РАННИЕ АНГЛИЙСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ О РОЛИ И МЕСТЕ ЖЕНЩИН В ОБЩЕСТВЕ

Лайфстайл: публикации, статьи, заметки, фельетоны о семье, доме, детях.

NEW СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ


СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему РАННИЕ АНГЛИЙСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ О РОЛИ И МЕСТЕ ЖЕНЩИН В ОБЩЕСТВЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-06-02

Одной из особенностей просветительского движения XVIII в. в странах Европы и Америки являлось явно недостаточное внимание его идеологов к женской проблематике. Просветители крайне редко поднимали вопросы о существующем в обществе делении по признакам пола и об отношениях полов, а также о месте и роли женщины в обществе. Никаких специальных произведений о женщинах и для женщин просветителями написано не было. Лишь в конце века появились знаменитые "Новая Элоиза" Ж. Ж. Руссо и "Клариса" С. Ричардсона. Прежде освещение женской темы в произведениях просветителей имело бессистемный, эпизодический и фрагментарный характер. Видимо, именно этим обстоятельством объяснялась, прежде всего, и слабая изученность указанной темы в современных исследованиях. Однако в 90-е годы XX столетия данная тема начала привлекать более пристальное внимание ученых. На международных конференциях в С. Петербурге (1992 г.), в Москве (1993 г.), на IX Международном конгрессе по Просвещению в ФРГ (1995 г.) с результатами работы по изучению данной темы выступили различные исследователи европейского Просвещения 1 . Ниже предпринята попытка анализа освещения женской темы в произведениях первых английских просветителей.

Английские просветители явились пионерами в деле пропагандирования идей, послуживших позднее идеологической основой феминистского движения. Примечательно, что первыми выразителями идей феминизма (женского равноправия с мужчинами) были не сами женщины, а мужчины, что сделалось типичным для просветительского движения XVIII в. во всех странах. Ранние английские просветители не создали каких-либо специальных работ, посвященных женской тематике 2 . Вместе с тем рассуждения о женщинах и размышления об их месте в обществе встречаются в произведениях знаменитых писателей Д. Дефо и Дж. Свифта, драматургов и журналистов Дж. Аддисона и Р. Стиля, философов Дж. Толанда и Дж. Локка, видных государственных деятелей Англии конца XVII - начала XVIII вв. У. Темпля и маркиза Галифакса.

Отношение первых английских просветителей к "прекрасной половине" человечества было неоднозначным. Дефо высоко ценил природные качества женщин. Он подчеркивал, что "всемогущий Бог сотворил их такими нежными и прекрасными, наделил их столь восхитительным для мужчин очаро-


Лабутина Татьяна Леонидовна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН.

стр. 14


ванием, одарил их душами, способными к тем же совершенствам, что и у мужчин и все лишь для того, чтобы те обратили их в экономок, поварих и рабынь" 3 . Дефо, с одной стороны, по заслугам оценивал природные достоинства и способности женщин, а с другой - указывал на их подчиненное место в обществе. Другой английский просветитель Стиль также отдавал должное талантам и способностям женщин, с восхищением отзывался об их уме, доброте, красоте, нежности 4 . Знаменитый сатирик Свифт преклонялся перед умом, благородством, скромностью, деликатностью, благоразумием, тактом и независимостью суждений, которыми отличались женщины 5 . Совсем иначе относился к женщинам Аддисон, который высказывался о них с долей скептицизма и иронии. Он видел в женщинах "безвредных, не очень умных, забавных и прекрасных созданий" и считал, что их главное предназначение - "оставаться всего лишь приятной забавой для мужчин" 6 . Аддисон высмеивал пустое времяпрепровождение некоторых представительниц прекрасного пола, обращая внимание на то, что у женщины из средних слоев нет никаких серьезных занятий в жизни. "Главная сфера ее деятельности", - писал Аддисон в журнале "The Spectator", - "это ее туалет, а первейшей важности занятие - держать волосы в порядке. Разобрать ленты - считается прекрасной работой для утра, а если она еще сходит в лавку, то устанет настолько, что ни к чему не будет способна на другой день. Более серьезное занятие для нее - шитье и вышиванье, а самая трудная работа - приготовление желе и варенья" 7 .

Пытаясь выяснить, почему столь неоднозначным было отношение к женщинам, обратимся к анализу биографий просветителей. Выяснилось, что Дефо, столь восторженно отзывавшийся о дамах, счастливо прожил со своей женой 45 лет, имел от нее шестерых детей. Счастлив в браке был и Стиль. Свифт, хотя и не обзавелся семьей, однако был влюблен в своих воспитанниц Эстер Джонсон (ее он ласково называл Стеллой- "звездочкой") и Эстер Ваномри, которую окрестил Ванессой. В одном из своих писем к Ванессе Свифт откровенно признавался: "...позвольте вас уверить, что никогда и никого в мире ваш друг (Свифт - Т. Л.) так не любил, не почитал, не ценил и ни перед кем так не преклонялся, как перед Вами". Чувства Свифта не остались безответными. Сохранившиеся письма обеих воспитанниц к своему учителю и другу свидетельствовали о той сильной любви, которую каждая из них к нему испытывала. Ванесса писала ему: "Знайте, ни время, ни случайность не в силах уменьшить невыразимую страсть, которую я питаю... Любовь к Вам заключена не только в моей душе: во всем моем теле нет такой мельчайшей частицы, которая не была бы ею проникнута. Не обольщайтесь поэтому надеждой, что разлука изменит со временем мои чувства: даже безмолвствуя, я не нахожу себе покоя, и мое сердце одновременно наполнено печали и любви" 8 . Любимый и любящий Свифт, тем не менее, навсегда остался холостяком. И этот факт из жизни Свифта до сих пор вызывает недоумение, порождая различные домыслы у многих исследователей его биографии 9 .

Личная жизнь Аддисона также не сложилась. На протяжении восьми лет он ухаживал за светской красавицей графиней Шарлоттой Уорвик, дамой властной и высокомерной. Надежды влюбленного попеременно сменялись отчаяньем. Наконец, когда Аддисон разбогател и приобрел поместье в Уорвикшире, графиня дала свое согласие на брак. Однако совместная жизнь с ней не принесла счастья журналисту. Аддисон признавался друзьям, что порой готов убежать из постылого дома куда глаза глядят. Таким образом, есть основание предположить, что отношение просветителей к женщинам отчасти складывалось под влиянием их личной и семейной жизни.

Выясним теперь, как идеологи просветительского движения относились к гражданским правам и общественной деятельности представительниц ""прекрасного пола", их образованию, а также роли женщины в браке и семье.

