РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ МЫШЛЕНИЕМ ФИЛОСОФОВ И МЫШЛЕНИЕМ УЧЕНЫХ

Актуальные публикации по вопросам философии. Книги, статьи, заметки.

NEW ФИЛОСОФИЯ


ФИЛОСОФИЯ: новые материалы (2024)

Меню для авторов

ФИЛОСОФИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ МЫШЛЕНИЕМ ФИЛОСОФОВ И МЫШЛЕНИЕМ УЧЕНЫХ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2005-01-29

Юрий Ротенфельд

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ МЫШЛЕНИЕМ ФИЛОСОФОВ И МЫШЛЕНИЕМ УЧЕНЫХ



Решение современных глобальных проблем требует совершенно нового, объективного мышления, способного привести людей не только к пониманию природных и социальных процессов, но и к взаимопониманию между ними. Однако ситуация с гуманитарным мышлением такова, что оно не соответствует современной эпохе.

На сегодняшний день в философии, как и во всем гуманитарном знании, сложилось представление о качественном и количественном многообразии мира, что нашло отражение в двух классах понятий. Один из них - это язык классификационных понятий, т.е. обычный разговорный язык, насчитывающий сто - двести тысяч единиц и фиксирующий качественное многообразие мира. Другой класс - это множество количественных понятий, т.е. ряд натуральных чисел, расположенных в интервале от нуля до бесконечности.

Конкретные науки выделяют еще одну сферу бытия, отличную от качественного и количественного многообразия. Это - структурное многообразие. Для его обозначения ученые используют целый спектр математических абстракций, позволяющих им осмысливать иерархию и гармонию в природе. Социальная и духовная жизнь людей также структурирована, однако, для ее осмысления у гуманитариев не хватает нужных понятийных средств. Этот недостаток можно устранить, если структурные многообразия осмысливать при помощи дополнительной системы категорий - бесконечного множества сравнительных понятий, расположенных в парадигме познания между понятиями абстрактного тождества и абстрактного различия.

Соотнесенное ...
Тождественное Различное
Противоположное ...

Введение в философию бесконечного множества сравнительных понятий: "противоречащее", "соотнесенное", "противоположное", "ортогональное", "дополнительное", "подобное" и других, позволит с объективных точек зрения, осмысливать социальные процессы, что в условиях демократии будет способствовать взаимопониманию между людьми и народами.

В истории познания научное и философское знание долго выступали вместе как единое нерасчлененное знание. Это единство было обусловлено тем, что изучение единого мира было основано на общности точек зрения и общности логик, с позиции которых познавалась действительность. Признавая тот факт, что все познается в сравнении, философия, как и, в целом, все предшествующее познание, опиралась на абстракции отождествления и различения, в основном на понятие "тождества", тогда как понятие "различие" долгое время оставалось неопределенным, поскольку включало в себя все бесконечное структурное многообразие мира.

Оценка бытия, опирающаяся на поиск тождественного, была объективной, поскольку за исходную "точку зрения" принимался тот или иной реальный предмет, то или иное свойство или отношение, с которым сравнивались другие объекты. На основе отождествления объектов и свойств окружающего мира возникает язык классификационных понятий - обычный разговорный язык, классифицирующий мир и отражающий объективность его качественного многообразия. Это означает, что самая первая познавательная операция, осуществлялась на основе категории "тождество". Но эти же самые классификационные понятия позволяли осмысливать реальность не только с объективных, но и с субъективных позиций, т. е. с индивидуальных точек зрения, обусловливающих плюрализм мнений.

Следующий шаг в познании - это фиксация самого первого вида конкретного различия, которое имеет место между однокачественными предметами или их свойствами. На основе сравнения человек постигает различия в рамках одного и того же свойства: твердое и мягкое, горячее и холодное, доброе и злое, большое и малое и т. п. В конечном счете, он выходит на новое сравнительное понятие - "соотнесенное", благодаря которому переосмысливает мир в бинарных оппозициях.

Кроме того, там, где это было возможным, люди принимали меньшую величину в качестве единицы измерения, и осуществляли переход к осмыслению действительности через счет, через количественные понятия, обусловившие следующий этап в развитии языковых средств.

