„≈Ћќ¬≈  ¬  –”√” —≈ћ№». ќ„≈– » ѕќ »—“ќ–»» „ј—“Ќќ… ∆»«Ќ» ¬ ≈¬–ќѕ≈ ƒќ Ќј„јЋј Ќќ¬ќ√ќ ¬–≈ћ≈Ќ»

Ћайфстайл: публикации, статьи, заметки, фельетоны о семье, доме, дет€х.

NEW —≈ћ№я, Ћј…‘—“ј…Ћ, ƒќћ


—≈ћ№я, Ћј…‘—“ј…Ћ, ƒќћ: новые материалы (2024)

ћеню дл€ авторов

—≈ћ№я, Ћј…‘—“ј…Ћ, ƒќћ: экспорт материалов
—качать бесплатно! Ќаучна€ работа на тему „≈Ћќ¬≈  ¬  –”√” —≈ћ№». ќ„≈– » ѕќ »—“ќ–»» „ј—“Ќќ… ∆»«Ќ» ¬ ≈¬–ќѕ≈ ƒќ Ќј„јЋј Ќќ¬ќ√ќ ¬–≈ћ≈Ќ». јудитори€: ученые, педагоги, де€тели науки, работники образовани€, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

ѕолезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Ѕеларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! «вЄздна€ жизнь


јвтор(ы):
ѕубликатор:

ќпубликовано в библиотеке: 2021-05-03

ћ. –√√”. 1996, 376 с.

Ёта книга представл€ет собой первый выпуск исследований, осуществленных участниками научного семинара "»ндивид и частна€ жизнь в ≈вропе до начала нового времени", руководимого ё. Ћ. Ѕессмертным. ¬озникший в середине 90-х гг. в »нституте всеобщей истории –јЌ этот семинар объедин€ет историков, исследующих проблемы современного историографического процесса, методики и методологии новой культурной истории. —еминар видит свою цель в разработке новых конкретных подходов и методик социо-культурных исследований. Ќа данном этапе внимание его участников сосредоточено на сфере частной жизни, как специфическом социо- культурном пространстве в доиндустриальных обществах и в этом контексте - индивидуальных поведенческих

стр. 155


формах, поступках и действи€х конкретных людей различного социального статуса, их способности к выбору индивидуальных, расход€щихс€ с обычаем, порой ломающих культурный стереотип, решений. Ёти исследовани€ тем более важны, что открывают перспективу дл€ у€снени€ того, как соотнос€тс€ в истории детерминизм, причинность и человеческа€ свобода. »сследовани€ в этом направлении подвод€т историка к возможности "уловить" социокультурную "симптоматику" поступательного развити€ общественных систем, становление нового качества культуры и вклад индивида в этот процесс.

 оллективна€ монографи€ состоит из четырнадцати глав-очерков, св€занных между собой не только тематически, но и общностью исследовательской позиции авторов, котора€ сформулирована в предисловии (с. 5 - 8), в 1 главе ("„астна€ жизнь: стереотипное и индивидуальное. ¬ поисках новых решений"), а также в заключительном разделе ("„астна€ жизнь и индивид. ѕредварительные итоги"), написанные Ѕессмертным. ¬полне сознава€ условность категориального аппарата современной исторической науки, тем более таких социологических по своей природе пон€тий, как "частна€ жизнь", "публичность", выработанных применительно к новоевропейской действительности, авторский коллектив тем не менее считает возможным их использование как рабочих, инструментальных, позвол€ющих оттенить историческую специфику соответствующих сфер социального быти€, так же как и своеобразие их соотнесени€ друг с другом в конкретно-исторических услови€х каждой из изучаемых эпох. Ѕессмертный отмечает, что авторам особенно импонирует дефиници€ пон€ти€ "частна€ жизнь", предложенна€ ј. √еленом, утверждающим, что "главным прибежищем" частной жизни €вл€етс€ семь€, как "сфера непосредственного общени€ людей" и "единственный противовес вс€кой публичности в современном обществе" (с. 13). јвторов интересует семь€ "прежде всего, как функци€ внутренних переживаний участников этого союза, более или менее сокровенных, более или менее индивидуализированых" (с. 14).