Просветители, прежде всего, не признавали равенства полов. Галифакс подчеркивал, что следует помнить о "неравенстве полов и о том, что для

стр. 15


лучшего устройства мира мужчины, которым предначертано быть во всем законодателями, наделяются большим разумом, нежели женщины". Свифт также считал, что ум является "привилегией мужчин" 10 . Признавая неравенство полов, просветители тем самым отказывали женщинам в гражданских правах и, прежде всего, в избирательном праве. Лишение женщин избирательных прав считалось настолько естественным для общества, в котором правом голоса обладали далеко не все мужчины, а лишь наиболее состоятельные из них, что практически никто из просветителей данное положение и не пытался оспаривать. Лишь в произведении "Политическая библиотека" публициста Дж. Тиррела встречается небольшое замечание, из которого явствует, что в понятие "народ, имевший право голоса", он включал не только "свободных мужчин", но и "свободных женщин" 11 .

Просветители по-разному относились и к праву женщин на участие в политической и общественной жизни. Философ Дж. Толанд считал, что "органы мышления у обоих полов" одинаковы и что поэтому женщины, равно как и мужчины, приспособлены ко всем житейским делам. И они также способны совершенствоваться во всех сферах жизни, если им предоставят для этого равные с мужчинами возможности и права на образование, путешествия, общение с людьми и общественную деятельность 12 .

Поскольку в эпоху раннего Просвещения в Англии заметно активизировалась деятельность партий тори и вигов, просветители подметили, что в процесс противоборства политических партий нередко оказывались вовлеченными и представительницы "прекрасного пола". В своем дневнике Свифт обращал внимание на то, что дамы проявляют необычный интерес к событиям политической жизни страны. Он полагал, что его знакомые дамы леди Люси и миссис Армстронг являются "ярыми вигами". Ванессу Свифт называл "хорошим политиком". И вряд ли подобные характеристики просветителя грешили против истины. Ведь судя по письму Ванессы (от 23 июня 1713 г.), содержащему описание событий в Лондоне, которые решили судьбу одного из парламентских законопроектов, действительно, складывалось впечатление, что женщины в правление королевы Анны интересовались политикой не менее активно, нежели мужчины. Ванесса писала: "Как жаль, что Вас (Свифта - Т. Л.) не было здесь в прошлый четверг: я убеждена, что Вам удалось бы предотвратить неудачу с биллями... Боже мой! Сколь бесконечно мы отличаемся от древних, жертвовавших некогда всем ради общего блага! А ныне наши величайшие мужи в любую минуту предадут свою родину, если только задето их тщеславие, и притом из-за какой-нибудь безделицы. Невозможно описать ликование, охватившее вигов, и, боюсь, что выборы еще более укрепят их..." 13 .

Подобные интерес женщин к политике вообще и к партийной борьбе в частности подвергся критике со стороны Аддисона. Он считал, что "партийное рвение" дам "только разжигает ненависть и партийные распри среди мужчин и в значительной степени лишает женщин того природного очарования, которым они наделены от рождения" 14 . Просветитель осуждал партийную активность женщин, полагая, что дамы скорее должны способствовать объединению, нежели раздорам партий.

Хотя просветители не признавали равенства полов и отстаивали верховенство мужчин в обществе, они первыми заговорили о предоставлении женщинам права на образование. Выдвинутая ими образовательная программа позволяет понять, как зарождались в Англии истоки феминизма. Многие просветители выступали за предоставление женщинам равных с мужчинами прав на образование. Толанд в предисловии к работе "Письма к Серене", хотя и не задавался целью выяснить, "не является ли устранение женщин от образования следствием укоренившихся обычаев или же преднамеренно вызвано мужчинами", все же склонялся к мысли, что виной тому "наглость, высокомерие и педантство" мужчин, нахватавшихся верхушек знаний и возомнивших себя существами, в умственном развитии намного превосходящими женщин. Сам Толанд высказывался за равные права на образование и женщин и мужчин.

Аддисон, хотя и не отрицал того факта, что представительницы "пре-

стр. 16


красного пола" должны уделять внимание не только нарядам и развлечениям, но и чтению различных книг, в целом оставался более скромного мнения об умственных способностях дам, чем, к примеру, Толанд. Но и он был вынужден признать, что не все женщины отдают предпочтение одним лишь нарядам, и что в их среде встречается немало таких, "которые ведут более возвышенный образ жизни и способны на более серьезные разговоры, которые вращаются в высоких сферах знания и добродетели, которые соединяют все красоты ума с красотой платья и возбуждают своего рода благоговение и уважение, а также любовь в мужчинах, с ними общающихся" 15 .

Убежденным сторонником предоставления женщинам права на образование являлся Дефо. Он поражался, почему многие мужчины противятся образованию представительниц "прекрасного пола". Дефо расценивал упреки в "сумасбродном и дерзком поведении", адресованные женщинам "сильным" полом, безосновательными. Он был убежден, что женщин не в чем было бы упрекать, если бы они получали такое же образование, что и мужчины. Но пока девушек обучают лишь рукоделию, тому, как делать различные безделушки, а также чтению и письму, считая все это пределом женской образованности. Дефо полагал, что этого недостаточно. Он выражал недоумение, почему женщины лишены благ просвещения, хотя от природы они наделены даже большими, чем мужчины, способностями к учению и отличаются большей сметливостью.

Дефо высказывал предположение, что мужчины лишают образования женщин из опасения, что не смогут конкурировать с ними в своих "совершенствах". Между тем, уверял просветитель на страницах "Очерка о проектах", мужчины получат даже некоторые преимущества, если предоставят образование женщинам, поскольку образованная дама, обладающая к тому же хорошим воспитанием и приятными манерами, является "несравненным существом". "Ее общество можно уподобить самым возвышенным желаниям; мужчина, на долю которого досталось подобное создание, может только ликовать и благодарить судьбу", - заключал Дефо. Но если женщину лишить образования, то очень скоро "острота ума" сделает ее "сумасбродной и болтливой" ", а ее характер станет "причудливым и капризным". Отсутствие образования лишь усугубит негативные черты характера женщины, сделав ее "спесивой, дерзкой, шумной, сварливой", одним словом, - "дьяволом". Поэтому даже "ради самих себя", советовал мужчинам Дефо, следует обеспокоиться воспитанием и образованием женщин 16 .