Итак, на основе двух отношений, выраженных двумя сравнительными понятиями: "тождественное" и "соотнесенное" появилось два класса понятий отражающих качественное и количественное многообразия мира. Эти отношения характеризуют начальное состояние интегральной парадигмы познания, в рамках которой ученые будут и впредь, шаг за шагом, отождествлять все более далекие свойства реальности, и на этой основе создавать все более общие структурные модели мира.

Следующий этап в познании связан с освоением новой операции сравнения и нового сравнительного понятия, а, значит, и новой объективной точки зрения. Так, различие между "горячим" и "холодным", например, можно рассматривать не только в отношении этих различий друг к другу в рамках "соотнесенного", но и в отношении некоторого промежуточного состояния - "теплого". Но это постижение мира связано с новым отношением и новым сравнительным понятием - "противоположное", которое представляет собой "избыток" и "недостаток" того или иного свойства относительно некоторого "промежуточного" состояния. При этом понятие "противоположное" позволило осмысливать процессуальность мира, его самоорганизацию.

К сожалению, многое из того, что было наработано античными мыслителями, было утрачено еще в древности. Возрождение началось только в 14 - 15 веках, когда не философия, а конкретные науки пошли по пути дальнейшего отождествления различий, и нашли новое отношение - поворотную симметрию, позволяющую изучать в окружающем материальном мире колебания и волны. Именно на этом этапе своего развития естественные науки существенно превзошли философию и стали отходить не только от субъективной оценки бытия гуманитариями, но и начали осваивать сходство все более далеких и все более непохожих сторон действительности. Именно на этой диалектико-логической основе наука стала переходить от познавательной деятельности, обусловленной собиранием фактов, к теоретическому знанию. А философия, не сумев найти для осмысления социальных ритмов (обменов) языковых средств, как и все гуманитарное знание, остановилась в своем развитии. Все различия осмыслялись ею на уровне исходных двух или, от силы, трех абстракций отождествления и различения: "противоречащего", "соотнесенного" и "противоположного". Причем, философы, по-моему, так до сих пор и не поняли различия между последними двумя абстракциями. Что же касается видения циклических процессов, имеющих место не только в неживой и живой природе, но и в обществе, то к их восприятию у философов обнаружилась полная слепота. В лучшем случае эти процессы осмыслялись посредством классификационных понятий, совершенно не пригодных для осмысления структурированности и процессуальности мира.

По этой причине раскол между философией и наукой стал особенно заметным. Но это расхождение обусловило и раскол культуры, поскольку гуманитарной ее составляющей стали противопоставлять науку, которая помимо понятий "тождество", "различие", "соотнесенное" и "противоположное", теперь уже на основе понятия "симметрии" и других математических абстракций, стала все более активно осваивать и другие операции отождествления. Они давали не только объективные точки зрения на мир, но и становились общими, одинаковыми точками зрения для всех исследователей природы. Нахождение других ориентиров, т.е. других объективных "точек зрения", служило незаменимым средством для отождествления все более непохожих свойств реальности и приводило ученых к построению все более общих теоретических моделей мира. И, что самое главное, приводило их к взаимопониманию.

Так, на базе все новых и новых абстракций отождествления и различения, а, значит, и новых мыслительных средств, возникает новая культура, которая связана и с объективным осмыслением реальности, и с продуктивным мышлением ее творцов. Таковы источники бурного развития науки, техники, технологий, что некоторыми культурологами определяется как раскол культуры на две части: на "гуманитарную" и "естественнонаучную". Причем гуманитарная культура с пятого по пятнадцатый века, т.е. на протяжении почти тысячи лет уничтожала естественнонаучную культуру. Монополизировав духовный мир человека, она и сегодня не только пытается возвысить себя над наукой, но при этом обвиняет естественнонаучную культуру в бездуховности, в бесчеловечности.

В то же время основные черты вновь возникающей культуры, наследующей все ценное в достижениях прошлых эпох, определяются новыми формами мышления, новым состоянием феномена веры и новыми общественными отношениями. Поэтому важнейшей целью новой культуры является формирование не только всесторонне развитой личности на базе более глубокого, объективного мышления и более глубокого понимания процессов действительности, но и ее нравственное воспитание.

