Осторожно, статистика!

Статьи, публикации, книги, учебники по вопросам математики.

NEW МАТЕМАТИКА


МАТЕМАТИКА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

МАТЕМАТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Осторожно, статистика!. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-10-28
Источник: Вопросы истории, № 8, Август 2008, C. 172-175

Одним из событий в отечественной аграрно-исторической науке стало появление фундаментальной монографии М. А. Давыдова "Очерки аграрной истории России в конце XIX - начале XX вв. (По материалам транспортной статистики и статистики землеустройства)" (М. 2003. 568 с). Работа содержит ряд самостоятельных очерков, объединенных общим авторским видением проблемы: в сельском хозяйстве страны успешно развивались капиталистические отношения, Столыпинская реформа демонстрировала впечатляющие успехи, менялась патриархальная психология российского крестьянства.

 

Особое внимание автор уделил - по крайней мере продекларировал - анализу источников. Давыдов метко характеризует урожайную статистику Центрального статистического комитета МВД (ЦСК) как "своего рода" Пизанскую башню "отечественной исторической науки"; этот источник "во многом препятствует адекватному анализу аграрного развития России". Справедливо отмечается, что "комфортность данного источника всегда перевешивала сомнения" в его достоверности (с. 62). Правда затем (§ 2.2), забыв об этих его особенностях, автор спокойно изучает динамику посевов в Европейской России по все тому же "милому" и ненадежному источнику ЦСК ("Урожай... года" и обзор Р. И. Прегера1). В многочисленных таблицах приводятся расчеты по посевным площадям, валовым сборам, урожайности, высчитываются избытки и недостатки хлебов в губерниях. А как же с критикой источника? Да никак.

 

Автор ограничивается общими (не подкрепленными фактами) рассуждениями, "что вектор искажения, кажется, понятен - размеры урожаев не завышаются". И вообще "другой урожайной статистики у нас нет" (с. 65).

 

Но все дело именно в том, что другая урожайная статистика у нас есть. Это региональная земская статистика2. В монографии Давыдова полностью игнорируются многочисленные земские статистические исследования (кроме агрономической помощи). Автор не обратил внимания на прекрасный образец - работы Д. Н. Иванцова, который сравнивал на достоверность три источника - сведения ЦСК, Главного управления землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ) и земства3.

 

Сопоставление данных ЦСК по валовым сборам озимой ржи со сведениями уфимского земства свидетельствует, что размеры урожаев именно завышаются. Из 17 лет (1898 - 1914) в десяти случаях разница в данных ЦСК и уфимского земства превышала величину в 20%. И всего трижды (в 1904, 1912 и 1914 гг.) показания источников находились в пределах "допустимого" 10-процентного расхождения. Чаще всего (15 из 17 лет) сборы ржи по данным ЦСК превышали уфимские земские данные. В 1898 г. общий сбор ржи в Уфимской губернии ЦСК показывал на 59% больше, в 1903 и 1906 гг. - на 32%, в 1907 и 1911 гг. - на 33%. При этом наличие или отсутствие у уфимских земских статистиков сведений о частновладельческих (помещичьих) сборах не оказывало принципиального воздействия на сопоставимость материалов. В 1901 - 1903 гг. сведения о помещичьих хлебах были получены, но итоговые данные ЦСК все равно на 24 - 32% оказались выше4.

 

Механизм завышения данных ЦСК в общем очевиден. Сотрудники ЦСК, видимо, опираясь на

 
стр. 172

 

поземельные переписи 1887 и 1905 гг., производили разделение посевов на крестьянский надельный и владельческий. Еще Иванцов отмечал, что региональные данные "подчеркивают полную несостоятельность приурочиванья посевов к рубрике "надельных" и "владельческих"". Площадь "владельческих" посевов, например, под ячменем в Полтавской губернии, составляла по сведениям земства - 60 тыс. дес, по информации ЦСК - 204 тысячи. В Уфимской губернии, несмотря на неполноту данных, "посевы пшеницы еще более любопытны, а именно", 6 и 118 тыс. дес. в 1905 г., соответственно. "Надо ли эти цифры комментировать?" - восклицал Иванцов5. В Златоустовском уезде Уфимской губернии, где (в земледельческой зоне) никогда не было помещиков, сборник ЦСК за 1910 г. сообщал, что под тремя главными хлебами на крестьянской надельной земле находится 84 880 дес, а владельческий посев составил 64117 десятин!6

