Проституция в странах Азии. Кисэн: "Цветы на обочине"

Лайфстайл: публикации, статьи, заметки, фельетоны о семье, доме, детях.

NEW СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ


СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Проституция в странах Азии. Кисэн: "Цветы на обочине". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-01-22
Источник: Problemy Dal'nego Vostoka, 2003-04-30PDV-No. 002

Кисэн, "искусные женщины", в традиционной Корее играли важную роль в общественной и культурной жизни и составляли особую социальную и профессиональную группу. Это были куртизанки, обученные музыке, танцам, пению, поэзии, поддержанию разговора - всему тому, что было необходимо для развлечения мужчин из высших классов на банкетах и вечеринках. Они подавали еду, напитки, за деньги оказывали интимные услуги, но не были проститутками в западном смысле.

Институт профессиональных развлекательниц мужчин был общим для стран Восточной Азии. Общими были его основы, уходившие корнями в конфуцианскую мораль.

Однако существовали и страновые различия, обусловленные национальными особенностями. В Китае, например, низкородные девушки для развлечений- "цзи", сосредоточивались в особых заведениях, которые назывались "зеленые беседки", "винные дома", "дома песен" и т.п. В них мужчины искали и находили отдых и умиротворение, изысканную пищу, музыку, танцы. С образованными куртизанками можно было поговорить о поэзии, политике и других возвышенных предметах, хотя их довольно высокий интеллектуальный уровень был по большей части результатом самообразования и общения с клиентами. В этом они были похожи на греческих гетер. Сексуальные услуги в этих встречах занимали второстепенное положение, поскольку, как метко заметила английская исследовательница Рей Тэннэхил, "... добропорядочный муж в Китае часто ходил к проституткам, но не для секса, а для того, чтобы избежать его" 1 . Даже люди среднего достатка имели по несколько жен и наложниц, а количество женщин в семьях аристократов исчислялось десятками, и они не страдали от невнимания.

В Японии мужчины из высших классов и зажиточные горожане посещали куртизанок, которые концентрировались в специальных кварталах больших городов. Гейши знали все тонкости этикета, были сведущи в классической литературе и искусствах, а потому были умными и приятными собеседницами. Главным профессиональным качеством гейши был музыкальный талант, умение петь и танцевать. Чтобы овладеть всем этим, необходимо было учиться в специальных школах, а после долго совершенствоваться в своей профессии. Внешняя красота не имела большого значения, а сексуальные услуги не подразумевались при заказе девушки через чайный дом, хотя и не исключались при ее согласии. Зарабатывать проституцией гейшам запрещалось законом, на этом поприще официально трудились т.н. ойран.


Смертин Юрий Григорьевич, доктор исторических наук, профессор, Кубанский госуниверситет г. Краснодар.

(c) 2003

стр. 157


Чтобы лучше понять специфику и значение корейского института кисэн , необходимо обратиться к положению женщин в Корее.

Роль и поведение женщины в традиционном корейском обществе определялись конфуцианскими стереотипами: она должна быть внимательной невесткой, послушной женой, мудрой матерью и, в случае смерти мужа, целомудренной вдовой.

Девочка с семилетнего возраста ограждалась от компании мужчин и мальчиков. Она обучалась премудростям домоводства, включая приготовление пищи, в том числе и жертвенной, вышиванию, шелководству. Книжная образованность, однако, считалась только мужской добродетелью. Женщины из семей высшего класса, состоявшего из конфуциански образованных государственных чиновников- янбанов , осваивали некоторое количество китайских иероглифов, могли читать и писать по-корейски, но грамотность не входила в число обязательных качеств, коими были целомудрие, спокойствие, услужливость, сдержанность в разговоре, опрятность, аккуратность и умелость в гостеприимстве.

Женщины жили на своей половине дома, им запрещался непосредственный контакт с мужчинами за пределами семьи. Если муж находился в отъезде, а его друг, не зная этого, приходил в гости и находил женщину одну, последняя обязательно должна была использовать непрямую форму общения. Она не разговаривала с гостем, а объясняла воображаемой служанке, где находится ее муж. За пределами дома женщины перемещались в закрытых паланкинах или прятали лица под специальной накидкой.