В своем "Очерке о проектах" Дефо выступал с конкретным планом мероприятий, направленных на реализацию права на образование представительниц "слабого" пола. Он считал необходимым открыть образовательные учреждения (академии) для девушек: по одному в каждом графстве Англии и десять - в Лондоне. Слушательниц этих академий следовало обучать всему, что соответствовало их дарованиям: музыке, танцам, французскому и итальянскому языкам, правильной разговорной речи. Важнейшим в образовательном процессе девушек Дефо считал "развитие их интеллекта". Для этой цели он предлагал обучать девушек умению вести беседы на всевозможные темы с тем, чтобы развить их способности и "здравость суждений", пристрастить их к чтению серьезных книг, в особенности по истории, для того, чтобы научить разбираться во всех предметах, о которых они слышат. Если же среди учениц окажутся такие, которые проявят незаурядные способности в учении, то для них следует создать все необходимые условия для дальнейшего образования.

Интерес просветителей к проблеме женского образования был отнюдь не праздным, а диктовался насущными потребностями общества. Ведь уровень образования женщин в ту пору в Англии был поистине удручающим. Как отмечал Т. Б. Маколей, в течение второй половины XVII в. "образование женского ума... было почти в совершенном пренебрежении". Жены и дочери помещиков читали лишь молитвенники и рецептурные книги, а если девушка обладала хотя бы малейшими познаниями в литературе, то на нее смотрели как на чудо. Маколей подчеркивал, что

стр. 17


"благорожденные, благовоспитанные и от природы весьма понятливые дамы" не могли написать и строчки без орфографических ошибок. И даже супруга царствующего монарха короля Вильгельма Оранского королева Мария, воспитанная самим епископом, почитавшая историю и поэзию и пользовавшаяся репутацией "превосходно образованной женщины", не вполне владела орфографией. Свидетельством тому была надпись на подарочном издании библии, сделанная рукой королевы, содержащая ряд орфографических ошибок. Эта книга хранится в Национальной библиотеке Гааги.

Низкий уровень образования даже у представительниц высших слоев общества Маколей связывал прежде всего с падением нравственности в нем. "Чрезмерное распутство, естественное следствие чрезмерной суровости, было тогда модой, - подчеркивал историк. - Оно и произвело свое обыкновенное действие: нравственное и умственное унижение женщин. Телесной их красоте принято было за правило оказывать грубое и бесстыдное поклонение. Но страсти, которые они внушали, редко соединялись с уважением, любовью или каким-либо иным рыцарским чувством". Маколей отмечал, что нравственность при дворе совсем не почиталась. Напротив, ее стали стыдиться. Придворные дамы одевались так, чтобы их грудь "являлась в полном блеске"; они умели строить глазки и "сладострастно" танцевать; вести бойкие беседы и шалить с камергерами и гвардейскими капитанами; распевать стихи "с двусмысленным содержанием" и щеголять по залам дворца в пажеском платье. И подобные дамы имели больше шансов найти себе поклонника, богатого и знатного мужа, либо удостоиться "королевского внимания". В таких условиях "уровень женского образования был низок, - констатировал Маколей, - и опаснее было стоять выше этого уровня, нежели ниже его. Крайнее невежество и легкомыслие считалось в даме менее неприличными, нежели легчайший оттенок педантства" 17 .

Разумеется, подобное состояние дел с образованием девушек и женщин не могло оставить равнодушными просветителей, которые сами были людьми высокообразованными. Не ограничиваясь рассуждениями о преимуществах образования для женщин, некоторые просветители пытались сами заняться их обучением. Среди них был Свифт. Как уже отмечалось, у него было две воспитанницы 18 .

Чему же и как обучал их Свифт? Он признавал, что сам "в какой-то мере содействовал" образованию Стеллы, "предлагал книги, которые ей следовало прочесть, и постоянно наставлял в началах чести и добродетели, от коих она не отклонялась ни в едином поступке на протяжении всей своей жизни". На взгляд Свифта, "чтение и беседы" были главным средством в образовательном процессе юных леди. Свои познания девушки должны черпать по преимуществу "из книг и от окружающих". "Вы всегда будете достойны самого большего, чем вам только можно воздать, - писал Свифт Ванессе, - если будете продолжать читать и далее совершенствовать ум и таланты, коими вас наделила природа". Воспитанницы "неукоснительно" соблюдали "повеления" своего любимого учителя "касательно" чтения. Результаты обучения не заставили себя долго ждать. По признанию самого Свифта, Стелла освоила греческую, римскую, французскую и английскую историю, научилась прекрасно говорить по-французски, прочитала все лучшие книги о путешествиях, "которые способствуют широте умственного развития". Она понимала философию Платона и Эпикура и "очень метко судила о недостатках учения последнего". "Она делала весьма здравые выводы из лучших книг, которые читала, ...понимала природу государственного управления и могла указать, в чем состоят заблуждения Гоббса, как в этом отношении, так и в вопросах религии, ...хорошо умела распознавать болезни и обладала кое-какими сведениями из анатомии... Она обладала истинным вкусом - во всем, что касается остроумия и здравого смысла, будь то в поэзии или в прозе, и была превосходным критиком по части слога" 19 .

Не меньшими достижениями в познаниях могла похвастаться и другая

стр. 18


ученица Свифта - Ванесса. Ее переписка со Свифтом свидетельствовала об уме, таланте, образованности девушки. Ванесса была знакома с произведениями философов Ф. Ларошфуко, Б. Фонтенеля, М. Монтеня. Она прекрасно разбиралась в современной политике. Ее познания во французском языке приводили в восхищение Свифта. "Я восхищен вашими познаниями во французском языке, - писал он в письме к Ванессе. - Как после этого мне не стыдиться, когда в сравнении с вами я владею лишь просторечным, да еще разве что гасконским. Орфография, слог, изящество, нежность и остроумие - решительно все безупречно". Ванесса не лишена была также литературного таланта. Написанные ею стихи, а также письма к Свифту, приводили в удивление и восхищение самого учителя. Так, в одном из писем к ней Свифт признавался: "...я нарочно буду приходить к вам реже, дабы получать удовольствие от ваших писем, при чтении которых я всегда испытываю удивление - как эта девчонка, и читать-то толком не умеющая, наловчилась так отменно писать" 20 .

