Мария Петровна Фредерикс

Актуальные публикации по вопросам современной медицины и здравоохранения.

NEW МЕДИЦИНА

Все свежие публикации

Меню для авторов

МЕДИЦИНА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Мария Петровна Фредерикс. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-04-21
Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2011, C. 140-148

Словосочетание "отцы-основатели" - привычный и расхожий термин в истории России. Однако иногда ключевую роль в весьма значимых событиях играли не "отцы", а "матери"-основательницы. К таким эпизодам можно отнести создание Российского общества Красного Креста. В советский период дореволюционная история Красного Креста в России сводилась преимущественно к деятельности Н. И. Пирогова и участию сестер милосердия Крестовоздвиженской общины в обороне Севастополя, хотя на то время самого Красного Креста еще не существовало. Достаточно бегло упоминалось о том, что образованные под эгидой Красного Креста общины сестер милосердия породили новые женские профессии - фельдшериц и сестер милосердия. Столь скупое освещение деятельности Красного Креста было связано с тем, что его рождение было тесно связанно с женской половиной Императорского двора и лично императрицами Марией Александровной (супругой Александра II) и Марией Федоровной (супругой Александра III), которые были высочайшими покровительницами этого общества.

 

Как правило, в литературе, посвященной истории Красного Креста, упоминается, что инициатором его создания в России стал лейб-медик Императорского двора - Филипп Яковлевич Карелль. Это не совсем так. Истинными "моторами" в деле создания Красного Креста в России стали две подруги - фрейлина императрицы Марии Александровны баронесса Мария Петровна Фредерикс и учительница музыки дочери Александра II - Марфа Степановна Сабинина. Однако информации как о Фредерике, так и о Сабининой в научной литературе очень мало. В настоящей работе речь пойдет о фрейлине императорского Двора Марии Фредерике и, отчасти, Марфе Сабининой, оставивших после себя заметный след в лице общества Красного Креста, действующего в России по настоящее время.

 

Баронесса М. П. Фредерике в буквальном смысле выросла при Императорском дворе. В 1814 г. во время заграничного похода русской армии барон Петр Андреевич Фредерике женился на подданной Пруссии - Сесилии Гуровской, которая воспитывалась "с самых юных лет" при дворе прусского короля вместе с принцессой Шарлоттой, которая в 1817 г., выйдя замуж за великого князя Николая Павловича, превратилась в великую княгиню Александру Федоровну, с 1825 г. императрицу всероссийскую. Поскольку Сесилия Фредерике являлась ближайшей подругой императрицы, то ее дочь - Маша Фредерике буквально "росла на скамеечке у ног императрицы!"1.

 

 

Зимин Игорь Викторович - доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И. П. Павлова.

 
стр. 140

 

М. Фредерикс родилась в 1832 году. Ее крестным отцом стал Николай I. Исключительное положение семейства Фредерикс обеспечило Маше штатное место2 фрейлины при императрице Александре Федоровне, которое она получила в 16 лет. Поскольку М. П. Фредерике росла при Императорском дворе, она была завидной невестой, и императрица неоднократно пыталась найти ей жениха. Однако варианты не складывались, и Мария Фредерике так и не вышла замуж.

 

Маша жила жизнью императорской семьи. Бесконечные придворные развлечения, достаточно хлопотная профессия "штатной" фрейлины, знакомства с интересными людьми поглощали все ее время. Так, она неоднократно танцевала на балах с "железным канцлером" Бисмарком, сидела во время придворных обедов рядом с Александром Гумбольдтом. Позже она писала, что если бы ей сказали в 1850-х гг., что она окажется в 1870 г. на франко-прусской войне в качестве сестры милосердия, "вот посмеялась бы я и сочла это предсказание сумасбродным, однако же, оно было так"3.

 

В начале 1850-х гг. молодая фрейлина потеряла родителей, а в 1860 г. умерла ее высочайшая покровительница - императрица Александра Федоровна. Несколько позже, осенью 1864 г., у 28-летней фрейлины вызревает мысль по достижении 35 лет оставить Императорский двор4. Говоря об этом решении М. П. Фредерике, следует подчеркнуть, что при императрице Марии Александровне она занимала совершенно исключительное положение. Неофициально она была главной фрейлиной императрицы. Этому положению завидовали очень многие. Им и в голову не приходило, что фрейлина Маша Фредерике, находясь на "горе Фавора", может оставить Императорский двор, куда попасть мечтали очень многие.

 

Возможно, именно тогда баронесса Фредерике начала задумываться о том, чем она будет дальше заниматься в жизни. К этому времени рядом с ней уже была ее подруга Марфа Степановна Сабинина, с которой она познакомилась в 1860 г., будучи соседкой по Фрейлинскому коридору Зимнего дворца. Уже тогда Фредерике решает создать общину сестер милосердия. В своих записках она упоминает, что уговорила Марфу Сабинину "идти на это поприще со мной". Следовательно "автором идеи" создания Общины сестер милосердия, а затем и Красного Креста была именно Фредерикс.

