публикация №1579011898, версия для печати

АМЕРИКАНСКИЙ КРАСНЫЙ КРЕСТ В СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ПО АРХИВНЫМ МАТЕРИАЛАМ


Дата публикации: 14 января 2020
Автор: Н. Л. ТУДОРЯНУ (Республика Молдова)
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY
Рубрика: МЕДИЦИНА


Политические основы антигитлеровской коалиции были заложены встречей в августе 1941 г. у канадских берегов президента США Ф. Рузвельта и премьер-министра Великобритании У. Черчилля. Была принята Атлантическая хартия. Затем последовала декларация советского правительства, оглашенная 24 сентября 1941 г. послом СССР в Великобритании на межсоюзнической конференции в Лондоне. На встрече Рузвельта и Черчилля было принято решение послать в СССР имеющиеся в их распоряжении ресурсы, необходимые для отражения германской агрессии. Вскоре представитель президента США А. Гарриман и представитель Великобритании лорд У. Бивербрук отправились в Москву, чтобы обсудить этот вопрос с И.В. Сталиным.

Первая конференция представителей СССР, США и Великобритании состоялась в Москве с 25 сентября по 1 октября 1941 г. Она завершилась подписанием трехстороннего документа - секретного протокола о поставках СССР вооружения и военных материалов, а также встречных поставках советского сырья. Эти поставки осуществлялись на основе закона о ленд-лизе, принятого американским конгрессом в марте 1941 г., который предоставил президенту полномочия "передавать, обменивать, давать в аренду, взаймы или поставлять иным способом военные материалы или военную информацию правительству любой страны, если ее оборона против агрессии жизненно важна для обороны Соединенных Штатов"(1).

Многие аспекты ленд-лиза освещены российскими историками(2). Впервые его объективная оценка дана в новейших вузовских учебниках по истории России(3). Однако до сих пор мало известно о приложениях или дополнениях к этому секретному протоколу. Относительно медицинского снабжения Советского Союза в годы войны в протоколе было сказано кратко: "Заявка по медицинскому снабжению будет рассмотрена в Лондоне и Вашингтоне. Американский Красный Крест уже дал согласие на поставку некоторых материалов"(4). Эта заявка, разработанная комиссией по медицинскому снабжению на конференции трех держав, известна как Приложение N 2 к Московскому Протоколу. Фактически она представляла собой самостоятельную программу, но США и Великобритания рассматривали ее как дополнение к ленд-лизу в области


Тудоряну Николай Лаврентьевич - доктор исторических наук, профессор, зав. кафедрой новой и новейшей истории Кишиневского государственного университета.

1 Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т. I. М., 1984,с. 9.

2 См. Орлов А.С., Кожина" В.П. Ленд-лиз: взгляд через полвека. - Новая и новейшая история, 1994, N 3.

3 Новая и новейшая история Отечества. Учебник для вузов в двух томах под редакцией А.Ф. Киселева и Э.М. Шагина. М., 1998.

4 Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т. I, с. 126.

стр. 36


гуманитарной помощи. В ее осуществлении участвовали как национальные организации Красного Креста США, Великобритании с доминионами. Латинской Америки, Азии, так и многие общественные негосударственные организации стран антигитлеровской коалиции, в первую очередь США и Великобритании, оказавшие значительную гуманитарную помощь СССР в годы войны. В этой работе были задействованы миллионы людей доброй воли. В предлагаемой читателю статье на основе новых архивных материалов, впервые вводимых в научный оборот, автор поставил задачу показать конкретную помощь, оказанную Советскому Союзу в годы войны американским Красным Крестом и его миссией в СССР.

Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК и КП) СССР в довоенные годы поддерживал отношения с двумя международными организациями -Международным комитетом Красного Креста (МККК) и Лигой обществ Красного Креста.

После первой мировой войны, когда Красный Крест приобрел большое значение и завоевал симпатии всех народов, в целях более тесного контакта и плодотворного сотрудничества между национальными организациями Красного Креста началось движение за их объединение в международную организацию. Ведущую роль сыграл Красный Крест США. 1 февраля 1919 г. был создан комитет обществ Красного Креста, в который вошли национальные организации США, Франции, Великобритании, Италии и Японии. Была разработана программа деятельности, предложенная затем национальным организациям Красного Креста. В апреле 1919 г. в Каннах медицинская конференция под председательством профессора Эмиля Ру, директора Пастеровского института, рассмотрела эту программу(5). 5 мая 1919 г. была основала Лига обществ Красного Креста, в которую вошли вначале 26, а со временем все национальные общества Красного Креста.

Исполком СОКК и КП 9 августа 1941 г. информировал Совет народных комиссаров СССР, что СОКК и КП входит в состав Лиги обществ Красного Креста с 1934 г., но членские взносы уплатил только по 1939 г. включительно. Уплата их была прекращена в связи с тем, что взносы не были утверждены СНК СССР. В 1939 г. они составляли 5 тыс. долл. Неоднократные запросы Лиги по этому поводу оставались без ответа. ИК СОКК и КП также получал предложения назначить своего представителя в Совет правителей Лиги, но и они остались без внимания. В условиях войны ИК СОКК и КП считал целесообразным установить связи с национальными обществами Красного Креста США, Великобритании, Аргентины, некоторых других дружественных и нейтральных стран, входивших в Лигу обществ Красного Креста, и просил СНК СССР пересмотреть отношение к этой международной организации, в частности, вопрос об уплате СОКК и КП членских взносов, что и было сделано(6).

24 июня 1941 г. МККК предложил СССР свои услуги по собиранию сведений о военнопленных. Аналогичные предложения были сделаны правительствам Германии, Италии, Финляндии, Румынии. 8 и 23 августа 1941 г. МККК информировал, что правительства всех участвовавших в войне сторон приняли эти предложения. Для обмена списками военнопленных в Анкаре было создано отделение МККК. ИК СОКК и КП 5 июля 1941 г. обратился в МККК с решительным протестом против варварских бомбардировок немецкими войсками госпиталей и других санитарных учреждений Красной Армии: с 22 по 28 июня 1941 г. немецкая авиация атаковала и разрушила госпитали в Гродно, Лиде, Минске, Смоленске. МККК уклонился от расследования этих случаев, передав текст телеграммы ИК СОКК и КП СССР Германии. Меры против нарушения Женевской конвенции приняты не были. Поэтому никакие особые взаимоотношения между СОКК и КП СССР и МККК не поддерживались, что тяжело отразилось на судьбе советских военнопленных в Германии и угнанных туда же на работу детей и взрослых.