Выйдя замуж, женщина уходила в дом мужа и становилась ответственной за экономику домовладения, обладая довольно широкими правами собственности. Она была блюстителем родственных отношений в семье, но не участвовала в совершении обряда почитания предков. Женщины обычно пользовались уважением, и мужчины их побаивались. Женское интриганство, сложные отношения между свекровью и невесткой вошли в пословицы. При определенных условиях власть женщины в семье (а иногда и в государстве) могла быть огромной: если мужчина умирал, оставляя несовершеннолетнего сына, его жена становилась главой семьи до женитьбы наследника; если умерший мужчина не имел сыновей, его вдова становилась главой семьи до тех пор, пока сама не назначит наследника (поэтому некоторые короли назначались вдовствующими королевами). Простолюдины стремились следовать большинству янбанских идеалов и копировали на своем уровне семейные отношения элиты общества 2 .

Конфуцианство выступало за строгую иерархию в обществе, семье, между поколениями и полами. Браки не были свободными, мужчина женился на девушке, избранной для него семьей. Но он мог иметь т.н. второстепенных жен 3 и любовниц, которых выбирал сам. Жена же была обязана в течение всей своей жизни быть сексуально и эмоционально верной мужу. Ей даже запрещалось выражать ревность, это могло стать поводом для развода. Как жена и мать, как домоуправительница, женщина пользовалась уважением в семье, но оно было формальным и не зависело в основном от личных качеств. Она воспринималась конфуцианским обществом не как уникальная личность, а как важная социально-биологическая функция.

Кисэн жили вне этой конфуцианской системы, точнее, на ее краю. Они принадлежали к наследственному низшему классу чхонмин 4 , матери их зачастую тоже были кисэн. Девушки, предназначенные к этому ремеслу, рано забирались из семей и готовились для карьеры, которая исключала нормальное замужество и семейную жизнь. Однако, в отличие от остальных корейских женщин, кисэн имели большую экономическую независимость и свободу обще-

стр. 158


ния с мужчинами, облаченными властью. Они имели возможность реализовать себя как личность через музыку, танцы, поэзию и свободную любовь.

Главной аудиторией для кисэн были король, главный министр, губернаторы провинций, могущественная группа ученой бюрократии, поэты, художники, каллиграфы, аристократы, высокопоставленные военные, иностранные посланники. Традиция дворцовых развлечений с участием кисэн идет с периода правления династии Коре (918 - 1392), когда девушки принимали участие в дворцовых церемониальных банкетах. С усилением неоконфуцианства при династии Чосон (1392 - 1910), сильно ограничивавшим свободу женщин (кроме всего прочего им было запрещено принимать участие в званых вечерах), кисэн стали выступать при дворе исключительно перед мужчинами.

Во второй половине правления династии Ли кисэн были разделены на три класса. Высший и самый привилегированный из них составляли женщины, обученные танцам и пению для развлечения высшего общества: они привлекались для выступлений на государственных праздниках, им разрешалось принимать в своем доме личных гостей. По достижении тридцатилетнего возраста они оставляли свою профессию. Ниже их стояли кисэн, которые также обслуживали банкеты в качестве певиц и танцовщиц, но вдобавок подрабатывали проституцией. Третий класс составили проститутки, которым было запрещено исполнять официальный репертуар кисэн первого класса. 5 . В конце правления династии Ли, с разрушением традиционной социальной системы, четкая градация кисэн исчезает, и этим словом стали называть всех женщин, профессионально развлекавших мужчин.

Красота большинства известных кисэн вошла в легенды, они были желанными партнершами для сексуальных развлечений янбанов, готовых дорого заплатить за удовольствие, но их добровольное согласие на связь было обязательным. Кисэн сами влюблялись, но, из-за своего низкого социального и юридического статуса, не могли рассчитывать не только на замужество, но и на длительную связь с полюбившимися мужчинами. Они вынуждены были ждать очередного визита возлюбленного, пытались удерживать его как можно дольше, но знали, что рано или поздно он вернется в свою среду, к своей семье, своим женам.