Подобно всем просветителям, Свифт уделял большое внимание также нравственному воспитанию девушек. Неплохо зная высший свет, в котором вращался, Свифт критически отзывался о тех дамах, которые заполняли королевский двор и светские салоны. О том, что представляли собой "дамы света", об их занятиях и поведении Свифт поведал в стихотворении "Каденус и Ванесса". Он отмечал, что основные занятия подобных леди - это посещение званых вечеров, пикников и театральных зрелищ. Во время своих визитов друг к другу эти дамы просили "чаю, шоколаду и обсуждали, как вчера, перчатки, ленты, веера". Кокетство, жеманство, "преувеличенную стыдливость", злословие и безделье подобных "дур в юбках" Свифт считал недостатками, от которых хотел предостеречь своих юных воспитанниц, когда писал: "...даже самые лучшие из тех, коих я зрю рассеянными по всему свету, наблюдая и слушая которых я сто раз на дню твержу себе: ни в речах, ни во взорах, ни в мыслях - ни в чем не уподобляться сим несчастным" 21 .

Какие же нравственные качества желал привить своим воспитанницам Свифт? Что он более всего ценил в женщинах? На его взгляд, честь для девушки - это "содержание всего", это "дух самой души". Свифт был уверен, что "инстанций выше чести нет". Девушка должна также уделять больше внимания своему внутреннему миру, нежели внешности, ведь "внешность хороша, поскольку в ней видна душа". Хорошо, если девушка будет не только умна, но и благородна. Важными чертами характера, по мнению Свифта, должны стать для юных леди терпение, стойкость, правдивость, благоразумие, справедливость, бережливость, а также добронравие, "что лучше красоты". Что касается религиозного воспитания для девушек, то Свифт, хотя сам и являлся священником, избегал каких-либо прямых рекомендаций своим воспитанницам в их отношении к религии, что в частности подтверждает высказывание Ванессы о том, что она "не набожна". И надо признать, что Свифт-воспитатель действительно сумел сделать немало для того, чтобы привить лучшие качества своим воспитанницам 22 .

О том, что усилия наставника не пропали даром, Свифт свидетельствовал, когда ему пришлось писать некролог на смерть рано умершей Стеллы. Он подчеркивал, что "величайшая независимость суждения" Стеллы сочеталась в ней "с величайшим тактом". "Едва ли какое человеческое существо отличалось подобным изяществом в каждом жесте, слове, поступке и никогда еще любезность, независимость, искренность и непринужденность не встречались в столь счастливом сочетании". Стелла соединяла в себе "мягкость нрава, как то и подобает даме", с мужеством, "достойным героя". Она была прекрасной собеседницей, хотя и не очень "осведомлена в избитых темах женской болтовни, хула и клевета никогда не слетали с ее уст", что не мешало ей открыто выразить свое презрение к фату. Особенно Свифту импонировала скромность Стеллы, проявлявшаяся как в ее одежде (она "совершенно избегала тратить деньги на наряды, ... сверх того, что требует благопристойность", ограничиваясь приобретением скромной и недорогой одежды), так и в поведении (Стелла отличалась "необыкновенной

стр. 19


скромностью, деликатностью и незлобивостью"). Главными "добродетелями" Стеллы, помимо скромности, были также, по мнению Свифта, честь, правдивость, щедрость и добронравие. Кроме того, Стелла была "самой бескорыстной из смертных". Благотворительность по отношению к беднякам она считала своим долгом, от которого ни под каким видом не желала избавиться. Кроме того, являясь человеком "обширных познаний, ума", она никогда не выставляла их напоказ 23 .

Хотя столь подробного портрета другой своей воспитанницы Свифт не оставил, однако можно предположить, что Ванесса отличалась не меньшими достоинствами, чем Стелла. Пустые беседы, "коими пробавляются в обществе", вызывали у нее "отвращение и презрение". Если она и выходила в свет, то только потому, что "так велел" ее наставник. О молодых людях и светских дамах Ванесса была явно невысокого мнения. Их манеры и жесты напоминали ей "ужимки павианов и мартышек", они "ухмылялись и болтали наперебой" о вещах, совершенно непонятных для Ванессы. Светским приемам она предпочитала уединение, чтение французских романов, занятие литературной деятельностью, езду верхом 24 .

Несмотря на то, что просветители ратовали за предоставление женщинам права на образование, а некоторые допускали также их участие в научной, общественной и даже политической деятельности, практически все они видели главное предназначение женщины в семейной жизни. Женщина должна, прежде всего, быть верной супругой, добродетельной матерью, хорошей хозяйкой дома. Поэтому на страницах своих произведений просветители нередко предавались рассуждениям о любви, семейном счастье, супружеской верности и прочих подобных материях, относящихся к женской теме. Дефо высказывал свои суждения об отношениях девушек с их кавалерами. Он считал единственным средством предотвратить любовные интриги - "строгое удержание мужчин на почтительном расстоянии" от представительниц прекрасного пола. Но поскольку в жизни соблюсти подобное правило не представлялось возможным, то поэтому, считал Дефо, женщина должна сама поступать "по собственному разумению" с тем, чтобы не имел места "любовные интриги, непристойности или скандальные аферы". А чтобы должным образом противостоять домогательствам ухажеров, девушкам рекомендовалось напомнить об их добродетелях, а также обычаях страны. Дефо был уверен в том, что только любовь может оправдать минутную слабость женщин 25 .

Своими суждениями по поводу любви и брака делился на страницах журнала "The Spectator" Аддисон. Он считал, что "наибольшие любовь и постоянство" царят в тех браках, которым предшествует "долгое ухаживание", поскольку именно долгий путь надежд и ожиданий укрепляет нежность к любимому человеку. Аддисон полагал, что наиболее счастливым бывает брак, сочетающий в себе как любовь, так и расчет. Брак по любви приносит наслаждение, а брак по расчету приятную жизнь, и только брак, в котором сочетаются любовь и расчет, несет в себе счастье. "Счастливый брак, - подчеркивал Аддисон, - дает все удовольствия, приносимые дружбой, все радости, приносимые разумом и рассудком, словом, все прелести жизни". Он признавал, что причиной несчастных браков чаще всего является несходство характеров, которое проявляется после заключения брака. Кроме того, людей, обладающих многими добродетелями, столь необходимыми для счастливой семейной жизни, значительно меньше, нежели тех, кто их лишен. Как правило, "на одного человека, обладающего всеми этими совершенствами, - подчеркивал Аддисон, - мы встречаем сто, которые их не имеют". И, однако, убедившись в недостатках своего избранника или избранницы, либо отсутствии у них желаемых черт характера, не следует спешить расстаться, советовал он. Лучше проявить "рассудительность и доброту", направив их на укрепление брачного союза. Тогда рассудительность "воспрепятствует вашим мыслям обращать слишком много внимания на неприятные черты, а доброта возбудит в вас нежное сочувствие и гуманность, и постепенно самые недостатки приобретут для вас свою прелесть" 26 .

