НТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ НА ЦЕЛИ И СМЫСЛ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Актуальные публикации по вопросам музыкального искусства.

NEW МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА


МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ НА ЦЕЛИ И СМЫСЛ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-10-09
Источник: Педагогическое образование и наука, № 5, 2011, C. 10-15

А. В. Торопова

 

доктор педагогических наук, ведущий научный сотрудник Психологического института РАО, профессор кафедры методологии и методики преподавания музыки Московского педагогического государственного университета, член-корреспондент Международной академии наук педагогического образования

 

Тел.: (495) 474-83-25; 8-916-181-27-25

 

В статье предлагается новый методологический подход к человеку музыкальному: в русле антропологических характеристик музыкальности и музыкального развития на основе изучения музыкального сознания как системного организатора музыкально-психических функций и процессов. Дается интерпретация музыкального смысла как интонированных в звуках жизненно-значимых переживаний, транслируемых в будущее и влияющих на антропогенез. Предложена методология изучения и реконструкции музыкального сознания в различных исторических и культурных условиях через компаративистский анализ типов и форм интонирования. Представлены антропологическая и психолого-педагогическая цели и модели музыкального и музыкально-педагогического образования.

 

Ключевые слова: психология музыкального образования, музыкальное развитие личности, музыкальное сознание и бессознательное, архетип, субъект музыкального познания, индивидуальность.

 

Цель и смысл со времен Античности трактовались как "то, ради чего" нечто существует. Слово цель отвечает на вопрос: чего или что нужно достигнуть? А слово смысл отвечает на вопрос: для чего! Все эти наводящие вопросы требуют рефлексии для самых обыденных вещей, одной из которых является образование (тем более всеобщее образование как важнейшее достижение предыдущих десятилетий и всеобщее музыкальное образование, которое без этой рефлексии рискует быть выброшенным наступившей эпохой краткосрочной выгоды и упрощенной прагматизации любого государственного инвестирования).

 

По Л. Гинзбургу, "смысл - это есть структурная связь, включенность явления в

 
стр. 10

 

структуру высшего и более общего порядка" [1, с. 127]. Структурой высшего и более общего порядка для любого музыкального явления является процесс психических переживаний человека и гармония мира, как бы абстрактно это не звучало. Нам кажется удачным для выражения этой смысловой включенности музыкальных штудий и направлений в структуры более иерархически высокого порядка понятия "подстройка" своего Я (или Мы) к звучанию реальности.

 

В таком понимании цель и смысл музицирования состоит в нахождении тонов и созвучий, интонаций и форм, вплетающихся в актуальные гармонии разворачивающейся жизненной реальности; а цель и смысл музыкального образования - обеспечивание каждого нового поколения и каждой личности ресурсами, интонационными и деятельностными для возможностей такой "подстройки" индивидуального звучания.

 

Для этого существует музыкальное образование и его философия, антропология и психология, на чем базируются уже педагогические технологии и частные методики. С антропологической точки зрения, символ-деятельность создала или по крайней мере отличает человека от животного. Поэтому сохранение и развитие этой формы символ-деятельности является способом сохранения самого вида человека. Таким образом, в педагогику музыкального образования с необходимостью вплетаются философские и психологические категории "смысл", "смыслообразование" и "символогенез", с помощью которых можно определять и сравнивать смысловую наполненность и целесоответствие всех традиционных и инновационных музыкально-педагогических технологий.

 

Мы предлагаем свое, психолого-антропологическое наполнение категории "смысл" и "музыкальный смысл", что дает возможность приблизиться и к измерению (качественному и количественному) любых музыкальных явлений и методик как обладающих той или иной степенью наполненности символически выраженным переживанием, его интенсивностью, частотностью в обществе (уникальностью или универсальностью) и валентностью (положительным или отрицательным знаком эмоции).

 

Итак, музыкальный смысл - интонированное в звуках жизненно-значимое переживание. Музыка есть интонированное (т. е. так или иначе осознанное) жизненно-значимое актуальное или "отсутствующее" переживание, произошедшее вне временных рамок текущего момента восприятия музыки и даже, возможно, вне рамок одной жизни (слушателя, композитора, интерпретатора).

 

Таким образом, мы можем ответить на вопрос; "Для чего?". Музыка, музыкальная культура, музыкальное образование становятся хранилищем жизненно-значимых для человечества переживаний, заключенных в форме музыкальных смыслов, обеспечивающих выраженность опыта состояний Я (Мы) в контексте реальности для себя и других.

 

Отсюда с необходимостью вытекают ответы на заданные ранее и новые вопросы: какие жизненно-значимые переживания; чем они выражены; общее и различное в этих запечатленных переживаниях разных культур, эпох и конфессий.

