Мэри Уолстонкрафт и ее взгляды на образование и брак

Лайфстайл: публикации, статьи, заметки, фельетоны о семье, доме, детях.

NEW СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ


СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Мэри Уолстонкрафт и ее взгляды на образование и брак. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-10-08
Источник: Вопросы истории, № 3, Март 2009, C. 136-145

Многие исследователи, упоминая имя известного литератора XVIII в. Мэри Уолстонкрафт, единодушно причисляют ее к первым феминисткам1.

 

Женщина со сложной судьбой, оригинальный мыслитель и талантливый литератор, супруга известного просветителя Англии - Уильяма Годвина, Мэри Уолстонкрафт привлекала внимание многих исследователей. Однако чаще всего к ее творчеству обращались литературоведы. Историки явно недооценивали вклад Уолстонкрафт в общественно-политическую мысль Англии эпохи Просвещения.

 

Первое упоминание об английской писательнице в русской дореволюционной печати относится к 1827 году. В небольшой статье "Современная история. Краткие выписки, известия и замечания" журнала "Вестник Европы" отмечалось, что "английская словесность обогатилась замечательным сочинением: "О правах женщин и о несправедливости мужчин""2. Далее приводился анализ произведения писательницы, завершавшийся ироническим замечанием рецензента по поводу идеи автора о природной способности женщин к несению военной службы.

 

В 70-е гг. XIX в., после того, как русское революционно-демократическое движение в лице А. Герцена и Н. Чернышевского поставило на повестку дня вопросы женского равноправия, имя Мэри Уолстонкрафт появилось на страницах прогрессивной печати. Русская писательница, принадлежавшая к демократическому кругу "Отечественных записок", М. К. Цебрикова в статье "Англичанки - романистки" с теплотой и пониманием отзывалась о взглядах М. Уолстонкрафт на женский вопрос. По замечанию автора, "Мэри - энергичная, любящая женщина, которая в браке, так, как он установлен обществом, видит закрепощение женщины, и живет с любимым человеком без всяких условий"3.

 

В статье "Первая руководительница женского движения" (1897 г.) неизвестного автора упоминается о том, что книга Уолстонкрафт "Защита прав женщины" была переведена в свое время на немецкий, шведский, а также русский язык4.

 

Идейное наследие Уолстонкрафт знали и высоко ценили - Элеонора Маркс, Август Бебель, Клара Цеткин, Элизабет Герли Флинн, Гарри Поллит и другие. Бебель называл ее в числе женщин, которые заслуживают "величайшего" уважения и рядом с которыми бледнеют многие мужские звезды.

 

 

Денисова Алёна Викторовна - аспирант Владимирского государственного гуманитарного университета.

 
стр. 136

 

Жизнь Мэри Уолстонкрафт была короткой, но полной ярких, порой драматических событий. Ей довелось быть путешественницей, учительницей, непосредственной свидетельницей событий Французской революции. Ее знали и ею восхищались ведущие политики, просветители, полемисты, издатели, проповедники и историки того времени, такие как Шарль Морис Талейран, Томас Пэйн, Ричард Прайс, Джозеф Джонсон, Уильям Вордсворт, Генри Фузели, Уильям Годвин, Уильям Роскоу, Сэмуэл Джонсон и другие. Но не яркостью событий жизни и не блестящим окружением привлекала она к себе внимание тогда и интересна нам сейчас.

 

Более всего интересно ее творчество как социолога, историка, писателя, рецензента, переводчика, педагога и полемиста, которое "пропитано сильным и оригинальным воображением, соединившим нелегкий жизненный опыт и непростым путем приобретенные знания в страстной радикальной философии"5. Жившая в век революции, когда характер становился судьбой, она стала поборницей равноправия женщин и первой поставила вопрос о социальной роли женщины в обществе.

