¬џ—Ўјя Ў ќЋј ЅќЋ√ј–»» » ѕќЋ№Ў»: јѕ–ќЅј÷»я "—“јЋ»Ќ— ќ…" ћќƒ≈Ћ» (1948 - 1956 √ќƒџ)

јктуальные публикации по вопросам педагогики и современного образовани€.

NEW ѕ≈ƒј√ќ√» ј » ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈


ѕ≈ƒј√ќ√» ј » ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈: новые материалы (2023)

ћеню дл€ авторов

ѕ≈ƒј√ќ√» ј » ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈: экспорт материалов
—качать бесплатно! Ќаучна€ работа на тему ¬џ—Ўјя Ў ќЋј ЅќЋ√ј–»» » ѕќЋ№Ў»: јѕ–ќЅј÷»я "—“јЋ»Ќ— ќ…" ћќƒ≈Ћ» (1948 - 1956 √ќƒџ). јудитори€: ученые, педагоги, де€тели науки, работники образовани€, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

ѕолезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Ѕеларусь глазами птиц HIT.BY! «вЄздна€ жизнь KAHANNE.COM Ѕеларусь в »нстаграме


јвтор(ы):
ѕубликатор:

ќпубликовано в библиотеке: 2022-05-12

—воеобразие развити€ систем высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши в 1948 - 1956 гг. было определено местом и ролью высшей школы в рамках модели национального ускорени€ советского образца, утвердившегос€ в качестве ориентира у коммунистических партий, добившихс€ к 1948 г. монополии в политической жизни. ќсобенностью модернизации был ее "запаздывающий" по отношению к западной части континента характер. ƒанна€ ситуаци€ обусловила методы ее реализации, предполагавшие принудительность преобразований, форсированные темпы и высокую степень социального напр€жени€ [1. —. 36]. —истема высшего образовани€ в схеме "догон€ющей" модернизации превращалась в механизм рекрутировани€ кадров дл€ осуществлени€ задач общественного и экономического развити€. ѕопытка полного подчинени€ системы высшего образовани€ задачам "первых п€тилеток" привела к концентрации усилий вузов на подготовке высококвалифицированных специалистов, отодвига€ все остальные функции системы высшего образовани€ на задний план.

¬ адаптации системы высшего образовани€ к новой модели национального ускорени€ Ѕолгари€ и ѕольша опирались на опыт ———–. Ќеобходимость максимального приближени€ к советским образовательным паттернам - императив многих постановлений болгарских и польских центральных органов.  анонизацию советского опыта коммунистическими элитами Ѕолгарии и ѕольши, после поисков и колебаний первых послевоенных лет, исследователи объ€сн€ют р€дом факторов: помощью ———– в достижении ими власти, давлением со стороны ». ¬. —талина и его окружени€, а, главное, теоретической и практической слабостью коммунистического руководства дл€ решени€ масштабных сто€щих перед ними задач национального развити€ [2. —. 37]. ѕериод 1948 - 1956 гг. в истории развити€ высшей школы Ѕолгарии и ѕольши отличает наиболее интенсивное внедрение советских стандартов в функционирование систем высшего образовани€. ¬ силу этого, апогей тоталитаризма стал временем наибольшего сходства процессов в развитии систем высшего образовани€ в обеих странах. »спользование советского опыта во многом облегчало задачу реструктуризации высшей школы, поскольку создавало услови€ дл€ быстрого внедрени€ достаточно рационального варианта системы образовани€, не распыл€€ врем€ и


ѕетровска€ ќксана ¬асильевна - канд. ист. наук, доцент Ѕрестского государственного университета.

стр. 62


силы на эксперименты через которые прошла высша€ школа ———– в 1920 - 1930 гг.

ќднако перипетии предшествующего исторического развити€ во многом обусловили различи€ в воспри€тии советской модели в болгарском и польском обществе. ≈сли дл€ пол€ков социализм изначально воспринималс€ как чуждое €вление уже в силу того, что исходил он от –оссии, то в болгарском общественном сознании он утверждалс€ как собственный вариант существовани€. ѕомощь –оссии в русско-турецких и ¬торой мировой войнах сформировала в ментальных конструкци€х болгар установки на искупление грехов, особые об€занности по отношению к ———–, которыми можно объ€снить более охотное воспри€тие "братской советской помощи" [3. —. 73].

“аким образом, различи€ в отношении общества к внедр€емым образцам и, следовательно, степени сохранени€ элементов традиционных моделей высшего образовани€, при единстве общей направленности процессов, открывают поле дл€ сравнительного анализа функционировани€ систем высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши в 1948 - 1956 гг.

–еализаци€ тех задач, которые были поставлены перед высшей школой модернизационными процессами, была невозможна без коренной перестройки организации и управлени€ системы высшего образовани€. ќсновным направлением реформы в этой сфере €вилась централизаци€ и ограничение академической свободы, что отвечало тенденци€м тоталитарного процесса в сталинском варианте, выражавшимс€ в разрушении автономных структур, отказе от демократических традиций, централизованном, директивном управлении экономикой.

ѕравовую основу внутренней и внешней реструктуризации системы высшего образовани€ в Ѕолгарии и ѕольше составили новые законы о высшей школе, заменившие переходные акты 1947 г. ќсобенностью формировани€ законодательной базы в обеих странах в конце 40-х - первой половине 50-х годов XX в. была ее поэтапна€ модификаци€ в соответствии с нарастающими темпами формировани€ индустриальной цивилизации и степенью напр€жени€ политического режима. ѕри этом в Ѕолгарии законодательна€ база была обновлена значительно раньше, чем в ѕольше. «адачу радикальной реформы просвещени€, охватывающей все ступени образовани€, √. ƒимитров поставил в феврале 1948 г. на II съезде ќтечественного фронта [4. —. 494], а 2 сент€бр€ 1948 г. был прин€т новый закон о высшем образовании. ¬ ѕольше по€вление законодательного акта от 26 апрел€ 1950 г., заложившего основу дл€ реорганизации внешней структуры высшей школы на основе советской модели, было инициировано подготовкой шестилетнего плана (1950 - 1955). Ќо 15 декабр€ 1951 г. вышел новый закон "ќ высшем образовании и научных учреждени€х", носивший более комплексный характер.

ѕоиск адекватной модели управлени€ системой высшего образовани€ привел к разрушению характерной и дл€ Ѕолгарии, и дл€ ѕольши традиционной довоенной организационной структуры, объедин€вшей высшую школу с другими образовательными ступен€ми в рамках министерств просвещени€. ”же в марте 1948 г. в Ѕолгарии дирекци€ высшего образовани€ перешла в  омитет по науке, искусству и культуре ( Ќ» ) во главе с ¬. „ервенковым [5. —. 2]. ј в ѕольше система высшего образовани€ была передана в ведение вновь созданного ћинистерства высшего образовани€ и науки законом от 26 апрел€ 1950 г.

ѕолномочи€ министров, которым была передана ответственность за высшее образование, расшир€лись. ѕольский закон 1951 г. предоставил министру право

стр. 63


создавать, ликвидировать и реорганизовывать факультеты, кафедры и другие подразделени€ вузов, утверждать планы, программы и регламент обучени€. ћинистр назначал ректора, проректоров, деканов и мог уволить ректора по требованию ученого совета [6. §§ 8, 19, 23]. ƒо 1954 г. в каждом польском вузе функционировал представитель министра по делам молодежи.

¬ Ѕолгарии наибольшее вмешательство со стороны министерства в де€тельность вузов прослеживаетс€ после 1952 г., когда были внесены изменени€ в закон о праве председател€  Ќ»  назначать ректоров, проректоров и деканов [7. „л. 6, 12].

“аким образом, ограничение академической свободы в обеих странах в первой половине 1950-х годов достигло своей кульминации, хот€ основы коллегиальности, в лице общих собраний и ученых советов вузов (сенат в ѕольше и академический совет в Ѕолгарии) в управлении системой высшего образовани€ законодательство обеих стран сохранило. ќднако коллегиальные органы приобрели "сотрудничающий" с ректором характер, утратили вли€ние на прин€тие решений и были поставлены под контроль партийных органов [6. § 12; 7. „л. 8, 13].