 

Во многом в таком способе задавания вопросов и содержится ответ, т. е. пеленгуется смысл явления. Этому технологически и надо учить наших студентов, если мы говорим о смысловом подходе: задаванию вопросов себе и ученикам, которые помогают проявиться смыслу (в противовес преподаванию готовой, пусть и самой умной, интерпретации феномена). При этом речь идет о том, что кроме личностного смысла, смысла "для меня", есть все же и объективный смысл явлений, в том числе музыки, - смысл для Человека, для антропогенеза.

 

Личность овладевает "орудиями" индивидуального вхождения в культуру и социум через установление и развитие интонационно-символических связей между жизненным опытом индивида (опытом переживаний, деятельности и внутреннего "делания") и антропогенетическим опытом развития человеческой культуры в целом, запечатленным в музыкальных произведениях, национальных стилях, традиционных музыкальных практиках.

 

Интонационно-символические связи внутренних субъективных переживаний личности и звуковой "картины мира и культу-

 
стр. 11

 

ры" образуют образно-смысловые "коды", структуру, на основе которой развивается индивидуальное сознание, его "смысловое устройство"1. Установление и порождение таких связей и индивидуальных "интонационных кодов" образует особый вид "внутренней" психической деятельности - интонационно-символическую деятельность сознания. Этот слой сознания, по-видимому, общий для многих языков выражения телесно-душевно-духовных переживаний человека - речи, движения/жеста, визуального образа - мало изучен вообще и в контексте музыкального феномена в частности.

 

В современном научном пространстве отсутствуют: определения музыкального сознания (несмотря на употребление термина в соответствующих контекстах); представления о соотношении музыкального сознания с развитием общей знаково-символической функции сознания; теоретические модели специфического наполнения (или устройства) музыкального сознания, генезиса, исторических форм и уровней проявления индивидуального музыкального сознания; знания о закономерностях, этапах и индивидуально-психологических особенностях развития музыкального сознания личности, о соотношении сознательного и бессознательного в образно-смысловом наполнении музыкального сознания, о его влиянии на музыкально-познавательные процессы, операции и деятельность личности. Кроме того, в науке не был поднят вопрос и о методологии исследования феномена музыкального сознания. В отечественной музыкально-психологической и педагогической науке существует дефицит исследований, обращенных к теоретико-методологическому обоснованию целостного аффективно-когнитивного развития психики в музыкальной деятельности, закономерностям развития внутреннего плана сознания учащихся в процессе их обучения и общения с музыкой. Мы связываем вопросы целостного развития личности во взаимодействии с музыкальной культурой с решением обозначенной проблематики - системным рассмотрением феномена музыкального сознания, построением методологии его исследования и созданием концепции профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта на основе этой системообразующей категории.

 

Возможность реализации системного подхода к психологической профессионализации педагога-музыканта видится нам в единстве содержания, методов и педагогических условий. Категорией (и условием), способной обеспечить это единство, может быть признана, в первую очередь, категория музыкального сознания, существующая в антропологической и онтогенетической непрерывности и являющаяся базой для осуществления любых музыкальных психолого-педагогических моделей.

 

Исходя из основополагающих научных представлений (Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, В. П. Зинченко, В. С. Мухиной, А. С. Арсеньева) о том, что человек, его сознание, знаково-символическая деятельность и функции существуют в двух ипостасях: общественной и индивидуально-личностной, мы рассматриваем становление и развитие музыкального сознания личности как символогенез, происходящий во взаимодействии с культурой. В акте "соинтонирования" личность распаковывает свой собственный опыт переживаний, свою индивидуально-смысловую реальность. Согласно В. С. Мухиной, основными механизмами развития сознания и самосознания личности являются "идентификация" и "обособление" [2].

 

Вхождение личности в интонационно-символическое поле общественного музыкального сознания также подчинено действию этих механизмов, причем на разных уровнях: личности в этносе и культуре (или субкультуре) и этноса в общечеловеческом поле музыкально-интонированных символов. Это положение обусловило выбор методологической позиции рассмотрения феномена музыкального сознания в свете общего, особенного и единичного и построение психосемантической структуры музыкального сознания.

 

 

1 Смысловое "устройство" сознания - выражение В. П. Зинченко, употребляемое вместе с понятием смысловое наполнение сознания, или смысловое строение сознания (напр., в кн.: Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. - М., 1994), оказалось наиболее близким нашему тезаурусу.

 
стр. 12

 

Музыкальное сознание в образовательном контексте становится органом общения с общечеловеческими и открывающимися в интонировании индивидуальными смыслами-переживаниями, что приводит через механизм идентификации-обособления к чувству личности (по В. С. Мухиной).