Опираясь на принцип формально-логической рациональности, на плюрализм субъективных мнений, вся современная культура, с одной стороны превзошла мифологическую культуру древности, тогда как с другой - является тормозом на пути становления новой, более развитой культуры, органически соединяющей ценности научно-технологического мышления с социальными ценностями. Имея пронзительно качественный характер, обусловленный познанием качественного многообразия мира на основе понятий "тождественное" и "соотнесенное" и будучи обусловленной тотальной субъективностью человека, гуманитарная культура оказалась не способной к объективному осмыслению реальности. Она оказалась не способной теоретически осмысливать социальное бытие на основе более сложных отношений тождества и различия, не способной к освоению его динамики и структурного многообразия, как более глубокого проникновения мысли в социальный мир. Тем более ей недоступны количественные методы познания, которые представляют собой еще более сложные формы естественнонаучного познания.

То же касается и специфики философского знания, которое на протяжении многих веков оставалась неизменной. В основном, философия опиралась на классификационные понятия предельной общности - категории, полученные на основе отношений абстрактного тождества, абстрактного различия и соотнесенного. Не используя других сравнительных понятий, а, значит, других объективных точек зрения, или же используя предельно общее понятие "противоположности", философия оказалась неспособной осмыслить многие проблемы бытия, поскольку на основе классификационных понятий можно получить знание только о качественном многообразии мира. Мир же, в том числе, и социальный - структурирован, и это структурное многообразие невозможно осмыслить при помощи тех понятийных средств, которые имеются сегодня в распоряжении философов.

Причем, естествоиспытатели и технически образованные люди понимали, что с разных точек зрения одна и та же реальность выглядит по-разному. И для того, чтобы придти к взаимопониманию они рассматривали изучаемый объект с одних и тех же точек зрения. Если же между ними и возникал спор, то он всегда касался исходных точек зрения, исходных постулатов, исходных гносеологических позиций. Без нахождения этих ориентиров познать релятивный мир невозможно. Тогда как философы даже не задумывались об этом: каждый из них осмысливал реальность с субъективных позиций. А, значит, ни о каком существенном понимании реальности, и ни о каком действительном взаимопонимании между философами не могло быть и речи.

Поэтому можно сказать, что культура - это язык, обусловливающий понимание реальности и взаимопонимание между людьми. Каждый новый шаг в развитии понятийных средств не только углубляет познание, но и отождествляет все более далекие сферы бытия. И этот же самый язык объединяет самых разных людей в единую целостность - Человечество. Это означает, что новые мыслительные средства должны быть связаны не только с наукой и техникой, но и с выходом на человека, с успехами в раскрытии его сущностных сил, с осмыслением социальной эволюции.

В естественных науках, как отмечалось выше, поиск и классификацию объективных точек зрения связывают с понятием симметрии и другими математическими абстракциями. Но очень часто точку зрения принимают из ее очевидности, то есть ее существование воспринимают как само собой разумеющееся. Так, рассматривая относительность встречного движения точек А и Б, одного из наиболее простых процессов движения, Альберт Эйнштейн, например, отмечал, что движение точки А можно рассматривать как ее движение к неподвижной точке Б. Или наоборот, как движение точки Б к неподвижной точке А. Но можно, по словам А. Эйнштейна, рассматривать это движение, как встречное движение двух этих точек по направлению к, лежащей между ними, неподвижной точке С. Однако, мы видим, что в любом из трех рассмотренных случаев движение рассматривается не как "изменение вообще", а относительно определенной, одинаковой для всех исследователей, точки зрения: А, В (соотнесенное) или С (противоположное).

Надо сказать, что таких объективных ориентиров можно обнаружить множество, а полученные с этих позиций выводы - будут правильными выводами. Мастерство ученого заключается в том, чтобы за всем этим многообразием правильных результатов найти наиболее простую и наиболее общую картину релятивного бытия. И в этом отношении поучителен пример Н. Коперника, который осуществил переворот от геоцентрической системы мира к гелиоцентрической системе. Обе картины исходят из объективных позиций и обе правильно отражают реальность. Но именно гелиоцентрическая точка зрения позволила строить более простую, более наглядную и более общую целостную структуру.