 

К этой, невероятно увеличенной, площади так называемых владельческих посевов применялась высокая урожайность реальных помещиков. В итоге ЦСК получал цифры часто весьма далекие от действительности. На них и основывает свои выводы Давыдов. Например, в табл. 1.18в высчитывается доля вывезенного из Уфимской губернии овса (с. 69). Исходными являются сведения ЦСК, согласно которым в 1908 г. в Уфимской губернии урожай (валовый сбор) овса якобы составил 23 647 тыс. пудов. По расчетам уфимских земцев, которые не выдумывали частновладельческие посевы (в 1908 - 1910 гг. сведений о них вообще не было собрано), овса крестьяне собрали 17 721 тыс. пудов7. В 1909 г. сбор овса по данным ЦСК и уфимского земства - 33717 и 27128, соответственно, в 1910 г. - 30 993 и 23 797, в 1911 г. - 3905 и 2990,4 тыс. пуд. (в том числе 2794,3 крестьянских и 196,1 частновладельческих)8. Сведения ЦСК по валовому сбору овса, которые приводит Давыдов, превышают более близкие к реальности показатели уфимских статистиков на 33, 24, 30 и 31%.

 

Как видим, величина расхождений такова, что все выводы Давыдова по Уфимской губернии нужно пересчитывать. Кстати, в соседних, по авторским таблицам, Пермской и Самарской, губерниях существовала тоже очень добротная статистика.

 

В конце концов работники ЦСК осознали всю абсурдность собственных вычислений. В 1915 г. была произведена громадная перемена в статистических данных. Если в 1914 г. в Уфимской губернии озимой ржи, по данным ЦСК, было засеяно 945,2 тыс. дес. (в том числе 636,1 на крестьянской надельной земле и 309,1 тыс. - на владельческой), то в 1915 г. из 955,9 тыс. общего посева крестьянам принадлежало уже 907,1 тыс. дес, а владельцам всего-навсего 48,8 тысяч9. Как видим, в 1915 г. бывшие посевы на владельческих землях статистики из ЦСК просто перечислили в разряд крестьянских. Данные за 1915 г. являются самым убедительным доказательством всей надуманности предыдущего цифрового материала ЦСК.

 

Здесь уместно лишь вкратце сказать, что сведения ЦСК по посевным площадям также весьма малодостоверны. Иванцов отмечал, что в Херсонской губернии в 1909 г. разница в посевной площади между сведения ми ЦСК и земства составила 632 тыс. десятин10. В Тамбовской губернии в 1912 г. под посевами на надельных землях, по материалам правительственной статистики, добавляет историк-аграрник А. А. Иванов, "находилось 1 518 975 дес., а по данным подворной переписи крестьянские посевы занимали площадь в 1 961 836 дес., разница в 442,8 тыс. дес. (на 29%) является слишком существенной, чтобы ее игнорировать"11. В Уфимской губернии в начале XX в. ЦСК не учитывал около 0,5 млн. дес. посевов. Согласно данным местной переписи 1912 - 1913 гг., при 2 703 299,99 дес. крестьянского посева помещики сеяли еще 104773,3 тысячи12. По информации же ЦСК площадь посева в Уфимской губернии под всеми хлебами, включая овес (но без озимого ячменя и картофеля), в 1913 г. составляла 2 021 507 десятин13. Как говорится, почувствуйте разницу.

 

Только по трем вышеназванным регионам набралось свыше 1,5 млн. дес. не учтенных в ЦСК посевов. Целая губерния, между прочим.

