публикация №1109317850, версия для печати

ОБЛОМОВ – ЭТО ИДЕАЛ, К КОТОРОМУ ДОЛЖЕН СТРЕМИТЬСЯ ВЕСЬ МИР


Дата публикации: 25 февраля 2005
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY
Рубрика: ФИЛОСОФИЯ


Федор ГРИГОРЬЕВ, Новосибирск
Федор Григорьев


ОБЛОМОВ – ЭТО ИДЕАЛ,
К КОТОРОМУ ДОЛЖЕН СТРЕМИТЬСЯ
ВЕСЬ МИР

В параллельном развитии русской и европейской цивилизаций, каждая накопила свой багаж ценностей. Ценности Европы известны - они широко пропагандируются, они предлагаются, они доступны для изучения. Что же предлагает “Святая Русь”?
Мысль о том, что таких ценностей не было вовсе, следует оставить русофобам. Ведь русская государственность старше большинства европейских. Первые упоминания о государстве русов приходятся на время образования старейшей европейской монархии - Английского королевства, то есть на VIII век. Такие страны как Венгрия, Кастилия, Португалия, Литва, которые ныне гордятся своими родовыми замками, стали королевствами даже позднее эпохи Владимира Святого. Не случайно, в те времена самыми крупными городами мира были Константинополь, Кордова и Киев – столица русов.
Тезис о том, что Россия не сумела создать свою философию, так же не выглядит разумным, так как игнорирует сам факт многовекового напряженного творческого развития практически изолированной от Ойкумены цивилизации. Ну не могли русские без понятной и привлекательной идеологии построить одно из величайших в мире царств! А, значит, были слова, понятия, идеи, которые помогали русским соединить сотни народов. Где они, эти слова и понятия? Почему, как когда-то наши пращуры, мы не можем предъявить их в сегодняшнем мировоззренческом диспуте?
Ведь это только на первый взгляд вопрос стоит так: быть ли России Европой? На самом деле он выглядит совсем по-другому: быть ли Европе Россией? Ведь Европа еще только оформляется в полиэтническую государственную целостность, тогда как Россия этот путь уже прошла. Следовательно, в Европе развивается тенденция традиционно русская. Остается только проблема “ценностей” – идей, с помощью которых русские “впаивали” в себя многочисленные народы.
К сожалению, мы этот багаж утратили. Почти полное отсутствие памятников светской древнерусской литературы лишило нас добросовестных летописей и поставило перед необходимостью пользоваться полумифическими сведениями, в основном заимствованных у западной историографии, иногда до неприличия тенденциозной. Ситуация усугубляется романовской традицией своевольного отношения к интерпретации фактов российской истории.
Но этот разговор не стоило бы начинать, если бы не надежда отыскать и предъявить утраченные “русские ценности”. Ведь у нас осталось, по существу, последнее доказательство существования великих мировоззренческих установок этноса, который смог создать великую цивилизацию в рамках одной государственности. Это доказательство – русский язык.
Как известно, корневые морфемы русских слов могут многое порассказать. К сожалению, отечественная этимология (наука о происхождении слов) до сих пор не видит смысловой связи в таких словах, как “спасение”, “паства”, “опасность”, “запас” и т.д. С “научной” точки зрения наши бедные пращуры заимствовали у латинян слово “pastor”, чтобы как-то обозначить сей вид деятельности в своем “древнеславянском” скотоводстве. Но мы все же попытаемся посмотреть на слово как на древнейший этнокультурный памятник. Снимая наслоения веков, мы сможем приблизиться к значению, которое для нас, жителей XXI века, может оказаться совершенно неожиданным. Потебня называл это “внутренней формой слова”, которая позволяет взглянуть на мир глазами далеких пращуров – тех самых, что строили великую “русскую цивилизацию”.
Помните про пушкинского Вещего Олега, который собирался “отмстить неразумным хазарам”? “Вещий”, как гласят словари - это “мудрый”. Но достаточно составить систему однокоренных слов, и в одной семье со словом “вещий” окажется слово “вещество” (“естество”). Смысловой ряд: “вещать”, “весть”, “известить”, “освещать”, “свет”, “просвещение”, “вечность”, “вече”, “повесть”, “совесть”. Получается, что “вещество” – это не материя, а то-то вроде названия или наименования. Древнее славянское сознание видело в том, что мы сейчас определяем как физическую материальность, не больше чем факт семантики. Во всяком случае, “мудрость” здесь не причем. Рядом со словом “вещий” поставим такое же древнее слово - “сущий” (или “существующий”). Система однокоренных слов посредством суффиксально-префиксального словообразования создает смысловой ряд: “существо”, “суть”, “судьба”, “сутки”, “присутствие”, “осуществление” и даже “счастье”. Как можно видеть, “существо” в исконном значении – это отнюдь не шевелящаяся тварь. Скорее, ее восприятие или, может быть, только чувственный образ…
Итак, “вещество” и “существо” открываются нам как значения, которые, как оказывается, несут в себе печать сугубо духовного мироощущения русских. А каков у них материальный мир? Об этом может поведать ныне утраченное древнеславянское слово “кощий” (то есть “неподвижный”, “омертвелый”). Сказочного Кощея Бессмертного помните? Так вот, однокоренные слова здесь такие: “кощунствовать”, “кость”, “косный”, “искусство”, “искушать”, “кусать”, “околеть” и даже “качество”, т.е. “кощество” (звук Щ преобразуется в звук Ч, так же как в “привечать”, которое образуется от слове “вещий” через “весть”). Надо полагать, здесь мы так же видим неожиданный взгляд на косную материю. Во всяком случае, внутренняя, т.е. наиболее древняя форма слова “качество” – отнюдь не характеристика объекта по его свойствам, а, скорее, принадлежность к неживому.