5 Государственный архив Российской Федерации (далее - ГАРФ), ф. 9501, on. 5, ед. хр. 62, л. 90.

6 Там же, л. 90-91.

стр. 37


В начале сентября 1941 г. состоялась беседа председателя американского Красного Креста Нормана Дэвиса с послом СССР в США К.А. Уманским об оказании помощи Советскому Союзу этой организацией. По просьбе Дэвиса посол составил список наиболее необходимых медицинских средств, получивший в деловой переписке название "список Уманского". 5 сентября 1941 г. при очередной беседе с послом Дэвис подтвердил намерение американского Красного Креста помочь СССР и послать в Москву свою миссию для выяснения и способа удовлетворения его неотложных нужд. Миссия выехала из США 12 сентября 1941 г. и прибыла в Москву 29 сентября(7). Американский Красный Крест, не ожидая завершения переговоров о сотрудничестве с Красным Крестом СССР, подготовил и 20 сентября 1941 г. отправил в СССР первую партию медицинского снабжения (инсулин, средства против газовой гангрены, более миллиона перевязочных пакетов, пять тысяч комплектов больничной одежды) на сумму более 43 тыс. долл. Одновременно приступили к закупкам по "списку Уманского", первая партия которых 9 октября была отправлена в СССР, а к 21 января 1942 г. произведены остальные четыре отправки на сумму 212 370,35 долл(8).

Генеральный секретарь НКИД СССР А. Соболев 26 ноября 1941 г. информировал председателя исполкома СОКК и КП С.А. Колесникова, что американский Красный Крест с начала войны отправил в СССР различных медикаментов, принадлежностей и одежды на 429,8 тыс. долл.

4 октября 1941 г. состоялась беседа С.А. Колесникова, его заместителя П.Д. Дивакова, других сотрудников исполкома СОКК и КП СССР с прибывшей в Москву делегацией американского Красного Креста. Ее руководителем был Амен Уордуэлл, известный нью-йоркский адвокат, в годы войны занимавший пост секретаря Комитета помощи России, он часто выступал на митингах с дружественными в адрес СССР речами. Уордуэлл предложил создать постоянное представительство американского Красного Креста в СССР. Он отметил, что в США уже собрано 250 тыс. долл. и кампания по сбору средств ширится с каждым днем. Ее возглавляет Чарли Чаплин, пользующийся большим авторитетом в США. Уордуэлл также сообщил, что как раз в это время конгресс принял решение о выделении значительной суммы долларов американскому Красному Кресту для оказания медицинской помощи как внутри страны, так и за ее пределами. Он полагал, что помощь, которую окажут Советскому Красному Кресту, будет очень значительной.

На второй день переговоров глава американской делегации представил в ИК СОКК и КП в письменном виде основные положения об условиях деятельности миссии Красного Креста США в СССР. Они затем легли в основу соглашения между организациями двух стран и предусматривали следующее:

1. Все поставки, направляемые американским Красным Крестом или через его посредство в СССР, должны перевозиться без расходов со стороны американского Красного Креста, на судах, имеющихся в распоряжении СССР; указанные поставки СССР будет получать без оплаты пошлин или налогов; все расходы по перевозке, хранению и перегрузке должны нести агентства СССР.

2. Все агентства в пределах СССР при получении поставок должны выдавать расписку делегации американского Красного Креста и периодически отчитываться об их использовании; право наблюдать за распределением должно быть предоставлено делегации Красного Креста.

3. Все средства помощи, получаемые делегацией американского Красного Креста для отдельных лиц или групп в СССР, могут быть распределены через посредство ее собственной организации, или другое агентство, или агентства по своему усмотрению.

Американский Красный Крест считает, что главной обязанностью его делегации в СССР является помощь учреждениям и народу СССР. Однако в США есть некоторые


7 Тудоряну Н Л. Славяне США в борьбе против фашизма (1941-1945 гг.) - Новая и новейшая история, 1986, N5, с. 201.

8 ГАРФ, ф. 9501, on. 5, ед. хр. 313, л. 166.

стр. 38


группы населения, например, поляки и чехи, которые готовы помочь своим соотечественникам в СССР, предоставив для этого фонды или средства. Они просят американский Красный Крест взять на себя отправку таковых поставок и наблюдать за их распределением в СССР. Американский Красный Крест может сам оказывать эту помощь в соответствии с его более широкими обязательствами по осуществлению помощи учреждениям и народу СССР.

4. Аккредитованные представители американского Красного Креста, назначение которых было предварительно одобрено властями СССР, получат свободу сообщения между собой в пределах СССР, а также свободу передвижения, необходимого для наблюдения, проверки распределения и использования всего снабжения, выданного американским Красным Крестом или через его посредничество, при условии соблюдения правил и постановлений, вызванных военным положением, но на основе самой благоприятствуемой нации.

Американский Красный Крест должен давать отчет президенту и конгрессу США о распределении и использовании снабжения, купленного на средства правительства и распределенного американским Красным Крестом или другими агентствами по усмотрению президента.

5. Члены делегации американского Красного Креста в СССР, имеющие дипломатические или специальные паспорта аккредитованных представителей полуправительственной организации США, будут пользоваться обычными правами дипломатов, включая дипломатический курс размена американских долларов, таможенные привилегии, нормы топлива, продуктов и т.д., а также правом нанимать автомобили с водителями по приемлемой цене.

6. Американский Красный Крест будет иметь право содержать в Москве в подходящем помещении свое представительство в соответствии с объемом и нуждами, связанными с операциями американского Красного Креста в СССР. При этом предполагается, что работа его представителей и представительства в СССР будет ограничиваться операциями помощи, производимыми американским Красным Крестом(9).