 

Мэри Уолстонкрафт родилась 27 апреля 1759 г. вблизи Лондона. Она была вторым ребенком из шести детей в семье Эдварда Джона и Элизабет Диксон Уолстонкрафт. Хотя отец Мэри происходил из семьи процветающего предпринимателя, занимавшегося шелкопрядением (он приобрел ферму в Йоркшире в 1768 г., неподалеку от Беверли), однако фермерство не принесло ему успеха. Разочарование в профессии, чрезмерное пристрастие к спиртному сделали из него домашнего тирана, нередко устраивавшего скандалы. Мэри приходилось часто защищать мать, принимая на себя часть предназначавшихся той ударов. Девочке было нелегко дома еще и потому, что в своей материнской любви мать отдавала предпочтение старшему сыну Нэду. Мэри была счастлива только уединяясь или играя на свежем воздухе.

 

Что касается образования Мэри, то оно было явно недостаточным. Какое-то время она посещала дневную школу в Беверли, но, как большинство образованных женщин того времени, Уолстонкрафт приобретала знания по большей части путем самообразования. Родные не одобряли стремления девушки к уединению с книгой, да и не могли предоставить ей хорошей библиотеки, которая обычно служила традиционной комнатой для занятий ее сверстницам из богатых семей, в которых воспитывались такие просвещенные леди, как Мэри Уортли Монтегю (1689 - 1762) и Кэтрин Маколей (1731 - 1791).

 

В 1774 г. семья вернулась в пригород Лондона Хокстон, где Мэри познакомилась с восемнадцатилетней Фанни Блад, которой восхищалась и дружбой с которой очень дорожила. Семья Блад во многих отношениях была схожа с семьей Уолстонкрафт: нищета, бездельник и пьяница отец, раздражительная, проклинавшая судьбу мать, Фанни, которая продавала свои рисунки и рукодельные работы, чтобы прокормить домочадцев. Семья Блад жила в противоположном от Хокстона конце города, поэтому подруги не имели возможности часто видеться. Свидания им заменила переписка. Эпистолярные монологи, с которыми Мэри обращалась к Фанни, примиряли ее с тоскливым однообразием родительского дома.

 

Пример независимой и энергичной Фанни подтолкнул ее подругу к решительному шагу. В 1778 г. после долгой борьбы с родителями, настроенными против ее планов, Мэри покинула дом и, стремясь к финансовой независимости, сделалась компаньонкой богатой пожилой вдовы миссис Даусон в г. Бате. Она мечтала накопить достаточно денег для самостоятельной жизни, чтобы работать вместе с любимой Фанни.

 

Одиночество и состояние подавленности, характерные для этих двух лет работы Уолстонкрафт в качестве компаньонки, изредка уступали место оживлению от поездок в Виндзор, морских купаний в Саутгемптоне, встреч с интересными людьми. У Мэри не было стремления связать себя брачными узами. Большую поддержку в этот период она находила в посещении церковных служб.

 
стр. 137

 

В 1780 г. серьезная болезнь матери привела Мэри в Лондон, где ей пришлось стать и нянькой, и сиделкой, и сестрой милосердия. После смерти матери в 1782 г., когда отец женился на экономке, Мэри покинула дом и стала жить в семье Блад. Семейство влачило почти нищенское существование. Вместе с миссис Блад Мэри занималась шитьем, стараясь увеличить доходы семьи. Вскоре ей пришлось заняться устройством судьбы младшей сестры Элизы. Будучи замужем за Мередитом Бишопом, Элиза в августе 1783 г. родила дочь, после чего впала в состояние глубокой депрессии. Причину случившегося Мэри усматривала в муже сестры. Она помогла Элизе устроить побег из дома ненавистного супруга, а затем добилась их развода, но в конечном итоге Элиза потеряла право на дочь. Ребенок в скором времени скончался. Случившееся явилось для Мэри еще одним свидетельством того, как нелегко приходится женщине.