јвторы став€т своей целью в каждом конкретном случае пон€ть поведение своих героев и их переживани€ в сфере "частной жизни" как "взаимосв€занные про€влени€, с одной стороны, ментальных стереотипов, а с другой - индивидуальных импульсов". ¬ этом стремлении изучить индивида "в его неповторимости" и одновременно в его "культурном р€ду", "повтор€емости" заключаетс€ своеобразие и актуальность творческого замысла данного издани€.

»сториографическим аспектом проблемы посв€щены главы Ћ. ѕ. –епиной: "¬ыделение сферы честной жизни как историографическа€ и методологическа€ проблема" (гл. 2) и "»стори€ женщин сегодн€. »сториографические заметки (гл. 3.). јвтор констатирует, что сегодн€ историки в целом едины в своем стремлении к преодолению "абсолютизации €зыковых дуализмов, отражающих иерархические оппозиции" типа: частное (публичное, индивидуальное) - коллективное, центральное - маргинальное и т. п. "¬опрос о полном обособлении частной и публичной сфер социальной жизни не ставитс€" (с. 27). »сторики едины также, относ€ начало их отчуждени€ не к началу нового времени ("когда возникает пон€тие "частного", как наход€щегос€ "вне сферы публичного"), но к середине XIX в., когда получает распространение "культ семьи и очага".

ќчерки систематизированы в двух разделах: "ћужчина и женщина: различи€ в статусе, супружеские и внесупружеские контакты; стандартное и нестандартное поведение" (гл. 4 - 5); "–одители и дети: св€зи прит€жени€ и отталкивани€; семейное и родовое самосознание; нормативное и индивидуальное" (гл. 9 - 13). ќни предполагают два уровн€ рассмотрени€ темы "частна€ жизнь" - на конкретно-историческом материале ее выражени€ и вы€влени€ роли индивида и индивидуальных форм ее переживани€.

–азностороннюю реализацию замысел этот получил в исследовани€х ». —. —венцицкой (гл. 4. "√реческа€ женщина античной эпохи: путь к независимости") и ћ. Ћ. јбрамсон (гл. 5. "—упруги, их родные и близкие в южно-италь€нском городе высокого —редневековь€. X - XIII вв."). ќба автора стрем€тс€ рассмотреть эмоционально-духовную жизнь мужчины и женщины, их внутренний мир в широком социокультурном контексте мен€ющихс€ во времени представлений и поведенческих форм, касающихс€ отношений с родными и близкими в семье и вне ее, их возможности как субъектов де€тельности и пределов ее ограничени€ со стороны семейно- родственной группы, формальных и неформальных сообществ, социальных институтов и властных структур.

¬ очерках использованы источники разного типа (жизнеописани€, мемуары, автобиографии, эпитафии, морализаторские трактаты, литературные тексты, нормативные пам€тники, судебные расследовани€ и т. п.). —венцицка€ на этом материале нагл€дно демонстрирует условность грани, отдел€ющей

стр. 156


семейную сферу частной жизни от публичной, менее выраженной дл€ мужчины, чем дл€ женщины, но никогда не бывшей абсолютной, непреодолимой.

»сследование јбрамсон базируетс€ на анализе частно-правовых актов, касающихс€ конкретных случаев сделок, договоров, брачных и завещательных контрактов и т. п., а также некоторых литературных источников, материалов дидактичекого характера.

ѕод пером јбрамсон семейна€ сфера частной жизни в южноиталь€нских городах X - XIII вв. предстает, в отличие от античности, как специфическое пространство приватных отношений, регулируемых не только обычаем, но и правом, писанными законами, скрепленное эмоциональными отношени€ми между супругами, родител€ми и детьми, моральными об€зательствами по отношению к близким и престарелым родственникам. Ќо, как и в античности, грань между сферой частной жизни супружеской семьи и в целом "фамилии", "городского линь€жа", домохоз€йственной общины, с одной стороны, и сферой "публичности" (соседска€ община, деловые сообщества, братства и корпорации, магистрат и т. п.), с другой - остаетс€ условной и прозрачной.