Ћиквидаци€ независимости научного сообщества, выражавшейс€ в вузовском самоуправлении, сопровождалась утверждением принципа единоначали€ в управлении высшими учебными заведени€ми. ѕосле колебаний второй половины 1940-х годов законодательство обеих стран остановилось на трехлетнем пребывании на посту ректора и двухлетнем - декана. јнализ списков руковод€щих кадров в вузах в исследуемый период свидетельствует о том, что ректоры имели не только значительную власть, но и были обременены ответственностью. ѕерва€ половина 1950-х годов, в сравнении с предшествующим периодом, отличаетс€ большей стабильностью в сроках пребывании руководителей вузов на посту. Ќапример, в 1948 - 1956 гг. ягеллонским университетом управл€л “. ћархлевский. “олько один раз смена руководства произошла в ѕознаньском ( . јйдукевич, ≈. —ушко), Ћодзинском (…. ’аласиньский, я. ўепаньский) и —офийском (√. Ќаджаков, ¬. √еоргиев) университетах [8. —. 323 - 324; 9. S. 235 - 239; 10. S. 15 - 16; U. S. 29]. “аким образом, назначение ректоров не только подчин€ло их центральной власти, но и обеспечивало независимость от академического плюрализма, а также повышало ответственность за действи€ по выполнению плана "производства специалистов". ƒанна€ модель управлени€ высшей школой советского образца соответствовала политическому режиму и задачам высшей школы в реализации проекта преодолени€ отсталости.

¬месте с тем в подборе руковод€щих кадров в вузы Ѕолгарии и ѕольши прослеживаютс€ различные тенденции. ≈сли старое руководство —офийского университета очень быстро было заменено новым, послушным и некомпетентным [12. —. 16], то во главе польских вузов и в "период сталинизма" находились известные ученые, способные сохран€ть самосто€тельную позицию. “ак, в 1955 г. из 44 ректоров по сведени€м ÷  ѕќ–ѕ только 10 €вл€лись членами партии [13. —. 18]. Ќовой чертой в руководстве системой образовани€ в Ѕолгарии и ѕольше после 1950 г. стала отраслева€ раздробленность управлени€, отразивша€ общую тенденцию разветвлени€ государственных структур. “ак, медицинские, сельскохоз€йственные, педагогические, художественные, театральные вузы, институты физической культуры в обеих странах были подчинены министерствам соответствующего ведомства. Ќапример, в 1951 г. из 83 действовавших в ѕольше вузов 40 находилось в ведении ћинистерства высшего образовани€ и науки, 10 - в ведомстве ћинистерства здравоохранени€, 6 - ћинистерства просве-

стр. 64


щени€, 18 - ћинистерства культуры и искусства, 2 - √лавного комитета по физической культуре [14. S. 59 - 60]. «аложенна€ в начале 1950-х годов разобщенность управлени€, несмотр€ на требовани€ подчинени€ вузов единому ведомству, сохран€лась в Ѕолгарии и ѕольше до конца социалистического периода.

ќтраслева€ диверсификаци€ управлени€ системой высшего образовани€ была обусловлена идентичными структурными реформами высшей школы, которые были проведены в Ѕолгарии и ѕольше в конце 1940-х - начале 1950-х годов и опирались на советский опыт.

—ущность реорганизации заключалась в дроблении университетов и создании на основе их подразделений самосто€тельных высших учебных заведений. ¬ Ѕолгарии децентрализаци€ университетов началась раньше, чем в ѕольше. —разу же после прин€ти€ закона о высшем образовании 1948 г. из четырех факультетов —офийского университета (агрономического, зоотехнического, лесоводческого, ветеринарного) была создана —ельскохоз€йственна€ академи€ [8. —. 29]. ј в 1953 г. она была разделена на сельскохоз€йственный и ветеринарный вузы. ¬ ѕольше формирование высшей сельскохоз€йственной школы началось с образовани€ вуза в ќлышыне в 1950 г., а закончилась в 1955 г. созданием шестой по счету сельскохоз€йственной школы в Ћюблине [15. S. 66 - 68].

Ѕолее оперативно в обеих исследуемых странах - в течение 1950/1951 учебного года организовывались медицинские институты из лечебных и фармацевтических факультетов университетов. —амосто€тельными высшими учебными заведени€ми стали экономические и теологические факультеты польских и болгарских университетов. ѕрофилизаци€ и дробление охватили и другие типы учебных заведений. Ќапример, политехнический институт в —офии в 1953 г. был разделен на четыре самосто€тельных высших учебных заведени€ [16. N 47. —. 1 - 2]. “аким образом, в результате реорганизации произошло резкое разрастание вузовской сети. “ак, если в 1948/49 учебном году в ѕольше действовало 59 вузов, то в 1954/55 - 84 [17. S. 395]. ¬ Ѕолгарии за этот же период численность вузов выросла с 12 до 20 [18. —. 351]. ќчевидно, что расширение численности структурных подразделений сопровождалось ростом административного аппарата и бюрократии в системе высшего образовани€.

—ледствием реформы €вилось также доминирование в обеих странах специализированных институтов. Ќеобходимость данных структурных изменений диктовали как задачи превращени€ высшей школы в "кузницу кадров" дл€ обеспечени€ модернизационных процессов, так и политические мотивы, требовавшие снижени€ роли университетов, остававшихс€ центрами независимой мысли. ¬ результате по традиционному университету, которой до конца 1940-х годов продолжал оставатьс€ символом систем высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши, был нанесен мощный удар. ”частие университетов в подготовке специалистов снизилось.  роме того, после 1949 г. началс€ процесс превращени€ университетов, как и других вузов, в высшие профессиональные учебные заведени€, лишенные научно-исследовательских функций, которые перемещались в специализированные научно-исследовательские институты. “ак, в 1951 г. в Ѕолгарскую академию наук были переведены многие научные институты —офийского университета. Ќаучно-исследовательские институты вузов в ѕЌ– подчинила созданна€ в 1952 г. ѕольска€ академи€ наук. –азрушению единства академической науки в университетах способствовала и структурна€ реорганизаци€. “ак, после отделени€ политехнического института от ¬роцлавского университета в 1951 г.,

стр. 65


последний лишилс€ направлени€ обучени€ в области химии [19. S. 122 - 123]. √еологические кафедры ягеллонского университета в 1952 г. были перенесены в √орно-металлургическую академию и т. д. [20. S. 188].

ѕри определении концепций развити€ высшей школы в расчет больше не принимались интересы личности в удовлетворении потребностей интеллектуального развити€. ”ниверситеты отстран€лись от их традиционной роли национальных интеллектуальных центров, аккумулирующих и распростран€ющих общественные ценности. ”тратив свой универсальный характер, как и другие вузы, они должны были стать производственными организаци€ми по формированию профессиональной социалистической интеллигенции: учителей, журналистов, администраторов и т. д. ѕри этом на практике основной задачей университетов стала подготовка педагогических кадров. ƒанна€ тенденци€ была особенно заметна в Ѕолгарии. ¬ 1952 г.  Ќ»  развил идею о "двойных" учебных планах дл€ всех специальностей университета. ќдни должны были обеспечивать подготовку "педагогических" кадров, другие - специалистов "научного профил€". ¬ 1954 г. даже была выдвинута иде€ преобразовани€ —офийского университета в педагогический институт [21. —. 287, 294]. ќна не была реализована, но оставила глубокий след в выраженной педагогической направленности университета. ¬ 1955 г. в учебные планы на всех специальност€х университета были введены методика преподавани€ предмета (от 36 до 72 ч. в зависимости от специальности) и шестинедельна€ педагогическа€ практика. ј на историческом факультете, после консультаций с советскими коллегами, педагогическа€ практика была добавлена еще на п€том курсе (по одному дню в неделю). ¬рем€, отведенное на изучение педагогических дисциплин, составл€ло на специальности "–усский €зык и литература" 14% учебных часов [22. N 2. —. 1 - 6].

¬ ѕЌ– в 1950-е годы больше всего пострадали Ћодзинский, Ћюблинский и “оруньский университеты, которые были причислены к последней группе по степени значимости. ¬ Ћодзинском университете, например, набор студентов с 1949 по 1955 г. уменьшилс€ в три раза. —тавилс€ даже вопрос о ликвидации "анемичного" вуза [11. S. 21 - 22]. Ќо и более сильные университеты, в сравнении с техническими вузами, заметно ограничивались в финансировании, испытывали не только уменьшение лимитов набора, но и интереса к ним абитуриентов. “ак, например, в 1955/56 учебном году во ¬роцлаве в университет подали документы 1151, а в ѕолитехнический институт - 1960 абитуриентов [23. S. 171]. Ётому университету, который в силу своего территориального расположени€, имел более выгодные услови€ послевоенного старта, в 1950-х годах в решении материальных проблем не помогало даже присвоенное ему им€ Ѕ. Ѕерута. —нижению престижа университетов способствовало создание в университетских центрах высших педагогических школ. ¬месте с тем, несмотр€ на политику дискриминации в отношении университетов, в ѕольше их численность в первой половине 1950-х годов оставалась неизменной. ¬ Ѕолгарии, созданные в 1945 г. университеты, были перепрофилированы в специализированные вузы. ¬ результате в стране с середины 1950-х до начала 1970-х годов функционировал только один университет - —офийский.