 

Между тем, энергичная и решительная Мэри Уолстонкрафт предпринимала новые попытки в борьбе за свою экономическую независимость. Одолжив у друзей деньги, вместе с сестрой Элизой и подругой Фанни она открыла школу в Ньюингтон Грин. Вскоре к юным дамам присоединилась старшая сестра Мэри - Эверина. Работа в школе в конце XVIII в. для начинающих учителей являлась не только средством к существованию, но и способом приобретения новых знаний. Вскоре Уолстонкрафт была принята в общество д-ра Ричарда Прайса, ученого и математика, активного сторонника парламентской реформы, одного из известнейших радикалов своего времени, ставшего впоследствии страстным защитником Французской и Американской революций. Р. Прайс и члены его кружка тепло относились к молодым учителям, целенаправленно и упорно трудившимся для поддержания своей школы. В свою очередь, Уолстонкрафт прониклась глубоким уважением к Прайсу и сохранила это чувство на протяжении всей своей жизни. И вскоре то, что началось как юношеский протест против отцовского давления, под влиянием либеральных идей философов превратилось в осуждение любой деспотичной власти. Уолстонкрафт отрицала такое понятие о высшей добродетели, которое приписывало всем женщинам неполноценность и более низкое, в сравнении с мужчинами, положение в обществе.

 

Работа в школе явилась периодом интенсивного интеллектуального роста, хотя и сопровождалась неудачами в личной жизни и экономической нестабильностью. В январе 1785 г. Фанни покинула школу, уехав в Лиссабон, где вышла замуж. Между тем, надежда на то, что другой климат поспособствует улучшению ее здоровья, не оправдалась. По просьбе подруги Мэри приехала к ней в Португалию накануне родов. Через несколько дней Блад скончалась на руках Мэри, а спустя несколько дней умер и ее ребенок. Смерть подруги глубоко потрясла Мэри. Возвратившись домой, она нашла школу в тяжелом финансовом положении и вскоре была вынуждена закрыть ее.

 

Чтобы рассчитаться с долгами, Уолстонкрафт решила обратиться к литературному труду. Первая ее книга называлась "Мысли о воспитании дочерей" и была издана прогрессивным издателем Джозефом Джонсоном в 1787 году. В ней вслед за Ж. Ж. Руссо6 она утверждала, что учение не должно быть механическим процессом заучивания материала и должно приносить удовольствие. Особо выделяя важность тренировки и развития интеллекта, Мэри во многом следовала взглядам Джона Локка. Даже название ее книги копировало известный трактат Локка "Мысли о воспитании"7. Оригинальным в ее труде было стремление применить локковскую теорию к женщинам. Она выражала обеспокоенность по поводу ограниченного числа и унизительного характера возможностей, позволяющих женщинам обеспечить свое существование: компаньонка, учительница, гувернантка. Первые две профессии были ей хорошо знакомы по собственному опыту, а летом 1786 г. ей пришлось освоить и третью - поступить на должность гувернантки в богатую ирландскую семью виконта Кингсборо.

 

Должность гувернантки не радовала Мэри. Она нелегко переносила свое подчиненное положение, несмотря на доброжелательное к себе отношение

 
стр. 138

 

семьи. Особенно привязалась к Мэри старшая дочь Кингсборо. Жизнь в Дублине была первым близким знакомством Уолстонкрафт с праздным образом жизни, который вели хозяйка дома и дамы ее круга. В доме Кингсборо Уолстонкрафт прожила около года, в августе 1787 г. ее рассчитали. Впрочем, это мало огорчило Мэри: у нее уже были иные планы. Переписываясь с лондонским книгоиздателем Джонсоном, человеком либеральных взглядов, который помогал многим начинающим писателям и поэтам, она заручилась его поддержкой. Уолстонкрафт тогда уже работала над своим первым романом "Мэри", и Джонсон поддержал ее планы переехать в Лондон, а также обещал издать ее книгу.

 

Сентиментальный роман "Мэри" - это излияние автором чувств и мыслей, накопившихся за трудные годы неопределенности и лишений. Судьба главной героини, отважной и непокорной, драматична. Выданная отцом замуж против своей воли, Мэри нашла семейную жизнь настолько невыносимой, что убежала из дома, бродила, помогая, как могла, бедным и больным, пока не умерла, надеясь попасть в страну, где нет "ни подчинения в браке, ни самого брака". Несмотря на отдельные композиционные недостатки и недостаточно глубокую характеристику героев, данный роман представлял интерес, "как художественное воплощение нелегкого жизненного опыта Уолстонкрафт, как осуждение (за год до Французской революции) общества, безразличного к тяжелой судьбе бедных и враждебного по отношению к устремлениям женщин"8. Позднее данная тема прозвучит призывом к реформированию всего английского общества в работе Уолстонкрафт "Защита прав женщины".

