МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Статьи, публикации, книги, учебники по вопросам математики.

NEW МАТЕМАТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

МАТЕМАТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2019-10-05

(ОПЫТ СОВЕТСКИХ И АМЕРИКАНСКИХ УЧЕНЫХ)

Возможности новых исследовательских методов, которые открывает внедрение информатики и современной вычислительной техники, пока еще в советской исторической науке не используются в полной мере. Вместе с тем уже накоплен определенный опыт по применению количественных методов, о чем свидетельствует ряд серьезных публикаций1 .

Первые издания по указанной тематике появились в середине 1960-х годов. С самого начала советские ученые проявили серьезное внимание к методологическим аспектам применения математики в исторических исследованиях. К. В. Хвостова ввела в сложную область изучения социальной дифференциации приемы из области теории информации (энтропийный анализ), а в последующие годы ею же разрабатывались важные методологические аспекты конкретно-исторических исследований, выполняемых с применением математических методов2 . Была опубликована монография И. Д. Ковальченко и Л. В. Милова, в которой при помощи корреляционного анализа движения цен была показана эволюция всероссийского аграрного рынка в XVIII - начале XX века3 . Интересные результаты были получены (Ю. Ю. Кахком, В. П. Пушковым, И. М. Промахиной) при группировке (с использованием таксонометрических приемов, факторного и кластерного анализов) исторических субъектов (например, крестьянских и помещичьих хозяйств)4 . Наконец, советские историки одними из первых использовали математические методы при


КАХК Юхан Юханович - академик АН Эстонской ССР, академик- секретарь Отделения общественных наук АН ЭССР.

1 Количественные методы в советской и американской историографии. М. 1983; Количественные методы в исторических исследованиях. М. 1984; Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. М. 1987; и др.

2 Хвостова К. В. Некоторые вопросы применения математических методов при изучении социально-экономических явлений средневековья. В кн.: Математические методы в исторических исследованиях. М. 1972; см. ее же. К вопросу о методике измерения степени социально-экономического неравенства в исторических совокупностях. В кн.: Математические методы в исследованиях по социально-экономической истории. М. 1975; ее же. Количественный подход в средневековой экономической истории. М. 1980; Chvostova K. V. Die Theorie der sozialokonomischen Differenzierung feudalabhangiger Bauern und ihrer teilweisen Formalisierung. In: For-schungen zur Wirtschaftsgeschichte. Bd. 18. Brl. 1985.

3 Ковальченко И. Д., Милов Л. В. Всероссийский рынок - XVIII - начало XX века. М. 1974.

4 См. исследования о социальной структуре деревни в сб.: Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях. М. 1981.

стр. 32


картографическом анализе исторических процессов и применили метод опознавания образов при анализе временных рядов5 . Кроме того, накоплен некоторый опыт сотрудничества американских и советских специалистов в области использования количественных методов в исторической науке.

Признавая, что в СССР общий объем работ, выполненных на основе количественных методов, число вовлеченных в них специалистов и средств, объем банков машинной информации заметно отстают от того, что находится в активе американских историков, И. Д. Ковальченко и В. А. Тишков подчеркивают, что само развитие данной методики в СССР имеет более органичный характер и теснее связано с разработкой основных научных проблем6 .

В США уже во второй половине 1970 г. исторические исследования с применением количественных и машинных методов велись, по некоторым оценкам, в 800 университетах и колледжах США7 . Дж. М. Куссер указывал, что с помощью количественных данных в политической истории изучали типологию выборов в этнически и религиозно гомогенных регионах, в "социальной истории" были собраны данные о территориальной миграции и профессиональной динамике глав семей, демографы проследили изменения индексов брачности, рождаемости и смертности, а также размеров и типов семьи, специалисты по экономической истории использовали новую методику для анализа экономического роста, истории рабства, формирования капитала, демографических и технологических изменений, фискальной и монетарной политики8 .

С самого начала применение в исторической науке электронно-вычислительных машин (ЭВМ) и использование более сложных математических методов сопровождались в США острыми спорами. Новые методы и гипотезы воспринимались приверженцами традиционных подходов с явным раздражением. Они обвиняли клиометристов в том, что те стремятся "перепахать" историческую науку. Дж. Р. Элтон, например, обвинял их в "идолопоклонстве", а У. Эйделот утверждал, что они занимаются доказательством "общеизвестных истин,.. используя при этом чрезмерно громоздкий научный аппарат"9 .