Уордуэлл торопился вернуться домой для продвижения дела медицинской помощи СССР и потому просил Колесникова как можно быстрее одобрить эти положения. 11 октября 1941 г. он уехал в США, оставив в качестве руководителя миссии Красного Креста США в СССР Дж. Николсона. Ему предстояло вместе с сотрудниками и представителями советской стороны завершить работу над соглашением.

6 ноября 1941 г. председатель Красного Креста США Дэвис послал телеграмму Колесникову, которая была получена только 12 ноября. Дэвис информировал, что Уордуэлл прибыл в Вашингтон и представил доклад о результатах конференции в Москве относительно помощи Советскому Союзу. Оба благодарили Москву за гостеприимство и сотрудничество. Дэвис писал: "Мы понимаем, что снабжение медикаментами по списку, приготовленному комиссией по снабжению медикаментами Конференции трех держав, дело срочное для удовлетворения нужд военных и гражданских". Он также сообщал, что американский Красный Крест готов снабдить до одной трети содержащегося в списке, приблизительно на 5 млн. долл., и приступить к его закупке и отправке в качестве дара американского народа(10).

Президент Рузвельт обратился 11 ноября 1941 г. с посланием к председателю СНК СССР И.В. Сталину. В нем подтверждалось сказанное Дэ висом, а также сообщалось, что согласно условиям американского снабжения и производства США смогут предоставить до 25% всего количества по списку в течение 30-60 дней, а остальную часть -в течение ближайших восьми месяцев. Основной упор в послании был сделан на организационную форму сотрудничества обществ Красного Креста двух стран, изложенную в Москве Уордуэллом. Рузвельт просил советское правительство заверить его, что она для СССР также приемлема. Он отметил, что американский Красный Крест


9 Там же, ед. хр. 291, л. 169.

10 Там же, л. 167.

стр. 39


придерживается этой процедуры при оказании помощи Великобритании и другим странам(11). В ответном послании Сталина от 14 ноября 1941 г. говорилось: "Ваше послание с сообщением о благоприятном разрешении вопроса о поставках медицинских материалов американским Красным Крестом получено мною 11 ноября.

По вопросу об установлении организационных форм сотрудничества между обществами Красного Креста обеих наших стран у Советского правительства нет возражений, при этом имеется в виду, что это сотрудничество будет организовано в соответствии с обменом письмами, текст которых был согласован в начале ноября представителями Красного Креста обеих стран в г. Куйбышеве"(12).

Благодаря оперативным действиям сторон была быстро найдена форма взаимодействия Красного Креста США и СССР, главным образом путем переговоров, бесед, обмена письмами, справками, отчетами, четко функционировавшая все время пребывания миссии в СССР. Ввиду того, что иностранные посольства и другие организации, включая миссию Красного Креста США, были перебазированы в Куйбышев, Исполком СОКК и КП откомандировал туда доктора Г.Л. Рабиновича, проработавшего некоторое время в США при Лиге обществ Красного Креста. Он был уполномочен поддерживать постоянную связь с миссией как представитель иностранного отдела исполкома СОКК и КП, оперативная работа которого была сосредоточена в Москве. Через несколько месяцев, когда размеры американской помощи стали нарастать, возникла необходимость в возвращении постоянного представителя американского Красного Креста в СССР Р. Сковелла из Куйбышева в Москву(13).

Программа заявок СССР на медицинские инструменты и другое медицинское снабжение согласно Приложению второму к Московскому Протоколу включала 83 наименования и насчитывала 11,3 млн. единиц мединструментария, более 560 тонн медикаментов, многие сотни тысяч резиновых изделий и др. Она была рассчитана на поставки с октября 1941 г. по июнь 1942 г. включительно. Этот список, ставший известным в Америке как "Дополнение второе к Московскому Протоколу", должен был покрываться обществами Красного Креста США и Великобритании, а также администрацией по ленд-лизу. Через несколько недель после Московской конференции представители трех организаций провели переговоры по определению доли участия каждой из них. В итоге пришли к следующему заключению:

1. Американский Красный Крест закупает все материалы, имеющиеся на американском рынке, в течение двух последующих месяцев; предполагалось, что таким образом была бы покрыта четвертая часть списка на сумму около 3-5 млн. долл.

2. Великобритания (Красный Крест, военное министерство, министерство снабжения, фонд рудокопов и фонд госпожи Черчилль) берет на себя приобретение материалов, которые легче получить в Англии, чем в Америке, держа в курсе американские организации о ходе закупок. Минимальная стоимость материалов должна быть не ниже 1600 тыс. долл., причем действительная сумма, вероятно, превысит эту цифру.

3. Администрация ленд-лиза должна закупить на американском рынке материалы, которые можно будет достать позднее, для завершения списка, сообразуясь с закупками американского Красного Креста и Великобритании(14).

Американский Красный Крест приступил к выполнению заказа 26 января 1942 г. Уже 31 января в СССР была отправлена первая партия медикаментов, инструментария и больничного имущества. Отправки стали регулярными; к 15 июня 1942 г. последовали остальные 11 партий. Стоимость отправленного составляла 2 007 657,85, а всего закупленного - 2 075 516,27 долл.


11 Советско-американские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг., т. I, с. 137-138.

12 Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер- министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны, т. 2. М., 1976, с. 10-11.

13 ГАРФ, ф. 9501, on. 5, ед. хр. 292, л. 147, 114.

14 Там же, ед. хр. 301, л. 115-116.