ѕоспешность преобразований, обусловленна€ интенсивными социальными и экономическими изменени€ми, не оставл€ла времени на поиск продуманных решений. ¬ итоге в процессе реорганизации не придавалось существенного значени€ рациональному территориальному размещению вузов. ќтпечаток централизма про€вл€лс€ в концентрации вузов в крупных промышленных городах. ¬

стр. 66


Ќ–Ѕ тенденци€ к смещению центра т€жести системы высшего образовани€ в столицу носила более выраженный характер. 14 из 20 вузов и более 80% студентов в первой половине 1950-х годов были сосредоточены в —офии. Ѕесспорно, что данна€ ситуаци€ провоцировала проблемы последующего распределени€ специалистов. ¬ ѕольше относительной децентрализации сети вузов способствовало разрушение ¬аршавы во врем€ войны. Ќо и в этой стране 14 из 78 вузов, в которых обучалась четверть польских студентов, действовали в 1955/56 учебном году в столице.

–еструктуризаци€ внесла хаос в учебный процесс. ÷ентральна€ власть часто фетишизировала реорганизационные постановлени€, поддава€сь соблазну, что их формальное действие даст требуемые и ожидаемые результаты. ќрганизаторы реформы, усердно копиру€ советскую модель, старались отличитьс€ количественными показател€ми. —озданные факультеты и специальности закрывались, перемещались из вуза в вуз, либо расформировались. “ак, в 1952/53 учебном году в Ѕолгарии насчитывалось восемь технических и восемь сельскохоз€йственных факультетов, в 1953/54 - дес€ть и п€ть, а в 1956/57 - семь и четыре соответственно [24. —. 114]. „астые изменени€ создавали ощущение нестабильности в преподавательской среде [9. S. 371]. —туденты чувствовали себ€ "подопытными кроликами" [25. S. 57].

ѕр€мым следствием институциональной реформы в польских университетах €вилось вынужденное дробление оставшихс€ малочисленных факультетов. ќ больших организационных изменени€х свидетельствует тот факт, что, например, только в ягеллонском университете в 1945 - 1956 гг. было создано 54 новые кафедры, ликвидировано 25, переименовано 53 и объединено 11 организационных подразделений [20. S. 206].

»нтенсивный процесс создани€ факультетов и кафедр в первой половине 1950-х годов сопровождалс€ по€влением новых специальностей: в Ѕолгарии существовало 150 специальностей, а в ѕольше их число достигало 200 [26. N 3. —. 4; 27. N 5. S. 37]. ѕри этом половина (99 в 1954 г.) относилась к техническим специальност€м, тогда как до войны в ѕольше их насчитывалось лишь 24 [14. S. 54]. “енденци€ к дифференциации специализаций в системе высшего образовани€ была обусловлена подчинением структуры обучени€ решению социально-экономических задач модернизации. ќпределение номенклатуры специальностей в конце 1940-х годов перешло от вузов к централизованным государственным органам, которые широко использовали советский опыт.  ак полагали в Ѕолгарии высша€ школа должна была готовить не просто специалистов, а "высококвалифицированных специалистов", которых отличало наличие обширных знаний в конкретной области [26. N 1. —. 20, 38].

Ўирокие потребности в специалистах разнообразного профил€, отсутствие времени на профессиональную адаптацию специалиста на рабочем месте стали главными побудительными мотивами к увеличению количества специальностей. —ледовательно, главными инициаторами подготовки специалистов "узкого профил€" были руководители предпри€тий, выдвигавшие свои предложени€ перед руководством высшим образованием. ƒело доходило до требований подготовки инженеров-технологов по томатному пюре, фруктовым сокам, желе и т. п. [26. N 4. —. 24]. —вой отпечаток на формировании номенклатуры специальностей оставили сокращение сроков обучени€, введение ступенчатого образовани€, по€вление форм обучени€ без отрыва от производства. ѕоддерживали расши-

стр. 67


рение спектра специальностей и сами вузы, которые получали возможность новых инвестиций и дополнительных преподавательских мест.

“аким образом, реорганизаци€ рубежа 1940 - 1950-х годов положила конец продолжавшей реализовыватьс€ после войны концепции широкого, общего, универсального высшего образовани€ и заложила основы узкой профилизации обучени€ в вузах. Ќесмотр€ на то, что со второй половины 1950-х годов с высоких трибун все чаще звучали требовани€ сокращени€ количества специальностей, узкую специализацию обучени€ высшей школе Ѕолгарии и ѕольши не удалось преодолеть до конца 1980-х годов.

Ѕыстрый промышленный подъем сопровождалс€ острым дефицитом квалифицированных специалистов, в первую очередь, дл€ производственной сферы. ѕри этом следует учитывать, что задачи модернизации в отсталой аграрной Ѕолгарии сто€ли гораздо острее, чем в ѕольше, а отсутствие традиций высшего технического образовани€ требовало больших усилий высшей школы при выполнении государственных заданий. Ќо и в ѕольше в 1950 г., по выражению Ѕ. Ѕерута, в отношении хоз€йственных и инженерно-технических кадров ощущалс€ "насто€щий голод" [28. —. 317]. —мена властных элит в результате установлени€ власти коммунистических партий, привела к резкому снижению профессионализма и образовательного уровн€ руковод€щих кадров. “олько 2.51% членов Ѕ ѕ к концу 1949 г. имели высшее образование [28. —. 145]. ƒополнительные стимулы дл€ развити€ высшей школы создавали репрессии в отношении старой довоенной интеллигенции.

ѕотребность в производстве максимального количества специалистов в минимальные сроки привела к реорганизации внутренней структуры обучени€. ¬ ѕольше с 1948/49 учебного года начала вводитьс€ двухстепенна€ система обучени€ на технических, сельскохоз€йственных, университетских специальност€х, за исключением медицины и психологии. ѕерва€ ступень, длительностью в три с половиной года, ориентированна€ на профессиональную подготовку, занимала господствующее положение в польской системе высшего образовани€ до 1954 г. «ан€ти€ на второй ступени, дающей титул магистра или магистра-инженера, получили право проводить немногие вузы [29. S. 25]. Ќо эксперимент оказалс€ неудачным. —нижение уровн€ подготовки специалистов стало причиной отказа от первой ступени и возвращени€ к п€тилетнему сроку обучени€.

¬месте с тем, несмотр€ на растущие потребности в специалистах, в сравнении с предшествующим периодом, по€вились признаки торможени€ процессов расширени€ студенческого контингента. ќсобенно заметным было уменьшение студентов в Ѕолгарии, где с 1948/49 до 1951/52 учебного года количество студентов сократилось с 39221 до 29417 человек, а к показателю 1948/49 г. численность студентов вернулась только в 1957/58 учебном году. ќбщий баланс численности студентов в польских вузах до середины 1950-х годов оставалс€ положительным, хот€ прослеживаетс€ незначительное снижение численности студентов с 141706 в 1951/52 учебном году до 131297 в 1952/53. ¬ результате ѕольша (57) в 1955/56 учебном году обогнала Ѕолгарию (48) по количеству студентов на 10000 человек населени€ [17. S. 400; 30. —. 561]. ќднако динамика численности студенческого контингента и в этой стране перестала носить пр€молинейный характер, а темпы прироста замедлились.

Ќесмотр€ на несинхронность процессов в Ѕолгарии и ѕольше, очевидны общие тенденции контрол€ над численностью студентов. √осударство, национализировавшее высшую школу, при ограниченных финансовых ресурсах вынужде-

стр. 68


но было перейти к регулированию потока абитуриентов по специальност€м в жестком соответствии со своими потребност€ми, использу€ систему приема и формы обучени€.

Ћавинообразный приток студентов в вузы, прослеживающийс€ с окончани€ войны был прекращен. ¬ частности, в 1953/54 учебном году в болгарские вузы было прин€то 9256 чел, в 1954/55 - 7460, в 1955/56 - 6710 [24. —. 137]. ќднако при общей тенденции к уменьшению студентов ситуаци€ значительно дифференцировалась в зависимости от направлени€ обучени€.