‘иксиру€ участившиес€ к XIII в. случаи девиантного поведени€ в супружеском союзе, в деловой практике мужчин и женщин, јбрамсон обращает внимание на происходившие параллельно усиление нуклеарной семьи, ослабление ее зависимости от родственной группы, "усложнение гаммы человеческих чувств" и "возрастание духовной близости между супругами", повышение в целом статуса женщины как хранител€ и передатчика семейной пам€ти и ценностей (с. 131).

ќб условности, подвижности грани между "частным" и "публичным", их взаимопроникновении идет речь и в очерке ¬. ј. Ѕлонина "Ћюбовные св€зи и их литературное преломление во ‘ранции XII века" (гл. 7). »сследование базируетс€ на текстуальном анализе трактата јндре€  апеллана "De amor" и письмовников с образцами любовных диалогов и посланий.

’ронологически в тех же рамках развертываютс€ исследовани€ в главах, написанных —. ». Ћучицкой и ѕ. Ў. √абдрахмановым. Ћучицка€ в своем очерке повествует о графе —тефане Ўартрском (1047 - 1102), одном из предводителей ѕервого крестового похода, и его супруге графине јдели Ўартрской. (гл. 6 "—емь€ крестоносца: супружеский конфликт в начале XII века"). Ћучицка€ рисует впечатл€ющий образ супругов, св€занных высоким эмоциональным чувством, которое в критической ситуации толкает одного из них - графа —тефана - на "девиантное поведение" (отъезд из —в€той семьи домой), нарушение общественного долга, а другого - графиню јдель - ставит перед дилеммой: радость супружества, или честь дома, детей, рода. ќна выбирает последнее, обрека€ супруга на гибель и утвержда€ в общественной пам€ти потомков доброе им€ свое и семьи. ѕри всей прозрачности сюжета и формальной его исчерпанности, этюд Ћучицкой оставл€ет, однако, ощущение известной незавершенности и сомнение в том, только ли эмоциональным порывом был продиктован поступок графа. Ќе сто€т ли за его отъездом из крестоносного войска также и коллизии другого пор€дка, не менее значимые, св€занные с личностными нюансами воспри€ти€ и осмыслени€ им крестоносного идеала? Ќамеки на это весьма ощутимы в цитируемых фрагментах источников: в их умолчани€х, недоговоренности и т. п., что, кстати, в известной мере чувствует и сам автор (с. 144 - 147).

¬ центре внимани€ √абдрахманова (гл. 9) кресть€нска€ семь€ XII в. из числа зависимых людей крупного мужского монастыр€ близ –ента (‘ландри€), к пониманию семейно-родового сознани€ которой он стремитс€ приблизитьс€ путем антропонимического анализа практики им€наречени€ по материалам ее генеалогии, прослеживаемой на прот€жении столети€. јвтор констатирует, что частна€ жизнь и судьба каждого кресть€нина зависели не столько от него самого, сколько от семейных традиций и норм. ¬се это, однако, не исключает возможность выбора, "хот€ бы на уровне семьи", о чем свидетельствует реконструированное автором разнообразие наследственных семейных имен.

ћ. ј. Ѕойцова (гл. 10) интересует высша€ германска€ знать XIV - XVI веков. »сточники жизнеописани€, автобиографии глав некоторых рыцарских семейств, переписка между членами отдельных кн€жеских фамилий - позвол€ют поставить вопрос о "своеобразии соотнесени€ в сознании" авторов этих исторических пам€тников и документов тех сфер человеческого быти€, которые "современный человек определ€ет при помощи пон€тий "приватное", "публичное".  ак подчеркивает автор, в отличие от современности, речь шла не об индивидуальной, а "семейной приватности".

¬ центре внимани€ ѕ. ё. ”варова (гл. 11. "—тарость и немощность в сознании француза XVI века. —цены из нотариальной практики времени √енриха II") друга€ социальна€ среда: горожане, кресть€не пригородных

стр. 157


деревень, буржуа, университетские магистры, теологи, юристы, св€щенники и иной тип источников, акты дарений, завещательные документы. јвтор стремитс€ на основании "за€влений или умолчаний дарителей попытатьс€ воссоздать фрагменты реальности", отражающие "воспри€тие старости", ее забот и проблем и, соответственно, норму и "личный выбор", неординарные поступки в этой св€зи (с. 262 - 264 и др.).

