публикация №1415623202, версия для печати

Человек и война: до и после


Дата публикации: 10 ноября 2014
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY
Рубрика: МЕДИЦИНА
Источник: (c) http://library.by


Войны всегда сопровождаются воздействиями на нервную систему чрезвычайных раздражителей, острыми и хроническими психотравмами, постоянными стрессами, лишениями и страданиями, несут с собой болезни, неврозы, в том числе и послевоенный синдром.

Особенно сильные психотравмирующие воздействия военнослужащие получали во время боевых действий в Чечне и других "горячих точках". В этих условиях нельзя было определить то место нахождения противника, что само по себе является стрессом. Солдаты и офицеры страдали, что воевать им приходилось против собственного народа, что на каждом шагу они испытывали ненависть чеченцев, что с трибуны Госдумы, со страниц газет, по радио и телевидению сыпались на их головы мыслимые и немыслимые обвинения. Ко всему этому присоединялось чувство брошенности армии на произвол судьбы.

Во время боевых действий наших войск в Афганистане война одобрялась официальной идеологией. Средства массовой информации рассказывали об участниках войны уважительно и доброжелательно. Взаимоотношения "афганцев" друг с другом являлись примером настоящего войскового братства. Союз "афганцев" и ныне отличается спаянностью и активностью. Участвовавшие в войне в Афганистане помогали друг другу, а также многим другим попавшим в беду людям.

К сожалению, государство не всегда помогало "афганцам", не направляло работу их Союза. Отсюда печальные издержки в их работе, закончившиеся гибелью многих руководителей этого сообщества. Некоторые участники войны в Афганистане не смогли адаптироваться к мирной жизни, стали на путь противоправных действий. Безразличие государства и общества к судьбам "афганцев" обернулось увеличением насилия в стране. Это наглядно проявилось во время войны в Чечне. Образовалась группа людей, главным образом представителей воздушно-десантных войск, для которых война стала профессией и хобби. Они азартны и жестоки, готовы за острыми ощущениями ехать в любые "горячие точки", идти в криминальные структуры, служить в охране.

Психотравмирующее действие войны, в Чечне определялось и тем, что здесь не было линии фронта и видимого противника. Находившиеся там солдаты из-за этого часто испытывали страх, растерянность, ненависть, отчаяние и другие отрицательные эмоции, которые неблагоприятно сказывались на нервной системе: Нередко на этом фоне возникало желание - скорее бы все это кончилось, пусть даже ценой ранения. Поданным психологов, чеченская война не смогла сплотить солдат и офицеров в единое целое, среди участников боев в Чечне слабо развито войсковое товарищество. Многие подразделения во время боевых действий представляли собой разрозненные группы солдат и офицеров.

Война в Чечне породила в обществе еще больше ненависти и жестокости, нежели война в Афганистане. В городах и селах многих областей России и в самой Чечне растут дети, знающие, от чьей пули погиб их отец или брат, и жаждущие мщения. Можно не сомневаться, что многие из них, достигнув зрелого возраста, постараются реализовать это свое желание.

Острые психотравмы на войне так же опасны, как и ранения. Интенсивность отрицательных переживаний, вызванных опасными для жизни и здоровья факторами боевой обстановки, бывает настолько выраженной, что развивающийся стресс надолго нарушает основные функции организма и затрудняет нормальную нервно-психическую деятельность. В этих случаях возможны расстройства здоровья и неадекватные реакции воинов даже на обычные и малозначащие раздражители. Связано это б тем, что трудности фронтовой жизни, как правило, ослабляют организм и его нервную систему, понижают порог ее чувствительности. Ситуации, содержащие угрозы жизни, острые переживания горя, вызванные гибелью близких людей и товарищей, опасения за судьбу страны, народа и множество других неприятных эмоций предъявляют к нервным клеткам чрезвычайно высокие требования, истощают их и ослабляют внутреннее торможение. В таком состоянии человеку трудно "не выпустить себя из рук", живет он с ощущением натянутой .струны, которая вот-вот оборвется. Возникающие стрессы могут проявляться потерей самообладания, паникой, реактивными состояниями, заболеваниями внутренних органов.