ѕоскольку ключевым пунктом социалистического проекта "догон€ющей" модернизации €вилась индустриализаци€, первоочередной задачей в Ѕолгарии и ѕольше 1950-х годов стала подготовка инженерно-технических кадров. Ќо различие в стартовых услови€х модернизации обусловило более высокие темпы развити€ польской высшей технической школы в сравнении с болгарской в исследуемый период. ¬ 1948/49 - 1956/57 учебных годах, при общем уменьшении студенческого контингента, численность студентов инженерно-технических специальностей в Ѕолгарии возросла более чем в два раза, с 4606 до 9645 человек, в ѕольше в три раза с 21154 до 63536 [18. —. 351; 17. S. 398]. ¬ итоге в ѕЌ– в первой половине 1950-х годов будущие инженеры стали самой многочисленной группой студентов. ¬ 1953 - 1955 гг. удельный вес учащихс€ на инженерно-технических направлени€х обучени€ в общем составе студенчества достигал 40%. ≈сли оценивать совокупную роль технических и сельскохоз€йственных специальностей в структуре обучени€ на прот€жении всей социалистической истории высшей школы ѕольши, то "период сталинизма" можно выделить как врем€ наибольшего их развити€. ¬ 1955/56 учебном году больше половины студентов учились на этих специальност€х. Ѕолгари€ же до 1956 г. значительно отставала от ѕольши по развитию инженерно-технических специальностей, хот€ дол€ студентов этой группы неуклонно возрастала. ƒо 1952/53 учебного года ведущие позиции в структуре обучени€ в болгарских вузах сохран€ли медицинские специальности. Ќо с 1953/54 учебного года будущие инженеры, достигнув 24% в составе студенчества, стали лидирующей группой учащихс€. ¬месте с тем Ќ–Ѕ, котора€ в первой половине 1950-х годов оставалась кресть€нской страной, в два раза опережала в этот период ѕольшу по удельному весу студентов сельскохоз€йственных специальностей. “ак, в 1951/52 учебном году на сельскохоз€йственных специальност€х Ѕолгарии учились 15.16% всех студентов, а ѕольши - 6.77%. ¬ 1957/58 учебном году - 18.08% и 9.32% соответственно (рассчитано по: [17. S. 398; 31. —. 245]). ќ значении, придаваемом развитию сельскохоз€йственных специальностей в Ѕолгарии, говорит тот факт, что на них не распростран€лись существенные ограничени€ в приеме абитуриентов в период тотального сокращени€ студенческого контингента.

ѕоскольку образование, трактовавшеес€ в прин€той концепции общественного развити€ как важнейша€ общественна€ ценность и инструмент социального равенства, должно было стать всеобщим и доступным, в стратегии подготовки кадров с высшим образованием внимание акцентировалось на обучении учителей. ќднако концентраци€ сил на обеспечении специалистами отраслей, имеющих решающее значение дл€ процессов модернизации, при недостаточности ресурсов, неизбежно вело к остаточному принципу подготовки специалистов в других сферах. » в Ѕолгарии, и в ѕольше, где здравоохранение декларировалось как социальна€ гаранти€, начала про€вл€тьс€ тенденци€ к уменьшению подготовки кадров на дорогосто€щих медицинских специальност€х. ≈сли в

стр. 69


1948/49 учебном году удельный вес изучавших медицину составл€л 21.5% всех болгарских студентов и 17.6% польских, то в 1954/55 учебном году - уже 15.6% и 15.7% соответственно (рассчитано по: [17. S. 398; 31. —. 245]). ¬ Ѕолгарии на фоне общего уменьшени€ численности студенческого контингента сокращение студентов медицинских специальностей с 7997 в 1950/51 учебном году до 5264 в 1954/55 было особенно заметно.

Ќаибольшей дискриминации в первой половине 1950-х годов подверглись гуманитарные направлени€ обучени€ в университетах. “ак, в Ћодзинском университете в этот период из 14 гуманитарных специальностей осталось только три: истори€, польска€ и российска€ филологи€ [11. S. 21]. Ќа гуманитарном факультете “оруньского университета - две из 12 [32. S. 15]. —реди закрытых в 1950-е годы специальностей были археологи€, классическа€ филологи€, германистика, романистика, педагогика, философи€, психологи€, социологи€. ÷еленаправленно сокращалось количество студентов на иностранной филологии. ¬ластные структуры не без основани€ полагали, что знание иностранных €зыков открывает дорогу к культуре «апада, а незнание - закрывает [33. S. 126, 261]. ѕодобные тенденции в развитии гуманитарных направлений обучени€ прослеживались и в Ѕолгарии.

ќсобое отношение было у властных структур обеих стран к юридическим факультетам. ѕо за€влению √. ƒимитрова юридическа€ специальность не имела перспектив, потому, что в будущем люди перестанут судитьс€, а конфликты между лицами и учреждени€ми будут решатьс€ общественным путем, как в ———– [34. —. 363]. ёридические факультеты больше не рассматривались как источник кадров управленческих структур. ƒл€ подготовки руковод€щих работников были предназначены специальные учебные заведени€, такие, например, как ¬ысша€ партийна€ школа при ÷  Ѕ ѕ или ¬ысша€ школа общественных наук в ¬аршаве, а также технические вузы, где формировалась технократи€ - управленческа€ прослойка, характерна€ дл€ индустриального общества.

Ѕудущие юристы в первой половине 1950-х годов стали самой немногочисленной профессиональной группой студентов в Ѕолгарии. Ќапример, если до войны право изучали 18.4% болгарских студентов, в 1948/49 учебном году - 14.32%, то в 1953/54 - только 2% (рассчитано по: [31. —. 245]). Ётот показатель сохранилс€ и в последующие дес€тилети€. Ќе пользовалась юриспруденци€ расположением властей и в ѕольше. ¬ 1953 - 1958 гг., например, был закрыт факультет права в “оруньском университете им. ћ.  оперника [33. S. 126]. ¬ тоже врем€ темпы сокращени€ численности студентов этой специальности не были такими резкими, как в Ѕолгарии. ѕольские университеты в услови€х реструктуризации и уменьшени€ абсолютной численности студентов смогли сохранить долю юридических факультетов в подготовке студентов на уровне 30%. ¬ итоге относительно высокий удельный вес студентов-юристов €вл€лс€ отличительной чертой высшей школы ѕольши во всем социалистическом блоке.

¬ целом реформы профессиональной структуры высшего образовани€ ѕольши отличались большей степенью амортизации советской модели, чем в Ѕолгарии. “ак, например, в начале 1950-х годов там функционировало 18 художественных вузов (театральных, музыкальных, изобразительного искусства), что, по мнению советских наблюдателей, значительно превышало "истинные потребности в такого рода кадрах". ¬ызывало их возмущение и количество студентов, изучавших религию [28. —. 648, 649].

стр. 70


“аким образом, формирование профессиональной структуры высшего образовани€ подчин€лось социально-экономическим процессам, характерным дл€ Ѕолгарии и ѕольши первой половины 1950-х годов. ƒиспропорции в распределении студенческого контингента отражали неравномерность развити€ отдельных отраслей хоз€йственной и социальной сферы. ќднако престижность специальностей в общественном сознании не всегда совпадала с экономическими и политическими приоритетами государства. “ак, в 1955/56 учебном году наибольший конкурс среди польских вузов был на гуманитарных специальност€х университетов и в медицинских академи€х [17. S. 422]. —туденты этих направлений, отличавшиес€ лучшей подготовкой, происходили из более обеспеченных и образованных городских слоев. »сследование материального положени€ студентов варшавских вузов, проведенное —. Ќоваком в 1957/58 учебном году показало, что среднемес€чный доход семей учащихс€ ¬аршавского университета на 14.3%, а медицинской академии - на 10.5% выше среднего показател€ (рассчитано по: [35. S. 57]).

Ќеобходимость изменени€ пропорций на отдельных направлени€х обучени€ и ограниченные финансовые ресурсы дл€ сферы образовани€ у государств, совершавших "большой скачок" к индустриальной цивилизации, требовали преодолени€ стихийности процессов формировани€ студенческого контингента. ќтбор в вузы наиболее способных, усердных, амбициозных, морально и физически здоровых молодых людей обеспечивал максимальную эффективность использовани€ их в качестве специалистов. ќформивша€с€ после 1948 г. система лимитированного приема в вузы на конкурсной основе, ориентированна€ на потребности рынка труда, имела свои отличительные черты. ќна мало учитывала интересы и наклонности кандидатов, но концентрировала внимание на формальных критери€х. ¬ частности, в централизованно разрабатываемых правилах приема в вузы акцент в оценке кандидатов был перемещен с показателей успеваемости в средней школе на вступительные экзамены.

¬ысша€ школа должна была стать институтом формировани€ сторонников и будущих элит политического режима. “ребование учитывать общественную активность абитуриента было закреплено польским законом о высшем образовании 1951 г. ѕри этом к вступительным экзаменам не допускались абитуриенты без направлений школьных и поветовых квалификационных комиссий [6. §§ 3, 10].