 

Лондон круто изменил жизнь писательницы. Сплетни и дух высокомерия, царившие в гостиной леди Кингсборо, сменились жаркими дискуссиями и спорами на философские, моральные, литературные, политические темы, которые велись на квартире у Джонсона. Помимо Уолстонкрафт в них нередко принимали участие швейцарский художник Г. Фузели, философ У. Годвин, интернационалист и патриот Т. Пейн. Они не были столь религиозными, как члены кружка д-ра Прайса в Ньюингтон Грине, но разделяли его взгляды на необходимость социальных и политических перемен.

 

Период с 1788 по 1792 г. явился наиболее продуктивным для творчества, да, и в целом, счастливым для Уолстонкрафт. В 1788 г. была издана ее книга "Достоверные рассказы из реальной жизни". В том же году писательница перевела с французского книгу Неккера о религии, написала десятки статей-рецензий для издававшегося Джонсоном журнала "Аналитикэл Ревю", работала над антологией, вышедшей в 1789 г. под названием "Чтение для женщин", перевела на английский язык двухтомник для детей X. Салзмана.

 

Уолстонкрафт начала задумываться над причинами социальной несправедливости и угнетения, царившими в буржуазной Англии. Революционные события во Франции 1789 г. она встретила с энтузиазмом. Мэри в этот период своей жизни отличалась исключительной активностью и целеустремленностью. Умеренность и сдержанность не были присущи писательнице. Неразборчива она была и в одежде. Г. Фузели, которым она восхищалась и в которого одно время была влюблена, будучи в смятении от ее длинных черных шерстяных чулок и неубранных растрепанных волос, называл ее "философской неряхой". Квартира Мэри была обставлена более, чем скромно, только самой необходимой мебелью. Она не имела привычки "сорить деньгами", поскольку они доставались ей нелегким трудом. После смерти матери Мэри ощущала ответственность за младших братьев и сестер, и, начав самостоятельно зарабатывать, постоянно поддерживала их материально: оплачивала обучение, была готова в любой момент предоставить им приют в своей небольшой квартирке.

 

4 ноября 1789 г. в столетнюю годовщину Славной революции (1688- 1689 гг.) д-р Прайс выступил с проповедью "О любви к своей стране", в которой приветствовал Французскую революцию. Проповедь Прайса способствовала появлению трактата известного просветителя Англии Эдмунда

 
стр. 139

 

Бёрка "Размышления о революции во Франции" (1790 г.), в котором он называл просветительские принципы Французской революции чуждыми английскому народу с его исконным уважением к законам и традициям. Бёрку ответили 38 авторов. Одной из первых с анонимным трактатом "Защита прав человека" выступила Уолстонкрафт. Писательница полагала, что "французская революция - это такое событие, которое затрагивает не одну Францию, но все человечество, и что, в частности, этому событию суждено иметь серьезное влияние на судьбы Англии"9.

 

Уолстонкрафт выступала против рабства, в защиту всех угнетенных - как французских якобинцев, так и американских рабов и индейцев. К этой же категории она относила и всех англичанок. Причину социального зла писательница усматривала в частной собственности, которая мешала, на ее взгляд, достижению истинной свободы.

 

В то время, как Бёрк видел в Национальном собрании Франции знатных аристократов, известных юристов, но никак не представителей народных масс, которые, как он думал, "увлекут страну в бездну", Уолстонкрафт полагала, что английская избирательная система намного хуже французской. Писательница оспаривала утверждение Бёрка о том, что бедняков следует учить смирению, уважению к чужой собственности, терпению и надеждам на счастье в "ином" мире. Уолстонкарфт категорически возражала против такого постулата, доказывая, что бедняков "можно сделать счастливее и в этом мире", они имеют право на большие блага, чем те, которыми пользовались.

