ПОПУЛЯРИЗАТОР НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ

Актуальные публикации по вопросам педагогики и современного образования.

NEW ПЕДАГОГИКА И ОБРАЗОВАНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА И ОБРАЗОВАНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПОПУЛЯРИЗАТОР НАУЧНЫХ ЗНАНИЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

18 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


- СЕРГЕЙ ПЕТРОВИЧ, "Очевидное-невероятное" относится к редким программам-долгожительницам на нашем ТВ - ей исполняется уже четверть века. Как вы считаете, с чем связана ее неисчезающая популярность?

- Я думаю, что мы все-таки пытаемся ответить на вопрос о месте науки в обществе. Это не столько популяризация науки и информация о ней, сколько попытки рассказать о науке - как мы ее видим, что она значит, какую представляет ценность, какие люди ее делают.

- А когда сложилась концепция этой программы?

- Она довольно быстро начала складываться. Когда мы поняли, что самое интересное для телевидения - это люди. Причем мы приглашали в передачу ученых высокого ранга. Нас даже упрекали в том, что мы их устами рассказывали о довольно элементарных вещах, которые, грубо говоря, знает не только любой кандидат наук, но и хороший студент. Но личность ученого - академика или нобелевского лауреата - обладает своей магией, и он знает, что важно, что неважно, и передает это в разговоре. Вот это, мне кажется, и был секрет нашей программы.

- Как у вас складывались отношения с тогдашней телевизионной властью? Ведь вашего отца Петра Леонидовича Капицу считали почти диссидентом, это обстоятельство имело значение?

- Как ни странно, но отношения строились на основе доверия и понимания. Отец не был диссидентом в обычном понимании этого слова. Он был человеком очень независимых точек зрения. У него были совершенно четкие идеи о том, какое место должна занимать наука в обществе, и он пропагандировал эти идеи. Большой интерес и сегодня представляет его переписка с правительством СССР и Сталиным. Некогда секретная, теперь она опубликована и хорошо показывает его идеи и подходы. У телевидения была многоэтажная система управления, во главе которой стоял жесткий государственник Сергей Лапин, а помимо этого еще существовал отдел пропаганды ЦК, который, кстати, всегда меня очень поддерживал, - там работали люди, приглашенные Александром Яковлевым. С ними у меня всегда были нормальные человеческие отношения, хотя я никогда не был членом партии или государственного истеблишмента. Мне, например, было сказано, что в программе не будет формальной цензуры, но я сам должен понимать, о чем можно рассказывать. Так я и действовал. Нельзя было передачи политизировать, чего мы тоже никогда не делали, хотя у нас несколько раз были выпуски на экономические темы, которые, несомненно, имели четкое политическое значение.

- В 1980 году в вашей программе участвовал американский экономист Василий Леонтьев. Это обстоятельство имело для вас какие-то последствия?

- Нет, никаких отрицательных последствий не имело. Это очень интересная история. Леонтьев, как известно, окончил Ленинградский университет, два или три года работал в Госплане, потом уехал за границу - сначала в Германию, а после прихода Гитлера - в США и там стал одним из основоположников современной математической экономики, он одним из первых получил Нобелевскую премию по экономике. Его основное достижение - метод материального баланса, который можно было применить к анализу любой экономической системы - когда учитывается движение всех материальных ресурсов в экономике. После Леонтьев с помощью этого метода сделал анализ мирового экономического развития. Он тогда регулярно приезжал в Советский Союз и был гостем академика Николая Николаевича Иноземцева, главного экономического советника Брежнева. И вот однажды мне позвонил отец и позвал к себе на обед, на который были приглашены Иноземцев с Леонтьевым. Во время обеда я шепнул Иноземцеву, что хотел бы пригласить Леонтьева на передачу. Он сказал, что это интересная идея. Тогда я предложил и Иноземцеву участвовать вместе с Леонтьевым, на что он ответил: "Это надо согласовать". "А с кем надо согласовывать?" - спросил я. "Ну хотя бы с Лапиным", - сказал он. Представьте себе, советник Брежнева по экономике должен был согласовать участие в программе с телевизионным начальником Лапиным! После обеда, когда гости ушли в гостиную пить кофе, я тут же позвонил Лапину, изложил ему свои соображения по поводу программы и сказал, что с Иноземцевым уже все согласовано. Лапин тоже был дипломат, он сказал мне, если Николай Николаевич считает, что можно провести такую передачу, то действуйте. Иноземцев был поражен, когда я сообщил ему, что вопрос улажен.

Потом мы устроили передачу, которая неожиданно очень хорошо была принята. Мы получили бесконечное количество писем: некоторые проклинали нас за антимарксистские "выходки", другие, наоборот, поддерживали. Свою основную мысль Леонтьев выразил в таком образе: рыночная экономика - ветер, который наполняет паруса, но парусами нужно управлять - и это дело государства.

- На нашу тогдашнюю экономику эта программа могла каким-то образом повлиять?

- Очень важно было, что все это прозвучало задолго до экономических реформ. Если учесть, как ответственно тогда относились к телевидению, то это никак не должно было пройти незамеченным. Недаром ее дважды повторили.

- Вы всегда сами выбирали темы своих передач или их нужно было, как программу с Леонтьевым, с кем-то согласовывать?