стр. 40


Получив 16 февраля 1942 г. информацию из Куйбышева о потребности в мужской, женской и детской одежде и обуви, а также острой нужде в мыле. Красный Крест США с 10 апреля по 1 мая 1942 г. отправил 12 отдельных партий, в том числе около 500 тыс. единиц одежды, значительное количество обуви и 625 тыс. фунтов хозяйственного и туалетного мыла на 1 166 428,75 долл. Перебравшийся к этому времени в Москву Сковелл 8 мая 1942 г. сообщил, что СОКК и КП СССР организует во многих городах России дома для детей-сирот, родители которых погибли во время войны, ввиду чего очень желательна дополнительная одежда. В этой же телеграмме Сковелл упомянул о выраженной исполкомом СОКК и КП благодарности за присланные одежду, обувь и мыло. Американский Красный Крест сразу же составил проект об отправке 393 457 единиц детской одежды и 124 тыс. детских свитеров на сумму в 1 470 тыс. долл. Первая партия одежды стоимостью 300 тыс. долл. была отгружена в СССР 15 июня 1942 г. Остальную одежду планировали отправить, как только позволят условия транспорта. Кроме того, было закуплено 2 млн. фунтов туалетного и хозяйственного мыла на 125 тыс. долл. и 100 т медицинского мыла на 28 тыс. долл.(15)

Все присланное было необходимо, но особенная нужда ощущалась в медикаментах. В письме от 26 мая 1942 г. народному комиссару внешней торговли СССР А.И. Микояну Колесников сообщал: "Наша заявка на медикаменты, медимущество, как видно из прилагаемой сводки, выполняется чрезвычайно медленно. Такие медикаменты, как теобромин, бромистый калий, лакмус сухой, совершенно не поступали из США и Англии. Другие медикаменты и медимущество хотя и поступают, но явно в недостаточном количестве. Прошу Ваших указаний по линии торговых представительств СССР в США и Англии об ускорении закупки и отправки в СССР медикаментов и медимущества.

Со своей стороны полагаю, что в подготовляемых нами письмах с подтверждением количества поступивших из этих стран медикаментов и медимущества было бы целесообразно от имени исполкома СОКК и КП сделать соответствующее представление американскому и английскому обществам Красного Креста об ускорении по их линии закупки и отправки в СССР медикаментов и медимущества, принятой на Конференции трех держав"(16).

Председатель американского Красного Креста Дэвис в письме от 30 июля 1942 г. советскому послу в Вашингтоне М.М. Литвинову извещал, что его организация выполнила принятые обязательства. Общая сумма поставок превысила 8 млн. долл., из которых к тому времени было отправлено товаров на 4 млн. долл. и ожидали отправки примерно на такую же сумму. Перевозили грузы из США 75 пароходов, из которых уже прибыло 69, а 6 находились в пути. В письме от 2 августа 1942 г. посольство СССР в США за подписью Литвинова выразило благодарность Дэвису за помощь(17).

Эти данные подтверждает сообщение члена советской закупочной комиссии в Вашингтоне доктора Е. Ереминой от 22 июля 1942 г. Она отмечала, что Красный Крест США по первому протокольному листу обязался поставить свою часть мед-снабжения в первые два месяца действия протокола, что и было сделано без всякой задержки, на 2 700 тыс. долл. Также были отправлены одежда, мыло, обувь, три госпиталя для Арктики на общую сумму 5 млн. долл.(18) Еремина не без оснований считала, что все медицинское снабжение, которое поступило и использовалось Советским Союзом, было послано Красным Крестом США, а медснабжение по ленд-лизу из Англии и от Комитета помощи СССР - американской неправительственной организации помощи СССР - шло позднее и иногда поступало со значительным опозданием. Еремина писала также, что представители Красного Креста США, посетившие руко-


15 Там же, ед. хр. 62,л. 122.

16 Там же, ед. хр. 301, л. 124.

17 Там же, ед. хр. 291, л. 66; ед. хр. 314,л. 138.

18 Архив внешней политики РФ (далее - АВП РФ), ф. Посольство СССР в США, оп. 9, п. 65, д. 41.' л. 14.

стр. 41


водителя закупочной комиссии генерала А.И. Беляева в июне 1942 г., интересовались вторым протокольным листом на медицинское снабжение и просили сообщить, дошла ли и как используется их помощь. Подобная просьба в начале июля поступила и от советского посла в США Литвинова. Эта организация хотела, по его словам, чтобы Красный Крест СССР заснял на пленку получение и распределение поступивших материалов и показал ее в США. По поручению заместителя наркома иностранных дел А.Я. Вышинского этим занялся Комитет по кинематографии(19).

Такие же пожелания высказывало и руководство ленд-лизом. Посольство США в памятной записке от 5 февраля 1943 г. сообщало Вышинскому, что "Бюро министерства военной информации желает получить, включая фотографии, материал, могущий показать роль, которую играло на советских полях сражений военное оборудование, полученное по ленд-лизу, помощь, которую ленд-лиз оказал советскому гражданскому населению, а также, каким образом ленд-лиз улучшил советско-американские отношения"(20). Просьбу посольство объясняло активизацией требований общественности США информировать о помощи СССР по ленд-лизу и в связи с предполагаемым представлением в американском конгрессе проекта закона о пролонгации ленд-лиза, срок которого истекал 1 июля 1943 г. В конгрессе ожидались прения, и правительство нуждалось в информации, как ленд-лиз содействовал СССР на фронте и в тылу. Вышинский просил руководителей соответствующих наркоматов прислать в НКИД по возможности материалы и фотографии об этом. Сведения о медицинском снабжении были представлены 26 февраля 1943 г. наркомом здравоохранения Г.А. Митеревым, сообщившим, что медицинское имущество по ленд-лизу стало поступать только в последнее время. К 17 февраля 1943 г. его прибыло на 3 492 726 долл., в том числе медикаментов - на 743 922, а медицинского инструментария и другого медико-санитарного имущества - на 2 747 804 долл. Подавляющая часть этого имущества находилась еще в пути к советским берегам и только незначительное количество было распределено среди различных медико-санитарных учреждений Наркомздрава и Наркомата обороны.

Колесников в интервью корреспонденту газеты "Нью-Йорк таймс" от 13 октября 1942 г. поблагодарил за медицинскую помощь, присланную Красным Крестом США и других стран, подчеркнув в заключение: "Не забудьте сказать всем, что мы действительно благодарны за полученное, но - чем больше, тем лучше". Колесников как никто другой чувствовал нехватку медикаментов в стране и на фронте и знал, что выполнение американским Красным Крестом своей доли поставки была лишь частью принятого к исполнению на Конференции трех держав. Поэтому он снова просил Микояна ускорить закупки остального(21).