Иногда эта критика была оправданной, поскольку клиометристы - особенно в начале своей деятельности - действительно возлагали на новые методы преувеличенные надежды. "Несколько наивные ожидания пионеров квантификации, что они своими точными результатами немедленно решат старые споры и "закроют раскрытые книги" в отдельных областях знаний, не подтвердились, - писал А. Боуг, - Более того, полученные с помощью количественных методов результаты, как правило, поднимали новые вопросы"10 .

Разногласия продолжаются и поныне. Если Р. Фогель высказывает мнение, что "новая научная", или "клиометрическая история" близка к естественным наукам, что она "родилась от брака исторической пробле-


5 Кахк Ю., Реммель М. О некоторых возможностях применения картографического анализа при изучении социально-экономических процессов. В кн.: Математические методы в социально-экономических и археологических исследованиях; Kahk J., Remmel M. On Investigation of Agrarian Development Cycles by Means of Pattern Recognition Methods. Tallinn. 1981.

6 Количественные методы в советской и американской историографии, с. 7.

7 Ковальченко И. Д., Сивачев Н. В. Структурализм и структурно- количественные методы в современной исторической науке. - История СССР, 1976, N 5 с. 77.

8 Kousser J. Quantitative Social-Scientific History. In: The Past Before Us Ithaca - Lnd. 1980, pp. 434 - 436.

9 Elton G. R. The Practice of History. N. Y. 1967, p. 8; Aydelotte W. O. Quantification in History. In: Quantitative History. Georgetown. 1969, p. 19.

10 Боуг А. Дж. Квантификация в 80-х годах (численный и формальный анализ в изучении истории Соединенных Штатов). В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 49.

стр. 33


матики с передовым статистическим анализом, причем подружкой невесты была экономическая история, а дружкой жениха был компьютер", и замечал при этом, что представителей нового направления интересует в истории не столько случайное и индивидуальное, сколько коллективное, повторяющееся, например, экономические циклы и модели поведения групп, то Дж. Элтон заявляет, что подход клиометристов к анализу прошлого - поверхностный и неглубокий, поскольку они отбрасывают индивидуальное и неспособны познать скрытые под поверхностным слоем событий движущие силы истории11 .

Как правильно уловили некоторые американские историки, в скептической оценке количественных методов прозвучали и агностические по своей сути ноты недоверия к истории как науке, которой вообще нечего рассчитывать на большее, чем на субъективистско-идеалистическое толкование прошлого. "Стоит все же поинтересоваться тем, что же лежит в основе некоторых сомнений, распространенных в настоящее время среди непричастных (к количественным методам, - Ю. К. ) историков", - пишет Т. К. Рабб. В некоторых случаях, по его мнению, за этим можно обнаружить своего рода "бегство от материализма"12 . Факты, представленные в массовых источниках, особенно относящиеся к экономической и демографической статистике, которые по сути дела характеризуют некоторые тенденции общественного развития, оцениваются "традиционалистами" как "слишком простые" для серьезного исследования прошлого. "Настоящая история", считают они, заключена прежде всего во взглядах и чувствах людей.

На самом деле многие ученые, принадлежащие к школе "новой научной истории", проявляют весьма серьезное внимание к развитию экономики и производства, жизни и быту простых людей, массовым выступлениям трудящихся. Советские историки уже высказывали мнение, что для представителей клиометрического направления в структуралистской историографии "характерно пристальное внимание к изучению массовых явлений общественной жизни, в том числе социально-политических. Они в наибольшей мере подвержены воздействию марксизма"13 .

Применение математических методов стимулировало рост интереса историков США к динамике экономических циклов и кризисов. Значительно расширился сбор экономико-статистической информации14 . Было, например, исследовано влияние экономических подъемов и спадов на положение американских рабочих в конце XIX - начале XX века15 . Новые подходы усилили интерес и к социально-психологическим сюжетам16 .