 

Семена, посеянные в "Защите прав человека", проросли в "Защите прав женщины"10, опубликованной в январе 1792 года. Книга сделала автора на некоторое время одной из самых известных женщин Европы, став, по сути, декларацией женской независимости, манифестом, указавшим молодым женщинам дорогу в "новый век". Мэри Уолстонкрафт шла к "Защите прав женщины" всю свою жизнь. Она начала писать книгу осенью 1791 г. под непосредственным влиянием революционных событий во Франции. Когда она ознакомилась с текстом французской конституции 1791 г. и проектом закона о народном образовании, представленным на рассмотрение Учредительного собрания, ее привел в негодование тот факт, что в обоих документах совершенно игнорировались права женщин. На страницах своей книги писательница подвергла эти документы резкой критике, демонстрируя ограниченность свобод, не распространяющихся на женщин. Неудивительно, что подобная книга имела ошеломляющий успех не только в Англии. (Второе издание книги вышло в том же, 1792 году). Очень скоро книга была переведена на французский, немецкий языки, а также издана в США.

 

Продолжая более раннюю рациональную феминистскую традицию, Уолстонкрафт заявляла, что женщина всегда должна оставаться сильной и разумной. Она настаивала на том, что, прежде всего, женщине необходимо развивать себя как рациональную нравственную личность. Была убеждена, что "все, от Руссо до доктора Грегори11, кто писал о женщине, ее воспитании и поведении, неизменно выставляли ее в искаженном свете, показывая как существо более слабое, чем она в действительности являлась"12. Автор отмечала стремление "принизить значение половины рода человеческого и из всех ценных добродетелей женщины более всего выделить умение угождать"13. Но любима ли женщина или лишена внимания - все равно ее первым желанием должно стать "внушение к себе уважения". И для этого, прежде всего, необходимо получить образование. Только "надлежащее образование или, точнее выражаясь, разностороннее развитие позволит женщине достойно вести независимую жизнь"14. Образование нельзя рассматривать в "ложном свете", как подготовку к жизни; образование - это первый шаг к формированию совершенной личности.

 

Рассуждая о школьном образовании, Уолстонкрафт утверждала, что дневные школы (day schools) следует организовать правительству. Школа для маленьких детей, от 5 до 9 лет, должна быть абсолютно свободной и с просторными классами. Необходимое количество учителей может быть набрано спе-

 
стр. 140

 

циальным комитетом в каждом округе. Данный комитет вправе рассматривать любую жалобу, если только последняя подписана хотя бы шестью родителями. Помощники преподавателей в подобных учебных заведениях не требуются. Уолстонкрафт полагала, что "опыт когда-либо докажет, что этот вид власти (учитель - помощник) является вредным для моральных установок молодежи". "Как могут юноши обращаться с уважением к помощнику учителя, если учитель рассматривает его в роли служащего, и почти одобряет насмешку, которая становится главным развлечением мальчиков в течение уроков"15.

 

В дневной школе мальчикам и девочкам, как богатым, так и бедным, по замыслу Уолстонкрафт, следует обучаться совместно. Чтобы не проявлялось тщеславие детей, их следует одинаково одевать и подчинять одной и той же дисциплине. Классная комната для занятий должна быть достаточно просторной, поскольку детей не следует ограничивать в движениях и играх. Игры должны быть только в "элементарном образовании", так как многие предметы (механика, ботаника, астрономия) воспринимаются эффективнее, когда их подают как "шоу". Необходимое количество учебных часов, на взгляд писательницы, должно уделяться чтению, письму, арифметике, естествознанию и философии. Уроки физкультуры лучше проводить на открытом воздухе. "Религия, история, политика должны также преподаваться, но только с помощью бесед" полагала Мэри Уолстонкрафт. По достижении 9-летнего возраста девочки и мальчики, утром находившиеся вместе, после обеда расходятся по разным классам: девочки учатся вести домашние дела, шить и вязать. Что касается "молодых людей, то можно их обучать в другой школе, преподавать науку, продолжать изучение истории, политики и более подробно литературы"16.