В условиях войны СССР не был готов к нормальному приему, регистрации и учету грузов помощи, поступавших от различных зарубежных организаций. Больше всего нареканий шло в адрес исполкома СОКК и КП. Его председатель 31 декабря 1942 г. в письме В.М. Молотову писал, что Красный Крест страны обязан по специальному соглашению выдавать американскому Красному Кресту расписки в получении имущества и периодически знакомить его миссию с отчетными данными о распределении и использовании поступившего. Колесников выразил несогласие с существовавшей практикой приема и распределения грузов Красного Креста, так как все они поступали в распоряжение Наркомвнешторга и лишь затем - различным потребителям: Нарком-здраву СССР, Главному военно-санитарному управлению Красной Армии, Главному интендантскому управлению и другим адресатам. Исполком СОКК и КП участвовал в этом лишь в редких случаях, когда это имущество поставлялось на хранение на его склады или Наркомздрава. Сведения от Наркомвнешторга о прибывавших в адрес СОКК и КП грузах не были регулярными, и единственным источником для него


19 Там же, оп. 26, п. 147,д.36, л.32.

20 Там же, оп. 27, п. 153, д.49, л.10.

21 ГАРФ, ф. 9501, оп. 5, ед. хр. 291, л. 42, 59.

стр. 42


служили аккуратные сообщения представителя американского Красного Креста в СССР об отправке грузов из США(22).

Попытки получить расписки непосредственно от указанных советских ведомств результатов не дали, и это затрудняло отношения исполкома СОКК и КП с аналогичными организациями США, Англии, других стран. Колесников, считая такое положение ненормальным, предложил принять меры, и определенный порядок все же был наведен.

СНК СССР постановлениями N 93 и N 94 от 25 января 1943 г. утвердил положения о советских миссиях Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца в США и Англии. Прибывшему в США представителю Красного Креста СССР профессору В.В. Лебеденко общественные и научные организации оказали дружественный прием. Одновременно в СССР прибыл новый директор миссии Красного Креста США в СССР Ральф Хоббелл. Лебеденко информировал Колесникова, что в 1943 г. США должны поставить по ленд-лизу медицинского снабжения на 12 млн. долл. Обязательство выполняется за счет сумм, собираемых Красным Крестом, другими общественными организациями США, в частности Комитетом помощи СССР (РУР). Были также иные общественные и частные организации, лица, передавшие средства в помощь СССР. По словам Лебеденко, все средства и снабжение скрупулезно учитывались руководством ленд-лиза и вносились в список выполнения протокола поставок Советскому Союзу.

19 июня 1943 г. из Вашингтона в Москву вылетел член центрального комитета Красного Креста США, издатель влиятельной газеты "Нью-Йорк таймс" Артур Сульцбергер. До отъезда он побывал у госсекретаря К. Хэлла, вице-президента Г. Уоллеса и президента Рузвельта, которые одобрили поездку. Целью ее было ознакомиться с положением в СССР, чтобы достичь лучшего взаимопонимания между народами двух стран. 22 июня на президиуме исполкома СОКК и КП был обсужден вопрос об общестенной помощи раненым бойцам и командирам Красной Армии. В работе совещания принял участие Сульцбергер. В докладе Колесникова "Помощь Советскому Красному Кресту со стороны дружественных Красных Крестов" было сказано об исключительной популярности СССР в демократических странах, общественность которых развернула широкое движение солидарности с ним. Были охарактеризованы конкретная помощь, полученная Красным Крестом СССР с начала войны от обществ Красного Креста США, Англии с доминионами, Палестины стран Латинской Америки, в частности от Аргентины, Мексики, Уругвая, а также Китая, Ирана и других государств, ее распределение и использование в Советском Союзе.

Сульцбергеру были показаны многие объекты по линии Красного Креста, предоставлена возможность видеть доставку раненых с фронта в тыловые госпитали и оказание им помощи на месте. Обобщая все виденное, он сказал: "Я сожалею, что не имею возможности обосновать все, что я видел, с научной медицинской точки зрения, но, как офицер в последнюю войну (первую мировую. - Н.Т.) и как бизнесмен, ценю порядок, предусмотрительность, четкость, чистоту, быстроту, бодрость и безграничную преданность. Эти качества я видел и они являются показателями четкой работы в Ваших госпиталях, учреждениях"(23). Это была высокая и справедливая оценка системы советского здравоохранения в военное время.

Обязательства по поставкам медикаментов и инструментов согласно второму протоколу американский Красный Крест выполнил к 1 июля 1943 г. СОКК и КП с удовлетворением воспринял сообщение Нормана Дэвиса и Аллена от 16 июля 1943 г. о том, что будут приняты все меры для увеличения помощи и что большие партии снабжения уже отправляются.

В апреле 1943 г. в СССР прибыл в качестве директора миссии американского Красного Креста Ральф Хоббелл. Руководители миссии Хоббелл и Сковелл в начале августа 1943 г. посетили детские дома для сирот войны и предложили исполкому


22 Там же, л. 158.

23 Там же, ед. хр. 297, л. 29 об.

стр. 43


СОКК и КП помощь как уже существовавшим, так и организуемым в освобожденных районах детским учреждениям.

В ходе бесед Хоббелл и Сковелл неоднократно поднимали вопрос о том, что расширению американской помощи значительно содействовала бы полная информация о потребностях советской стороны, а также о работе больниц, детских домов и других учреждений, которым могла бы быть полезной помощь США. Они считали также желательным иметь более подробную информацию от СОКК и КП о распределении полученного имущества и просили передать им фотографии учреждений, которым была оказана помощь. Одновременно они поставили вопрос о разрешении Сковеллу поездок в некоторые тыловые районы (города Владивосток, Улан-Удэ, Иркутск, Новосибирск, Барнаул, Челябинск, Свердловск и другие), где он смог бы ознакомиться с лечебными и детскими учреждениями, которым была бы полезна помощь американского Красного Креста.