 

В неопубликованной части "Воспоминаний старушки" Фредерике упоминает, что, готовясь к новому поприщу, она стала посещать Крестовоздвиженскую общину сестер милосердия "еще до моего знакомства с г-жой Сабининой". Следовательно, посещения Крестовоздвиженской общины фрейлиной императрицы начались не позднее 1860 года. Фредерике писала в воспоминаниях: "Мысль быть сестрой милосердия мне так запала в душу, что когда я находилась в Петербурге, еще до моего знакомства с г-жой Сабининой, я ездила дежурить в Крестовоздвиженскую Общину, основанную, как известно, великой княгиней Еленой Павловной во время осады Севастополя в 1855 году. В амбулаторной Общины я работала под непосредственным руководством известной сестры милосердия Елисаветы Петровны Карцовой. Об этих моих дежурствах в Крестовоздвиженской Общине знали только: императрица, великая княгиня Елена Павловна, фрейлина ее г-жа Эйлер, через которую я это все себе и устраивала и мой друг княгиня Голицына - больше никто. Утром я была испытуемой сестрой, а вечером я являлась на балы, театры и проч. светской барыней, и это в продолжении довольно многих лет"5.

 

О деятельном характере Фредерике свидетельствует то, что, приняв решение, она последовательно начала готовиться к его реализации. Так, понимая, что "ввиду устройства общины и необходимости иметь церковь при оной, и так как у меня больших средств не было, то мы придумали соорудить эту, нашу будущую Церковь по возможности собственноручно. В Ницце же преподавались очень хорошие уроки скульптуры по дереву; вот мы и употребили свое свободное время учиться вырезать. Нам эта работа удалась и, когда пришло время, то мы сами вырезали свой иконостас для церкви из орехового дерева"6. Так рафинированная фрейлина в Ницце училась резьбе по дереву, замышляя "собственноручно" построить церковь.

 

К практической реализации своей идеи Фредерике и Сабинина приступили осенью 1866 года. Толчком к началу "практической работы" послужила женитьба наследника-цесаревича великого князя Александра Александровича на датской принцессе Дагмар в октябре 1866 года. Обычно автором идеи создания Красного Креста в России считают лейб-медика Ф. Я. Карелля. В записке на имя императрицы Марии

 
стр. 141

 

Александровны, лейб-медик писал: "Мысль организовать такое Общество у нас по примеру Запада, занимала меня давно; она не оставляла меня в течение лета 1866 г., во время Австро-Прусской войны. Сознавая, что труд этого Общества есть труд любви и, что этим даром в высокой степени обладает женщина, я считал необходимым, прежде всего, обратиться к женскому участию, и мне пришло на мысль заинтересовать моей идеей двух придворных дам: баронессу Марию Петровну Фредерикс и Марфу Степановну Сабинину. Что выбор этот был счастливый, заслуживший благословение свыше, доказала живая деятельность этих лиц в войнах последних 12 лет"7.

 

Следует добавить, что, по сведениям, отложившимся в личном архиве М. П. Фредерикс, летом 1866 г. лейб-медик Ф. Я. Карелль предлагал устроить в честь приезда датчанки "поликлинику с новейшими усовершенствованиями "по образцу берлинских""8. В ходе обсуждения этого предложения с Фредерике и Сабининой, последние, вероятно, аккуратно "навели" врача на новую идею, связанную с созданием "Общества попечения о раненых и больных воинах". Естественно, вторым шагом предполагалось создание общин сестер милосердия под "крышей" создаваемого Общества. И, видимо, Карелль искренне поверил в то, что идея создания Красного Креста в России принадлежит ему. В этом эпизоде явно проявилась "квалификация" придворных дам в области интриг. Все приличия были соблюдены: врач является автором медицинской идеи, дамы идею поддержали, слегка ее подкорректировав. То, что эта идея не была родной для Карелля говорит и то, что лейб-медик через несколько лет вышел из руководящих структур Красного Креста, а Фредерике и Сабинина работали в Обществе вплоть до середины 1880-х гг. и до конца жизни оставались его почетными членами. Таким образом, можно утверждать, что Красный Крест в России был создан именно по инициативе двух придворных дам.

 

Об организационных талантах Фредерике и Сабининой свидетельствуют темпы создания Общества. К декабрю 1866 г. сформировался круг заинтересованных лиц. К этому времени из-за границы была выписана и проработана литература, связанная с деятельностью структур Красного Креста в Европе. 14 декабря 1866 г. состоялось первое организационное совещание будущего Общества на квартире баронессы Фредерике в Зимнем дворце, в котором приняли участие лейб-медик Карелль, фрейлина Фредерике, помощница воспитательницы дочери Александра II - Сабинина и еще несколько приглашенных лиц9. На этом совещании определили цель будущего Общества - "облегчение участи раненых и больных воинов на поле сражения" и обязанность - "заготовлять мирным временем весь тот материал, о котором не время уже будет думать во время войны". Было определено, что доступ в Общество открыт для всех. Под "всеми" имелись в виду, конечно, женщины. На совещании было принято решение обратиться за высочайшим покровительством к императрице Марии Александровне. 15 декабря 1866 г. фрейлина Фредерике и Сабинина доложили императрице о желании основать Общество. Императрица Мария Александровна одобрила эту инициативу и согласилась принять над Обществом высочайшее покровительство.