 

Основным видом источников, использованных Давыдовым, является транспортная статистика - один из самых достоверных статистических материалов того времени. Но, во-первых, сопоставлять реальные объемы перевозок (исчисленные по железнодорожным накладным) с умозрительными кабинетными вычислениями, произведенными в ЦСК, без серьезной критики источника вряд ли правильно.

 

Во-вторых же, автор не проанализировал особенности самой транспортной статистики. При определении соотношения внутреннего и вывозного отправления хлебов (это один из главных аргументов Давыдова в пользу доминирования в начале XX в. внутреннего рынка и, следовательно, успешной капиталистической модернизации Российской империи) недостаточно исключить перевозки внутри Одесского железнодорожного узла, с речных пристаней Самарской губернии и отправления из портов (с. 40, 84, 89). Уязвимость расчетов Давыдова заключается в том, что он не использовал публикации по конкретным железным дорогам, ограничившись "Сводной статистикой", которая якобы "позво-

 
стр. 173

 

ляет выяснить, откуда и куда везли грузы и в каком количестве" (см. с. 34).

 

В целом цифровой материал М. А. Давыдова завышает внутреннее отправление и занижает внешнее. Не учитываются значительные переотправки хлебных грузов по железным дорогам14. Хлеб часто не сразу шел за границу. Предприниматели могли собирать крупные партии зерна, подвозя их с соседних мелких станций, дожидаясь выгодных цен, выполняя обязательства по контракту и пр. Например, в 1913 г. в Самару было отправлено со станции Приютово Самаро-Златоустовской железной дороги 18 076 пудов овса и 8047 пуд. ржаной муки, из Белебей-Аксаково - 3 тыс. пуд. пшеницы, из Аксенова - два вагона ржи и вагон пшеницы и т.д.15 Куда затем поступил хлеб, неизвестно, возможно - на экспорт.

 

Кроме того, много зерна принимали элеваторы. На Абдулинский элеватор, расположенный на границе с Уфимской губернией, в 1913 г. прибыло 110 052 пуда гречихи, 6831 пуд ржи, 1900 - гороха из Приютова, 43 492 пуда гречихи из Белебея. Потом этот хлеб опять куда-то отправится. Наконец, огромным перевалочным центром выступала Уфа, где хлебные грузы перегружались с железной дороги на речные баржи и направлялись в Рыбинск, частью распределялись по заводам и т.д. Только из Раевки в 1913 г. в Уфу доставили пшеницы 409 423 пуда, из Давлеканово - 1 004 148 пуд., из Шингак-Куля - 454130, из Миасса - 94 389 пудов (все станции -Самаро-Златоустовской дороги)16.

 

В горнозаводской части Уфимской губернии, где население сельским хозяйством практически не занималось, также наблюдались крупные переотправки хлебных грузов. Отдельные железнодорожные станции концентрировали зерно и муку, выступая в роли локальных распределительных пунктов, откуда потом хлеб переправлялся на заводы. Например, небольшая станция Бердяуш снабжала привозным хлебом казенные Бакальский рудник (в 1913 г. прибыло туда 11347 пуд. пшеничной муки) и Саткинский завод (10 638 пуд. зерновой пшеницы)17. Логично предположить, что аналогичные переотправки хлебных грузов имели место в других индустриальных регионах России (на Среднем Урале, в Донбассе, Центрально-Промышленном районе). Во всех этих случаях одна и та же партия хлеба неоднократно перемещалась и, следовательно, фиксировалась в железнодорожных накладных, а затем регистрировалась "Сводной статистикой". Количество реально поступившего в торговый оборот хлеба было меньше учтенных объемов перевозок.

 

Об этом же говорят данные В. П. Семенова-Тян-Шанского. Немалое количество овса из Уфимской губ. прибывало рекой в Рыбинск, откуда он водой и железной дорогой перераспределялся по различным направлениям, в том числе "заметные партии отсылаются в Ригу" (352 тыс. пуд.) и Нарву (13). То же по ржи и пшенице18. Маршруты движения товарных масс хлеба были нередко весьма сложными.