Колесников информировал Вышинского, что из соглашения Красного Креста СССР и Красного Креста США для советской стороны не вытекает обязательств организации таких поездок. При положительном решении Колесников считал целесообразным остановиться на Свердловске, Челябинске, Куйбышеве, Горьком, где могут быть показаны учреждения, оснащенные американским оборудованием, а также детские дома, куда может быть направлено дарственное имущество. Вышинский 14 октября наложил на это предложение резолюцию: "Сковеллу и Хоббеллу в поездках по СССР пока следует отказать"(24).

Однако американцы, не дождавшись положительного ответа, предприняли новую попытку. 22 октября 1943 г. Хоббелл обратился в исполком СОКК и КП с просьбой организовать ему поездку в Сталинград. Колесников поставил об этом в известность Вышинского, напомнив, что летом такая поездка предполагалась и со стороны НКИД никаких возражений не было. Ходатайство получило поддержку и заведующего отделом американских стран НКИД Г.Н. Зарубина, обратившегося 25 октября к Вышинскому со следующим письмом: "Многие американцы уже побывали в Сталинграде, но представители Красного Креста США там не были. Полагаю, что нам следует показать Хоббеллу разрушения Сталинграда и лишения, которые переживает население города в результате этих разрушений. Мы не разрешили представителям американского Красного Креста поездки по СССР, но в данном случае следовало бы просьбу Хоббелла удовлетворить". В тот же день Вышинский отправил это письмо Молотову с резолюцией: "Прошу Вашего согласия". 15 ноября Зарубин получил положительный ответ и сразу передал Колесникову: "По поручению тов. Вышинского А.Я. сообщаю Вам, что со стороны Наркоминдела нет возражений против поездки в Сталинград директора американского Красного Креста Хоббелла"(25). Поездка состоялась в декабре, и Хоббелл дал одно из самых подробных описаний разрушенного Сталинграда и страданий его жителей.

В письме директора миссии американского Красного Креста от 21 ноября 1943 г. на имя председателя исполкома СОКК и КП затрагивались перспективы дальнейшего сотрудничества. Хоббелл указал, что в заявках на медснабжение, направленных в Администрацию ленд-лиа и Красный Крест, много дублирования и что снабжение в таких больших количествах не входит в обязательства Красного Креста. Однако он отмечал: "Ввиду Ваших огромных потребностей и положения Вашего фронта мы не расположены проводить черту между потребностями Ваших военных госпиталей и других военных учреждений и потребностями Ваших гражданских учреждений и нуждами населения, пострадавшего от военных действий". Он отметил, что стоимость заявки достигла к тому времени 13 млн. долл., в том числе срочно приобретаемых медикаментов - 5 млн. долл., и поставил в известность Колесникова о "завершении этой фазы программы помощи американского Красного Креста".

Колесников в ответном письме от 27 ноября обосновал потребность в увеличении


24 АВП РФ, ф. Референтура по США, оп. 27, п. 153, д. 51, л. 116 об., л. 128.

25 ГАРФ, ф. 9501, on. 5. ед. хр. 304, л. 38, 37.

стр. 44


медицинского снабжения необходимостью восстановления разрушенной сети лечебных учреждений в освобожденных районах. Вопрос обсуждался и во время их личных встреч. Хоббелл, преданный идеалам Красного Креста, зажегся желанием помочь, хотя понимал, что пойдет против установок вашингтонского руководства.

29 ноября. 1943 г. Хоббелл послал проникновенное письмо директору американского Красного Креста Дэвису, в котором предлагал снабдить оборудованием 80 больниц в СССР - так, чтобы каждый крупный американский город подарил больницу одному из советских городов: "Стальной город Питтсбург, т.е. Питтсбургское отделение Красного Креста, берет на себя обязательство оборудовать больницу в 500 коек для стального города Сталинграда; Нью- Йоркское отделение Красного Креста (Нью-Йорк сити) - больницу на 500 коек для Ленинграда; Ново-орлеанское отделение - для Новороссийска; отделение Красного Креста в Чикаго - оборудовать больницу в Харькове, затем останутся еще многие крупные города в США, как, например, Филадельфия, Бостон, Балтимор, Миннеаполис - Сент-Поль (они могут взять объединенное обязательство), Буффало, Рочестер, Нью-Йорк, а Рочестер и Миннесота - родина братьев Мэйос, будут в восторге при мысли, что в одном из украинских городов будет больница, которая будет носить название "Больница Рочестер-Миннесотского отделения американского Красного Креста".

Я уверен, если этот план будет принят и одобрен, все больницы будут носить имена отделений американского Красного Креста, которые их оборудуют... Господин председатель, я горячо рекомендую взять обязательство по данному проекту, так как мы это, вероятно, сможем сделать и обязаны"(26).

Госсекретарь Хэлл сообщил представителю СОКК и КП СССР в США профессору Лебеденко, что запрашиваемые объемы превышают имеющиеся у американского Красного Креста ресурсы и обеспечить поставку можно только через правительственные источники. В письме за подписью Хэлла от 24 января 1944 г. Хоббеллу было сообщено, что по вышеизложенной причине Красный Крест сможет оборудовать только ограниченное количество больниц - десять по 500 коек каждая общей стоимостью в 1 340 тыс. долл. при условии, что эти больницы будут принадлежать не Наркомздраву, а советскому Красному Кресту.

1 февраля 1944 г. Хоббелл официальным письмом сообщил исполкому СОКК и КП об этих условиях. Колесников 5 февраля в письме к заместителю наркома иностранных дел В.Г. Деканозову отмечал, что "по инициативе самого Хоббелла им же и был поднят перед своим вашингтонским руководством вопрос о неотложной задаче оборудования на средства и материалы американского Красного Креста очень значительное количество коек, примерно 100 тыс."(27). Однако, по словам Колесникова, предложенный американцами порядок управления больницами противоречит существующему в СССР положению, по которому все лечебные учреждения для гражданского населения находятся в системе Наркомздрава и его местных органов. Требования американцев в такой категоричной форме ставило ИК СОКК и КП перед необходимостью отклонить это предложение. На другой день Колесников в письме к А.А. Жданову просил указаний, считая, однако, условия американцев неприемлемыми(28).