 

Следует подчеркнуть, что статус "высочайшего покровительства" для вновь образуемого общества было получить совсем не просто, однако Фредерике и Сабинина, "используя свои служебные связи", решили этот вопрос с легкостью. Более того, как следует из записок Сабининой императрица "согласилась с радостью". 16 декабря 1866 г. во время утреннего визита лейб-медик Карелль доложил о предполагаемом создании Общества императору Александру II. Царь уже был извещен об этой инициативе императрицей Марией Александровной, выразил согласие на создание Общества и "приказал писать устав". При этом он пожелал узнать у министра иностранных дел князя Горчакова "подробности наших трактатов со Швейцарией"10. В тот же день на квартире кн. А. В. Голицыной11 состоялось собрание, на котором был составлен проект действий распорядительного комитета по организации Общества, в состав которого вошли упомянутые выше члены-учредители. Таким образом, вопрос об образовании "Общества попечения о раненых и больных воинах" был решен буквально в два дня, а его учредителям был дан карт-бланш на использование "административного ресурса" при создании указанного Общества.

 

На протяжении января 1867 г. шла активная выработка устава Общества. Проектов было подготовлено несколько. Первый вариант текста устава, состоявшего всего из 19 параграфов, был разработан Фредерике и Сабининой12. Этот проект, в осно-

 
стр. 142

 

ву которого были положены уставы аналогичных западных обществ, был рассмотрен на заседании 14 февраля 1867 года. В числе прочего, в этом проекте было сформулировано название - "Русское общество попечения о раненых и больных воинах".

 

Так или иначе, при обсуждении многочисленных редакций Устава старались учесть национально-религиозные особенности империи, политическую ситуацию и приняли за принцип, что Общество основано "на началах доверия и свободы, и по возможности свободно от формализма". Финансовые средства Общества должны были складываться в основном из ежегодных членских взносов. Основой местных структур Общества были местные комитеты, в которые принимались лица обоего пола. Все руководство делами Общества сосредотачивалось в его Центральном комитете. После обсуждения проекта Устава он был передан Сабининой на юридическую экспертизу К. П. Победоносцеву13.

 

Следующее совещание организационного комитета состоялось 28 февраля 1867 года. К этому времени к первоначальным учредителям (10 чел. на конец декабря 1866 г.) присоединилось еще 37 чел. и в конце февраля 1867 г. состав учредителей Общества состоял из 53 человек. На этом заседании было принято решение пригласить к участию в делах формирующегося Общества жителей Москвы. Выполняя это решение, в этот же день, граф Э. И. Тотлебен выехал в Москву. В результате число членов-учредителей к концу апреля увеличилось до 218 человек14.

 

Среди членов-учредителей Общества, записавшихся в Петербурге, были весьма влиятельные лица. Например, под N 1 в списке значился лейб-медик Ф. Я. Карелль. Под N 2 и N 3 - баронесса М. П. Фредерикс и М. С. Сабинина. Генерал-губернатор С. -Петербурга Ф. Ф. Трепов шел в списке Общества под N 17 (записался 28 декабря 1866 г.). П. А. Шувалов, начальник штаба Отдельного корпуса жандармов и руководитель III Отделения СЕИВК, которого называли "Петром Четвертым", значился под N 37 (записался 14 февраля 1867 г.). Классик отечественной медицины Н. И. Пирогов записался в Общество 16 февраля под N 47. Были в списке учредителей и другие врачи, преимущественно имевшие "выход" на придворные сферы. Среди них был лечащий врач наследника-цесаревича Г. И. Гирш (N 58) и набиравший влияние в столичном медицинском сообществе С. П. Боткин (N 66). Лейб-медик и профессор Медико-хирургической академии Н. Ф. Здекауер значился под N 81. Будущий министр Императорского двора и председатель Красного Креста в 1904 - 05 гг. кн. И. И. Воронцов-Дашков стал 73-м членом-учредителем Общества. Министр иностранных дел, канцлер, князь А. И. Горчаков записался под N 75. Ближайшая наперсница императрицы Марии Александровны фрейлина А. Н. Мальцева значилась под N 9015.

 

Список московских членов-учредителей Общества под N 1 открывал влиятельнейший митрополит Московский и Коломенский Филарет. Под N 4 значился известный литератор-славянофил И. С. Аксаков. Хозяин Москвы князь В. А. Долгоруков был только под N 22, литератор М. Н. Катков (N 28), близкий друг и корреспондент влиятельного К. П. Победоносцева Е. Ф. Тютчева значилась под N 70. Были и представители богатейших купеческих фамилий Москвы, такие как сыновья Ивана Хлудова.