стр. 20


Своими соображениями по поводу брачных союзов делился также дипломат и сановник Темпль. Он осуждал тех людей, которые вступали в брак из меркантильных соображений. По его мнению, "любовь к деньгам - корень всех зол", в том числе и причина несчастной семейной жизни. Темпль считал, что выбор спутника жизни следует делать с самыми серьезными намерениями по влечению "ума и сердца". "Форма и красота, природные качества и образование, ум и взаимопонимание, мягкость, честь и добродетель должны возобладать в брачных союзах", - полагал он. Темпль высказывал серьезную озабоченность тем, что в заключенных без любви браках дети, как правило, рождаются "слабые умом и хилые телом", что непременно скажется на воспроизводстве населения в стране в целом. Поэтому он настойчиво советовал молодым людям вступать в брак исключительно по любви 27 .

Как ни странно, но Свифт никаких советов в отношении брака и семьи своим воспитанницам не давал. Он полагал, что такое чувство, как любовь, претерпела в последнее время изменения и к ней стали относиться в обществе как к низменной страсти. Свифт считал, что в результате подобного "несерьезного" отношения к любви и браку в свете прочно утвердилось мнение в отношении того, что "Любовь слывет интрижкой мелкой, женитьба - денежною сделкой" 28 .

Быть может, именно опасения подобного брака для своей дочери побудили Галифакса взяться за перо, чтобы в качестве новогоднего подарка преподнести ей своеобразное наставление: руководство для семейной жизни. Именно в нем сконцентрированы все аспекты женской проблематики, актуальные для английского общества эпохи раннего Просвещения.

Считая дочь "главным объектом своего внимания и любви", Галифакс попытался выработать своеобразную систему воспитания для нее с тем, чтобы дочь могла "счастливо устроиться в этом мире". Он сетовал, что молодую девушку подстерегает на ее жизненном пути немало опасностей. Чтобы избежать таковых, юная леди, не обладающая житейским опытом, должна во всем положиться на отца, который постарается выработать для нее "определенные правила" поведения. Галифакс допускал, что какие-то из этих правил, возможно, и "вызовут протест" у дочери, тем не менее, надлежит неукоснительно им следовать. И отец даже вправе, не ограничиваясь отеческой любовью, прибегнуть к своей отцовской власти, дабы заставить дочь исполнять их. Признавая, что не все сказанное в "Наставлении" может быть доступно пониманию молодой девушки, Галифакс все же надеялся, что по мере взросления дочери "все ей сделается понятным"; Он был убежден в том, что интеллект девушек следует формировать с юных лет.

Главное место в "руководстве поведением" для девушек должна занимать, по мнению Галифакса, религия. Он называл ее "возвышенным разумом", основанием всех добродетелей, "улучшенной и возвышенной моралью", способной прояснить разум. Цель религии заключается в том, чтобы "освобождать души людские от рабства, страстей и заблуждений, неограниченных во всем аппетитов". Именно поэтому религия для юной леди "единственно необходимая вещь", своего рода руководство к жизни. Галифакс напоминал дочери, что "Бог находится в ней самой", поэтому в церкви, на публике, следует оставаться "спокойной и строгой", молиться в тиши, и не допускать "экзальтированного поведения", которым грешат некоторые дамы, и которое вызывает только смех и осуждение окружающих.

Полагая, что счастье женщины во многом зависит от того, как складывается ее семейная жизнь, Галифакс давал дочери ряд рекомендаций в этом вопросе. Он указывал на существующее неравенство полов, которое проявляется и в браке. Признавая, что женщина в браке занимает подчиненное по отношению к "своему господину" место, Галифакс утверждал, что она от этого только выигрывает, поскольку при любых затруднениях может воспользоваться своими природными дарованиями. "Вы обладаете большей силой своих глаз, нежели мы своими законами, - подчеркивал он, - и имеете большую власть, благодаря своим слезам, нежели мы - своим аргумен-

стр. 21


там". Проявляя уступчивость, мягкость, нежность, женщина способна "без усилий" подчинить "своего господина", поставив его пред собой на колени, заключал Галифакс.

Он отмечал, что "одним из больших неудобств" является то, что девушкам редко позволяют самостоятельно выбирать спутника жизни. Чаще всего это делают за нее родители или ближайшие родственники. Благовоспитанность девушки не позволяет ей отказаться от подобных рекомендаций "заботливых и опытных родственников", хотя внутренний голос порой противится их выбору. Девушка вынуждена подчиниться своей судьбе, а в результате ее нерасположение к мужу со временем перерастает в отвращение к нему, семейная жизнь с нелюбимым человеком становится обузой. Галифакс соглашался с тем, что законы брака более строги по отношению к женскому полу, поскольку требуют от женщины подчинения мужчине. Да и само слово "подчинение" отнюдь не является "благородным", особенно оно ненавистно тем "экзальтированным дамам", которые противопоставляют его "фальшивому" понятию "всеобщего равенства". Он признавал, что мужчины нередко поступают по отношению к своим женам как тираны, за что и подвергаются общественному порицанию. И все же "институт брака священен, - утверждал Галифакс, - и вряд ли можно протестовать против него. Поэтому ты должна устраивать свою жизнь, основываясь на законе и обычаях, - наставлял он дочь, - и не воображать понапрасну, что все это можно изменить".

Но впрочем, из всякого правила бывают исключения, и если женщина испытывает ужасные страдания от семейной жизни с мужем-тираном или просто нелюбимым человеком, то она вправе прибегнуть к разводу. Подобные высказывания просветителя, отстаивавшего право женщин на развод в то время, когда общепринятым считалось, что браки вершились на небесах, а на земле они только освящались церковью, требовали определенного гражданского мужества. Ведь своими заявлениями Галифакс не только ставил под сомнение правила общепринятой морали, но, что вызывало серьезные опасения у церковников, подрывал религиозные устои церковного брака.

Наставляя дочь в том, как лучше ей устроить в будущем свою семейную жизнь, Галифакс давал ряд советов. Он предлагал не искать причины семейных неурядиц в неверных поступках мужа и не упрекать его в проступках. Ведь если тот умен, то исправится сам, а если глуп, то никакие попреки ему не помогут. Не следует распространяться о своих семейных неурядицах в обществе в поисках сочувствия. Подобные действия супруги скорее приведут к обратному результату: она сама сделается посмешищем и объектом пересудов. Если же умолчать о проступках мужа, не придать им значения, то тем самым можно приблизить его к себе и он будет благодарен и признателен за все своей супруге.