В 1970-е годы в американской историографии, также не без влияния клиометрических исследований, выросло число работ по истории негров, других этнических меньшинств, женщин, молодежи. Клиометристы, изучавшие историю городов, сосредоточились на "изучении жизненного опыта простых людей"17 . Из-под их пера вышли, например, такие труды, как "Забастовки во Франции в 1830 - 1968 гг." и "Без работы. Пер-


11 Fogel R. W., Elton G. R. Which Road to the Past? New Haven - Lnd. 1984, pp. 2, 76 - 80.

12 Rabb Th. K. The Development of Quantification in Historical Research. - The Journal of Interdisciplinary History, Spring 1983, Vol. XIII, N 4, pp. 594 - 595 (cp. Рабб Т. К. Развитие квантификации в историческом исследовании. В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 74).

13 КовальченкоИ. Д., Сивачев Н. В. Ук. соч., с. 75.

14 Современные тенденции клиометрического анализа экономической истории США. М. 1982, с. 11.

15 KeyssarA. Out of Work. Cambridge. 1986, p. 47.

16 Kammen M. The Historian's Vocation and the State of the Discipline in the United States. In: The Past Before Us, p. 21.

17 Hershberg T., Burstein A., Dockhorn R. Verkettung von Daten. In: Historisch-Sozialwissenschaftliche Forschungen. Bd. 8, Stuttgart. 1979, p. 35.

стр. 34


вый век безработицы в Массачусетсе"18 . Квантификация сочеталась с социологическими методиками. Были показаны различия в типах социальной динамики для разных социальных групп. "У черных, которые, как правило, были заняты в "низких" профессиях, кроме незначительных исключений, не наблюдалось никакой мобильности: у [белых] иммигрантов мобильность была более высокой, чем у черных, но и они отставали от белых местного происхождения... Молодежь из семей средних слоев или элиты вступала на рынок труда, имея решающие преимущества: в 40-летнем возрасте эти люди уже достигали уровня высокой состоятельности. Только некоторые выходцы из городских низов достигали определенных позиций в средних слоях, но вскоре опять опускались вниз"19 . Эти вроде бы самоочевидные истины, но доказанные математически, имеют для американской историографии весьма существенное значение.

Клиометрическую методику использовали и историки, которые стремились осмыслить прошлое с позиций социальных низов, "через опыт и восприятие не исключительных, а простых участников процессов прошлого". В этой связи ими изучались не только массовые народные движения, но и "социальные рамки их повседневной жизни". Особое внимание обращалось на рабов, слуг и промышленных рабочих20 . Начиная с 1960-х годов американских исследователей стали привлекать проблемы происхождения и характера социальной дифференциации, "о которой существующая историография либо ничего не говорила, либо... стояла на неверных позициях"21 .

В некоторых исследованиях клиометристов подвергаются критике основы капиталистического общества, отмечается социальная незащищенность трудящихся22 . В этой связи знаменателен и возросший интерес (особенно у исследователей, тяготеющих к радикальному направлению) к теоретическому наследию К. Маркса23 .

Математические методы помогают усовершенствовать методику исследований, повысить ее эффективность, дают несомненный выигрыш во времени, особенно при разработке больших массивов данных, требующих одновременного и разнопланового анализа. Во многих случаях при помощи математических методов оказывается возможным извлечь из источников больше информации о связях между изучаемыми явлениями и присущих им общих тенденциях, чем при пользовании традиционными методиками. Некоторые же задачи оказались разрешимыми вообще только с применением ЭВМ и математики.

В США широкое распространение получило создание автоматизированных банков данных. Так, в 1962 г. Мичиганским университетом был организован межуниверситетский консорциум по политическим исследованиям. В него вошло более 200 американских и многие зарубежные университеты (в том числе и МГУ)24 . В банке данных, созданном этим консорциумом, содержится информация о всех выборах президентов, сенаторов и конгрессменов по штатам и графствам практически за всю историю США, сводные данные о всех американских цензах, о всех голосованиях в конгрессе, начиная с 1787 г., и т. д. В архив консорциума поступают и данные, полученные американскими исследователями в ар-


18 Shorter E., Tilly Gh. Strikes in France 1830 - 1968. Lnd. - N. Y. 1974; Keyssar A. Op. cit.

19 Blessing P. J. New Urban History in den Vereinigten Staaten. - Historisch- Sozialwirtschaftliche Forschungen. Bd. 8, S. 20, 26.