 

Говоря об увеличении числа учредителей Общества, следует иметь в виду, что императрица Мария Александровна принимала самое деятельное участие в их отборе. Фрейлина Фредерикс подчас получала по нескольку записок в день от императрицы по поводу тех или иных лиц, которых следовало бы пригласить в учредители Общества. Все отчетливо понимали, что уровень благосостояния Общества на начальном этапе его развития будет всецело зависеть от щедрости членов-учредителей. Так в одной из записок императрица писала Фредерикс о кандидатуре А. К. Карамзиной: "Мне кажется, что Аврора Казимировна была бы прекрасным приобретением для вашего комитета. Русское имя, богата и очень благотворительна. Я уже говорила ей об Обществе мимоходом"16.

 

С начала марта 1867 г. началась выработка окончательной редакции Устава Общества. Как следует из материалов архива Сабининой "Комитеты почти ежедневно заседали у М. П. Фредерике"17. Несколько позже, для составления окончательной редакции Устава Общества был образован Особый комитет из 8 чел., куда вошли Фредерике и Сабинина. Это был очень сложный процесс, требовавший многочисленных согласований.

 

Острые разногласия между Москвой и Петербургом возникли по поводу организационных форм участия женщин в деятельности Общества. Так, митрополит

 
стр. 143

 

Московский и Коломенский Филарет категорически возражал против совместной деятельности женщин и мужчин в структурах местных комитетов Общества. Он категорически настаивал на создании отдельных и организационно самостоятельных Дамских комитетов. В письме (10 марта 1867 г.) генерал Тотлебен писал фрейлине Фредерикс: "Высокопреосвященный не допускает, чтобы дамы заседали вместе с мущинами в управлениях". Генерал подчеркивал, что в этом вопросе Филарет не пойдет на уступки. Фредерикс была возмущена позицией митрополита "по поводу изоляции дам", однако она прекрасно понимала всю степень его влияния на самые различные социальные слои общества, поэтому, написанное ею ответное письмо было предельно корректным. Более того, она завизировала текст письма у императрицы Марии Александровны, которая написала на черновике письма: "Мне кажется, что так будет хорошо". В этом письме Фредерике писала, что "государыня с сожалением усматривает из приложения к письму Вашему, что высокопреосвященный Филарет видит залог успеха Общества в резком отделении дам от мужчин в заседаниях". 22 марта 1867 г. генерал Тотлебен, вернувшись в Петербург, был принят Александром II и императрицей Марией Александровной, где доложил мнение Филарета. Более того, он передал монархам слова Филарета, что тот не останется членом Общества и не напишет для него воззвания, "если Общество образуется, не отделив от него дам от мужчин. Так как Филарет была сила, которому противодействовать было опасно, то пришлось сделать ему уступку"18.

 

В результате баронесса Фредерике, несмотря на свое категорическое несогласие с позицией Филарета, сообщала председателю Общества А. А. Зеленому: "По поручению Государыни Императрицы имею честь передать Вам, что вопроса о дамах Ея Величество не берет на себя решить, а поручает это комиссии. Что же касается до Московских дам, то Ея Величество изволила сказать, что оне могут устраиваться по их собственному усмотрению"19.

 

Надо заметить, что не одна Фредерике была болезненно задета позицией митрополита Филарета. Наперсница баронессы Марфа Сабинина даже всерьез рассматривала вариант организации "отдельного Общества", назвав его "Русским Женевским обществом". Однако от этой идеи дамы вскоре отказались.

 

Поскольку дело начинало затягиваться, грозя потонуть в дискуссиях, свое веское слово сказала императрица Мария Александровна. Она назначила аудиенцию одному из учредителей Общества - министру государственных имуществ Зеленому, которого видела руководителем Общества, и прямо выразила желание, чтобы к 17 апреля 1867 г., то есть дню рождения Александра II, "все было кончено". В результате 13 апреля 1867 г. Устав Общества был единогласно принят учредителями. Окончательная редакция Устава Общества была представлена на рассмотрение Государственного совета. Докладчиком, по воле императрицы Марии Александровны20, был назначен генерал-адъютант А. А. Зеленой21. "Тяжелая артиллерия" в лице близкого к Императорскому двору министра государственных имуществ и личная заинтересованность императрицы Марии Александровны сделали свое дело. На заседании Государственного совета 28 апреля 1867 г. Устав Общества был принят без всяких изменений.

 

Примечательно, что именно с Фредерике императрица Мария Александровна решала вопрос о выборе эмблемы Общества. Собственно дискуссий по этому вопросу не было, поскольку международная эмблема Красного Креста уже была хорошо известна. До нас дошел текст записки императрицы Марии Александровны, адресованный Фредерике по этому вопросу: "Полагаю, что Красный Крест, как в Женеве, потому что мы примкнули к Конвенции. Я уже писала м-м Мальцевой. М."22. 3 мая 1867 г. Устав Общества был высочайше утвержден Александром II. С этого дня23 начался отсчет официальной истории Красного Креста в России.