≈ще большее значение морально-политическим критери€м отбора придавалось в Ѕолгарии, в вузы которой после войны не допускались лица "с фашистскими и другими антинародными" взгл€дами [36. S. 5]. Ќапротив, были определены привилегии дл€ особой категории "антифашистской молодежи", которые с течением времени утвердились как пожизненные, а в р€де случаев могли передаватьс€ по наследству. —огласно закону о высшем образовании 1948 г. все сведени€ о кандидатах завер€лись местными народными советами, без согласи€ которых документы у абитуриентов не принимались [37. „л. 40, 41].

Ќачина€ с 1947 г. важную роль в процессе отбора абитуриентов стал играть фактор социального происхождени€. ¬ластные структуры ѕольши и Ѕолгарии стремились увеличить образовательные возможности дл€ выходцев из низших слоев населени€ и сократить их дл€ бывшей социальной верхушки. Ёто соответствовало цел€м дестратификации общества и трудовой этике социализма.  роме того, считалось, что студенческа€ молодежь, происход€ща€ из р€дов интеллигенции или предпринимателей, в большей степени подвержена воздействию со стороны реакционной, т. е. антисоциалистической буржуазной идеологии. " ого следует принимать в вузы, - вопрошала болгарска€ коммунистка ÷ола ƒрагойчева, - тех, кто имел деньги на частные уроки, или ... сыновей и дочерей

стр. 71


народа, которые будут наиболее полезными Ѕолгарии?" (цит. по: [34. —. 361]). —ледовательно, в основу формировани€ студенческих коллективов в соответствии с документами V съезда Ѕолгарской коммунистической партии (1948 г.), был положен социальный критерий. ¬ €нваре 1950 г. было прин€то решение ѕолитбюро ÷  Ѕ ѕ "ќ создании верной партии и народной власти социалистической интеллигенции", постановившее в 1950/51 учебном году прин€ть в вузы 30 - 40% молодых рабочих из числа ударников и рационализаторов производства [38. —. 154, 239]. ¬ ѕольше установка на представительство привилегированных трудовых социальных групп в вузах была еще выше - 60% [20. S. 212]. Ётой цели подчин€лись концепции развити€ вузов, такие, например, как модель "университета рабочего города" ректора Ћодзинского университета …. ’аласиньского [39. S. 36 - 37]. Ќа обеспечение заданных пропорций была направлена сложна€ конкурсна€ процедура набора в вузы, в которой решающий голос имел представитель министерства.

Ќа расширение доступа к высшему образованию материально необеспеченных групп населени€ были направлены программы стипендиальной и других видов социальной помощи студентам, что давало к тому же и гарантии размещени€ выпускников в соответствии с государственными нуждами. ƒо середины 1950-х годов по размаху стипендиальной помощи ѕольша значительно опережала Ѕолгарию. ¬ 1954/55 учебном году 72.9% польских студентов имели возможность получать стипендии, а в Ѕолгарии этот показатель не превысил 43% [40. S. 417; 18. —. 353]. Ѕесспорно, что в сравнении с 3% довоенных обладателей стипендий прогресс был налицо и в этой стране, но период "сталинизма" дл€ польского студенчества, с точки зрени€ государственной материальной поддержки оказалс€ самым благопри€тным. ¬ернутьс€ к показател€м охвата стипендиальной помощью первой половины 1950-х годов системе высшего образовани€ ѕольши до момента крушени€ социализма так и не удалось.

–езультативность политики по модификации социальной структуры студенчества в Ѕолгарии и ѕольше была обусловлена наличием благопри€тных условий дл€ ее проведени€. “€га к образованию у превратившихс€ в привилегированные в эпоху социализма слоев населени€ была предопределена традици€ми: ориентацией на социально-нравственные ценности двор€нства в польском обществе и кресть€нскими представлени€ми о превосходстве "чистого" труда и городской жизни - в болгарском. [41. S. 43, 44].

¬ 1949 г. лица рабочего и кресть€нского происхождени€ в числе первокурсников польских вузов достигли 58% [14. S. 56]. Ќо их пропорции в составе студенчества различались в зависимости от типа высшего учебного заведени€. ”дельный вес представителей этих групп населени€ в ѕольше был особенно высок в фаворизируемых властью, но непрестижных в обществе, политехнических и педагогических институтах. ”ниверситеты, традиционно сто€щие в оппозиции к власти, как правило, не выдерживали директивных пропорций социального состава учащихс€. Ќо в первой половине 1950-х годов процессы демократизации студенчества отличались интенсивностью и в этой группе вузов. ¬ ягеллонском университете в 1952/53 учебном году рабочие составили 30.8%, а кресть€не - 26.7% [10. S. 214]. ¬ Ѕолгарских вузах эти социальные группы в 1952/53 учебном году составл€ли 29.3%, а в 1953/54 - уже 54.6% от общего числа студентов [31. —. 247]. Ќесмотр€ на последующее снижение этого показател€, курс на обеспечение ведущей роли рабоче-кресть€нской молодежи в этой стране оказалс€ более устойчивым, чем в ѕольше.

ѕодчинение высшей школы трансформирующимс€ потребност€м общественного прогресса выразилось не только в изменении внешней структуры выс-

стр. 72


шей школы, но и в поиске новых форм и методов обучени€. Ќаиболее €рко про€вление этих процессов про€вилось во внедрении на рубеже 1940 - 1950-х годов в системах высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши форм обучени€ без отрыва от производства, практиковавшихс€ в ———– с 1923 г. »спользование советского опыта в исследуемый период позвол€ло получить максимальный эффект, поскольку решало сразу несколько насущных проблем, сто€щих перед высшей школой. Ѕолее дешевое дл€ государства заочное обучение открывало перспективы удовлетворени€ увеличивающегос€ по мере составлени€ новых грандиозных планов спроса на квалифицированные кадры и предоставило рабочим и кресть€нам огромные возможности дл€ продвижени€ по ступен€м социальной лестницы. ѕредпочтение, которые отдавали представители этих социальных групп отделени€м дл€ работающих, было обусловлено их стремлением к ранней самосто€тельности, а также большей доступностью в процессе отбора в вузы.  роме того, важной причиной развити€ форм обучени€ дл€ работающих стало характерное дл€ представителей первого социалистического аппарата управлени€ отставание уровн€ образовани€ от социального и профессионального статуса.   началу 1950-х годов из высших эшелонов власти были вытеснены опытные руковод€щие кадры, получившие образование до войны в «ападной ≈вропе. ѕоэтому характерной чертой послевоенной эпохи €вилось стремление управленческих кадров к восполнению образовани€ в процессе профессиональной карьеры. ќбучение без отрыва от производства также могло решить проблемы тех, кто не смог получить высшего образовани€ до и во врем€ войны и, следовательно, закрыть военный "образовательный люк".

«аочное и вечернее образование в Ѕолгарии и ѕольше по€вилось практически одновременно - в конце 1940-х годов. ќднако формы и направлени€ обучени€ в этих странах в момент возникновени€ существенно различались. “ак, в Ѕолгарии первыми в 1948 г. были организованы трехлетние заочные отделени€ в —офийском университете, которые были ориентированы на подготовку учителей [26. —. 45]. ¬ следующем году, согласно постановлению —овета министров, студенты дневных отделений, не имеющие возможности регул€рно посещать зан€ти€, могли перейти на открытые на всех факультетах университета заочные. ¬ 1949/50 учебном году такой выбор сделали 1198 человек [31. —. 245]. “аким образом, особенностью первого набора студентов-заочников в Ѕолгарии было то, что они не имели производственного стажа. —ледовательно, основным мотивом организации заочных отделений была необходимость повышени€ рентабельности обучени€ и уменьшени€ отсева студентов. Ќа инженерно-технических специальност€х болгарских вузов первые работающие студенты по€вились только в 1953/54 учебном году. “огда же в Ѕолгарии открылась возможность получени€ образовани€ экстерном, предусматривавша€ самосто€тельное изучение материала и сдачу экзаменов без присутственных зан€тий [16. N 39. —. 2 - 3]. Ќо вечернего обучени€ в этой стране не было до 1960 г.