20 Stearns P. N. Toward a Wider Vision: Trends in Social History. In: The Past before Us., pp. 212 - 213.

21 Конзен К. Н. Количественные методы и "новая история города". В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 234 - 235.

22 Keyssar A. Op. cit., p. 6.

23 Kammen M. Op. cit., p. 25; см. также: Shorter E., Tilly Ch. Op. cit., pp. 308, 326, 349.

24 Современные тенденции клиометрического анализа экономической истории США, с. 26.

стр. 35


хивах стран Европы, Индии и Японии. Предпринятая по инициативе Т. Хэршберга в 1969 г. работа по проекту "Социальная история Филадельфии" началась с создания автоматизированного банка данных об этом городе за 1850 - 1880 годы. В нем уже к середине 1970-х годов были сосредоточены данные о 2,5 млн. жителей города того периода, о его застройке, экономике, производстве, транспорте и т. п.25 .

Подобные центры организованы и в других странах. В рамках проекта "Лангедок до и после революции: 1750 - 1850" в Монпелье организуется банк с предполагаемым объемом данных около 13 млн. единиц демографической и социально-экономической информации. Предполагается собрать данные, позволяющие представить "коллективную биографию" этой провинции за указанный период26 . В Бельгии организован единый национальный машинный архив средневековых текстов, куда вошли все нарративные и актовые источники местного происхождения до 1200 года. Во Франции в ЭВМ заносятся все сохранившиеся французские акты до 1120 г.; в Италии - до 1200 года. В настоящее время за рубежом применяется более 30 автоматизированных систем анализа вводимых в память машины текстов в натуральном, незакодированном виде27 .

На Историческом факультете МГУ проделана большая работа по обработке и анализу при помощи ЭВМ материалов Всероссийской профессиональной переписи 1918 г., а также переписей служащих центрального госаппарата 1918 и 1922 годов. Начато составление банка данных по аграрной истории России конца XIX - начала XX века28 . Подготовлен комплекс некоторых других программ, установлен дисплей, соединенный с вычислительным центром университета, а также имеется несколько персональных компьютеров. "Современный уровень источниковедения массовых источников позволяет... благодаря применению количественных методов и ЭВМ обратиться к повторной обработке сохранившихся первичных данных ряда обследований, а также к синтезированию как опубликованных, так и неопубликованных статистических сведений, созданию новых информационных массивов, исходя из той или иной задачи исследования"29 .

Все большее значение приобретает проблема совершенствования методов моделирования, конструирования адекватных моделей социально- экономических "организмов" или процессов. Уже в середине 1960-х годов советские историки, занимавшиеся изучением крестьянской и помещичьей экономики в процессе разложения феодализма и созревания капиталистических отношений, сконструировали модель барщинного и других типов крестьянских хозяйств. В 1984 г. была предпринята попытка применения математического моделирования при изучении истории Пелопоннесской войны30 . Однако метод построения математических моделей используется пока недостаточно.


25 Blessing P. J. Op. cit., S. 31.

26 Smets J. The South-French Society and the French Revolution. The Creation of a Great Data Base with Clio. - Historical Social Research. Koln, 1986, N 38, pp. 96 - 104.

27 Бородкин Л. И. Контент-анализ и проблемы изучения исторических источников. В кн.: Математика в изучении средневековых повествовательных источников. М. 1986, с. 27, 23.

28 Ковальченко И. Д., Селунская Н. Б. Массовые источники и количественные методы в изучении аграрной истории России. В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 110 - 111; Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ в исторических исследованиях. М. 1986, с. 150.

29 Дробижев В. З., Пивовар Е. И. Массовые источники по истории советского рабочего класса и интеллигенции и количественные методы анализа. В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 222 - 223.

30 Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования: см. также: Гусейнова А. С., Павловский Ю. Н., Устинов В. А. Опыт имитационного моделирования исторического процесса. М. 1984; и др.