 

Говоря о вывозном отправлении, нельзя ограничиваться только портами, пограничными и заграничными станциями. Изучение перевозок по Самаро-Златоустовской железной дороге показывает важный момент. В первую очередь в урожайные годы, когда наблюдался огромный наплыв хлебов и все было забито грузами, предприниматели отправляли вагоны на ближние к приграничным пунктам небольшие железнодорожные станции, где, по всей видимости, товар просто дожидался своей очереди для экспорта. Например, из Белебей-Аксакова в 1913 г. основной поток хлеба на Северо-Западную железную дорогу шел в Ревель (262 041 пуд ржи, 756 пшеницы, 9000 гороха) и Нарву (24 997 ржи, 2000 гороха, 998 гречневой крупы). Однако небольшие партии распределялись по окрестным станциям - Кегель (1000 пуд. ржи), Валк (1000 ржи), Юрьев (12 996 ржи, 999 ржаной муки), Везенберг (2000 ржи), Веймарн (995 ржи), а также Августов, Су-валки, Гродно и др.19 Экспортный характер грузов подтверждается преобладанием зерна: вряд ли его стоило так далеко везти ради перемола. Потом эти вагоны подвезут к Ревельскому порту и... зарегистрируют как внутренние перевозки. "Сводная статистика" просто не фиксировала подобные партии, которых в сумме набиралось немало.

 

Общий вывод Давыдова о преобладании в начале XX в. внутренних перевозок над экспортом, возможно, верен20, но цифровые показатели, приведенные в монографии, нужно воспринимать со значительной долей условности. Определить величину переотправок хлеба перед вывозом за границу, особенно из "глубинных" регионов России, едва ли возможно. В идеале необходимы отдельные исследования по конкретным железным дорогам, обобщение которых и могло бы дать искомый результат.

 

В числе достоинств работы Давыдова - удачно показанная роль механизации сельского хозяйства и агрономической помощи; чрезвычайно актуальным является подробный анализ автором регионального аспекта, о котором исследователи нередко забывают (по непроверенным данным ЦСК, шесть юго-восточных губерний и областей обеспечивали почти 70% всего "избытка" пшеницы, с. 113). Впечатляют приводимые Давыдовым сведения об огромном разрыве между районами страны в уровне обеспеченности машинами, что еще раз напоминает о глубокой

 
стр. 174

 

правоте историков, отстаивавших концепцию многоукладности. Нельзя не согласиться с Давыдовым в общей оценке Столыпинской реформы. Давно уже пора перестать твердить о ее якобы "крахе". Это была кратковременная реформа, уничтоженная в самом начале реализации (с. 564). Несмотря на некоторые полемические "перехлесты", вроде критики "голодного экспорта", монография Давыдова займет достойное место в историографии, привлечет внимание специалистов по аграрным проблемам предреволюционной России.

 

М. И. Роднов, доктор исторических наук.

 

Институт истории, языка и литературы Уфимского научного центра РАН.

 

Примечания

 

1. ПРЕГЕР Р. И. Производство главнейших хлебов в России за двадцатилетие 1888 - 1912 гг. Пг. 1915.

 

2. Русская земская статистика - "это наша гордость, истинная оценка которой еще не наступила" (СВЯТЛОВСКИЙ В. К истории политической экономии и статистики в России. СПб. 1906, с. 162).

 

3. ИВАНЦОВ Д. Н. К критике русской урожайной статистики. Опыт анализа некоторых официальных и земских текущих данных. Пг. 1915; ЕГО ЖЕ. Об устойчивости русских урожаев. М. 1913. По заключению Иванцова, "наиболее достоверные сведения дает текущая земская статистика" (ИВАНЦОВ Д. Н. К критике русской урожайной статистики, с. 61).

 

4. Подсчитано по: "Урожай... года", "Хозяйственно-статистические обзоры Уфимской губернии" за соответствующий период.

