным и военно-политическим исследованиям. Российские исследователи трактуют ее как “системное обеспечение внешне и внутриполитических стратегий”1. Тем самым, ориентируясь на реальности современного сообщества, российская школа геополитики закладывает потенциал ее сознательного влияния на глобальную политику с учетом многополярного мира. Геополитика – одно из фундаментальных понятий теории международных отношений, характеризующее место и конкретно-исторические формы воздействия территориально-пространственных особенностей положения государств или блоков государств на локальные, региональные, континентальные и глобальные международные процессы2. Учитывая многообразные интересы государств, геополитика может обеспечить гуманитарным исследованиям системность и комплексность. Геополитика – это теория обоснования государством своих национальных интересов, наука развивающаяся, и расширение предмета ее исследования является реальностью3.

С точки зрения приоритета пространственно-территориального фактора, являющегося определяющим в геополитике, налицо необходимость нахождения баланса интересов государств и решение проблемы как национальной, так и международной безопасности.

Необходимость уточнения взглядов на проблемы геополитики диктуется не только тенденцией к многополярному миру, но и расширением общности интересов России со многими государствами, необходимостью наработки теории регионального развития.

Учитывая изменение геополитического положения России после распада СССР, ее территориальный дрейф к северо-востоку, геостратегия России должна быть ориентирована на укрепление Сибирского и Дальневосточного регионов. К Сибирскому и Дальневосточному регионам примыкает Китай, усиливающийся экономически и играющий важную роль в стабильности Евразии.

В российской науке идет расширение геополитической тематики, формируется многообразие подходов к оценке предметной области геополитики. Основные подходы, по нашему мнению, следующие: 1) геополитика – теория и практика пространственно – временного освоения ресурсов развития; 2) геополитика – разновидность внешней политики, исследующая связи между пространственными и функционально – политическими характеристиками регионов; 3) геополитика – наука о взаимосвязи внутреннего геополитического поля и внешнеполитической активности геополитического субъекта.

Третий подход с его попыткой связать региональные и геополитические проблемы привел к появлению прикладной (или структурной) геополитики.

Подобное выделение подходов в оценке геополитики вводится нами в научный оборот. Как видим, можно отметить неоднозначную оценку применения геополитической теории к региональной безопасности.

Появление структурной геополитики привело к геополитическому парадоксу использования малых региональных внутренних величин. Ведь изначально геополитика оперировала крупными величинами и словосочетанием “геополитический регион” обозначалась либо страна, либо группа стран, территориально и акваториально близлежащих, с исторически сложившимися, устойчивыми политическими, военными, конфессиональными, и этническими связями. Поскольку Сибирь является континентальной частью страны, попытка характеристики ее как геополитического региона явля­ется нарушением принципа геополитического дуализма. Суть этого принципа состоит в представлении земного пространства как борьбы двух стихий – суши и моря. Поэтому с точки зрения классической геополитики выделение в качестве геополитических регионов Сибири или Забайкалья – составных частей России – является некорректным.

Однако в ряде современных постклассических геополитических исследований под регионом понимается и часть государства. Так, положение о выделении региона Сибири в качестве геополитического субъекта политики сформулировано в варианте Рамочной платформы по объединению сил, заинтересованных в развитии Сибири.

Интересное подтверждение теоретической оценки субъекта РФ как объекта геополитической безопасности было найдено автором в проекте федерального закона “О национальной безопасности”. Так, Статья 16, пункт 1 “Геополитическая безопасность Российской Федерации” гласит: “Объектами геополитической безопасности Российской Федерации являются ее геополитические интересы, и в первую очередь территориальная целостность государства, информационное, экономическое и политическое пространство, а также интересы других субъектов геополитики”4. В самом же действующем законе “О национальной безопасности” это двойственно понимаемое положение было убрано.

Неоднозначно трактуется исследователями и само определение “регион”. Политический анализ внутрироссийских геополитических проблем не может быть осуществлен без учета общей картины места России в геополитическом ансамбле. И здесь возникает проблема определения понятия “регион” и выявления положения России среди основных стратегических регионов.

Различаются исторические, географические, социокультурные, политологические и геополитические понятия “регион”.

Своеобразны исследования новосибирской социально-экономической школы, где регионом считается пространство – экономическое, культурное, ментальное и политико-административное. С точки зрения культурного взаимодействия регионы – это общности людей, объединенных определенной культурой и материальными объектами этой культуры. Сибирская школа определяла понятие регион как “условную общность людей, ощущающих принадлежность к данной общности”5.

В политологии понятия “регион” и “субъект Федерации” являются однотипными. В геополитике действуют, как правило, большие величины. Территория части России не может быть геополитическим регионом по классической геополитике.