стр. 36


Интересен опыт американских историков, работающих в области экономической истории31 . Пожалуй, наибольшую известность в этой области получили труды Р. Фогеля по истории железных дорог и плантационного рабства. Он применил контрфактическое имитационное моделирование. Имитировалась определенная не соответствующая фактическому состоянию дел (контрфактическая ситуация). Например, для того, чтобы выяснить влияние на экономическое развитие США во второй половине XIX в. строительства железных дорог, была предложена ситуация, при которой все перевозки грузов осуществлялись бы водным и гужевым транспортом. Исследователи стремились выяснить, какую сумму "сберегло" общество при использовании разных типов транспорта. Выходило, что железные дороги сэкономили 3% валового национального продукта (ВНП), а расширение сети каналов и шоссейных дорог позволило бы сэкономить лишь 1,8% ВНП. По подсчетам другого американского историка, экономия, полученная обществом в результате развития железнодорожной сети, составила даже 4% ВНП32 .

С помощью построения моделей историки попытались выявить влияние железных дорог на динамику плотности населения в разных регионах Германии в 1840 - 1880 годах.

Оказалось, что таким путем можно объяснить не более чем треть изменений в динамике плотности населения и интенсивности миграционных процессов33 . Построение моделей позволяет выяснить, каково влияние определенных факторов на изучаемый социально-экономический процесс. В. Паркер, например, проанализировал, за счет чего более чем в 3 раза выросла продуктивность производства пшеницы в США с 1840 по 1911 г., и показал, что 60% интенсификации ее производства было обеспечено за счет механизации, 17 % - в результате более рационального территориального размещения посевов, 16% - вследствие взаимодействия двух упомянутых факторов и 7% - по другим причинам34 .

Как известно, некоторые выводы Фогеля подверглись критике, в том числе и со стороны советских историков35 . Но если сейчас вернуться к имевшим место в то время спорам, невольно создается впечатление, что во многом разногласия были связаны с тем, что, с одной стороны, Фогель не совсем четко сформулировал свои идеи, а с другой - что его оппоненты не вполне поняли их существо. Ведь говоря о контрфактических процессах или ситуациях, Фогель по сути дела исходил из того, что историческое развитие не является фатально предопределенным, но во многом зависит и от воли людей, и возможностей ее осуществления. При этом, конечно, получаются и разные социально- экономические результаты.

Столкновение и борьба различных социальных, классовых и общественно- политических сил в истории приводят к тому, что из ряда объективно возможных исходов оказываются реализованными лишь некоторые.


31 О работах американских клиометристов см.: Болховитинов Н. Н. Современная американская историография: новые течения и проблемы. - Новая и новейшая история, 1969, N 6; его же. Клиометристы и рабство. - Там же, 1976, N 3. Иногда оценки, данные советскими историками, были преувеличенно отрицательными.

32 Fogel R. W. The New Economic History, Its Findings and Methods. In: Quantitative History, p. 329.

33 Fremdling R., Pierenkemper Т., Tilly R. H. Regionale Differenzierung in Deutschland als Schwerpunkt wirtschaftshistorischen Forschung. - Historisch- Sozialwissenschaftliche Forschung, 1979, Bd. 7, S. 51.

34 См. Fogel R. W. Op. cit, p. 326.

35 И. Д. Ковальченко и Н. В. Сивачев показали, что примененная Р. Фогелем и С. Энгерманом методика представляет самостоятельную ценность и их выводы о высокой доходности рабского труда на плантациях убедительны, однако выдвинутое ими положение, будто упразднение рабства не было вызвано социально-экономическими факторами, а Гражданская война не содействовала ускорению индустриализации страны, все же ошибочно (Ковальченко И. Д., Сивачев Н. В. Ук. соч. с. 79).

стр. 37


Но, разумеется, говоря об изучении альтернативных ситуаций, нельзя допускать (и это особо подчеркивают советские авторы) искусственного, т. е. не подкрепленного фактическими данными, их конструирования. Правильнее, очевидно, говорить не о контрфактических имитационных, а об альтернативных моделях, характеризующих определенные гипотетические состояния явлений и процессов, для которых в исторической действительности имелись определенные возможности и предпосылки, оставшиеся в силу тех или иных причин нереализованными или неосуществленными36 .