Мы взяли только три исконных слова: “вещий”, “сущий”, “кощий”, но анализ значительно большего списка древнейших славянских понятий подтверждает мысль о том, что люди, которые “думали” на этом языке, очевидно, третировали материально-предметный мир, находя ему сугубо обиходное, функциональное применение. Здесь причина “русской лени”, которая на самом деле связана с традицией презрительного отношения ко всякой прикладной работе, то есть к “искусству”. Русские бояре даже подчеркивали свою позицию знаменитой длиннорукавой одеждой, а в русских сказках всегда воспевались “белы руки” и никогда – любовь к труду.
Наши предки, видимо, воспринимали реально существующим все, что относится к сфере идей и замыслов, то есть представлений о том, что понимаешь и к чему стремишься. Никакой фантастики – феномен аналогичного мироощущения можно наблюдать у современных шерпов, аборигенов закрытого Тибета. Очевидно, что “витая в облаках”, славяне дали повод европейским исследователям говорить о себе как о диком, неспособным к саморазвитию народе. Хотя именно это своеобразие менталитета позволило им освоить Сибирь в три раза быстрее, чем, например, североамериканские пионеры освоили аналогичную по площади и условиям Канаду. Дело в том, что русские искали мифическое “Беловодье”, которое было для них абсолютной реальностью. В новейшей истории такой же реальностью стал и “коммунизм”, в стремлении к которому они перевернули весь мир.
Прагматичный европейский взгляд видит во всем этом страстность, порыв, хотя дело в другом. Никита Михалков метко подметил, что на Западе главный вопрос философии “как жить?”, а в России - “для чего жить?” По некоторым исследованиям, у протославянских племен обязательно была своя родовая легенда - “кощуна”, которая выражала образ племени, его идею. Кощуна всегда хранилась в строгой тайне, и волхвы передавали ее из поколения в поколение. Считалось, что, разгласив кощуну, можно было обречь все племя: его “существо” погибало, потому что без ощущения своей миссии (“для чего?”) оно становилось простой группой родственников, легкой добычей других племен, тотемы которых продолжали объединять своих подопечных в “единство устремлений”.
Вот почему мы и сегодня молчим о загаданном, подсознательно чувствуя, что становясь “веществом” (речением, названием), наш замысел как бы перестает “существовать”, то есть перестает быть для нас реальной действительностью. Наверное, это происходит потому, что, выбалтывая тайный образ, мы тем самым “вынимаем” его из поведенческой, моделеобразующей части нашего сознания и определяем в некий архив как инсталляцию. Становясь мертвой информацией, образ уже не может иметь отношения к нашей реальной жизни, то есть к судьбе.
Возможно, в этом первоначальный смысл легенды о Вещем Олеге, с которой мы начали. Сюжет, так сказать, чисто славянский: былинный каган поплатился за попытку отнестись к “вести” как к “сути”. Не надо было ему придавать значение пророчеству: оставлять любимого коня и вообще суетиться. Но он это сделал и получил свою “судьбу” (от “суть”, “существо”, “естество”). Видимо, свое историческое прозвище Олег получил в назидание потомкам: как скандинав, который действовал не по-славянски. “Вещий” – это подчинивший себя “вещи”, т.е. сказанному.
Кроме совета маркетологам избегать в рекламе слово “качество” (корневая морфема “кач-кощ” запускает в подсознании носителей русского языка отрицательную программу), а девицам на выданье – не исповедоваться о своих планах относительного избранного “молодого человека”, хочется сделать другой, более важный вывод. Только в русском языке вы найдете феномен, когда одно слово означает одновременно и планету, и отсутствие войны, и человеческое сообщество. У других народов эти три понятия разведены, так как являются, по определению, разными “веществами”. Значит, идеальное будущее Земли – это “мир”, который видится русскими глазами. А значит, символ этого мира – тот самый боярский кафтан, который не позволяет работать. В нем рецепт спасения Земли, которая уже давно изнемогает от трудолюбия японцев и голландцев. Именно лености требует от человечества планета.
Только не стоит путать романтичную, блестящую по своей глубине идею русской “обломовщины” с ныне модной идеей воздержания. Страх алкоголика, которому зашили смертельную ампулу, - это так непохоже на русских, которые ленятся отнюдь не из прагматичного расчета сохранить природную среду. Они просто живут в “сущем” мире Ильи Обломова, где имеют значение одни бесплотные образы мечтаний. Не этот ли мир закодирован в значениях русского языка? Нам только надо вернуть их в жизнь и предъявить их в споре с Европой и теоретиками “золотого миллиарда”, чтобы Земля снова обрела привлекательное будущее.

Опубликовано 25 февраля 2005 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1109317850 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ФИЛОСОФИЯ ОБЛОМОВ – ЭТО ИДЕАЛ, К КОТОРОМУ ДОЛЖЕН СТРЕМИТЬСЯ ВЕСЬ МИР

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network