¬ ѕольше, наоборот, сначала возникли вечерние формы обучени€ с целью подготовки технических кадров с высшим образованием. »нициатива формировани€ вечерних курсов принадлежала “овариществу польских инженеров и техников-механиков. ѕерва€ вечерн€€ инженерна€ школа была открыта в 1948 г. в ¬аршаве [14. S. 54]. Ёта особенность отличала ѕольшу не только от Ѕолгарии, но и от других социалистических стран. ¬ 1951 г. вечерние вузы получили одобрение министерства высшего образовани€ и науки, были разработаны основы набора на вечерние отделени€ [42. N 40. Poz. 305. S. 378 - 379]. ќткрылись вечерние инженерные школы в  ракове, Ћодзи, Ѕыдгощи, ѕознани, √даньске, –адоме, ¬роцлаве [42. N 25. Poz. 186. S. 230]. «аочные отделени€ в технических вузах

стр. 73


ѕольши возникли только в 1954 г. Ќесколько раньше - в начале 1950-х годов -они по€вились в высших сельскохоз€йственных школах [15. S. 73]. ќднако в целом дл€ заочного обучени€ в польских вузах, в сравнении с другими формами (экстернатом и вечерним образованием), было характерно запоздалое развитие. ѕри этом заочные отделени€ университетов в первой половине 1950-х годов ограничивали свою де€тельность подготовкой юристов, выдава€ дипломы работникам ћинистерства юстиции, √енеральной прокуратуры, военного суда, ћинистерства общественной безопасности и милиции [43. S. 17]. –аньше всего заочники-юристы по€вились в ¬аршавском университете в 1951 г., а в 1954 - 1955 гг. подобные отделени€ были открыты в других университетах [9. S. 370; 23. S. 164; 20. S. 210].

ќбучение без отрыва от производства получило динамичное развитие. «аочные и вечерние курсы пользовались большой общественной попул€рностью. ≈сли в 1950 - 1951 г. в вузах Ѕолгарии числилось 2851 студентов-заочников (9.46% от общего состава), то в 1955/56 - 5314 человек (16.74%) [31. —. 245]. ќтметим, что уменьшение числа студентов в начале 1950-х годов в Ѕолгарии происходило за счет дневных отделений, тогда как численность заочников возрастала. ѕольска€ высша€ школа, котора€ в 1951/52 учебном году еще отставала от Ѕолгарии по масштабам обучени€ работающих (6.06%), к середине 1950-х годов прочно вышла на лидирующие позиции. ¬ 1955/56 учебном году в вузах ѕольши без отрыва от производства обучалось 23.7% студентов. ¬ дальнейшем инкорпорированные "сталинской" эпохой в структуру высшего образовани€ формы обучени€ студентов без отрыва от производства получили в ѕольше еще более благопри€тные услови€ дл€ развити€. ¬ отличие от высшей школы Ѕолгарии, сконцентрировавшей внимание на заочном обучении, формы обучени€ студентов в ѕольше оказались более диверсифицированными. «начимым компонентом системы высшего образовани€ ѕЌ– стал экстернат. ¬ 1955/56 учебном году экстерны составл€ли 38.6% работающих студентов (рассчитано по: [40. S. 339]).

ѕревращение высшей школы в производственную организацию по выпуску специалистов потребовало реорганизации учебного процесса. ѕоскольку прием производилс€ в соответствии с народнохоз€йственными планами, основным преп€тствием на пути их выполнени€ становилс€ отсев студентов в процессе учебы.

¬о второй половине 1940-х годов, в соответствии с довоенными традици€ми, продолжали действовать свободные формы организации учебного процесса, которые позвол€ли студенту самому выбирать предметы, определ€ть сроки экзаменов и, следовательно, не регламентировали сроки пребывани€ в вузе. —охран€лс€ институт вольных слушателей, дл€ которых ценность представл€л не диплом, а процесс приобретени€ знаний. ¬ результате во второй половине 1940-х годов при огромном наплыве студентов большим был и отсев. »з числившихс€ в 1945 - 1949 гг. студентов ягеллонского университета дипломы получили только 41.1% [44. S. 198]. ј из 3000 студентов первого послевоенного набора медицинского факультета —офийского университета окончили вуз только 30% [22. N 2. —. 55].

Ќо курс на максимальную рентабельность функционировани€ высшей школы, прин€тый на рубеже 1940 - 1950-х годов требовал устранени€ диспропорций на "входе" и "выходе" системы. –еальную возможность решени€ этой задачи обеспечивала реорганизаци€ учебного процесса. Ѕолгарский закон о высшем образовании 1948 г. установил сроки экзаменационной сессии и ограничил предельные сроки сдачи экзамена трем€ сесси€ми [37. —. 30]. јналогичные процессы начались в 1949 г. в ѕольше. ¬ыступа€ на конференции ректоров в 1951 г.,

стр. 74


министр ј. –апацкий за€вил, что "учеба перестала быть частным делом студентов". ¬ итоге в первой половине 1950-х годов был совершен перелом в ходе учебного процесса в высшей школе, выразившийс€ в массовой €вке студентов на экзамены. ¬ 1953/54 учебном году 95% польских студентов успешно выполн€ли учебный план в установленные сроки [45. S. 5]. ќднако ломка традиционной системы обучени€, в основе которой лежала самодисциплина студентов, вызывала сопротивление преподавателей польских вузов. ќсобенно заметным оно было в ¬аршавском и “оруньском университетах с сильными позици€ми старой профессуры [28. —. 649].

ƒл€ повышени€ эффективности обучени€ использовались методы соответствовавшие духу времени.  ак и на производственных предпри€ти€х, шла борьба за усиление дисциплины, организовывались коллективы взаимопомощи, проводились "производственные совещани€" научных работников и студентов. »спользование советского опыта в ѕольше привело к утверждению новой формы организации студентов в процессе обучени€ - групп из трех человек, состав которых утверждалс€ администрацией. ¬ 1948/49 учебном году в вузах действовало 1400 таких "троек", объедин€вших 21 тыс€чу студентов, а в 1950 г. насчитывалось уже 2650 кружков и 40 тыс€ч членов [46. S. 148].

ƒл€ учебного процесса в высшей школе в период ускоренной модернизации по "сталинскому" образцу, как и в других сферах жизни, было характерно подчинение воли отдельной личности государственным интересам. ¬ обеих странах было введено строго контролируемое об€зательное присутствие студентов на всех зан€ти€х. “ребование посещени€ лекций и семинарских зан€тий было закреплено нормативными документами [47. „л. 49; 48]. ƒл€ контрол€ над посещаемостью и успеваемостью студентов вводились студенческие книжки и дневники. «а нарушение пор€дка и дисциплины законодательство предусматривало разные виды наказаний вплоть до отчислени€.

≈сли об€зательное посещение зан€тий в —офийском университете практиковалось до войны и было закреплено в переходном законе о высшем образовании 1947 г., то польска€ академическа€ среда переживала процесс резкого ограничени€ свободы достаточно болезненно. ѕостановлени€ об учебной дисциплине с молчаливого согласи€ преподавателей нарушались. ќсобенно упорно не подчин€лись новым требовани€м об€зательного посещени€ зан€тий студенты старших курсов. ¬ 1952 г. около 50% анкетированных студентов ягеллонского университета прошли через дисциплинарные комиссии [46. S. 145, 148, 152].

ѕоэтому, в отличие от Ѕолгарии, уже в 1954 г. требовани€ к студенческой дисциплине в ѕольше были см€гчены, а после 1956 г. посещение зан€тий перестало носить непреложный характер. ќднако проблема прекращени€ оттока студентов в процессе обучени€ сохран€лась в обеих странах. Ќачавшеес€ в ѕЌ– после 1953 г. сокращение удельного веса студентов, сдающих экзамены в установленные сроки до 81% в 1957/58 учебном году вызывало значительное беспокойство министра образовани€ —. ∆олкевского [45. S. 5].

—ледствием борьбы за выполнение плана по выпуску специалистов €вились формализаци€ и бюрократизаци€ процесса обучени€. “от факт, что отсев стал главным показателем учебного процесса, провоцировал снижение требований к студентам со стороны преподавателей. Ќапример, в зимнюю сессию 1954/55 учебного года из 2536 студентов ¬роцлавского университета только 29 не было допущено к сессии, а 300 получили неудовлетворительные оценки [23. S. 170].