Здесь нельзя не вспомнить, как В. И. Ленин, изучая в 1907 - 1908 гг. аграрный вопрос в России, разрабатывал теорию двух путей развития капитализма в земледелии. Приведя цифровые данные из изданного Центральным статистическим комитетом в 1907 г. сборника "Статистика земледелия 1905 года", он сравнивал возможную эффективность сельского хозяйства в случае победы или поражения революции. "Могут сказать, что я не имел права предположить переход всех конфискованных земель... к наиболее малоземельному крестьянству. Могут сказать, что земли должны перейти в силу экономической необходимости к более богатым крестьянам. Но такое возражение было бы недоразумением. Чтобы доказать буржуазный характер переворота, я должен взять лучший случай с точки зрения народничества, я должен допустить достижение той цели, которую ставят себе борющиеся. Я должен взять момент, наиболее близкий к так называемому "черному переделу"37 . Следовательно, применение методики гипотетического моделирования отнюдь не означает конструирования каких-либо надуманных схем, оторванных от исторической реальности. Научно обоснованные модели позволяют глубже и точнее осмысливать социальные процессы: классовую борьбу, влияние пережиточных явлений, результативность реформ, сравнивать формы классовой борьбы или разные варианты реформ и т. д.

Ученых, применяющих исторические модели с использованием методов факторного анализа, упрекали в том, что они бывают нетребовательны к его результатам, не учитывают, что изученные ими факторы объясняют лишь малую часть дисперсии результируемых признаков. Т. Рабб приводил примеры, как исследователи удовлетворялись указанием на факторы, способные объяснить только 27% изучаемых вариаций38 . И все же нередко клиометристам удается выявить такой набор факторов, который убедительно объясняет рассматриваемые ими процессы и их результаты. Примером может служить изучение американскими историками влияния долговременных (например, таких, как приверженность к определенным политическим партиям) и кратковременных (статус кандидатов, политическая активность избирателей, роль третьих партий и социальный состав избирателей) факторов на результаты общенациональных выборов с 1868 по 1880 год. Эти данные позволяют объяснить от 74 до 98% имеющейся дисперсии голосов39 .

Пять обобщенных индикаторов аграрного развития губерний Европейской России на рубеже XIX - XX вв. (уровень развития земледелия и характер разложения крестьянства, интенсификация животноводства, капитализация и интенсификация земледелия, характер земельных отношений, положение крестьян и сельскохозяйственных рабочих) в совокупности объясняют 77,5% всех причин, определивших характер и уровень земледелия в рассматриваемый период. Используя линейную модель множественной регрессии для анализа данных об аграрном развитии губерний Европейской России на рубеже XIX - XX вв., Л. И. Бородкин при-


36 См. там же, с. 89.

37 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 16, с. 206.

38 Рабб Т. К. Ук. соч., с. 75.

39 Хаммарберг М. Анализ исторических данных о выборах в США. В кн.: Количественные методы в советской и американской историографии, с. 316 - 317.

стр. 38


шел к выводу, что от половины до трех четвертей дисперсии наблюдаемых показателей можно объяснить с использованием только шести уравнений- моделей, показывающих, что размер посева и сбор хлеба зависели прежде всего от обеспеченности крестьянского хозяйства рабочим и продуктивным скотом, что социальная дифференциация зависела от сбора хлеба на душу и от обеспеченности продуктивным скотом, цена земли - от ее качества, а арендная плата - от цены земли40 .

Количественные методы дают возможность выяснить суммарное значение всех изучаемых (или известных нам) отдельных факторов и тем самым определить объем "пространства необъяснимости", для которого указанных факторов недостаточно. Но иногда высказывается мнение, что обилие имеющихся в распоряжении клиометристов методов создает опасность неоднозначности результатов исследования проблемы. Так, А. Боуг показал, что при изучении влияния распространения рабства на популярность партии вигов в южных штатах США можно прийти к совершенно противоположным выводам, если в одном случае пользоваться корреляциями рангов Спирмена, а в другом - коэффициентом корреляции Пирсона (в первом случае получалась слабая, а во втором сильная связь)41 . Однако выясняется, что имеются возможности и преодоления этого затруднения.

По материалам статистических данных аграрного развития губерний Европейской России на рубеже XIX - XX вв. Л. И. Бородкин провел факторный анализ разными методами - по методу экстремальной группировки параметров, центроидным методом и способом главных компонент. Модели, построенные по этим методам, естественно, в определенной степени отличаются друг от друга, в частности характером соотношений между исходными показателями и факторами, и поэтому в цифровом выражении результаты, полученные этими методами, могут быть различными. И тем не менее "наиболее значимые факторы аграрного развития губерний Европейской России на рубеже XIX - XX вв., полученные с помощью различных методов факторного анализа, обладают близкой структурой"42 .