Особое внимание Галифакс уделял в трактате рассмотрению такого "распространенного в обществе явления", как пристрастие мужей "выпить более допустимого". Если муж злоупотребляет спиртным, советовал Галифакс, проявите "мудрость и терпение" и тогда "его вино окажется на вашей стороне; оно скроет ваши собственные прегрешения, а вас выставит в лучшем свете. Другие люди станут любить его меньше, и по этой причине он, возможно, привяжется к вам еще больше". И вообще, заключал он, проступки мужей вынуждают их соглашаться на диктуемые супругами условия, тогда как "муж без недостатков - это опасный наблюдатель", который отнесется к проступкам своей супруги с большей строгостью.

Галифакс считал также необходимым и важным для молодой супруги постараться заручиться расположением друзей мужа, которые нередко смотрят на нее, как на неприятеля, вторгшегося в чужие владения. "Ты должна знать, напоминал он дочери, - что мужчина, которым руководят друзья, очень легко ими подогревается". Поэтому не следует пренебрегать друзьями супруга, а лучше к ним отнестись со вниманием. Наконец, не следует упускать из виду также слуг (а скорее служанок), которые его обслуживали до женитьбы. Лучше всего заручиться их доверием и рас-

стр. 22


положением, а также пригласить в дом новых служанок, преданных вам и из числа замужних женщин.

Большое внимание уделял Галифакс также вопросу о том, как супруга должна управлять домом, семьей и детьми. Он считал, что подобной обязанностью, возложенной на женщин, ни в коем случае не следует пренебрегать, поскольку это может повлечь за собой непоправимые последствия. Ведь если муж придет к заключению, что в доме нет порядка и покоя, то на этой почве всегда могут возникнуть серьезные осложнения. Между тем, некоторые замужние женщины манкируют своими прямыми обязанностями. Они полагают, что вряд ли стоит расходовать энергию и беспокоиться, "наживая морщинки", из-за таких "обыденных предметов", как дом и семья. "Гордыня и тщеславие" их понуждают заключать, что подобные заботы не предназначены "для настоящих леди". Галифакс осуждал таких дам, напоминая, что даже "великие принцессы" не гнушались исполнять свой долг, "дабы сохранить уважение" окружающих, хотя порой это наносило ущерб их государственной деятельности. Галифакс советовал дочери с большим вниманием отнестись к обязанностям матери и хозяйки дома. Прежде всего, считал он, надо позаботиться о том, чтобы заслужить уважение и почтение к себе, как со стороны детей, так и со стороны слуг. "Должен сказать тебе, - обращался к дочери Галифакс, - что никакое уважение не может быть продолжительным, его мы должны заслужить своими поступками, в определенной мере полезными тем, от кого мы этого уважения добиваемся... Ведь нельзя добиться почтения даже от детей и слуг, если не думать об их благе".

Галифакс давал также конкретные рекомендации, каких принципов должна придерживаться мать в отношениях со своими детьми. Он подчеркивал, что следует постоянно следить за своим поведением, сдерживать гнев и раздражение, стараться быть более терпимой и доброжелательной к детям, позволяя им "больше чувствовать доброту, нежели материнскую власть". В то же время следует вовремя позаботиться о том, чтобы дети подчинялись матери. Научить их этому можно, если в раннем возрасте окруженные заботой и лаской матери они полюбят ее так, что в будущем будут исполнять все ее требования. Галифакс не советовал матерям выделять среди детей "любимчиков". Воспитание сыновей, на его взгляд, следовало вверять в руки отцов 29 .

Представленные Галифаксом рекомендации относительно взаимоотношений матери с детьми не были исчерпывающими. Они не охватывали всего воспитательно- образовательного процесса, через который проходили дети аристократов. И в том не было ничего удивительного, поскольку весь этот процесс осуществлялся, как правило, наставником-воспитателем, гувернером. Материнское влияние на детей было весьма ограниченным. Уже в младенчестве и раннем возрасте дети находились на попечении кормилицы и няни. По мере взросления дети передавались гувернеру, который начинал всерьез заниматься их образованием и воспитанием. Контроль за этим процессом осуществляли, как правило, отцы. Поэтому неудивительно, что в семьях аристократов функции матерей ограничивались чаще всего только деторождением 30 .

Завершая "семейную" тему, Галифакс остановил свое внимание на вопросе о том, как должна женщина вести семейный бюджет. Умение правильно и с умом тратить деньги просветитель вообще считал "искусством". Особенно нелегкой задачей это является для женщины, которой предстоит нести ответ за свои траты перед супругом. К тому же, это касается не только кошелька мужа, но и его доверия. И если растраченные деньги можно со временем вновь собрать, то доверие супруга восстановить непросто, и об этом Галифакс предостерегал свою дочь.

Поскольку больше всего дамы тратят на свои наряды, то Галифакс давал ряд рекомендаций дочери в отношении того, как ограничить данную статью расходов семейного бюджета. Он напоминал ей, что "по одежке встречают, но по уму провожают" и что "разумное общество" с большим уважением и интересом отнесется к самой женщине, нежели к ее нарядам.

стр. 23


Галифакс советовал дочери избегать в нарядах "кричащего, слишком пестрого", украшения подбирать со вкусом, не злоупотреблять драгоценностями, носить то, что соответствует "занимаемому положению и состоянию и не разорительно для семейного бюджета".

На взгляд Галифакса, тратить деньги для женщины уместнее на украшение своего дома, нежели на свои собственные наряды. Он полагал, что благоустроенный и ухоженный дом придаст больше веса его хозяйке, нежели все те сверкающие украшения, которые на ней надеты. Галифакс предостерегал дочь от приобретения "лишних вещей", только потому, что таковые "имеет еще кто-то". В действительности, необходимых в быту вещей не так уж и много. Поэтому прежде, чем сделать покупку, хорошенько поразмысли, так ли уж нужна тебе вещь, которую собираешься приобрести, а быть может она не нужна тебе вовсе, да к тому же она будет отвергнута супругом. Подобными рекомендациями он стремился привить своей дочери такие качества, как бережливость, умение обходиться минимальным количеством вещей, скромность в нарядах, словом все то, что позволило бы экономно вести семейный бюджет. При этом Галифакс оговаривал, что право совершать большие траты в хозяйстве остается за супругом и "не дело жены узурпировать те обязанности, которые принадлежат мужу". Как видно, просветитель отнюдь не выступал за равные права женщин с мужчинами в решении финансовых дел, затрагивавших, прежде всего, вопросы собственности.