Никто не ожидал абсолютной верности от кисэн, эта добродетель была уделом благородных женщин. Поэтому те из них, которые испытывали глубокие чувства к мужчине, пребывали в серьезном моральном конфликте. Есть немало известных историй, повествующих об этом коварном аспекте любовных связей кисэн. В одной из них кисэн по имени Чхунхян необычайно понравилась сыну правителя уезда. Юноша обещал не покидать Чхунхян ни при каких обстоятельствах и заключил с ней в письменной форме нечто вроде брачного союза. Однако его отец вскоре был переведен в столицу на высокую должность, и сын должен был последовать за ним. Влюбленные поклялись в верности до гроба и расстались с тяжелым сердцем. Новый уездный начальник потребовал профессиональных услуг Чхунхян, и она не имела оснований для отказа. Но женщина хотела остаться верной любимому человеку и всячески противилась домогательствам, за что подверглась суровым наказаниям и была заключена в тюрьму. Тем временем юноша усердно учился в столице китайским премудростям, не забывая о возлюбленной. Триумфальная сдача государственного экзамена в присутствии короля открыла ему путь к государственной службе; он был назначен на высокий пост инспектора в южных провинциях, в том числе и в том самом уезде, где жила Чхунхян. Явившись инкогнито в родные места, юноша узнал о судьбе любимой и о неправедных делах правителя уезда, и добился его отстранения. Влюбленные воссоединились, а растроганный государь пожаловал Чхунхян титул "верной жены". "Вообще

стр. 159


необыкновенная верность и у замужних-то женщин встречается крайне редко, а тем более у певички - вот что здесь главное", - заключает повествование неизвестный автор 6 . История Чхунхян стала необычайно популярна в Корее. Свобода кисэн была ее привилегией, также как и ее добровольная зависимость, - это отличало ее от остальных корейских женщин.

Любовь приходит и уходит, в ней нет постоянства: кисэн знали это как никто другой. Свои чувства они многие из них доверяли стихам, которые стали высшим достижением корейской любовной лирики. Их специфический общественный статус позволял свободно говорить о своей любви к мужчинам, игнорирую конфуцианские формальности и этическое лицемерие. Кисэн писали стихи в классическом жанре сиджо 7 , чрезвычайно популярном в эпоху Чосон. Под влиянием китайской культуры стихотворчество в Корее стало занятием образованных мужчин, рассматривавших свое творчество как средство воздействия на умы правителей и равных себе. Темы в мужских сиджо во многом повторяли китайские поэтические образцы. Считалось, что женщины, создания более эмоциональные, неизбежно "портили" поэзию излишней чувственностью и снижали ее назидательный уровень. Поэтому только кисэн с их уникальной свободой самовыражения и маргинальным социальным положением могли заниматься поэтическим творчеством.

Поэзия кисэн была в основном анонимной. Какими бы совершенными и уникальными ни были их стихи, они не могли рассчитывать на их публикацию и общественное признание. Поэтическое дарование кисэн могло высоко цениться мужчинами, которых она развлекала, даже известными поэтами, и приносить некоторые материальные выгоды. Но она не могла претендовать на запись своих биографических данных в официальных хрониках, чтобы войти в историю как признанная обществом творческая личность 8 . Тем не менее, влияние этих поэтесс на лирические традиции корейской поэзии и народную культуру было чрезвычайно большим. Их стихи распространялись устно, собирались в частных коллекциях, и позднее, иногда через век и более после смерти поэтессы, попадали в собиравшиеся учеными-поэтами антологии. Однако зачастую авторов и время создания стихов установить невозможно.