Ѕольшое внимание анализу €зыковых форм и стилистических особенностей текста своего источника удел€ет Ћ. ѕ. Ќайденова - автор очерка "—вои" и "чужие" в ƒомострое. ¬нутрисемейные отношени€ в ћоскве XVI века" (гл. 12). ќна вскрывает важную роль ƒомостро€ в оформлении самой сферы "приватного, личного", реконструиру€ нравственные принципы и поведенческие нормы внутрисемейной жизни, организации домохоз€йства как единого хоз€йственного, социального, психологического пространства, строго иерархизированного, скрепленного кругом об€занностей его сочленов, закрытого по отношению к внешнему миру. ’арактеризу€ психологический климат сферы внутрисемейных отношений, ролевые функции каждого из супругов в рамках "дома", автор обращает внимание на лежащий в их основе принцип дополнительности, определ€вший диалогический характер взаимоотношени€ и взаимодействи€ противоположных полов, обеспечивающий социальную устойчивость, эффективность и социальную важность этой структуры в общественном целом и укрепление малой супружеской семьи, ее выделение и возвышение в рамках семейно-родственных отношений. Ќайденова подчеркивает в целом высокую оценку автором ƒомостро€ статуса женщины как жены и матери. »сследование Ќайденовой мен€ет расстановку акцентов и в традиционной оценке ƒомостро€, представл€€ его как пам€тник первой величины в истории русской культуры XVI в., артикулирующий не нормы права, а категории формирующегос€ нового мышлени€.

Ќа русском материале строитс€ также и очерк Ќ. Ћ. ѕушкаревой "ћать и материнство на –уси X - XVII вв." (гл. 13). ѕретендующий на глобальный охват проблемы (см. с. 305 - 306) в долговременной исторической перспективе" и содержащий соответствующие обобщени€, очерк в целом выпадает из общей методологической стратегии данного издани€, прокламирующего и ориентированного на разработку так называемого микроисторического подхода и, соответственно - системный анализ, осмысление сообщений источников "в масштабе культуры". ¬ значительной части работы ѕушкарева оперирует не казусами, а примерами, вырванными из культурного контекста и соедин€емыми в соответствии с предзаданной автором логикой. ¬ известной мере культурный вакуум искупаетс€ высокой информативностью соответствующих библиографических примечаний. ¬ целом же данна€ глава носит скорее формально-обзорный характер, чем аналитический. “ем ценнее те ее разделы, где автор все же обращаетс€ непосредственно к случаю, казусу и текстовому анализу документа (с. 311 - 312; 317 - 328). ќднако, как уже говорилось выше, этого недостаточно, ибо микроистори€ - не только и не столько масштаб, сколько принцип исследовательского анализа.

¬се это приходит на ум, когда обращаешьс€ к третьему очерку, построенному также на "русском" материале: "Ћюбовные св€зи и флирт в жизни русского двор€нина начала XIX века" (гл. 8), написанном ѕушкаревой и —. ј. Ёкштутом. »х герой - ј. Ќ. ¬ульф, современник ј. —. ѕушкина, а главный источник - интимные "ƒневники" (1827 - 1833) ¬ульфа. ќднако "бытописательство" в очерке €вно превалирует над исследованием культурноисторическим.

«авершает книгу гл. 14 "„астна€ жизнь и индивид. ѕредварительные итоги", обобщающа€ результаты рассмотренных выше конкретных исследований. »сследование частной жизни, как справедливо подчеркивает автор, "вместе с изучением сокровенных переживаний" поможет пролить свет... на важность внутренней работы души дл€ самодвижени€ индивида и окружающей его культурной среды" (с. 353).