При применении сложных математических методов нельзя избежать опасностей субъективных ошибок. Однако путь к преодолению этих опасностей состоит не в "бегстве" историков от математики, а в серьезном овладении возможно большим числом предлагаемых ею методов.

Заслуживают специального рассмотрения методы изучения стабильности и динамики социальных процессов. Изучение методами многомерного анализа крестьянских хозяйств периода феодализма приводит к выводу, что отличающиеся друг от друга типы хозяйств подвергались в основном одинаковому нажиму со стороны феодалов или государства. Поэтому в то время, когда центр группы оставался, так сказать, в состоянии равновесия, лучше обеспеченные хозяйства имели возможность некоторой аккумуляции и экономического усиления, а плохо обеспеченные двигались в сторону экономического разорения. В реальной исторической действительности это означало, что более "сильные" крестьянские хозяйства могли подняться (точнее переводились) на ступень выше (т. е. с них стали требовать по нормам более крупного разряда), а "слабые" могли опускаться на ступень ниже43 . При таком перемещении социальная структура оставалась в основном неизменной, но это отнюдь не говорило об отсутствии всякого движения, а свидетельствовало о своеобразных взаимно-погашающих процессах "социальной диффузии".


40 См. Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ, с. 108 - 109, 129 - 133.

41 Боуг А. Дж. Ук. соч.

42 Бородкин Л. И. Многомерный статистический анализ, с. 124.

43 Kahk J. Peasant and Lord in the Process of Transition from Feudalism to Capitalism in the Baltics. Tallinn. 1982, pp. 59 - 60.

стр. 39


Обобщая результаты исследований многих советских историков, Б. Н. Миронов пишет, что беспрерывные процессы социальных перемещений, происходивших в русской деревне в период феодализма, протекали в общем в рамках этой формации. "Одно и то же крестьянское хозяйство могло часто в течение жизни одного поколения менять свою группу". Этому типу мобильности свойственно то, что "процессы усиления или разложения крестьянских хозяйств в течение более длительного периода взаимопоглощались, что вело к тому, что количество крестьянских хозяйств, социальный статус которых улучшился, примерно соответствовало количеству хозяйств, у которых статус снижался"44 .

Но в распоряжении историков-клиометристов и методы, которые позволяют выяснить не только изменения одной структуры социальных совокупностей, но и проследить индивидуальные судьбы отдельных людей или хозяйственных единиц. В 1959 г. В. К. Яцунский представил результаты своего исследования подворных описей нескольких сел Рязанской губ. первой половины XIX века. В его работе прослеживалась судьба каждого из крестьянских дворов этих деревень за 40 лет45 . В 1965 г. И. Д. Ковальченко изложил результаты такого "индивидуального поиска" крестьянских хозяйств. В рассматриваемых им барщинных имениях до 1820-х годов преобладали восходящие тенденции - передвижения крестьян в более высокие группы, а после этого стали превалировать тенденции снижения. В типичной барщинной деревне сохранилось твердое ядро тяглоспособных средних хозяйств, явная пролетаризация еще не проявлялась46 .

К интересным результатам привел и проведенный математическими методами анализ социальной структуры эстонской деревни47 . В нашем распоряжении были податные списки (ревизские сказки), отделенные друг от друга 16 годами. На основе этого материала можно было выяснить, кем был человек в начале и кем он стал в конце этого периода. Сравнительно несложная математическая программа позволяет представить эти данные в виде двусторонних таблиц и выяснить, сколько человек из определенной социальной группы (или местности) перешло или переместилось в какую-то другую группу (или местность). Исследование подтвердило, что шансы простого батрака стать дворохозяином были самыми мизерными, а со временем еще более уменьшались.

Все более актуальным становится изучение значения природного фактора. В 1978 г. под руководством Р. В. Фогеля, С. Л. Энгермана и Р. Флоуда была начата работа по совместному американо-английскому проекту "Долговременные тренды в развитии питания, производительности труда и уровня жизни рабочих". К 1981 г. были обработаны данные о 171 тыс. американцев (включая негров). 81 тыс. англичан, 30 тыс. шведов и 25 тыс. негритянских рабов с о. Тринидад. "Данные временных рядов об изменении роста человека могут дать более достоверные данные об изменениях в жизненном уровне трудящихся за длительные периоды, чем имеющиеся в распоряжении в настоящее время индексы реальной заработной платы", - пишут эти исследователи в своем докладе.