Помимо рекомендаций о браке, семье, детях в "Наставлении" Галифакса содержится также весьма интересный материал о том, как следует подготовить девушку к выходу в свет. Это событие он расценивал как "опасный шаг" для юных дам, поэтому убеждал их проявлять "осторожность и осмотрительность", а также руководствоваться определенными правилами поведения, главное из которых сохранить прочной свою собственную репутацию. Всегда следует помнить о своем добром имени и о том, что осуждаются не только "тщеславие мужчин, но и дурные намерения женщин".

Галифакс стремился уберечь свою дочь от влияния ветреных молодых людей, которые слывут этакими ""платоническими любовниками". Они любят пофилософствовать на словах, хотя на уме у них только удовольствие. "Поэтому следует быть особенно внимательной в отношениях с подобными "хамелеонами", которые могут запятнать твою репутацию, что может нанести тебе глубокую рану, даже если ты ни в чем и не замешана", - наставлял дочь Галифакс. Следует избегать также общества таких дам, которые "из злобы или соперничества готовы скомпрометировать порядочную женщину". Подобные особы стремятся выставить в дурном свете своих соперниц, чтобы самим выглядеть в глазах мужчин лучшим образом. Галифакс советовал дочери не сближаться с этими дамами, а также наставлял ее в правилах поведения в мужском обществе. "С мужчинами ты должна обращаться таким образом, чтобы обезопасить себя и не нанести обиды им", - писал он.

Маркиз предостерегал дочь от опасных последствий кокетства: "Ты должна помнить о силе своих глаз и о том, что один случайный взгляд может вызвать больше, чем сотня произнесенных слов, - подчеркивал он, - язык взглядов является более значительным и более заметным". Если девушка начинает кокетничать и флиртовать с ухаживающим за ней мужчиной, это может превратиться в "опасную игру с огнем", поскольку даже самый галантный из них, поначалу представлявшийся "добычей", вскоре сам становится "завоевателем", одерживает победу и из "обожателя и вздыхателя" превращается в господина и повелителя. "Нередко за красивыми словами скрывается злой умысел, поэтому с мужчинами следует всегда оставаться настороже", заключал Галифакс.

Маркиз наставлял также дочь в манерах поведения в свете. Он советовал ей быть любезной, предостерегал от чрезмерной болтливости, "щебетания", считал смешным поведение дамы, болтающей без умолку и не дающей никому другому рта раскрыть. Непристойным для дамы из высшего света выглядит и слишком громкий смех или разговор. Кроме того, следует

стр. 24


помнить о том, что каждому возрасту свойствен свой стиль поведения и потому "не следует уподобляться пятидесятилетним леди, которые решили навсегда остаться молодыми, тогда как время с его железными зубами свидетельствует об обратном". Живость, игривость, излишняя веселость матроны выглядят комично, "престарелая бабочка" вызывает смех. Видимо, всему - свое время.

Хотя Галифакс и не сомневался в том, что разум дочери позволит ей самой правильно разобраться в том, что достойно осуждения, тем не менее, он подробно останавливался на рассмотрении тех качеств, которые не украшали девушку. Он осуждал тщеславие, к которому "так склонен женский пол", жеманство, а также гордыню и спесь. Женщина не должна гордиться своими нарядами, украшениями и тем, что на ней "больше кружев", чем на ее соседке. Галифакс считал: женщина не должна забывать о том, что заслужить уважение к себе более важно, нежели иметь богато украшенные наряды.

Касаясь вопроса о развлечениях молодых девушек из высшего света, Галифакс, хотя и признавал необходимость отдыха, но вместе с тем осуждал тех, кто "превращал свою жизнь в сплошную цепь развлечений". Он с явным неодобрением относился к таким леди, которые "заказывали пирушки, приводящие к дуэлям", без дела слонялись в Гайд-парке или по городским улицам, ловя восторженные взгляды проходящих мимо мужчин; зимой превращали гостиные в игорные салоны, или просто проводили время в праздности. Галифакс предостерегал дочь от подобного времяпрепровождения, в особенности от увлечения карточной игрой, которая могла привести ее в дурную компанию. Он советовал девушкам заниматься танцами, обучаясь самым модным из них под руководством учителя. Кроме того, следовало позаботиться и о выборе друзей, руководствуясь при этом, прежде всего, тем, чтобы друзья не сбили тебя с пути. С выбором подруги лучше не торопиться. Сближение должно быть постепенным. Если подругу в чем-то обвинили, не спеши присоединяться к тем, кто это делает, но не слишком пристрастно ее защищай. Помни, если она заслужила репутацию вульгарной женщины, ее "слава" может бросить тень на тебя самое.

Завершая свое "Новогоднее поздравление", Галифакс высказывал пожелание, какой бы он хотел видеть свою дочь в будущем. Он мечтал о том, чтобы дочь была "украшением семьи" и "образцом для себе подобных", чтобы она могла гордиться своим мужем, который бы, в свою очередь, ценил ее "совершенства и добродетели" и дети их унаследовали. Маркиз желал, чтобы дочь "сияла в свете истинным блеском, принуждая недоброжелателей уважать себя" и чтобы ее ум и доброта сделали ее заметной личностью. "Может быть эти качества соединятся в тебе, - писал Галифакс, - позволь им быть твоими ангелами-хранителями и можешь быть уверена, что они никогда не оставят тебя без своего покровительства". В подобных высказываниях Галифакса явно вырисовывался тот портрет девушки, который представлялся идеалом для просветителя 31 .

Как правило, ранние английские просветители обсуждали проблемы, связанные с интересами, занятиями и заботами исключительно представительниц высших и средних слоев иерархического общества Англии. В то же время интересы женщины-труженицы их мало волновали. И в том не было ничего удивительного, ведь сами просветители были выходцами из семей аристократов и крупной буржуазии. Отсюда и проистекала классовая ограниченность в освещении ими женской темы.

Особенно наглядно это видно в высказывании Дж. Локка, который, рассматривая меры для "исправления" бродяг, считал вполне допустимым, чтобы четырнадцатилетних девушек, обвиненных в бродяжничестве, доставляли в места их проживания, а при повторном бегстве помещали в "исправительные" дома, где в течение трех лет использовали на самой тяжелой работе 32 . Вряд ли подобный проект просветителя можно было назвать гуманным по отношению к представительницам "слабого" пола. Что касается других просветителей, то в их произведениях сведения

стр. 25


о женщинах из низших слоев общества весьма фрагментарны. Галифакс упоминал о том, что дама света должна отличаться манерами поведения и избегать всего, "что пристало женщине из низов" 33 .