 

Во второй половине 1867 г. начали открываться первые Дамские комитеты. С учетом того, что инициатива организации Общества исходила от фрейлины Фредерике и Сабининой, состав Дамских комитетов (по крайней мере, в столицах) напоминал собой аристократический дамский клуб. Так, Санкт-Петербургский Дамский комитет возглавила камер-фрейлина императрицы Марии Александровны Е. Ф. Тизенгаузен, а вице-председателем была избрана ее подруга и "коллега по работе" фрейлина Фредерике.

 

При Петербургском Дамском комитете, который часто называли "Главным" был образован склад "для сбора материальных пожертвований". Уже в декабре 1867 г. на

 
стр. 144

 

базе склада был создан первый в России Музей образцовых санитарных предметов. Этот склад находился под особым покровительством императрицы Марии Александровны. Примечательно, что территориально склад размещался в помещениях министерства Государственных имуществ.

 

Занимаясь организацией деятельности Общества, Фредерикс и Сабинина помнили о своем намерении оставить Императорский двор и образовать собственную Общину сестер милосердия. После того, как весной 1868 г. закончился 8-летний контракт на работу при Дворе М. С. Сабининой, обе дамы вышли в отставку. Фредерикс упоминает, что они уехали из Петербурга "вскоре после рождения Николая II", то есть в мае-июне 1868 года24. Подруги направились в Крым, где жили в имении Фредерике "Джемиет".

 

В 1870 г. Фредерике и Сабинина, по желанию императрицы Марии Александровны, были отправлены на франко-прусскую войну. Императрица Мария Александровна хотела иметь на этой войне "свои глаза", поэтому она вызвала из Крыма людей, мнению которых доверяла безусловно. Главной задачей Фредерике и Сабининой был сбор информации о деятельности европейских структур Красного Креста. Поскольку у Фредерике были огромные связи при прусском дворе и она была знакома с О. Бисмарком, то поездка удалась. Они посетили двор королевы Вюртембергской Ольги Николаевны, дочери Николая I, с которой Фредерике была знакома с раннего детства. Обе русские сестры милосердия, как они себя называли, Мария и Марфа, были удостоены вюртембергского ордена Ольги. Они добросовестно выполнили поручение императрицы. Впоследствии Фредерике и Сабинина опубликовали "Всеподданнейшие письма о посещении военно-санитарных учреждений Германии"25. Надо заметить, что опубликованные 19 писем к императрице по своей информативности напоминают грамотный отчет хорошо подготовленного офицера Генерального штаба о военном потенциале противника26. За добросовестную работу императрица Мария Александровна пожаловала Фредерике и Сабининой почетные знаки отличия - броши с изображением Красного Креста.

 

Полученная информация была немедленно использована. После возвращения Фредерике и Сабининой из Германии и последовавшего доклада императрице, высочайшей покровительницей Общества была дана команда немедленно приступить к строительству лазаретных бараков "по германскому образцу". Курировалось строительство лазаретов Красного Креста на самом высоком уровне. Была образована дочерняя структура - "Санкт-Петербургский Дамский лазаретный комитет". В этом комитете решающую роль играли фрейлина императрицы Мальцева, Фредерике, Сабинина и известный доктор Бертенсон. В апреле 1871 г. состоялась закладка первого "Мариинского барака", названного в честь императрицы Марии Александровны.

 

После того, как "проект" императрицы был успешно завершен, Фредерике и Сабинина получили возможность в 1872 г. вернуться в Крым и заняться своим проектом. Поскольку создание Общины требовало значительных средств, подруги сначала начали приводить в порядок запущенное имение "Джемиет". Им удалось наладить производство и сбыт собственных мускатов и токаев и сделать имение прибыльным27.

 

В результате в Крыму в имении Фредерике "Джемиет" была открыта Благовещенская община сестер милосердия, которой покровительствовала императрица Мария Александровна. Официально Община была открыта в 1875 году. Благовещенская община находилась поблизости от императорской резиденции Ливадия, до Ялты от имения было 5,5 верст, а до моря 3,5 версты.

 

Благодаря покровительству и материальной поддержке императрицы при Общине были построены церковь, два жилых дома, барак для больных, часовня и кладбище. Императрица лично присутствовала на освящении церкви Общины в мае 1876 года. Примечательно, что иконостас для церкви был вырезан из дерева собственными руками баронессы Фредерике и четырех сестер Сабининых, которые к этому времени переехали в Крым и поселились поблизости от "Джемиета". Так, навыки, полученные в Ницце в 1864 г., пригодились на практике. Настоятельницей Благовещенской общины сестер милосердия стала Сабинина. Поскольку Фредерике и Сабинина сохраняли свои связи при Императорском дворе, многие материальные и кадровые проблемы общины успешно решались.