17 февраля Колесников сообщил Хоббеллу, что "все дело охраны здоровья населения, в том числе и больничное, в СССР возложено и осуществляется Наркомздравом и его местными органами. В силу этого положения условие американского Красного Креста о том, чтобы пять тысяч коек, или десять больниц, управлялись советским Красным Крестом, к большому сожалению, ставит нас фактически в положение невозможности воспользоваться Вашим любезным предложением"(29).

22 марта 1944 г. председатель ИК СОКК и КП принял приехавшего в Москву заместителя Хоббелла Эдуарда Шерка. В связи с вопросом о 100 тыс. госпитальных


26 Там же, л. 43.

27 АВП РФ, ф. Референтура по США, оп. 28, on. 163, д. 83, л. 17.

28 ГАРФ, ф. 9501, on. 5, ед. хр. 304, л. 30.

29 Там же, л. 29.

стр. 45


коек Шерк заявил: "Предложение Хоббелла о широкой помощи Вам в деле восстановления разрушенных лечебных учреждений весьма детально обсуждалось в Красном Кресте и в правительственных организациях. Пришли к заключению, что такая широкая программа выходит за пределы возможностей Красного Креста и должна быть частью работы Администрации помощи и восстановления Объединенных Наций (ЮНРРА)"(30).

19 апреля 1944 г. Шерк обратился с письмом к Колесникову, в котором ознакомил его с изменениями в установках заграничной помощи американского Красного Креста. С ссылкой на полученные перед отъездом из США указания, дополненные письменно уже здесь, он выделил три важнейших положения в деятельности своей организации:

1. Предпочтение в предоставлении снабжения будет отдаваться просьбам, относящимся к программе, выполняемой непосредственно советским Красным Крестом.

2. Просьбы родственных организаций, например Наркомздрава, выполняющих функции, аналогичные краснокрестовским, станут удовлетворяться в тех случаях, когда снабжение будет трудно получить другим путем. Однако должна существовать тесная и, предпочтительно, оперативная связь с советским Красным Крестом в подобных случаях.

3. Снабжение, имеющееся в Управлении ленд-лиза, предпочтительно получать через него, а не через американский Красный Крест. Снабжение, как краснокрестовское, так и ленд-лиза, в большинстве случаев оформлять через одни и те же государственные органы, и вообще отправки могут совершаться с одинаковым успехом как через одно, так и другое учреждение.

По словам Шерка, это более точное определение установок американского Красного Креста по сравнению с существовавшими в начале выполнения российской программы связано с более широкой деятельностью ленд-лиза, а также с необходимостью Красного Креста удовлетворять потребности разных стран, где он может оказать срочную помощь до поступления ее с другой стороны. По его мнению, ни одно из этих положений не являлось непреложным правилом, так как всегда возникают случаи, требующие отдельного рассмотрения. Шерк заверил, что американский Красный Крест приложит все усилия для дальнейшего успешного сотрудничества с советским Красным Крестом(31).

Колесников в свою очередь поставил вопрос о дальнейшей программе деятельности американского Красного Креста по оказанию помощи СОКК и КП. Он просил также сообщить о приблизительных размерах помощи советскому Красному Кресту в 1944 г. От него поступили следующие обобщенные данные.

Помощь Красного Креста США Красному Кресту СССР, оказанная до 1 июля 1944 г.(32) (в долл. США)

Наименование

Отгружено

Ожидается

Всего

Лекарства, хирургическое снабжение, плазма крови и госпитальное оборудование

5 084 729,42

3755 372,31

8840 101,73

Общее снабжение

10 119 156,21

3 335 886,80

13455043,01

Всего

15 203 885,63

7091 259,11

22295 144,74

Директор миссии американского Красного Креста в СССР Ральф Хоббелл осенью 1944 г. стал готовиться к отъезду на родину. Выступая с приветствием на расширенном заседании Президиума ИК СОКК и КП 11 октября, Хоббелл сказал: "Уезжая из Москвы в конце этого месяца, я унесу с собой в Вашингтон неизгладимое и незабываемое впечатление от картин ваших нужд, только частично нами виденных во


30 Там же, л. 7.

31 Там же, ед. хр. 318, л. 115.

32 Новая программа Красного Креста США. о которой заявили американцы, начала осуществляться после этой даты.

стр. 46


время последних поездок: Ленинград - Калинин - Минск - Витебск - Смоленск и прежних поездок в Вязьму и Сталинград".

Поставки по линии Красного Креста продолжались и после разгрома гитлеровской Германии. Обещанное Красным Крестом США в 1944 г. медицинское оборудование и госпитальное имущество для оснащения 10 больниц по 500 коек каждая в освобожденных городах: Воронеже, Курске, Минске, Сталине, Харькове, Киеве, Смоленске, Севастополе, Орле, Симферополе прибыло в СССР в начале июня 1945 г. ИК СОКК и КП 18 июня информировал Вышинского о прибывшем оборудовании и оснащении этих больниц. Сообщалось также, что новый директор миссии Красного Креста в СССР Шерк передал устно и письменно пожелание посла США в СССР А. Гарримана поехать вместе с Шерком в один из выбранных советской стороной городов для передачи оборудования в качестве дара американского народа. ИК СОКК и КП считал наиболее подходящим для этой официальной миссии Смоленск(33).

Организацией поездки Гарримана в Смоленск занимался советник посольства США в Москве Дж. Кеннан. Вначале предполагалось выехать поездом, который должен был отправиться 5 августа 1945 г. вечером и 6 августа отбыть обратно. Из-за отсутствия в Смоленске гостиниц Гарриману подготовили салон-вагон. Однако этот вариант не был осуществлен. Кеннан вновь обратился в НКИД 15 августа. Он сообщил, что Гарриман не может отлучаться из Москвы более чем на день и просил организовать поездку не на поезде, а на самолете на 17 августа в сопровождении семи сотрудников посольства и в тот же день возвратиться в Москву. Вышинский 16 августа обратился с просьбой к начальнику Главного управления гражданской авиации Ф. А. Астахову о подготовке самолета на 17 августа на 12 человек(34).