Итак, признавая релятивность окружающего мира, и осмысливая его с одних и тех же объективных позиций, представители естественных и технических наук одинаково его воспринимают, и на этой основе приходят к взаимопониманию между собой. Что же касается философского мышления, как и мышления большинства гуманитариев, то оно, в основном, базируется не на общих для всех объективных точках зрения, а на субъективных позициях каждого. Зачастую философ даже не в состоянии описать ту точку зрения, с позиции которой он осмысливает реальность. В итоге философия не может дать однозначного суждения о мире, обществе и человеке. Поэтому, ни о каком существенном взаимопонимании между философами, а тем более между всеми другими представителями гуманитарной культуры не может быть и речи. Претендуя на более высокую форму мышления, на деле мышление гуманитариев стоит значительно ниже конкретно-научного мышления.

В авторитарных условиях единство выражаемых мнений и единство социальных структур достигалось и достигается до сих пор за счет жесточайшей силы. Никто не может оспорить того факта, что и в условиях свободы также нужно единство мнений, лежащее в основе общественного согласия. Но, как мы видим, философское мышление на данном этапе не в состоянии обеспечить такого единства. Создается парадоксальная ситуация, когда заставить людей мыслить и действовать одинаково уже нельзя, а понимания происходящего, а, тем более, взаимопонимания между ними еще нет. Имеет место либо стагнация, либо саморазрушение общества, либо оно вынуждено охранять свою целостность за счет авторитарных средств.

Поэтому новое время требует новой культуры, требует понимания происходящего и взаимопонимания между людьми, тем более, между политиками, социологами, философами, т.е. всеми теми, кто формирует социально-политические идеи, призванные сцементировать общественный организм не за счет силы, а за счет солидарности людей. Обществу нужно осознать, что философское мышление остановилось в своем развитии, а философия стала своего рода "искусством для искусства", "философией для философии". И хотя сегодня она уже не является "служанкой богословия", но по своей сути она по-прежнему остается средневековой схоластикой, основанной на формально-логическом мышлении.

Если бы мы задались целью сравнить успехи философии за последние пятьсот лет с успехами за это же время естественных наук или с успехами в развитии техники и развитии технологий, то всем стало бы ясно, что это сравнение далеко не в пользу философии. Все попытки Гегеля, Маркса, Конта и других выдающихся мыслителей прошлого и настоящего вывести философское знание из тупика, вывести гуманитарную культуру на новый уровень мышления, не привели к желаемой цели.
Более того, новейшие философские изыскания, связанные с концепцией постмодернизма, не только не привели философию к более четкому пониманию действительности, подобно тому, как ее понимают ученые, но, напротив, отбросили мышление вспять к полному отказу от претензий на истину. Начав с убедительной констатации несостоятельности мышления постичь социальное бытие, постмодернизм обещал обозначить новые ориентиры интеллектуального опыта, однако, на деле, привел к дологическому, довербальному или поливербальному переживанию реальности, фактически, к построению новой мифологии. На смену жесткой соотнесенности значения с конкретным денотатом приходит размытость значения, обусловленная множеством интерпретаций - "вплоть до возможности означать все, что угодно". А это не только не приводит на новую, более высокую ступень в осмыслении бытия, но, напротив, в конец разрушает мышление, отбрасывает его назад на дологический уровень.

Отвергая идею прогресса, постмодернизм не может постичь иерархичности современной культуры. Он констатирует свойства только той ее части, которая замыкается на формально-логическую рациональность, обусловливающую самоценность и равнозначность всех элементов культурного пространства. Для этой части культуры, понятие иерархичности абсурдно, ибо иерархия - это свидетельство более высокого интеллектуального и культурного развития. Оно обусловлено продуктивным научно-техническим творчеством, связанным с объективным осмыслением мира. Тогда как современному философскому мышлению продуктивное социальное творчество недоступно. А это является свидетельством исчерпанности творческих потенций философии, как и всей гуманитарной культуры, способной лишь на повторение уже однажды сказанного. "Все уже было не только как событие, как презентация - все уже было выражено всеми возможными способами в рамках старой культуры". Отсюда следует проблема новизны художественного творчества, поставленная постмодернизмом.

Тогда как творчество, обусловленное развитием науки, только набирает силу. А это свидетельствует о возникновении принципиально новой ступени в развитии культуры, ступени, которая опирается не только на формально-логическую рациональность, обусловленную отношениями абстрактного тождества и абстрактного различия, а на более высокую форму рациональности, связанную со всем спектром сравнительных понятий.