 

Английская феминистка усматривала связь между проявлением жестокости по отношению к животным и жестокостью к женщинам. Она была убеждена, что детям в школе необходимо прививать гуманное отношение к животным, "поскольку в настоящее время это не является нашим национальным достоинством". По мнению англичанки, жестокое отношение мальчиков к животным ведет свое начало со школы и проявляется нередко в спортивных состязаниях. По мере взросления юношей жестокость мужчин "обращается в тиранию по отношению к женам, детям и слугам"17.

 

Писательница была убеждена в том, что необходимо расширять сферу деятельности женщин. Не шитье, а экспериментальная философия и литература могут предоставить женщинам темы для размышления и бесед, способствовать развитию их интеллекта. Если женщинам суждено стать личностями, а не оставаться домашними рабынями или украшениями общества, то нужно разрешить им становиться врачами, изучать политику, заниматься бизнесом. Это предполагает систему национального образования, которой в ту пору в Англии не существовало.

 

Автор книги останавливалась также на таком важном вопросе, как брак. По мнению писательницы, "женщины с младенчества впитали, и матери были им в том примером: дабы снискать покровительство мужчин, достаточно лишь усвоить необходимость, играя на человеческих слабостях, изобразить лукавство, покладистость, прикинуться покорной и непременно казаться всегда и во всем легкомысленной". Отсюда Уолстонкрафт выделила такие черты характера женщины, как романтизм и слабость. На ее взгляд, женщины не должны быть игрушками для мужчин. Брак не может считаться их единственной целью в жизни; прежде всего женщины - это "человеческие существа".

 

Мэри Уолстонкрафт отстаивала право женщин, в том числе замужних, на принятие собственных, независимых решений, полагая, что каждая женщина - это самостоятельная личность. Подобные заявления граничили с вызовом патриархальному обществу Англии XVIII века. Ведь по существовавшему в ту пору законодательству, женщин приравнивали к душевнобольным, преступникам, лицам, находившимся под опекой. Замужние англичан-

 
стр. 141

 

ки не имели гражданских прав: они не могли владеть собственностью, составлять завещание, свидетельствовать в суде, получать развод. Приниженность социального статуса женщины в английском обществе была очевидна.

 

Рассуждая об обязанностях супругов в браке, Уолстонкрафт утверждала, что оба они "равно необходимы друг другу и независимы", каждый выполняет обязанности, соответственно своему положению. Жена может быть так же независима, как и ее супруг, "...а ее целью является достижение добродетели, а не доставление удовольствия мужчине", если она стремится стать полезным членом общества. Если же женщина "способна вести себя, как разумное существо, то нельзя обращаться с ней как с рабыней или как с домашним животным"18.

 

Уолстонкрафт доказывала, что настала пора осуществить революцию в умах женщин и побудить их, как значительную часть человечества, трудиться, преобразовывая себя, чтобы затем "преобразовать мир". "Если женщины по природе своей и ниже мужчин, - утверждала писательница, - все равно их добродетели пусть не по степени, но хоть качественно должны быть те же, что и у мужчин, в противном случае, добродетель есть понятие относительное"19.

 

Высказанные в "Защите прав женщины" взгляды на положение и роль женщины в обществе нашли как своих восторженных сторонников, так и яростных противников. В немалой степени позиции обеих сторон зависели от того, как читатели относились к социальным переменам, происходившим в ту пору во Франции. Реакция консервативных кругов была крайне недоброжелательной. Мэри Уолстонкрафт называли "гиеной в юбке", "философствующей змеей", "бесстыдной распутницей". В то же время радикально настроенные читатели восторженно приветствовали книгу писательницы.

 

8 декабря 1792 г. Мэри отправилась в Париж. Ею двигало желание собственными глазами увидеть революцию. Во Франции "Защита прав женщины" уже была хорошо известна. Писательницу тепло встретили и охотно приняли в интернациональную группу литераторов и политических деятелей, включавшую английскую поэтессу Элен Марию Уильямс, американского писателя Джоэла Барлоу, Т. Пейна, которого она ранее встречала в Лондоне, и многих других. Ход революции охладил первоначальный энтузиазм Уолстонкрафт, значительно изменив ее оптимистический настрой относительно легкости, с которой цивилизованное общество может осуществить важные социальные перемены. Ее разочарование сменилось сначала озабоченностью, а затем тревогой, когда она увидела, что французский народ, освобожденный от тирании короля, не укрепляется в добродетели. Более того, стремление людей к совершенствованию часто оказывается побежденным их порочностью.