”нификаци€ учебных планов и программ, которые стали разрабатыватьс€ центральными органами, сопровождалась значительными изменени€ми в содержании обучени€, ориентированном на советские образцы. ѕрогрессирующа€

стр. 75


специализаци€ вела к увеличению изучаемых дисциплин, и, следовательно, экзаменов. "ќт малого количества больших экзаменов перешли к большому количеству малых экзаменов", - метко подметили польские студенты [49. S. 42]. ѕлюрализм мнений преподавателей заменила истина в учебнике, изданном централизовано. —ложна€ задача тотального обновлени€ старых "буржуазных" учебников на новой методологической основе облегчалась переводами советских авторов. ¬ 1952 - 1953 гг. в Ѕолгарии было переведено 109 советских пособий, что составило более четверти всех вышедших из печати учебников [26. N 3. —. 8]. Ќаибольшему советскому вли€нию подвергались формирующие идеологию дисциплины. ƒо 1956 г. студенты исторических специальностей и в Ѕолгарии, и в ѕольше занимались по советским учебникам, среди которых попул€рными были "ѕедагогика"  аирова, "»стори€ ƒревнего –има" ћашкина и др. ¬ реорганизации внутренней структуры гуманитарных факультетов использовались советские паттерны. Ќапример, в 1953/54 учебном году совет философско-исторического факультета ¬роцлавского университета прин€л постановление о формировании вместо действующих кафедр истории ѕольши и всеобщей истории - п€ти, в соответствии с социально-экономическими формаци€ми (ƒревнего мира, раннего феодализма, позднего феодализма, капитализма, империализма) [23. S. 163]. —оветский облик придавало процессу обучени€ введение на рубеже 1940 - 1950-х годов новых предметов: физического воспитани€, русского €зыка, а в ѕольше также и военной подготовки. ¬ то же врем€ количество часов на изучение западных иностранных €зыков либо сокращалось, либо они переводились на факультативное обучение.

ќсновна€ роль в формировании системы ценностей социалистической интеллигенции была отведена новым идеологическим дисциплинам, введенным во всех без исключени€ вузах Ѕолгарии и ѕольши. ќсобенно широк был их диапазон в болгарских вузах, копировавших советские программы. — 1948 г. болгарские студенты изучали политэкономию, марксистскую философию и историю  ѕ——. ¬ 1954 г. был добавлен курс истории Ѕ ѕ. ¬о всех польских вузах в начале 1950-х годов были созданы кафедры политической экономии и основ марксизма-ленинизма [42. N 31. Poz. 244. S. 278]. ќднако они были наименее обеспечены кадрами.  ак сообщали сотрудники советского посольства, на них "или вообще нет преподавателей, или в этой роли подвизаютс€ сомнительные личности" [28. —. 648]. ¬ перечне учебных курсов, читаемых в ¬аршавском университете в 1950/51 учебном году места преподавателей идеологических дисциплин в основном оставались вакантными [50]. ”ровень знаний и методическа€ подготовка магистров, за счет которых происходило комплектование кафедр, диссонировали с компетенцией профессоров старой школы, преподававших специальные дисциплины [25. S. 52 - 55]. јналогична€ ситуаци€ прослеживалась и в Ѕолгарии, несмотр€ на то, что возможность подготовки соответствующих кадров в ———– использовалась в этой стране более активно [28. S. 185]. ≈сли учебна€ и научна€ продуктивность преподавателей марксистской философии была относительно приемлема, то квалифицированных преподавательских кадров по истории  ѕ—— и Ѕ ѕ абсолютно не хватало [22. N 4. —. 2 - 3].

ќтсутствие кадров накладывалось на материальные проблемы. ’арактерный дл€ системы высшего образовани€ ѕольши недостаток учебных помещений отражалс€ на идеологических дисциплинах в большей степени, чем на других предметах. ¬ итоге зан€ти€ проводились в группах по 300 человек [46. S. 153]. ¬ 1952 г. в  раковском университете из 8000 студентов только 150 изучали теорию марксизма-ленинизма [28. S. 648]. Ёти факты свидетельствуют и о сопротивлении польской академической среды перестройке учебного процесса.

стр. 76


Ќаиболее консервативными позици€ми отличались преподаватели старых академических центров, а также тех вузов, которые комплектовались профессорами ¬иленского и Ћьвовского университетов. “ак, не признавали новой методологии многие руководители кафедр  раковской и Ћодзинской высших экономической школ [27. S. 648].  раков стал центром сопротивлени€ марксизму в исторической науке [51. S. 56 - 58].

—охранению независимой позиции ягеллонского университета способствовала его периферийность, многовекова€ академическа€ традици€, де€тельность крупных научных авторитетов, таких как  . ћихальский, ¬.  онопчиньский [20. S. 190]. »ндикатором отношени€ академической среды к новой власти и проводимым изменени€м в системе высшего образовани€ было членство в прав€щей партии. ¬ 1948 г. партийные €чейки действовали только в 22 вузах из 56. ѕри этом наименьшим был удельный вес членов партии среди краковской профессуры (1.7%) [13. —. 179 - 180]. ”порным непри€тием новой власти отличалась также польска€ творческа€ интеллигенци€. »з 60 человек профессорско-преподавательского состава в ¬аршавской высшей музыкальной школе в 1952 г. было только 3 члена ѕќ–ѕ [28. S. 646].

Ќесмотр€ на большую заинтересованность власти в привлечении интеллигенции в партию, рост вузовских партийных р€дов не был значительным и происходил в основном за счет студентов и ассистентов. ¬ 1953 г. в ягеллонском университете в партии числилось 415 членов, из которых 19 принадлежали к числу основных научных работников, 28 - вспомогательному составу, а 368 €вл€лись студентами [20. S. 190].

 онсерватизм старой профессуры в ѕольше осложн€л процесс идеологической обработки преподавательского состава. ¬ отличие от Ѕолгарии, где потенциальные оппоненты были устранены из вузов в результате кампании по дефашизации еще во второй половине 1940-х годов, в ѕольше проводилась политика сохранени€ уцелевших во врем€ войны научных кадров. ¬ результате клубы демократической профессуры, сформированные в польских вузах на рубеже 1940 - 1950-х годов с целью идеологической интеграции преподавателей, сосредоточили свою де€тельность не на дискусси€х вокруг марксистской теории, а на обсуждени€х текущих учебных и материальных проблем [46. S. 150 - 151]. ќднако и в этой стране в период максимального ограничени€ академической автономии подбор и расстановка кадров зависели от решений центральной власти. “ак, профессоров старой школы я. √в€здоморского и √. Ѕарыча перевели из ягеллонского университета во ¬роцлавский. ¬  ракове было запрещено преподавать выдающемус€ философу –оману »нгардену, а в “оруньском университете отстранили от преподавани€ профессоров √урского и Ёльзенберга. Ќо ученые сохранили возможность публиковать свои труды. »з списков сотрудников вычеркивали неугодных ассистентов и адъюнктов, несмотр€ на то, что дефицит кадров сохран€лс€ [20. S. 189; 33. S. 126, 261; 25. S. 37]. “ак, только в 1953 г. все ассистенты “оруньского университета стали обладател€ми магистерских дипломов [32. S. 18]. –уководители подразделений выдвигались из молодых преподавателей, которые об€заны были проходить идеологическую подготовку и сдавать соответствующие экзамены в ¬аршаве. ¬ итоге заметным было снижение профессиональных требований к кандидатам, которым поручались участки самосто€тельной научной работы [9. S. 410].

»так, на рубеже 1940 - 1950-х годов произошла трансформаци€ традиционной системы высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши в новые структуры, соответствующие задачам ускоренного перехода к современному индустриальному обществу. –еорганизаци€, в соответствии с духом времени, носила масштаб-

стр. 77


ный и комплексный характер. ќна затронула все плоскости функционировани€ высшей школы от управлени€ до содержани€ учебного процесса. —видетельством трудностей адаптации советской модели высшего образовани€ к потребност€м национального ускорени€ в Ѕолгарии и ѕольше €вл€етс€ частое изменение законодательной базы и эксперименты в институциональной реорганизации. ќриентаци€ на советские паттерны обусловила сходство исследуемых процессов в Ѕолгарии и ѕольше. ќбразовательна€ политика характеризовалась централизацией, гипертрофированным стремлением к увеличению числа высших учебных заведений, радикальному изменению социального состава студентов. ќднако заметны и различи€ в методах, формах и результатах реформы.

¬ отличие от Ѕолгарии польска€ академическа€ среда сохран€ла большую степень независимости. ¬ыполнение новых предписаний чаще носило вынужденный ритуальный характер. “радиции, носител€ми которых были старые профессорские кадры, продолжали определ€ть содержание и методы учебного процесса. «начение, придававшеес€ польским обществом консервации национальных культурных институтов, обусловило и большее внимание к решению материальных и кадровых проблем высшей школы. Ѕолее низкие стартовые социально-экономические позиции Ѕолгарии не способствовали включению системы высшего образовани€ в число приоритетов бюджетного финансировани€ в первой половине 1950-х годов. ¬ силу этого по многим количественным параметрам болгарска€ высша€ школа уступала польской.