Ёта мысль, как впрочем и материалы других исследований, заставл€ют задуматьс€ о том, что же собственно есть "частна€ жизнь"? ћожно много и не без оснований рассуждать об относительности подразделени€ "публичного" - "приватного", об инструментальности соответствующей исследовательской терминологии. Ќо нельз€ не обратить внимани€ на то, что определ€емые соответствующими терминами феномены в конкретно-исторических ситуаци€х "малого времени" про€вл€ют себ€ как неразрывное единство в "сущностно неделимом" пространстве социальных отношений и культурного дискурса, что их динамика так или иначе сопр€гаетс€ с динамикой развити€ "домашнего пространства" и расцвета индивидуальности". Ёта мысль была особенно близка ∆. ƒюби, и она очень точно сформулирована Ё. ѕатлажан (с. 21).   сожалению, она не получила отражени€ у авторов

стр. 158


конкретно-исторических разделов книги. ј вместе с тем, не дает ли это наблюдение основание полагать, что "частна€ жизнь" есть прежде всего и главным образом по существу область и сфера внутренней "душевной" (психической) и духовной жизни индивида, составл€юща€ нравственный центр личности, неотделимый от нее самой и определ€ющий, в конечном счете, ее поступки, своеобразие "поведенческого текста" в целом и многообразие его разновидностей в одной и той же культуре? » не в этой ли возможной перспективе максимального приближени€ к пониманию этого внутреннего душевно-духовного и нравственного "движител€" индивида в историческом прошлом коренитс€, собственно, и эвристическа€ значимость изучени€ "частной жизни", в частности, как в данном издании, через ее про€влени€ в сфере эмоционального мира семейных отношений и сентиментальных взаимоотношений между мужчиной и женщиной, супругами, родител€ми и детьми, престарелыми родственниками и т. п.?

¬ свете сказанного вызывает возражение имеющее место в книге и акцентируемое ее главным редактором противопоставление изучени€ истории "частной жизни" "человека в кругу семьи" истории повседневности и материальной культуры, как "культурной" истории - "бытописательству" (см. например, с. 12). Ќе вдава€сь в обсуждение этой проблемы, замечу только, что это утверждение некорректно по отношению к современной историографической ситуации. Ќа прот€жении многих дес€тилетий, начина€ с ∆. Ће √оффа, ‘. Ѕродел€ и др. на «ападе, а в нашей стране - с работ ј. ѕ.  аждана, ј. я. √уревича, Ћ. ћ. Ѕаткина, √. —.  набе, ё. ћ. Ћотмана, мы имеем дело с новой, культурно-антропологически ориентированной концепцией "повседневности" и "материальной культуры", как пространства выработки интегративного метода познани€ человека в истории. ¬ этой области сделано уже немало ценных методических и методологических наработок, немаловажных в том числе и дл€ исследований в области "частной жизни". ¬едь речь идет о двух сторонах одного и того же €влени€ - исторической культуры.

¬ целом же рецензируема€ книга нагл€дно демонстрирует широкие возможности и перспективы микроисторического анализа дл€ познани€ прошлого как мира культуры и частной жизни человека, как ее среза и ключа к ее пониманию, социокультурного прочтени€ традиционных источников и известных культурных пам€тников. јвторы ввод€т в научный оборот мощный пласт свежего конкретно-исторического материала.

 


Ќовые статьи на library.by:
—≈ћ№я, Ћј…‘—“ј…Ћ, ƒќћ:
 омментируем публикацию: „≈Ћќ¬≈  ¬  –”√” —≈ћ№». ќ„≈– » ѕќ »—“ќ–»» „ј—“Ќќ… ∆»«Ќ» ¬ ≈¬–ќѕ≈ ƒќ Ќј„јЋј Ќќ¬ќ√ќ ¬–≈ћ≈Ќ»

© ј. Ћ. я—“–≈Ѕ»÷ јя ()

»скать похожие?

LIBRARY.BY+ЋибмонстряндексGoogle
подн€тьс€ наверх ↑

ѕј–“Ќ®–џ Ѕ»ЅЋ»ќ“≈ » рекомендуем!

подн€тьс€ наверх ↑

ќЅ–ј“Ќќ ¬ –”Ѕ–» ”?

—≈ћ№я, Ћј…‘—“ј…Ћ, ƒќћ Ќј LIBRARY.BY

”важаемый читатель! ѕодписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансл€ци€ и ќдноклассниках, чтобы быстро узнавать о событи€х онлайн библиотеки.