Дефо в своем образовательном проекте ратовал за предоставление образования девушкам исключительно из высших и средних слоев ("высокородным и богатым"). Особо он оговаривал, что обучать девушек следует всему, что соответствует занимаемому ими положению в обществе. Он также подчеркивал, что оплачивать все расходы за пребывание в академиях девушки должны сами, причем плату они должны вносить за год вперед 34 . Свифт считал, что поскольку крестьяне и ремесленники привлекают своих детей к работе на полях и в мастерских, то "их образование не имеет особенного значения для общества" 35 . В одном из стихотворений, посвященных Стелле, он изобразил портрет девушки "из низов", которая стала объектом любви некоего "чердачного" поэта. Просветитель сетовал на то, что этой "музе" приходится штопать чулки, стряпать, потчуя поэта "котлетой с кружкою пивца", заботиться об угольке "для стынувшего камелька" и т. д. 36 .

Хотя в высказываниях Свифта явно слышалось осуждение того положения, в котором пребывали женщины из низших социальных слоев общества, однако более подробно данной темы и он не касался.

Подводя итоги, отметим следующее. Впервые женская тема в произведениях просветителей была поднята в Англии в конце XVII - начале XVIII вв. Хотя освещение данной темы носило бессистемный и фрагментарный характер и о наличии в трудах просветителей какой-либо программы феминистского движения говорить не приходится, тем не менее ряд их предложений (о предоставлении женщинам равных прав с мужчинами на образование, занятие общественной деятельностью, самостоятельное решение проблем брака и семьи и т. д.) позволяют говорить о его истоках. Именно просветительские идеи подготовили почву, на которой суждено было зародиться феминистскому движению в Англии и в других странах.

Вместе с тем в просветительской трактовке женской темы еще присутствует явно доминирующее влияние во всех сферах жизни (экономической, политической, семейной) "сильной" половины человечества. Признавая неравенство полов и подчиненное место женщины в браке и семье, просветители по сути дела ограничивали свои прогрессивные начинания в деле феминизации воспитательно-образовательным процессом. Однако имел огромное значение тот факт, что "женский вопрос" впервые был поставлен на повестку дня. Решение этого вопроса было впереди.

Примечания

1 ТИШКИН Г. А. Женский вопрос в русской публицистике второй половины XVIII века. В кн.: Публицистика эпохи Просвещения. 1 Международная конференция. Тезисы докладов и сообщений. СПб. 1992; ЛЮБАРТ М. К. Женский вопрос во Франции XIX в. (К истории феминистского движения). В кн.: Женщина и свобода. Пути выбора в мире традиций и перемен. Материалы международной конференции. 1993 г. М. 1994; 9th International Congress on the Enlihgtenment. In.: Outline of the Programme. Minister. 1995.

2 Единственное исключение представляет работа Галифакса "Новогодний подарок для леди, или Наставление дочери" - The Lady's New-Year's-Gift, or Advice to a Daughter - In.: The Complete Works of George Savile First Marquess of Halifax. Oxford. 1912.

3 An Essay upon Projects by Daniel Defoe. Lnd. 1887, p. 175.

4 THACKERAY W. M. On Addison and Steele. In.: Addison and Steele. The Critical Heritage. Lnd. 1980, p. 447.

5 СВИФТ Дж. Дневник для Стеллы. М. 1981, с. 404, 409, 418.

6 THACKERAY W. M. Op. cit., p. 447.

7 Addison and Steele. Selections from "The Tatler" and "The Spectator". NY. 1957, p. 73.

8 СВИФТ Дж. Ук. соч., с. 454, 456.

9 Там же, с. 497-498.

10 The Lady's New-Year's Gift, or Advice to a Daughter, p. 8; СВИФТ Дж. Ук. соч., р. 418.

стр. 26


11 SCHOCHET G. J. Patriarchalism in Political Thought. Oxford. 1975, p. 202.

12 ТОЛАНД Дж. Письма к Серене. В кн.: Английские материалисты XVIII в. Т. 1. М. 1967, с. 57.

13 СВИФТ Дж. Ук. соч., с. 95, 433-434.

14 ADDISON. Selections from Addison's Papers Contributed to the Spectator. Oxford. 1854, p. 256-258.

15 ТОЛАНД Дж. Ук. соч., с. 56-57; Из истории английской эстетической мысли XVIII века (Поп, Аддисон, Джерард, Рид). М. 1982, с. 68.

16 An Essay upon Projects by Daniel Defoe, p. 170-171.

17 МАКОЛЕЙ Т. Б. История Англии от восшествия на престол Иакова II. Ч. 1.- МАКОЛЕЙ Т. Б. Полн. собр. соч., Т. VI. СПб. 1861, с. 388-390.

18 Подробнее о взаимоотношениях Свифта с его воспитанницами см. ИНГЕР А. Г. Доктор Джонатан Свифт и его "Дневник для Стеллы". В кн.: СВИФТ Дж. Ук. соч.

19 СВИФТ Дж. Ук. соч., с. 408, 409, 415, 452, 434, 411.

20 Там же, с. 444, 446.

21 СВИФТ Дж. Каденус и Ванесса. В кн.: СВИФТ Дж. Ук. соч., с. 420, 444.

22 Там же, с. 395-396, 399, 304, 418, 433, 455.

23 Там же, с. 400, 409, 410, 412, 413, 415.

24 Там же, с. 45759.

25 ДЕФО Д. Очерк о проектах. Европейская педагогика от античности до нового времени. Исследования и материалы. Сб. научных трудов. Ч. 3. М. 1994, с. 184-185.

26 Цит. по: "Хрестоматия по западноевропейской литературе". Т. III. М. 1938, с. 22-23.

27 The Works of Sir William Temple. Vol. 2. Edinburgh. 1754, p. 385-387.

28 СВИФТ Дж. Ук. соч., с. 397, 416.

29 The Lady's New-Year's-Gift, p. 1-3, 5,8-13,18-21, 23.

30 ТОЛАНД Дж. Ук. соч., с. 77-78.

31 The Lady's New-Year's-Gift, p. 25-32, 33, 35, 38, 42, 44, 46.

32 BOURNE FOX H. R. The Life of John Locke. Vol. 2. Lnd. 1876, p. 378-379.

33 The Lady's New-Year's-Gift, p. 22.

34 An Essay upon Projects by Daniel Defoe, p. 169.

35 СВИФТ Дж. Путешествия Гулливера. М. 1976, с. 196.

36 СВИФТ Дж. Дневник для Стеллы, с. 396.


Новые статьи на library.by:
СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ:
Комментируем публикацию: РАННИЕ АНГЛИЙСКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ О РОЛИ И МЕСТЕ ЖЕНЩИН В ОБЩЕСТВЕ

© Т. Л. Лабутина ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.