ѕосле смены политического курса в окт€бре 1956 г. неприжившиес€ элементы "сталинской" модели высшего образовани€ (ликвидаци€ выборности ректоров, идеологизаци€ учебного процесса, жестка€ учебна€ дисциплина, двухуровнева€ система обучени€ и т. д.) были отторгнуты. ’от€ в Ѕолгарии и ѕольше процессы проходили с разной степенью интенсивности, сущность системы в обеих странах осталась неизменной. —формированные в первой половине 1950-х годов модели высшей школы Ѕолгарии и ѕольши продолжали достаточно органично функционировать и в последующие дес€тилети€. ќсновной причиной их устойчивости была способность выполн€ть задачи по подготовке специалистов.  оличество выпускников болгарских вузов в 1951 - 1955 гг. оказалось в два раза, а польских в 3.5 раза выше, чем в предшествующем п€тилетии.

¬ исследуемый период 1948 - 1956 гг. системы высшего образовани€ Ѕолгарии и ѕольши удовлетвор€ли потребности государства не только в количестве выпускаемых кадров и профессиональном уровне их подготовки, но и в формировании системы ценностей образованной элиты. ѕоследнему обсто€тельству способствовали сохранение статусных различий в оплате труда и широкие возможности восход€щей социальной мобильности через высшую школу.

—ѕ»—ќ  Ћ»“≈–ј“”–џ

1.  оровицына Ќ. ¬. –егион "догон€ющей" модернизации: коммунистический и либерально-демократический опыт // ÷ентральна€ ≈вропа в поисках новой региональной идентичности. ћ., 2000.

2. ÷ентрально-¬осточна€ ≈вропа во второй половине XX века. ћ., 2000. “. 1. —тановление "реального социализма" (1945 - 1965).

3.  ьосева ÷. Ѕългаро-съветските отношени€. ѕропаганда и конюнктура (1944 - 1949) // »сторически преглед. —офи€, 1999.  н. 1 - 2.

4. ƒимитров √. ќтечествени€т фронт, неговото развитие и предсто€щите му задачи. ƒоклад пред втори€ конгрес на ќтечествени€ фронт, 2 февруари 1948 г // ƒимитров √. —ъченени€. —офи€, 1955. “. 13.

5. ƒържавен вестник. —офи€, 1948. N 56.

стр. 78


6. Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej. Warszawa, 1952. N 6. Poz.38.

7. »звести€ на ѕрезидиума на Ќародното —ъбрание. —офи€, 1952. N 64.

8. —офийски университет " лимент ќхридски". 9 IX 1944 - 9 IX 1974. —офи€, 1975.

9. Dzieje Uniwersytetu im. Adama Mickiewicza. 1919 - 1969. Poznan, 1972.

10. Kronika Uniwersytetu Jagiellonskiego za lata akademickie 1945/1946 - 1955/1956. Krakow, 1971.

11. Kita J., Pytlas S. Uniwersytet Lodzki w latach 1945 - 1995. Lodz, 1996.

12.  онстантинов Ћ. 50 години строителство на —” " лимент ќхридски" (1940 - 1990). —помени. —офи€, 1993.

13. ёсупов –. –. ¬ласть и интеллигенци€. »з истории ѕольши XX столети€ (1918 - 1980 гг.).  азань, 1996.

14. Tymowski J. Organizacja szkolnictwa wyzszego w Polsce. Warszawa, 1980.

15. Kryczynski W. Wyzsze szkolnictwo rolnicze w Polsce. Warszawa, 1985.

16. »звести€ на ѕрезидиума на Ќародното —ъбрание. —офи€, 1953.

17. Rocznik statystyczny szkolnictwa 1944/45 - 1966/67. Warszawa, 1967.

18. —татистически годишник на Ќародна република Ѕългари€. 1969. —офи€, 1969.

19. Rozynek J. Z dziejow Politechniki Wroclawskiej (1945 - 1951) // Studia i materialy z dziejow Uniwersytetu Wroclawskiego. Wroclaw, 1995. T. IV. Acta Universitatis Wratislaviensis. 1780.

20. Stopka K.,Banach A. K., Dybiec J. Dzieje Uniwersytetu Jagiellonskiego Krakow, 2000.

21. –адева ћ., ƒонков –. и др. ”ниверситетът. —офи€, 1999 .

22. ¬исше образование. —офи€, 1956.

23. Wrzesinski W. Uniwersytet Wroclawski. 1945 - 1995. Wroclaw, 1995.

24. ќбразованието и науката в Ќародна република Ѕьлгари€. —офи€, 1965.

25. Michno-Zatorska Z. Anegdoty, wspominki i refleksje z pierwszego cwiercwiecza UMK. Torun, 1996.

26. ¬исше образование. —офи€, 1954.

27. Mutermilch J. Na marginesie artykulu "O profilowaniu szkol i wydzial ow na politechnikach" // Zycie Szkoly Wyzszej. 1956. N 5.

28. —оветский фактор в ¬осточной ≈вропе. 1944 - 1953 гг. ƒокументы. ћ., 2002. “. 2. 1949 - 1953.

29. Suleja T. Uniwersytet Wroc awskil w okresie centralizmu stalinowskiego. 1950 - 1955. Wroclaw, 1995.

30. —татистически годишник на Ќародна република Ѕългари€. 1960. —офи€, 1960.

31. —татистически годишник на Ќародна република Ѕългари€. 1959. —офи€, 1959.

32. Uniwersytet Mikoajal Kopernika w Torunu. Torun, 1981.

33. Uniwersytet Miko ajal Kopernika - wspomnienia pracownikow. Torun, 1995.

34. „ичовска ¬. ѕолитиката срещу просветната традици€. —офи€, 1995.

35. Studenci Warszawy. Studium dlugofalowych postataw i wartosci. Warszawa,1991.

36. —правочник за кандидат-студента за учебната 1951 - 1952 година. —офи€, 1951.

37. —борник от закон и правилници по висшето образование. —офи€, 1949.

38. Ѕългарската комунистическа парти€ в резолюции и решени€ на конгресите, конференциите, пленумите и политбюро на ÷ . —офи€, 1955. “. 4.

39. Chalasinski J. O socjalistyczna idee uniwersytetu. Lodz, 1951.

40. Rocznik statystyczny. 1956. Warszawa, 1956.

41.  оровицына Ќ. ¬. — –оссией и без нее. ¬осточноевропейский путь развити€. ћ., 2003.

42. Dziennik Ustaw Rzeczypospolitej Polskiej. Warszawa, 1951.

43. Wasicki J. Studia dla pracuja cych 1951 - 1965. Poznan, 1969.

44. Perkowska U. Studenci Uniwersytetu Jagiellonskiego w latach 1945 - 1948/49. Krakow, 2001.

45. Zolkiewski S. Aktualne problemy szkolnictwa wyzszego // Zycie Szkoly Wyzszej. 1958. N 10.

46. Chodakowska J. Rozwoj szkolnictwa wyzszego w Polsce Ludowej w latach 1944 - 1951. Wroclaw; Warszawa; Krakow; Gdansk; Lodz, 1981.

47. —борник закони, укази, постановлени€ на ћинистерски€ съвет, правилници, наредби, инструкции, заповеди и др. по народната просвета. —офи€, 1956.

48. Monitor Polski. Dziennik Urzdowy Polskiej Rzeczypospolitej Ludowej. Warszawa, 1951. N A-91. Poz. 1256.

49. Rybicki Z. Uwagi o profilu absolwenta uniwersytetu //Zycie Szkoly Wyzszej. 1979. N 6.

50. Uniwersytet Warszawski. Sklad Uniwersytetu na rok akademicki 1950 - 1951. Warszawa, 1951.

51. √оризонтов Ћ. ≈. ћетодологический переворот в польской историографии на рубеже 1940 - 1950-х годов и советские историки // —лав€новедение. 1993. N 6.


Ќовые статьи на library.by:
ѕ≈ƒј√ќ√» ј » ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈:
 омментируем публикацию: ¬џ—Ўјя Ў ќЋј ЅќЋ√ј–»» » ѕќЋ№Ў»: јѕ–ќЅј÷»я "—“јЋ»Ќ— ќ…" ћќƒ≈Ћ» (1948 - 1956 √ќƒџ)

© ќ. ¬. ѕ≈“–ќ¬— јя ()

»скать похожие?

LIBRARY.BY+ЋибмонстряндексGoogle

—качать мультимедию?

подн€тьс€ наверх ↑

ѕј–“Ќ®–џ Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ » рекомендуем!

подн€тьс€ наверх ↑

ќЅ–ј“Ќќ ¬ –”Ѕ–» ”?

ѕ≈ƒј√ќ√» ј » ќЅ–ј«ќ¬јЌ»≈ Ќј LIBRARY.BY

”важаемый читатель! ѕодписывайтесь на LIBRARY.BY на ётубе, в VK, в FB, ќдноклассниках и »нстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикаци€х и важнейших событи€х дн€.