 

5. ИВАНЦОВ Д. Н. К критике русской урожайной статистики, с. 133. В 1905 г. уфимские земцы собрали сведения лишь по 251 частновладельческому хозяйству, в которых было засеяно пшеницей 6266,49 дес. (Хозяйственно-статистический обзор Уфимской губернии за 1905 год. Уфа. 1906, таблицы, с. 33). По данным сплошного обследования местных помещиков (1343 хозяйства) в 1911 г. под пшеницей у них находилось 26 937 дес. (то же за 1911 год. Уфа. 1912, с. 20 - 21). Сведения ЦСК о "владельческом" посеве пшеницы в Уфимской губернии за 1905 г. - 118177 дес. (Статистика Российской империи. LX. Урожай 1905 года. II. Яровые хлеба и картофель. СПб. 1906, с. 166).

 

6. Статистика Российской империи. LXXIII. Урожай 1910 года в Европейской и Азиатской России. I. Озимые хлеба и сено. СПб. 1910, с. 22; там же. II. Яровые хлеба, картофель, лен, конопля и хлопок. СПб. 1911, с. 166, 173.

 

7. Хозяйственно-статистический обзор Уфимской губернии за 1908 год. Уфа. 1909, с. 74 - 75.

 

8. То же за 1909 год. Уфа. 1910, с. 68 - 69; то же за 1910 год. Уфа. 1911, с. 74 - 75; то же за 1911 год, с. 82 - 83.

 

9. Статистика Российской империи. LXXXVI. Урожай 1914 года в Европейской и Азиатской России. I. Озимые хлеба и сено. Пг. 1915, с. 22; то же. ХСН. Урожай 1915 года в Европейской и Азиатской России. I. Озимые хлеба и сено. Пг. 1916, с. 28.

 

10. ИВАНЦОВ Д. Н. К критике русской урожайной статистики, с. 135.

 

11. ИВАНОВ А. А. Развитие сельскохозяйственного производства в черноземной деревне в предвоенный период проведения столыпинской аграрной реформы. В кн.: Вехи минувшего. Вып. 2. Липецк. 2000, с. 77.

 

12. Крестьянское хозяйство Уфимской губернии. Подворная перепись 1912 - 1913 гг. Ч. II. Таблицы. Уфа. 1914, с. 1802 - 1803 (без трав); Подсчитано по: Частновладельческое хозяйство Уфимской губернии. Уфа. 1915.

 

13. Статистика Российской империи. LXXXI. Урожай 1913 года в Европейской и Азиатской России. II. Яровые хлеба, картофель, подсолнух, лен, конопля и хлопок. СПб. 1914, с. XXXVIII, 175.

 

14. К недостаткам транспортной статистики также нужно отнести "двойной учет вывоза и ввоза хлеба в зерне и муке", отсутствие регистрации местной торговли (См.: АВАКОВА Л. А. Новые материалы о развитии торгового земледелия в Европейской России в конце XIX - начале XX в. - История СССР, 1982, N6, с. 101).

 

15. Статистические сведения о перевозке хлебных грузов малой скорости. По отправлению за 1913 год. Вып. I. Самара. 1914, с. 84 - 87, 94 - 95.

 

16. Там же, с. 84 - 85, 100 - 103, 108 - 109, 140 - 141.

 

17. Там же, с. 136 - 137

 

18. СЕМЕНОВ-ТЯН-ШАНСКИЙ В. П., ШТРУПП Н. М. Торговля и промышленность Европейской России по районам. Вып. II. Северо-западная земледельческая полоса. СПб. Б. г., с. 292 - 293.

 

19. Статистические сведения о перевозке хлебных грузов малой скорости, с. 90 - 93.

 

20. См.: ИЗМЕСТЬЕВА Т. Ф. Россия в системе европейского рынка. Конец XIX - начало XX в. М. 1991, с. 48.

 

 


Новые статьи на library.by:
МАТЕМАТИКА:
Комментируем публикацию: Осторожно, статистика!

© М. И. Роднов () Источник: Вопросы истории, № 8, Август 2008, C. 172-175

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МАТЕМАТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.