Самой выдающейся поэтессой Кореи считается Хван Джини (1506?-1544?). Она родилась в благородной семье, получила хорошее домашнее образование, но неожиданно для всех стала кисэн. Мотивировала она свой поступок неожиданной смертью любимого юноши и осознанием мимолетности человеческой жизни. Ее поразительная красота и талантливость вошли в легенды, и не было при ее жизни мужчин, оставшихся равнодушными к ее достоинствам. В числе ее любовников выли самые знаменитые люди, в том числе и Им Дже, известный писатель и поэт. В одной из своих поездок он посетил могилу Хван Джини и под влиянием нахлынувших чувств написал стихотворение в форме сиджо 9 .

Ты спишь под землею, поросшей зеленой травой, 
Здесь белые кости твои, красота же исчезла, увы!
Тебя поминаю....Как грустно! 
Немного вина выливаю на эту траву.
(Здесь и далее перевод автора)

Хван Джини (литературное имя Менволь, "Ясная луна") создавала любовные поэмы несравненной красоты и искренности. Это поэзия торжества чувственной любви, но, в тоже время, специфика отношений кисэн со своими любовниками янбанами придает ее стихам привкус сожаления, грусти и горечи. Они пронизаны мыслями о близкой разлуке, и даже надежды на следующие встречи окрашены осознанием временности и случайности любви.

стр. 160


Ах, что я сделала.... Ведь разве непонятно было, 
Что он остался бы, коль я бы предложила. 
Упрямая, дала ему уйти, и вот теперь скучаю.10

Самое известное и самое любимое в Корее сиджо Хван Джини повествует о тоскливом одиночестве в долгие зимние ночи и, в тоже время, радостном ожидании страстной встречи с возлюбленным с приходом весны. 11

Середина самой длинной зимней ночи... Часть ее отрежу, 
Сложу и положу под одеяло, пахнущее ветерком весенним. 
А разверну, когда придет он, чтоб продлить ночь нашей встречи.

За поэтический талант, за красоту и ум Хван Джини называли одним из трех чудес Кэсона.

Другой знаменитой кисэн была Хоннан, жившая во второй половине XVI в. Сохранилось только одно ее сиджо, оно адресовано высокопоставленному чиновнику и известному поэту Чхве Кен Чану. Их отношения возникли в период пребывания господина Чхве в родном городе Хоннан Кенсоне, где он находился по делам службы. При расставании кисэн вручила ему глубоко прочувствованные стихи 12

Сломала ветку ивы и тебе, мой господин, послала.
Хочу, чтоб посадил ее ты у окна своей опочивальни.
В ночном дожде раскроет она почки - ты думай, это я к тебе пришла.

Стихотворение полно намеков и традиционных для дальневосточной поэзии символов. Ива - буддийский символ кротости ~ использовался поэтами как неисчерпаемый образ благодаря своей красоте, податливости и утонченности; она олицетворяла прекрасный пол. Ива была также символом разлуки, и сломанные ее ветви дарили друзьям при расставании. Дождь был эротическим символом. Дождем, согласно архаическим представлениям, небо-мужчина оплодотворяет землю-женщину. Эротизмом растительного происхождения являются раскрывающиеся почки 13 . В корейском оригинале упоминается "дикая ветка ивы", что при переводе на русский язык выглядит несколько странным. Это намек на то, что Хоннан - это дикая, свободная, не прирученная любовь Чхве, в отличие от законной "одомашненной" супруги, матери его детей и невестке его родителей. Чхве Кен Чан был так восхищен ее стихотворением, что перевел его на ханмун ("китайское письмо"), язык, считавшийся престижным в интеллектуальных кругах. Это было самым высоким комплиментом, который мог сделать кисэн человек его положения 14 .

Через три года разлуки Хоннан узнала, что Чхве серьезно заболел, и поспешила в Сеул. Семь дней и ночей она провела в пути и, наконец, встретилась с возлюбленным. Эта новость шокировала королевский двор, встреча была расценена как крайне неуместная, прежде всего потому, что в это время был объявлен национальный траур по случаю кончины члена королевской семьи. Чхве был смещен с поста, а Хоннан отправили в Кенсон. После смерти Чхве она провела три года у его могилы 15 . Таких верных кисэн было нимало. В Корее хорошо известны имена двух из них: Чхунджоль и Юджи. Эти свободные женщины были преданы своим обожаемым аристократам, которые не были даже их любовниками, и носили траурные одежды после их смерти.