Понятийный аппарат геополитики обширен. Но, пожалуй, важнейшей является категория пространства, причем пространства политического, которое можно определить как среду функционирования государства. До XX века представление о пространстве было ограничено земной сушей и водной средой. В настоящее время оно включает также воздушный океан и, более того, – космос. Воздушно-космическое пространство вместе с силами воздушно-космического нападения изменили геополитическую картину мира.

Территория- это физическая, материальная основа государства, его пространственная сущность. В.Серебрянников отмечает: “Аксиомой является то, что геополитика начинается с внутреннего политического пространства. Под политическим содержанием этого пространства я имею ввиду идеи, институты и организации, политические отношения, политические процессы и действия. В принципе геополитическое пространство России следует рассматривать в единстве его внутреннего и внешнего компонентов, через его внутренние и внешние интересы”6.

Вместе с тем подчеркнем, что геополитика рассматривает не только физические характеристики пространства. Именно человеческий элемент одушевляет пространство, превращает его в политическую среду. При характеристике пространства важны количественный и качественный состав населения, уровень рождаемости. Важными характеристиками являются также уровень развития промышленности и сельского хозяйства.

Карл Хаусхофер, немецкий геополитик, ввел понятие “жизненное пространство”, т.е. минимальный территориальный объем, позволяющий народу достичь реализации своих исторических и политических стремлений. В упрощенном виде оно сводится к нахождению некоего оптимального соотношения между числом жителей и территорией с учетом наличия природных ресурсов, климата.

Выйдя на область практического применения, геополитика стала нарабатывать стратегии государственного регионального развития. Так появились эксперты-геополитологи. Различия стратегии регионов значительны, поэтому активно развивается геополитическая региональная тектоника или структурная геополитика. Она предполагает регионирование по доминантным проблемам развития. Так, по геополитическим проблемам выделяются приграничные типы регионов, являющиеся стратегическими: Калининградская, Мурманская, Сахалинская, Амурская, Камчатская, Читинская области, Приморский край. Кроме того появились новые приграничные: Псковская область, Алтайский край.

В целевой программе “Строительство на территории Российской Федерации жилья для граждан, выезжающих из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей”, вводится понятие “геополитический узел” и говорится о возможности образования “Забайкальского регионального геополитического узла”7.

Отметив двойственность геополитической теории в трактовке понятия “регион”, мы считаем, что геополитику можно рассматривать как теорию и практику ресурсного освоения в пространственном и временном измерении. Геополитическое пространство России может меняться так же, как изменчивы могут быть внешние и внутренние факторы социально-политической безопасности государства. Но интересы национальной безопасности, зависящие от внутренней стабильности, Россия должна отстаивать. Налицо геополитическая парадигма, вытекающая из следующей закономерности, – неравномерности геополитического процесса в пространственном и временном измерении.

Специфичны параметры российского геополитического пространства, глубоки проблемы. Геополитические российские связи не срабатывают, система находится в состоянии дисбаланса. Только решение внутренних проблем позволит России достигнуть хотя бы видимого паритета в международных стратегических проблемах.

Проблем, стоящих перед Россией, много.

Во-первых, экономические, внутриполитические про­блемы усугубились тяжелым валютным положением России, зна­чительным размером внешнего долга при резком сокращении зо­лотого запаса. Экономическая уязвимость России привела к всеохватывающему социально-экономическому кризису, что не стимулирует становление России как суверенного государства.

Во-вторых, уменьшилась ресурсная база государствен­ного развития. Россия унаследовала от СССР 76% территории, 51% населения, 60% основных производственных фондов, 76% предприятий, производящих средства производства. На ее долю приходится 90% добычи нефти, 63% производства электроэнер­гии, 80% экспорта сырой нефти и почти 100% природного газа8.

Основная часть ресурсов оказалась на севере и востоке страны, а их добыча обходится доро­го. Количество георазработок, по сравнению с 1990-м годом, со­кратилось в 32 раза, добыча нефти и газа снизилась, по срав­нению с союзной, на 49,8%. Природные ресурсы на юге (Кас­пийское море, Северный Кавказ), требующие меньших капиталовложе­ний, Россия утратила.

В-третьих, значительно ухудшилось геополитическое положение России, и прежде всего в плане территориальном. Россия оказалась оттеснена в северную и северо-восточную часть Евразии. В связи с этим возрастает роль континента Евразии и территорий Сибири, Забайкалья, Дальнего Востока. Но из-за слабой освоенности этих территорий начинают дейст­вовать следующие закономерности геополитики:

1. Геополитические субъекты из-за недостатка возможно­стей по освоению теряют контроль над про­странством.

2. Потеря контроля над пространством одним геополитиче­ским субъектом всегда означает его приобретение дру­гим. В этом плане при ослаблении российского контро­ля над Сибирью, Дальним Востоком необходимо усили­вать это пространство стратегически и демографически. В противном случае давление Китая будет максимальным, а риск потери территории значительным.