- Я всегда все делал сам, но поскольку работаю не один, то и прежде, и сейчас темы обговариваются с творческой группой, с редакторами. Я помню, мы сделали, например, очень неплохую передачу о системном подходе к внешней политике с профессором Дипломатической академии историком Молчановым. Передача бы наверняка вышла - она касалась достаточно острых проблем, - но тут случилась эта безумная авантюра - вторжение в Афганистан. Мне тогда просто сказали: знаешь, сейчас не время показывать такие передачи. И она легла на полку. Такие единичные случаи были, они, как говорится, попали под колесо истории.

- Как у вас складываются отношения с сегодняшней телевизионной властью?

- Три года назад я вообще ушел с телевидения, у меня образовалась двухлетняя пауза, потому что обстановка была совершенно неадекватная. Я сам ушел, никто меня не гнал. Не было ни помощи, ни поддержки, никакого интереса, "Останкино" распадалось... К тому же я на полгода уехал работать за границу. А потом ситуация изменилась, я вернулся на ТВ. Мы нашли новые формы, чтобы в уже новых условиях вернуть программу в эфир, но философия ее осталась прежней. Она стала компактнее - получасовой, что потребовало более жесткого монтажа, изменения стиля, темпа-ритма и так далее В марте этого года я перешел в телерадиокомпанию "Прометей" с новым проектом "Очевидное - невероятное. Век ХХI". Мы получили хорошую поддержку "Газпрома" и по-прежнему приглашаем в программу разумных людей, которым есть что сказать, и мы через них смотрим в будущее. Прогнозирование научного развития - это, пожалуй, главное в нашей передаче. Новым в этом проекте является и то, что мы, используя игровую ситуацию, пытаемся простыми способами объяснить сложные научные понятия.

- Проект будет иметь какое-то значение для понимания будущего или это просто игра?

- Но ведь и игра, если говорить о воспитательной ее стороне, вовсе нешуточное дело. Игра формирует взгляды. Но здесь не столько игра, сколько наглядное пособие в трудном и иногда сложном разговоре - как картошка у Чапаева.

- В недавней вашей передаче один из ее участников сказал о том, что, к сожалению, наука сегодня не в моде. Это и есть сегодняшняя ситуация в науке?

- Да, он прав. Это очень сложная вещь. Во-первых, наука вышла из моды, но, как говорится, не навсегда. Это есть одна из сторон того кризиса, который, выражаясь старомодным языком, я бы назвал идеологическим. Мы поняли ограничения прежней экономической идеологии, связанной с планированием. И это имеет глубокие последствия во многих измерениях, и в том числе в отношении к науке. Она по ряду позиций оказалась достаточно несостоятельной. Скажем, Чернобыль - чья это вина? В значительной мере и ученых. Один очень авторитетный ученый говорил, что реактор абсолютно безопасный и его можно поставить на Красной площади. Это верно технически, но безопасность эксплуатации включает социальную и человеческую составляющие. Многие обещания ученых не выполнялись. В науке оказалось немало таких "академиков", которые были ее недостойны.

- В каком положении находится наша наука сегодня?

- Я бы сказал, в состоянии перестройки. Это очень нелегкий и непростой процесс.

- В этой ситуации ваша программа может сыграть какую-то роль?

- Я не знаю. Мы стараемся говорить об этих серьезных вещах, привлечь молодых ученых в нашу передачу, но не только их - и людям моего поколения есть что сказать, если они разумно смотрят на вещи, а не только цепляются за старое. Мы пытаемся показать, развитие каких мотивов сегодня окажется существенным в будущем.

- Ваша программа считается просветительской. Вы согласны с таким определением?

- Да, она, конечно, больше просветительская, чем научно-популярная. Я бы назвал ее научно-социальной, думаю, это самое точное определение: на первом плане наука, на втором - социальные последствия, потом популяризация, информация и все остальное. После окончания цикла "Очевидное-невероятное. Век ХХI" мы намереваемся начать серию передач "Очевидное-невероятное. Власть и наука", развивая научно-социальную составляющую нашей программы.

- На ОРТ выходит еще одна передача с тем же названием, которую ведет Лев Николаев. Как может разрешиться эта ситуация для вас?

- Вообще эта проблема лежит в области морали и профессиональной этики. Для меня ситуация, похоже, уже разрешилась. На днях я получил письмо от генерального директора ОРТ Ксении Пономаревой, где она сообщила, что ОРТ приняло решение с 1 января 1998 года изменить название телепередачи, которую ведет Николаев.

- Значит ли это, что теперь в эфире ОРТ будет идти "Очевидное-невероятное" только с вашим участием?

- Я надеюсь, что это так. А будет ли с января эта программа выходить на канале ОРТ, ответить не берусь, потому что ОРТ не подписало договор с производителем нашего цикла. В новом году программа может выйти и на другом канале. Ваши читатели об этом узнают первыми.

* * *

Сергей Петрович Капица родился в 1928 г. в Кембридже. С 1935 г. живет в Москве.

Окончил Московский авиационный институт, доктор физико-математических наук, профессор, зав. кафедрой общей физики МФТИ, научный сотрудник ИФП РАН. Действительный член РАЕН, нескольких международных институтов и академий, а также Римского клуба. Лауреат Государственной премии и премии Калинги (ЮНЕСКО). Академик Академии российского телевидения. С 1973 г. и по сей день - автор и ведущий программы "Очевидное-невероятное".

(С) "Коллекция НГ" (КоНГ), электронная версия приложения к "НГ" (ЭВКоНГ). Номер 002 (2) от 27 декабря 1997 г., суббота. Полоса 4.

Опубликовано 31 декабря 2013 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Антонина Крюкова • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПЕДАГОГИКА И ОБРАЗОВАНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.