44 Mironow B. N. Soziale Struktur und soziale Mobilitat der russischen Bauernschaft vom 16. bis 19. Jahrhundert. - Jahrbuch fur Wirtschaftsgeschichte, 1976, Bd. IV, S. 199 - 208.

45 Яцунский В. К. Избранные труды. М. 1973, с. 273.

46 Ковальченко И. Д. О характере и формах расслоения помещичьих крестьян России в первой половине XIX в. В кн.: Исторические записки. Т. 17, с. 38, 91, 95, 128. Впоследствии подобный метод наблюдения за "индивидуальными судьбами" был применен и шведским историком Ш. Мартинусом (Martinus S. Peasant Destinies. The History of 552 Swedes Born 1810 - 1812. Stockholm. 1977).

47 См. Из истории экономической и общественной жизни России. М. 1976; Kahk J., Uibu H. Familiengeschichtliche Aspekte der Entwicklung des Bauernhofes und der Dorfgemeinde in Estland in der ersten Halfte des 19. Jahrhunderts - Familienstruktur und Arbeitsorganisation in landlichen Gesellschaften. Wien - Koln - Graz. 1986.

стр. 40


С конца XVIII до конца XIX в. в связи с общим ростом среднего уровня жизни средний рост 14 - 16-летних мальчиков в Англии увеличился с 55 дюймов до почти 58 дюймов, соответствующий показатель для бывших негров-рабов в середине XIX в. серьезно отставал от белых граждан48 . Была прослежена также зависимость между средним ростом людей и средней продолжительностью их жизни49 .

Изучив данные о производстве зерна и его цены, с одной стороны, и данные о росте рекрутов в Габсбургской монархии в XVIII в. - с другой, американский историк Д. Комлос пришел к выводу, что с 1740 по 1790 г. цены на зерно падали, в то же время уменьшалось потребление мяса, и за эти 50 лет средний рост мужчин уменьшился на 2 см., а это "свидетельствует о том, что именно факторы окружения, а не генетические факторы имели более сильное влияние на средний рост" людей. Но начиная с 1760 - 1780-х годов более широко стали развиваться сельские промыслы, и возможности найти работу и добыть пропитание несколько улучшились. "Мы не можем сказать, что индустриализация немедленно привела к улучшению жизненного уровня, - пишет Д. Комлос, - но она - во всяком случае в Центральной и Восточной Европе - замедлила тенденцию к его ухудшению"50 .

Уже первые предварительные результаты подобных исследований дали дополнительные аргументы в пользу тезиса об определяющем влиянии социально-экономических факторов в развитии человечества. Но исследования по существу только начались, и надо позаботиться о том, чтобы изучение проблематики взаимоотношения человека и природной среды должным образом развернулось и в Советском Союзе. И в некоторых других важных областях - истории торговли, исторической демографии, социально-психологического изучения деятельности людей в прошлом и т. д. - проводимые в нашей стране исследования по размаху, а иногда и по глубине анализа тоже отстают от работ зарубежных историков. К применению количественных методов в СССР и в США историки приступили примерно в одно и то же время. Но в США эти работы развернулись в более широких масштабах, там создана более мощная материальная база для дальнейшего применения современной вычислительной техники в исторической науке. Необходимо преодолеть это отставание.


48 Fogel R. W., Engerman S. L., Floud R. et al. Changes in American and British Stature since the Mid-Eighteenth Century. Preliminary Draft. April 26, 1982, pp. 6, 23, 33.

49 Fogel R. W. Nutrition and the Decline in Mortality since 1700: Some Additional Preliminary Findlings National Bureau of Economic Research. Working Paper, N 1802, January 1986.

50 Komlos J. Stature and Nutrition in the Habsburg Monarchy: The Standard of Living and Economic Development in the Eighteenth Century. - The American Historical Review, December 1985, Vol. 90, N 5, pp. 1154, 1158.


Комментируем публикацию: МАТЕМАТИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ В ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ


© Ю. Ю. КАХК • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МАТЕМАТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.