 

На основе разработанного тезауруса сложилась следующая концепция изучения и развития музыкального сознания личности, которая включила в себя антропологическую и психолого-педагогическую модели:

 

1) антропологическая модель - представление о музыкальном сознании, включающая в себя положения о сущности, функциях, формациях (генезисе), психосемантической структуре и методах исследования, суть которых можно обобщить в следующих пунктах:

 

а) сущность музыкального сознания, заключающаяся в его интонирующей природе, биосоциальном происхождении, неизменности и универсальности базовых паттернов интонирования и относительности психолого-антропологических обликов в координатах исторической, этнокультурной и индивидуально-личностной. В представлении о сущности МС явственна его двойственность или двунаправленность: сознательных и бессознательных аспектов, универсальных и индивидуальных, природно-организмических и социокультурных;

 

б) функции музыкального сознания - отражательная, порождающая, регулятивно-оценочная, рефлексивная и духовная, осуществляются через "интонирование опыта переживаний", обобщая которые, основной функцией МС можно выделить функцию символизации переживаний и смыслопорождения в акте интонирования;

 

в) историческое полотно музыкальной культуры можно считать объективированной формой опыта музыкального сознания, что позволяет по-новому отнестись к музыкальной истории народов как хранилищу состояний сознания ("генофонду человеческих обликов") и выделить основные формации генезиса МС: архаическую, ритуальную (теистическую), художественную и матричную;

 

г) для всех форм интонирования, рожденных в антропогенезе, а значит, видов и форм музыкального сознания, можно применить схему условного разделения на образующие, выделенные А. Н. Леонтьевым: чувственную ткань (т. е. порождение реальными ощущениями), язык значений (интонационный и понятийный "словари") и личностный смысл (опыт переживаний субъекта);

 

д) пространство музыкальной психосемантики многоуровнево. Выделяются три основных пласта на срезе "музыкального вещества культуры", отражающие общее, особенное и "знаковое" в музыкальном смыслообразовании: уровень архетипов, уровень культурно-языковых стереотипов, уровень музыкальных "знаков", цитат и вербальных музыкальных понятий, закрепившихся в определенном культурно-стилевом ареале;

 

е) архетипы музыкального сознания - энерговременные паттерны, окрашенные эмоциональным переживанием. В музыкальном взаимодействии архетипы всегда присутствуют как истоки "интонированного смысла", которые определяют процесс музыкального творчества, фантазии, вдохновения, понимания и смыслообразования в искусстве;

 

ж) смысловое устройство МС - открыто-закрытая система интонированного опыта переживаний, в которой присутствуют общие архетипы смыслового устроения интонирующего сознания, их этнокультурные особенности и индивидуальная единичность, уникальность личностного смысла;

 

з) методологическим инструментарием изучения антропологической модели музыкального сознания является психолого-антропологический анализ реальных и идеальных носителей (культурно-социальных "артефактов") и поведенческих проявлений МС, интонационный анализ по типам и архетипам интонирования и музыкального формообразования. Все слои МС (биодинамический, чувственно-аффективный, когнитивный и духовный) могут быть соотнесены со стилями и типами интонирования, поведенческими манифестациями, что и определяет целостный облик МС общества, индивида, отдельной музыкальной акции;

 
стр. 13

 

2) психолого-педагогическая модель развития МСЛ в процессе музыкального образования на любом его уровне и в любом виде строится на психологической основе и педагогическом обеспечении символогенеза МС, суть которого в:

 

а) общей иерархической структуре музыкально-психического опыта личности, развивающегося по следующим уровням:

 

- бессознательно-природного резонирования (психофизиологических процессуальных паттернов и конденсированного опыта переживаний личности);

 

- непосредственной смыслоинтонирующей музыкальной образности (интонационных архетипов выражения опыта переживаний);

 

- вербально-опосредованной музыкальной рефлексии (интонационного и "знаниевого" словарей музыкального сознания);

 

б) индивидуально-психологических особенностях музыкального сознания личности (ИПОМСЛ).

 

Основные аспекты индивидуальных особенностей музыкального сознания, проявляющиеся в музыкальной деятельности и характеризующие ядро индивидуальности, это:

 

- индивидуальный стиль психомоторики учащегося-музыканта и способа регуляции движений;

 

- индивидуальный стиль протекания музыкально-познавательных процессов - восприятия, мышления, памяти и эмоционально-волевой сферы;

 

- индивидуальный стиль общения в процессе музыкальной деятельности.