Руководство области, советская и медицинская общественность Смоленска устроили Гарриману и сопровождавшим его лицам теплый прием, сердечно поблагодарив за дар американского народа.

Желание помочь изъявляли и неправительственные организации США, но на их пути возникали препятствия. Так, председатель Филадельфийского украинско-американского комитета помощи Вольтер Галлан обратился к Лебеденко с предложением оборудовать две больницы в Западной Украине на средства комитета, большинство членов которого были выходцами оттуда. Одновременно комитет запросил о возможности посылки делегации на Украину и установления контакта с ее правительством по розыску перемещенных лиц. Колесников направил информацию по инстанции Декано-зову, который счел возможным принять это предложение. Однако он заявил: "Относительно посылки делегации от указанного комитета на Украину следует учесть, что если мы разрешим Филадельфийскому комитету помощи послать свою делегацию в СССР, то это создает прецедент для целого ряда других комитетов помощи (русского, армянского, еврейского и т.д.) обращаться с подобного рода просьбами о посылке их делегаций в Союз"(35). Поэтому он считал, что в направлении делегаций следует отказать, сославшись на трудности послевоенного периода.

Летом 1946 г. Шерк несколько раз сообщал Колесникову, что миссия Красного Креста США в СССР скоро завершит работу. 3 июля Шерк направил председателю ИК СОКК и КП официальное письмо, в котором было сказано: "Американский Красный Крест был одной из многих организаций, стремившихся принести необходимую помощь народу, перенесшему невыразимые испытания и страдания от рук фашистских захватчиков. Мы рады, что имели возможность принять участие в этом большом плане сотрудничества, который помог Советскому Союзу пройти через все испытания и завоевать победу"(36).

Следует отметить, что в руководстве Красного Креста США к этому времени возникли большие разногласия. После смерти Нормана Дэвиса в 1944 г. президент


33 АВП РФ, ф. Референтура по США, оп. 29, пор. 80, п. 176, л. 57.

34 Там же, л. 76.

35 Там же, л. 73.

36 ГАРФ, ф. 9501, on. 5, ед. хр. 340, л. 149, 151.

стр. 47


Рузвельт назначил председателем Красного Креста человека из своей команды -Безила 0'Коннора, который, однако, не сумел обеспечить нормальной работы руководства. Многие ценные сотрудники были вынуждены уйти. Смерть Рузвельта и приход к власти Г. Трумэна совпал и с апогеем разногласий между О' Коннором и Р. Алленом, его заместителем, ведавшим отделом иностранной помощи. Аллен работал в Красном Кресте США много лет и был видным деятелем этой организации. Его уход весной 1945 г. стал для нее большой потерей.

Лебеденко в письме от 4 февраля 1946 г. Колесникову сообщал: "По мнению американского Красного Креста, с приходом мистера О'Коннора председателем этой организации и возвращения из Советского Союза мистера Хоббелла стала заметной тенденция сокращения помощи советскому Красному Кресту. Объяснения, которые давались, сводились к тому, что с открытием второго фронта, с освобождением европейских стран, а особенно в связи с операциями на Тихом океане Красный Крест США должен был уделить максимум внимания этим территориям и народам"(37). Руководству СОКК и КП стало ясно, что американцы не увеличат размер помощи, а ограничатся в основном реализацией протокольных обязательств по снабжению, выполняемых ими до середины 1947 г. Протокольные заявки были значительны и состояли из нескольких сот названий, но все-таки этого было очень мало для опустошенной войной страны. Американский Красный Крест являлся полуправительственной организацией и выполнял установки нового политического руководства США.

После отъезда доктора Лебеденко обязанности представителя СОКК и КП с 1 июля по 15 октября 1946 г. выполняла по совместительству с основной работой в правительственной закупочной комиссии СССР в США Е. Еремина. Ее задача заключалась главным образом в ускорении получения и отгрузки оборудования, медснабжения и материалов по линии американского Красного Креста для СССР, а по линии РУР - в контроле за размещением заказов и их отгрузкой в СССР согласно указаниям МВТ и СОКК и КП. Еремина в отчете за период с 1 июля 1946 г. по 1 января 1947 г. отмечала, что "деловые связи с американским Красным Крестом были не вполне нормальными, так как его руководители не всегда доброжелательно относились к выделению средств для Советского Союза, а в отдельных случаях чувствовалась определенная враждебность к нему. Американские представители Красного Креста не раз заявляли, что они собирают средства для Красного Креста, но не для оказания помощи Советскому Союзу"(38).

В конце 1946 г. американцы поставили последнюю точку в программе оказания помощи СОКК и КП. Возглавлявший отдел международной деятельности американского Красного Креста Филипп Райен 13 декабря 1946 г. в письме Колесникову сообщил, что завершены предварительные приготовления к отправке в СССР четырех больниц по 250 коек каждая, "оборудование которых является нашим финальным обязательством в программе помощи Советскому Союзу"(39). 20 мая 1947 г. оборудование прибыло на пароходе "Маршал Говоров" в Мурманск. После отправки этих больниц заместитель Райена Мелвин Гляссер на вопрос Ереминой: "Какова дальнейшая программа отгрузки Советскому Красному Кресту" заявил: "Всем странам помощь прекращается, в том числе и советскому Красному Кресту"(40).

С первых дней Великой Отечественной войны Советский Союз начал получать материальную помощь от американского народа, который с готовностью откликнулся на призывы американского Красного Креста, помогая денежными пожертвованиями и личным трудом. Всего Красным Крестом США в 1941-1947 гг. было отправлено в СССР более 10 тыс. т имущества, оцененного на сумму около 30 млн. долл. Деятельность американского Красного Креста способствовала борьбе против общего врага -германского фашизма.


37 Там же, ед. хр. 330, л. 83.

38 Там же, л. 207.

39 Там же, ед. хр. 340, л. 84.

40 Там же, ед. хр. 330, л. 207.

 

Опубликовано 14 января 2020 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1579011898 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY МЕДИЦИНА АМЕРИКАНСКИЙ КРАСНЫЙ КРЕСТ В СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ПО АРХИВНЫМ МАТЕРИАЛАМ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network