 

Тогда же, в 1875 г., был решен вопрос о возможности руководства женщинами местными управлениями Красного Креста. В 1875 г. глава Красного Креста генерал А. К.

 
стр. 145

 

Баумгартен писал Фредерикс: "В новом уставе уже допущены в состав местных управлений и дамы, и в самом непродолжительном времени будет сделано представление, чтобы в местных управлениях могли быть председатели или председательницы по желанию"28. Со второй половины 1870-х гг. женщины заняли видное положение в Обществе, возглавляя не только местные комитеты и управления, но и окружные структуры.

 

В 1876 г. отряд сестер милосердия Благовещенской общины (10 чел.) во главе со своей настоятельницей Сабининой отправился на сербско-турецкую войну. Перед отъездом в Сербию архиепископ Гурий возложил на нее настоятельский крест. В качестве сестер милосердия на войну отправилась и Фредерикс, а также их новая подруга С. В. Дараган29. Они везли в Сербию все необходимое для лазарета на 100 коек. В Сербии отряд Сабининой проработал с 15 августа по 18 ноября 1876 года. За свою работу Фредерике и Сабинина были удостоены Командорского креста сербского ордена Такова и сербского ордена Красного Креста. Следует отметить, что всего Красным Крестом в Сербию были направлены 115 врачей, 4 провизора, 118 сестер милосердия, 41 студент, 78 фельдшеров с лазаретом на 200 кроватей30.

 

После начала русско-турецкой войны (1877 - 1878 гг.) в апреле 1877 г. императрица назначила Сабинину заведовать уходом за ранеными на санитарных поездах в Румынии. В ее отряд входили Фредерике и Дараган. Санитарные поезда впервые использовались для эвакуации раненых и дамам пришлось проявить недюжинный организаторский талант для решения многочисленных проблем, возникавших в ходе войны. Несколько позже Сабинина с сестрами милосердия работала в Рущукском отряде, который возглавлял великий князь Александр Александрович, с отрядом в составе 131 сестры милосердия31. Анна Корба32, ставшая сестрой Благовещенской общины, вспоминала: "По приезде в Бухарест я представилась двум солидных лет дамам: Сабининой и баронессе Фредерике, стоявшим во главе Благовещенской общины. Ответственной начальницей собственно была Марфа Степановна Сабинина. ... Она отнеслась ко мне благосклонно, однако сказала, что комплект сестер у нее полный, но для меня она делает исключение ввиду того, что я приехала издалека. ... В начале моей службы меня назначили на поезд, где старшей сестрой была Сабинина, для того чтобы я усвоила себе во всей строгости обиход путешествия поезда из Бухареста в Рени и обратно". Именно усилиями Сабининой и Фредерике удалось наладить эвакуацию раненых по Дунаю. За период 1878 - 1879 гг. было вывезено баржами 2143 человека33. За эту работу Сабинина была удостоена бронзовой медали за русско-турецкую войну 1877- 1878 гг.; знака Красного Креста 1877 - 1878 гг. и румынского ордена Елисаветы.

 

После возвращения в Крым осенью 1878 г. Фредерике и Сабинина продолжили деятельность в "Джемиете". Главной целью Благовещенской общины стало оказание бесплатной медицинской помощи людям, не имевшим средств на лечение. Тяжелобольных помешали в созданный своими силами госпиталь при церкви Святого Благовещенья. Тем, кто мог ходить, предоставлялись необходимые лекарства и постоянное наблюдение врачей и фельдшеров.

 

Лето 1880 г. Фредерике и Сабинина проводили в Ялте на даче у Дараган. К этому времени (май 1880 г.) умерла императрица Мария Александровна. На даче Дараган в августе 1880 г. их посетил цесаревич Александр Александрович с женой - цесаревной Марией Федоровной. Как вспоминала Фредерике, "наследник сейчас же узнал нашу третью подругу г-жу Дараган, виденную им сестрой милосердия во время последней войны, а Ее Высочеству она была представлена мной. Цесаревна объявила, что она берет Общину под свое покровительство, т.к. Высочайшей Покровительницы не стало. Они у нас долго оставались". Таким образом, высочайшее покровительство над Благовещенской общиной сестер милосердия сохранилось в полном объеме, поскольку уже в марте 1881 г. Мария Федоровна стала императрицей. Однако тогда в августе 1880 г., когда Александр II покидал Ливадию, "Марфа Степановна Сабинина и я ездили прощаться с Его Величеством. Он нас милостиво и ласково принял, мы обнялись и поцеловались, как всегда"34.

 

В 1882 г. Сабинина пережила страшную трагедию. В ночь с 8 на 9 июля 1882 г. в поселке Магарач близ Благовещенской общины сгорел каменный дом, в котором жили ее родные. В огне погибла ее престарелая мать и четыре сестры. Следствие установило, что это было убийство, и погибших перед смертью пытали, а затем зарубили топором. По подозрению в убийстве было арестовано несколько человек, одна-

 
стр. 146

 

ко суд присяжных оправдал двоих из убийц, при этом определение суда вызвало "громкие аплодисменты присутствующей публики".