В технизации мира многие представители современной культуры видят угрозу гуманистическим ценностям. Они не верят в то, что разум может спасти мир от разложения, поскольку во всем современном обществе, по сравнению с классическим, авторитарным обществом, они видят картину хаоса и упадка, видят болезнь, которая охватила современный мир. И его уже нельзя спасти рецептами просвещения, критикой идеологии и сексуальной революции.

Реабилитируя человеческую субъективность и выступая за плюрализм стилей, мировоззренческих моделей и языков культуры, постмодернизм на передний план пытается выдвинуть личность автора. А на деле он выставляет его раздутое самомнение, которое, снимая проблему объективности, проблему истины, проявляет себя не в знании действительных фактов, процессов или свойств реальности, а в особой игре языка, в яркой импровизации известных сюжетов, в борьбе харизматических личностей. И все это было бы неплохо, и даже здорово, если бы постмодернизм, как и другие направления культуры, понимал и признавал, что мир познается не только с субъективных, но и с одинаковых для всех объективных точек зрения. Поэтому субъективистский подход, взятый сам по себе, разрушает культурный фундамент общества, единство которого достигается либо насилием человека над человеком, либо солидарностью и самоорганизацией, обусловленной осмыслением реальности с объективных точек зрения, что приводит к взаимопониманию между людьми.

Чтобы исправить положение нужно либо создавать новое направление в науке, компенсирующее недостатки философского мировоззрения, либо стимулировать ее жрецов осваивать логику естественных наук, шаг за шагом осмысляющих и отождествляющих конкретные различия бытия. Поэтому переход на следующую, более высокую ступень мышления и культуры, связан с переходом от формально-логического мышления и осмысления качественного многообразия мира на основе категорий абстрактного тождества и абстрактного различия - к мышлению на основе всего спектра сравнительных понятий, лежащих в интервале между этими двумя предельными абстракциями отождествления и различения. (См.: Запечатанная книга. В 3-х частях. Луганск, Свiтлиця, 1999-2001.)

Все понятия этого спектра эквивалентны тому или иному виду симметрии и все они дают возможность постичь структурное многообразие релятивного мира, его движение и самодвижение, его организацию и самоорганизацию. Эти понятия представляют собой, как раз, те абстракции, и те объективные точки зрения на мир, которыми пользуются действительные ученые, представители естественнонаучной мысли. Попытка Гегеля, Маркса и других мыслителей объединить все эти понятия в рамках наиболее общего понятия "конкретное тождество" или "тождество противоположностей" не привела к желаемому результату. Наоборот, надо было дифференцировать понятие "конкретное тождество" на бесконечное множество конкретных различий.

Поэтому недостатки современной цивилизации и возникновение глобальных проблем, на мой взгляд, связаны не с ущербностью технократических или сциентистских взглядов на мир, а с недоразвитостью философского мышления, которое затормозило на многие сотни лет осмысление реальности, прежде всего социальной, а, значит, затормозило и прогресс общества. Не понимая значения объективных точек зрения для процесса познания, философское мировоззрение не смогло стать действительно научным воззрением на мир. Счастье в том, что действительные ученые чудом сумели вырваться из цепких объятий религии и схоластической философии, обеспечив, тем самым, и свободное развитие науки, и переход культуры на новый уровень.

В отличие от зависимого положения в прошлом, современная наука получила возможность возводить свои храмы: школы, институты, академии. В этих храмах она обязана была преодолеть ограниченность не только религиозного мировоззрения, которое монополизировало феномен веры и на многие века затормозило его развитие, но и ограниченность философского мышления, которое монополизировало другой феномен - мудрость. И подобно тому, как религия задержала развитие человеческой веры, философия задержала развитие гуманитарного мышления и всей гуманитарной культуры.

В этой связи хотелось бы пожелать философии, как и всем гуманитарным наукам, придти к такому пониманию социальной действительности, которое приведет к солидарности между людьми, к взаимопониманию между нациями и классами, между расами и религиозными конфессиями. Новый подход должен привести к тому, что из институтов и университетов будут выпускать не только умных и образованных специалистов, но и преисполненных верой в себя и свои силы, верой в нравственный прогресс Человечества, глубоко порядочных, добрых людей.


Новые статьи на library.by:
ФИЛОСОФИЯ:
Комментируем публикацию: РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ МЫШЛЕНИЕМ ФИЛОСОФОВ И МЫШЛЕНИЕМ УЧЕНЫХ


Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

ФИЛОСОФИЯ НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.