3. Имеет место неравномерность геополитического процесса в про­странственном и временном измерении.

Несмотря на расхождения с канонами классической геолититики, имеет ли право на существование концептуальное положение “О месте Сибири в геополитических реалиях”?

Безусловно, имеет. И здесь необходимо учитывать географически-пространственное положение Сибири, ее топливно-энергетическую базу, научный потенциал, ресурсное обеспече­ние. В современный период значительно окрепло исходное представление о геополитике как теории пространственно-временного освоения ресурсов развития, базирующейся на глу­бокой исторической ретроспективе9. Огромная сырьевая база Сибири и Забайкалья будет способствовать возрождению России и восстано­вит нарушенный геополитический баланс.

В связи с развитием геополитической теории возможно изучение Сибири категориями структурной геополитики. Это позволит ответить на вопрос: “Сможет ли Сибирь занять со­ответствующее место в геополитическом развитии России?” Ибо в геополитике месторазвитие – это изучение места в лю­бом сообществе. И в этом ключе Сибирь, очевидно, является геополитической провинцией, удаленной от стратегической столицы, от лица которой принимаются важные геополитические реше­ния.

Геополитические закономерности проявляются в объёме пространства. Чем шире геополитическое пространство, тем труднее достичь его устойчивости, безопасности и управляе­мости. Контроль над ключевыми геополитическими точками про­странства даёт преимущество субъекту. Слабость или сила геополитического субъекта производна от степени его са­модостаточности и контроля над ключевыми точками10.

Идет расширение масштабов геополитического процесса как с точки зрения появления новых ресурсов развития (ин­формационных, духовных, энергетических), так и формирование пространства взаимной безопасности соперничающих геополити­ческих субъектов. Следовательно, геополитическое простран­ство как совокупность ресурсов развития, является не только количественной, но и качественной категорией.

Только позитивные сдвиги в экономической, политиче­ской, социальной сферах развития позволят России решить геополитические проблемы на рубеже XXI века. В стратегии развития России, безусловно, важное место должны занять пространства Урала, Сибири, Забайкалья, Дальнего Востока как важных составных частей единой России. Эти пространства, по мнению А.Трейвиша, являются уникальным транзитным коридором через Евразию и необходимо использовать выгоды от этого положения11.

Роль Сибири как азиатского геопространства важна не только по территориальному расположению, но и по экономи­ческой, природно-ресурсной значимости.

Можно сделать следующие выводы. Нельзя анализировать безопасность субъекта РФ без учета поля сопряжения как с другими субъектами России, так и с сопредельными странами в их регионе. Региональная безопасность в широком смысле этого слова должна обеспечивать стабильность развития субъекта РФ. В то же время состояние этого субъекта влияет на факторы и перспективы геостратегического курса России. Подобное взаимовлияние является сложившейся реальностью. На наш взгляд, проблемы внутреннего развития регионов России можно рассматривать с помощью категорий прикладной (или структурной) геополитики.



Примечания

1 Сорокин К.Э. Россия и многополярность: время обнимать и время уклоняться от объятий // Полис. – 1994. – № 1.

2 Панарин А. Вызов (Геополитический пессимизм против цивилизационного оптимизма) // Знамя. – 1994. – № 6. – С.50–51, 59.

3 Семенов В. Геополитика как наука // Власть. – 1994. – № 8. – С.63–68; Цыганков П.А. Геополитика: последнее прибежище разума? // Вопросы философии. – 1994. – № 7–8.

4 Федеральный закон “О национальной безопасности”. Проект // Безопасность. – 1995. – № 5-6. – С.71.

5 Региональная социально – экономическая политика. – Новосибирск: ИЭ и ООПП. СО РАН, 1993. – С.10–13.

6 Серебрянников В. Геополитические интересы новой России и пути их реализации // Россия в геополитическом пространстве. – М., 1994. – С.43–48.

7 Более подробно о регионализации советского пространства, об усилении в нем горизонтальных, а не вертикальных отношений можно прочитать в статье В.Каганского “Советское пространство: конструкция, деструкция, трансформация” // Общественные науки и современность. – 1995. – № 3. – С.31–38.

8 Мунтян М.А. Мировое политическое развитие. – М., 1995; Тамплиер М. Дружелюбный взгляд через прицел // Эксперт. – 1998. – № 18.

9 Дугин А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. – М.: Артогея, 1997. – С.68.

10 Семенов. В. Геополитика как наука // Власть. – 1994. – № 8. – С.63–68.

11 Трейвиш А. Российская геополитика от Гостомысла до наших дней // Знание – сила. – 1995. – № 8. – С.16.


Комментируем публикацию: Возможности геополитики в изучении малых региональных величин


Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ФИЛОСОФИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.