Болит кожа лицаРассматривая механизмы развития послевоенного синдрома, следует учитывать, что любой раздражитель вызывает уголовном мозгу очаг господствующего возбуждения - доминанту. Возбужденные клетки отличаются способностью воспринимать любые раздражения, поступающие в нервную систему. От пережитых событий может болеть что угодно, даже кожа лица - см., например, подробнее здесь: http://caringmother.ru/263-po-kakim-prichinam-bolit-kozha-na-lice-kakie-mery-predprinimat-esli-bolit-polovina-lica-levaya-ili-pravaya-storona-lica.html Так, доминантный очаг сохраняется длительное время, оказывая влияние на деятельность других нервных центров. Чем значительнее для индивидуума или интенсивнее раздражитель, тем устойчивее, прочнее доминанта, тем длительнее она сохраняется и заметнее влияет на эмоциональное состояние и работу внутренних органов. Раздражители фронтовой обстановки вызывают настолько устойчивые очаги возбуждения и переживания страха, обиды, возмущения, иногда - радости от удачи, успеха, победы, что не смываются доминантными очагами мирной жизни в течение десятилетий. Вот почему так прочно и долго сохраняются воспоминания о войне, так надежно и бескорыстно войсковое братство. Многим участникам Великой Отечественной войны, дожившим до наших дней, уже за семьдесят, здоровья нет, но ездят они друг к другу в гости, чтобы повспоминать прошлое, поговорить.

Порой участники боев за какой-либо населенный пункт, уже пожилые и больные, собираются на встречи, преодолевая многие тысячи километров, временные пояса и климатические зоны. Движет ими память о прошлом, о войне и фронтовых событиях, хранящаяся в незатухающих доминантных очагах. Память эта делает ветеранские организации самыми стабильными и нормально функционирующими. Так же прочно и надолго застревают в сознании все ужасы и другие неприятные события фронтовых будней, лежащие в основе послевоенного синдрома. В последующем прожитое и пережитое, прочно закрепившись в памяти, часто анализируется, переосмысливается. Этим доминантные очаги тоже подкрепляются, отчего так подолгу не угасает и не проходит послевоенный синдром.

О причинах и проявлениях острой боевой психической травмы, воздействия чрезвычайных раздражителей высокохудожественно и научно достоверно рассказал М. Шолохов в своем знаменитом романе "Тихий Дон". Григорий Мелехов, командуя белоповстанческой дивизией, в одном из боев доскакал до стреляющего пулемета и изрубил шашкой четырех матросов в черных бушлатах. Бессмысленность убийства потрясла его. После боя он рвал на себе застежки шинели и катался по снегу рядом с трупами зарубленных им матросов. Писатель такими словами характеризует психическую реакцию комдива: "Не успел сотенный и шага сделать к нему, как Григорий - как стоял, так и рухнул ничком, оголенной грудью на снег. Рыдая, содрогаясь от рыданий, он, как собака, стал хватать ртом снег, уцелевший под плетнем. Потом, в какую-то минуту чудовищного просветления, попытался встать, но не смог и, повернувшись мокрым от слез, изуродованным болью лицом к столпившимся вокруг него казакам, крикнул надорванным, дико прозвучавшим голосом:

- Кого же рубил!.. Братцы, нет мне прощения!.. Зарубите, ради бога... в бога мать... Смерти... предайте!.."

Такую вот невротическую реакцию дал казак, с детства приучавшийся к войне и провоевавший уже несколько лет! А чего можно ждать от восемнадцатилетних юношей на первом году их фронтовой жизни при столкновении с убийствами и ранениями?!

Послевоенный синдром нередко проявляется аутоагрессией. В голове все время крутятся мысли, почему не смог лучше выполнить приказ, нет ли вины за гибель товарищей. Самообвинения и угрызения совести воспроизводятся в навязчивых снах. Возможны и агрессивные действия по отношению к чеченцам, младшим по должности и званию, случайным окружающим, животным. Порой склонность к агрессии подогревается алкоголем, к которому в боевых условиях нередко развивается пристрастие.

В боевой обстановке опасен кумулятивный стресс, когда психотравмирующие факторы, действующие изо дня в день, вызывают незначительные нервно- психические изменения. В организме они накапливаются, суммируются, пока не достигнут критической точки и не произойдет эмоциональный взрыв или не разовьется болезненное состояние.

Наблюдения показывают, что в среднем после 45 суток пребывания в боевых или экстремальных условиях возникает не только физическая, но и психическая усталость, снижается внимание, притупляются инициатива, решительность и инстинкт самосохранения. По этой причине во время боевых действий участники войны нуждаются в периодическом отдыхе. Если есть возможность, то одни подразделения и части заменяются другими, чем предупреждается накопление отрицательных эмоций выше допустимого предела.

Опубликовано 10 ноября 2014 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1415623202 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY МЕДИЦИНА Человек и война: до и после

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network