Но среди кисэн были и менее возвышенные натуры. Существует много историй о том, как обольстительные кисэн обирали мужчин, исполнявших все

стр. 161


их желания. Судя по ним, особую опасность в этом смысле представлял Пхеньян, славившийся самыми красивыми женщинами. Богатые купцы, приезжавшие в этот город по торговым делам, часто тратили все свое состояние на полюбившихся кисэн и, разорившись, становились их слугами. Чиновники тоже не отличались стойкостью духа. В классической повести "Ли Чхунпхунджон" рассказывается, как королевский инспектор Ли Чхун Пхун потратил все казенные деньги на кисэн и был вынужден пойти к ней в услужение. Существует поговорка, смысл которой сводится к тому, что кисэн не будет довольна собой до тех пор, пока у ее любовника остаются деньги.

Кроме знаменитых кисэн, пользовавшихся благоволением высокопоставленных мужчин, были и кисэн, которые отправлялись в дальние пограничные гарнизоны, где их роль сводилась в основном к сексуальному обслуживанию военных. В период династии Чосон возник также институт т.н. медицинских кисэн. Это было связано с тем, что врач- мужчина не мог осматривать женщину. Таких кисэн обучали начаткам медицинских знаний, а также китайскому языку, чтобы читать китайские медицинские трактаты. Существовала определенная специализация - головная боль, зубная боль, глазные болезни и т.п.; некоторые обучались на фармацевтов, но им редко позволялось прописывать лекарства. Кисэн осматривала свою пациентку за ширмой и описывала симптомы доктору-мужчине, находившемуся по другую сторону ширмы, он то и назначал лечение. Медицинские кисэн также исполняли роль надсмотрщиков при знатных дамах, находившихся под арестом, обыскивали женские покои в поисках изобличающих доказательств, передавали яд королевам и придворным дамам в случае, если король приказывал им совершить самоубийство. В качестве яда использовалась смесь золота и ртути, но чаще применялись менее экзотические средства - мышьяк и сок болиголова 16 .

О том, какую важность представлял институт кисэн в период Чосон, можно судить по многочисленным конфликтам на вершине власти, касавшимся вопросов его численности и содержания. Число кисэн, ангажированных правительством и получавших жалование рисом, сильно варьировалось в зависимости от конкретного режима. В ранний период династии каждые три года двор набирал около ста кисэн. Примерно столько же посылалось в провинциальные центры и на военные заставы. Немногим больше было, видимо, число неофициальных кисэн по всей стране. Но во времена правления узурпатора Енсангуна (1494 - 1506), известного своим пристрастием к любовным утехам, число кисэн только в столице превысило десять тысяч; они были разделены на сто специализированных категорий. Высшую из них, числом 300, составляли те, кто использовался королевской семьей; на содержание этих женщин шла немалая часть налоговых поступлений. Сам Енсангун не пропускал ни одной девушки, взятой его "охотниками на женщин". При его режиме разгорелись острые дебаты по поводу института кисэн, которые затрагивали политические, экономические и религиозные проблемы 17 . Последние возникли в связи с намерением Енсангуна изгнать буддийских монахов из самого влиятельного монастыря Вонгакса и поселить там кисэн, что вписывалось в его политику вытеснения буддизма из общественной жизни и превращения неоконфуцианства в государственную религию. Это привело к открытому религиозному и политическому конфликту.