 

Эта трагедия буквально подкосила подруг. Сначала Фредерикс и Сабинина вновь переехали на дачу Дараган в Ялту, а затем уехали в имение "Кастрополь", которое принадлежало подруге Фредерикс баронессе Толль. Там они пытались возродить привычные занятия. В имении была сооружена деревянная переносная церковь, поскольку в ближайшей округе храмов не было. Уезжая из "Каргополя", они передали церковь на Феодосийское подворье Топловского монастыря. В соответствии с волей Фредерике и Сабининой эту церковь из имения "Кастрополь" перевезли на Феодосийское подворье и 6 августа 1891 г. совершили ее закладку.

 

В это последнее десятилетие Фредерике и Сабинина писали воспоминания, музицировали, занимались живописью и гуляли. К общественной деятельности, прерванной трагическими событиями 1882 г., они так и не вернулись. В 1891 г. Сабинина перенесла апоплексический удар. Фредерике писала: "Почти год она не могла играть. Теперь она поправляется и может опять заниматься живописью и музыкой"35. Однако улучшения оказались кратковременными и 14 декабря 1892 г. Марфа Сабинина умерла в возрасте 61 года. Ее похоронили в Ялте на Поликуровском кладбище.

 

После смерти подруги Фредерике прожила еще 10 лет. Она по-прежнему оставалась в Крыму, но в "Джемиет" уже не вернулась и жила в Ялте на даче Дараган. Там она увидела изданными первую часть своих воспоминаний, а также воспоминания своей подруги Марфы Сабиниой. Мария Фредерике позволила работать с материалами своего архива, результатом чего стало издание к 25-летию Красного Креста брошюры, посвященной организации Красного Креста в России. Фредерике поддерживала связи с членами семьи Александра III и навещала их, когда те приезжали в Ливадию. В 1894 г. она пережила тяжелые дни, будучи свидетельницей безвременной смерти Александра III. Любопытно, что Марию Фредерике представили будущей императрице Александре Федоровне на второй день после ее приезда в Ливадию в октябре 1894 года. Это представление было связанно с тем, что Мария Фредерике в дни своей молодости бывала в Дармштадте и дружила с матерью Александры Федоровны принцессой Алисой36.

 

Тогда же в 1894 г. Фредерике и Дараган основали дневной детский приют "Ясли Заречья". Этот приют существовал "на случайные пожертвования" и был прообразом современных детских садов. Туда водили детей в возрасте от 1,5 до 8 лет. Детский сад вмещал 28 - 30 детей, которые находились в нем "весь рабочий день"37. Попечительницей приюта была София Владимировна Дараган. Примечательно, что в списке постоянных жертвователей были и состоятельные ялтинцы и приезжие "дачники" из Петербурга, которых много лет знала Фредерикс. Например, в 1894 г. будущая императрица Александра Федоровна пожертвовала "на ясли" 500 рублей.

 

В 1902 г. имение "Джемиет" было продано Министерству Императорского двора, при этом Благовещенской общине сестер милосердия были оставлены те здания и земля, которые они занимали с 1875 года. Благовещенская община продолжала работать вплоть до установления советской власти в Крыму. После гражданской войны пришедшие в ветхость строения общины были снесены, и на их месте заложена плантация винограда.

 

Скончалась Мария Петровна Фредерике в Ялте 20 ноября 1903 года. Незадолго до смерти она написала письмо Николаю II: "Дорогой мой Царь! Мне плохо, я ухожу. ... молю вас не оставляйте мою подругу Софию Владимировну Дараган...". Император выполнил предсмертную просьбу старой фрейлины. Все ее долги были уплачены, похороны прошли за счет министерства Императорского двора, а для Дараган было назначено "ежегодное негласное пособие из Кабинета Его Императорского Величества по 1200 руб. в год"38.

 

Трудно переоценить вклад Фредерике и Сабининой в историю отечественного здравоохранения. Созданное по их инициативе Российское общество Красного Креста стало мощной и востребованной структурой, активно работавшей как до, так и после 1917 года.

 

Примечания

 

1. ФРЕДЕРИКС М. П. Из воспоминаний баронессы М. П. Фредерикс. - Исторический вестник. 1898, N 1, с. 52.

 
стр. 147

 

2. Штатные фрейлины получали жалованье за свою работу и жили в Зимнем дворце. Их число было ограничено. Просто фрейлин было более сотни. Это было почетное звание девиц, которое предполагало периодическое участие в дворцовых церемониях и не оплачивалось.

 

3. ФРЕДЕРИКС М. П. Ук. соч. - Исторический вестник. 1898, N 4, с. 56

 

4. Отдел рукописей Российской национальной библиотеки (ОР РНБ), ф. 432, д. 16, ч. 3, л. 14.