 

ИПОМСЛ побуждают к формированию индивидуального стиля музыкальной и музыкально-педагогической деятельности;

 

3) психолого-педагогическая концепция развития МСЛ в профессиональном музыкально-педагогическом образовании строится на:

 

а) осознании необходимости смещения акцента с операционального подхода в освоении музыкальной психологии и психологии музыкального образования на смысловой подход, что выражается в следующих позициях:

 

- операциональный подход заключается в изучении отдельных процессов и операций, составляющих музыкальную деятельность, - музыкального восприятия, мышления, способностей и т. д.;

 

- смысловой подход базируется на исследовании фундамента для развития всех последующих процессов и операций, составляющих музыкальную деятельность и обеспечивающего разные, но не раздельные музыкальные функции (по А. Я. Пономареву: "разное, но не раздельное" в психике - самая сложная, но важнейшая методологическая задача в обучении и изучении);

 

- фундаментом музыкального развития является музыкальное сознание человека (и в антропогенезе, и в индивидуальном становлении), а именно - его смысловое устройство, проявляющееся операционально в отдельных акциях: музыкальном восприятии, мышлении, в отдельных музыкальных способностях (приспособлениях для функционирования МС);

 

- адекватной научной методологией для изучения смыслового устройства музыкального сознания является антропологический подход, предполагающий соотнесение общего, особенного и единичного в становлении и развитии МС (в культурно-общественном МС и МС каждой личности), а также принципы холизма, биосоциальности психики и сознания, дополнительности и относительности содержаний сознания;

 

б) реализации в обучении двунаправленных процессов-механизмов профессионального развития: дифференциации уровней и смысловой наполненности различных обликов МС (от этнокультурных и цивилизационно-парадигмальных до индивидуальных) в обучении и интеграции всех "нижележащих" слоев и уровней МС в целостном музыкально-смысловом сознании личности педагога-музыканта. К нижележащим уровням МС относятся более ранние онто- и филогенетические формы проявления МС;

 

4) организация профессионально-ориентированной психологической подготовки педагога-музыканта в вузе осуществляется в предметном поле психолого-педагогических дисциплин с опорой на учебную вузовскую дисциплину "Музыкальная психология и психология музыкального образования". Эта комплексная дис-

 
стр. 14

 

циплина выполняет функцию дифференциации и переструктурирования знаниевой и актуализации личностной составляющих профессионального становления; осуществляется на вариативной основе в соответствии с образовательным форматом.

 

Дальнейшее углубление психологической подготовки педагога-музыканта происходит также на вариативной основе двумя путями:

 

- по пути музыкально-психологической специализации студентов, предполагающему акцент на дифференциации проблематики по дисциплинам спецкурсов;

 

- по пути личностно-ориентированных практикумов и тренингов, предполагающему акцент на интеграции личностного и профессионального саморазвития.

 

В сочетании теоретического освоения и практического погружения в глубинные и вариативные структуры музыкального сознания осуществляется приращение личностных смыслов музыкальной реальности, что способствует развитию в личности новых стратегий "совладания" и готовности к полиролевым копинг-процессам в музыкально-педагогической деятельности;

 

5) критериями сформированности профессионально-педагогической направленности МС являются:

 

- интегрированность уровней индивидуальной структуры МС;

 

- межмодальная пластичность трансляций музыкально-образной и рефлексивно-психологической информации;

 

- легкость метасистемных (межуровневых) переходов в профессионально-деятельностном компоненте МС;

 

- индивидуальный полиролевой стиль совладания с трудными ситуациями в профессионально-личностной музыкально-педагогической сфере.

 

Такими видятся цель и смысл музыкального образования в широкой антропологической перспективе.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Брудный А. А. Психологическая герменевтика. - М., 1998.

 

2. Мухина В. С. Личность: мифы и реальность: Альтернативный взгляд. Системный подход. Инновационные аспекты. - Екатеринбург, 2007.

 

ANTHROPOLOGICAL POINT OF VIEW ON GOALS AND SENSE OF MUSIC EDUCATION

 

A. V. Toropova

 

doctor of pedagogical sciences, senior scientific employee of the Psychological Institute of the Russian Academy of Science, professor of the Methodology and Music Teaching Technique Department of the Moscow Pedagogical State University, corresponding member of the International Teacher's Training Academy of Science

 

The article suggests the new methodological approach to the homo musical: through the anthropological characteristics of musicality and musical development, through the studying of music consciousness as a systematic organizer of music-mental functions and processes. It gives the interpretation of music sense as vital emotional experiences that are intoned in sounds and are transmitted to the future and influence anthropogenesis. Here is introduced a methodology of studying and reconstruction of music consciousness in different historical and cultural conditions through the comparativictic analysis of intoning types and forms. Presented anthropological and pedagogical aims and models of musical and music-pedagogical education.

 

Keywords: psychology of music education, music development of a person, music (conscience) consciousness and unconscious, archetype, the subject of musical cognition, individuality.


Новые статьи на library.by:
МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА:
Комментируем публикацию: НТРОПОЛОГИЧЕСКАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ НА ЦЕЛИ И СМЫСЛ МУЗЫКАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

© А. В. Торопова () Источник: Педагогическое образование и наука, № 5, 2011, C. 10-15

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МУЗЫКАЛЬНАЯ ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.