Безмерная увлеченность Енсангуна женским полом разоряла государственную казну, что порождало полемику в обществе, которая продолжилась и в последующие столетия. Те люди, которые выступали против института кисэн, выступали и против власти конфуцианской бюрократии, поскольку она была основным потребителем услуг куртизанок. Какая-то группа могла критиковать правительство с популистских позиций, заявляя, что расходы на кисэн

стр. 162


истощают государство и сокращают расходы на удовлетворение народных нужд. Конфуцианские пуритане осуждали неправедных правителей, погрязших в распутстве и похоти. Те же, кто отстаивал институт кисэн, заявляли, что он отвечает принципу централизации искусств и монополизации символов национального единства. Важным доводом был тезис о том, что наличие кисэн помогает правительству контролировать армию, особенно войска, находившиеся далеко от столицы 18 . После свержения Енсангуна группа придворных кисэн была распущена. Однако вся эта борьба не поколебала прочность этого корейского национального феномена. Хотя придворные куртизанки были изгнаны из дворца, институт кисэн сохранился вплоть до конца последней королевской династии, т.е. до 1910 г.

-----------

1. Тэннэхил Р. Секс в истории. М.: Крон-пресс, 1995. С. 175.

2. О положении женщин в традиционной Корее подр. см.: Korean Women: View from Inner Room. Ed. By L. Kendall & M. Peterson. New Haven: East Rock Press, 1984.

3. Браки с второстепенными женами не предполагали общепринятых свадебных ритуалов. Эти женщины, обычно низкого социального происхождения, не имели прав на семейную собственность, они могли быть изгнаны, особенно если не рожали сыновей. Их дочери также зачастую становились второстепенными женами. Подр. см.: A Historical Study of Discriminatory Legislation against the Descendants of Concubines in Korea, 1415 - 1894 // Transactions of the Korea Branch, Royal Asiatic Society (Seoul). 1966, NXLII.

4. Чхонмин (презираемые люди) составляли особую социальную группу, в которую входили рабы, и представители презираемых профессий: мясники, плетельщики корзин, различные развлекатели, включая кисэн, и шаманы. Хотя они были исключены из государственной экзаменационной системы и юридически были бесправны. См.: Ланьков А. Н. Кисэн - куртизанки старой Кореи // http://www.oriental.ru/a/lankov/302.shtml.

5. Повесть о верной Чхунхян, не имевшей себе равных ни прежде, ни теперь // Классическая проза Дальнего Востока. М.: Художественная литература, 1975. С. 368.

6. Сиджо - поэтическая форма, популярная в Корее в XV - XIX вв. Стихотворение этого жанра писались на корейском языке и состояли из трех строк, каждая из которых содержала определенное количество слогов - в сумме 45. Подр. см: Никитина М. И. Корейская поэзия XVI - XIX вв. в жанре сиджо. СПб.: Центр "Петербургское востоковедение", 1994. С. 3 - 17.

7. См: Contogenis C. Introduction//Songs of Kisaeng. N.Y.: BOA Editions, 1997. P.13.

8. Classical Korean Poems (Sijo). Selected and translated by Kim Unsong. Seoul: One Mind Press, 1987. P. 100.

9. Ibid. P. 164.

10. Ibid. P. 166.

11. Songs of Kisaeng N.Y.: BOA Editions. 1977. P. 37.

12. См: Смертин Ю. Г. Китайская классическая поэзия в контексте языка, истории и культуры. Краснодар: Кубанский государственный университет, 1999. С. 55 - 67.

13. Kim Kichung. An Introduction to Classical Korean Literature. From Hyanga to P'ansori. L.: M. E. Sharpe. P. 121.

14. Чан Токсун. Хангук мунхак са (История корейской литературы). Сеул: Тонхва мунква са, 1987. С. 337.

15. Pratt К., Rutt R. Korea, a Historical and Cultural Dictionary. L., 1999. P.282.

16. См.: Chang Sahun. Women Entertainers of the Yi Dynasty // Women of the Yi Dynasty. Ed. by Park Youngnai. Seoul: Sookmyung Women's University Press, 1986. P.262.

17. Songs of Kisaeng, P. 19.

18. Women of Korea. A History from Ancient Times to 1945. Ed. By Kim Yungchun. Seoul: Ewha Women's University Press, 1976. P. 140.

 


Новые статьи на library.by:
СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ:
Комментируем публикацию: Проституция в странах Азии. Кисэн: "Цветы на обочине"

© Ю. Смертин () Источник: Problemy Dal'nego Vostoka, 2003-04-30PDV-No. 002

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.