 

5. Там же, л. 101.

 

6. Там же.

 

7. Основание Российского общества Красного Креста и развитие его деятельности в период 1867 - 1875 гг. Систематический сборник материалов. Т. 1. СПб. 1881, с. 4.

 

8. АЛМАЗОВА Н. К двадцатипятилетию Российского общества Красного Креста. М. 1892, с. 3.

 

9. Среди приглашенных был сын П. А. Нарановича - А. П. Наранович, сопровождавший отца в 1864 г. в Шлезвиг-Гольштейн, очевидец сражения при Киссингене и деятельности там санитарного общества.

 

10. АЛМАЗОВА Н. Ук. соч., с. 3, 5.

 

11. Той самой Голициной, которая была осведомлена о работе М. П. Фредерикс в Крестовоздвиженской общине с начала 1860-х годов.

 

12. Устав, написанный карандашом, был подписан "Marthe et Marie".

 

13. В 1865 г. К. П. Победоносцев был назначен членом консультации Министерства юстиции, в 1868 г. - сенатором, в 1872 г. - членом Государственного совета, а в 1880 г. - Обер-прокурором Святейшего синода.

 

14. В Москве в состав учредителей вошли 84 человека. В Петербурге к 53 членам-учредителям прибавилось в марте еще 50 чел., а в апреле - 31. Ко времени утверждения устава "Общества" число учредителей в двух столицах достигло 218 человек. См.: Основание Российского общества Красного Креста и развитие его деятельности в период 1867 - 1875 гт. Систематический сборник материалов. Т. 1. СПб. 1881, с. 3 - 4.

 

15. Основание Российского общества Красного Креста..., т. 1. Приложения, с. 10.

 

16. АЛМАЗОВА Н. Ук. соч., с. 6.

 

17. Там же.

 

18. Там же, с. 11, 15.

 

19. Там же, с. 17.

 

20. В письме Фредерикс к князю Трубецкому в Москву упоминается, что "Ея Величество ... остановила свое внимание на министре государственных имуществ А. А. Зеленом, избранию которого сочувствует большинство Общества". См.: АЛМАЗОВА Н. Ук. соч., с. 15.

 

21. Зеленой Александр Алексеевич (1819 - 1880) - генерал-адъютант, генерал от инфантерии, министр государственных имуществ, член Государственного совета, член Комитета министров и Кавказского, Сибирского и Остзейского комитетов.

 

22. АЛМАЗОВА Н. Ук. соч., с. 17.

 

23. Фредерике считала днем основания Российского общества Красного Креста 14 декабря, то есть тот день, когда на ее кваритре во Фрейлинском коридоре Зимнего дворца состоялось первое заседание учредителей будущего Общества.

 

24. ОР РНБ, ф. 432, д. 16, ч. 3, л. 94.

 

25. ФРЕДЕРИКС М. П., САБИНИНА М. С. Всеподданнейшие письма о посещении военно-санитарных учреждений Германии. - Вестник Общества. 1870, N 10, N 11; 1871, N 2.

 

26. Путевые заметки двух сестер Красного Креста во время поездки за границу осенью 1870 г. СПб. 1871.

 

27. Это подтверждается тем, что в отчете, составленном после продажи в 1902 г. имения "Джемиет", упоминается о табачной плантации и винограднике, занимавшем почти 4 десятины. В 1902 г. виноградники были уже в "плохом состоянии в возрасте 40 - 50 лет". Упоминаются и сорта винограда: Рислинг, Бордо, Токай, Мускат. РГИА, ф. 515, оп. 45, д. 561, л. 3.

 

28. АЛМАЗОВА Н. Ук. соч., с. 19.

 

29. ОР РНБ, ф. 432, д. 16, ч. 3, л. 66.

 

30. Российское общество Красного Креста. Исторический обзор деятельности. СПб. 1902, с. 8.

 

31. Основание Российского общества Красного Креста..., т. 1, с. 147.

 

32. Следует отметить, что в "придворной" Общине сестер милосердия подвижничали девушки-дворянки. Так, Анна Корба была дочерью действительного статского советника и женой инженера, швейцарского подданного.

 

33. Очерк деятельности Красного Креста при оккупационных русских войсках в княжестве Болгарском и Восточной Румелии. 1878 - 1879 год. Князь С. В. Шаховской. СПб. 1880, с. 51.

 

34. ОР РНБ, ф. 432, д. 16, ч. 3, л. 95, 97.

 

35. Там же, л. 26.

 

36. Там же, л. 113об.

 

37. Отчет дневного детского приюта "Ясли Заречья" с 1 января 1904 г. по 1 января 1905 г. Ялта. 1905.

 

38. РГИА, ф. 472, оп. 40(1942682), д. 13, л. 21, 27об.

 

 


Комментируем публикацию: Мария Петровна Фредерикс


© И. В. Зимин • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2011, C. 140-148

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕДИЦИНА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.