 

21 января 1793 г. был казнен Людовик XVI, а в феврале началась война между Францией и Англией, сделавшая опасным пребывание англичан во французской столице. Многие из них были арестованы. В это время Уолстонкрафт познакомилась в Париже с Гилбертом Имлеем, бывшим офицером американской армии, автором "Топографического описания Западной территории Северной Америки" и романа "Эмигранты", человеком, которому суждено было подвергнуть испытанию веру Мэри во "врожденную доброту людей". В то время Имлей занимался в Париже коммерческими делами. Он был умным, обаятельным и интересным собеседником, и вскоре Мэри поняла, что страстно в него влюбилась.

 

В июне 1793 г. писательница поселилась в предместье Парижа Нейи, тайно встречаясь там с Гилбертом, а в сентябре того же года, стараясь обезопасить себя в то тревожное время, зарегистрировалась в американском посольстве как жена Имлея, хотя в действительности не состояла с ним в браке.

 

В то время писательница работала над книгой "Исторический и моральный взгляд на происхождение и развитие Французской революции и

 
стр. 142

 

влияние, которое она оказала на Европу". Книга, насчитывающая более 500 страниц, осталась незавершенной. Автор подробно описала события кануна и первых месяцев революции, доведя изложение событий до переезда короля из Версаля в Париж 19 октября 1789 года. По мнению писательницы, Французская революция была естественным следствием развития нации, а не результатом внезапного и кратковременного "энтузиазма масс или происков отдельных лиц". С болью в сердце автор писала о многочисленных и не всегда необходимых жертвах, принесенных во время революции. Она верила, что время "бурь и конфликтов" пройдет, и ему на смену придет "усовершенствованное общество с разумным государственным устройством".

 

14 мая 1794 г. у Мэри родилась дочь, названная в память о подруге - Фанни. Между тем, Имлей все чаще покидал Мэри с ребенком, уезжая то в Париж, то в Лондон. Мэри чувствовала нарастающее равнодушие Гилберта. Проведя почти два с половиной года во Франции, в апреле 1795 г. она решилась отправиться к Гилберту в Лондон. Мэри Уолстонкрафт чувствовала себя очень одинокой, с горечью осознавая уязвимость своей независимости. По возвращении в Лондон она была вынуждена скрыть от всех свои отношения с Гилбертом, хотя и называла себя миссис Имлей. Поначалу, это спасло ее от общественной "изоляции". Однако, брат и сестры, которым Мэри открыла тайну своей внебрачной связи, тотчас же порвали всякие отношения с сестрой.

 

Между тем, и сам Гилберт принял Мэри достаточно холодно, став настаивать на их раздельном проживании. Впав в отчаянье, она попыталась покончить с собой, однако Имлей успел вовремя вмешаться и предотвратил трагедию. На какое-то время в семье воцарился непрочный мир. Гильберт уговорил Мэри отправиться в Скандинавские страны в качестве своего делового агента. В июне 1795 г., надеясь как-то удержать Гилберта, Мэри с годовалой Фанни в сопровождении няни-француженки, провела несколько недель в Норвегии, затем посетила Данию и Германию. Результатом этой поездки явились "Письма, написанные во время краткого пребывания в Швеции, Норвегии и Дании"20. Книга вышла в свет в 1796 году.

 

В "Письмах" автор соединила поэтические описания природных красот сурового северного ландшафта с глубокой заинтересованностью условиями жизни людей и местными обычаями. Уолстонкрафт осуждала грубость мужчин и их чрезмерное пристрастие к спиртному, сокрушалась, когда видела скандинавских женщин, выполнявших тяжелую мужскую работу. В "Письмах" автор подняла вопросы о правительстве, судебной системе, налогах. Ее презрение к аристократии, убеждение, что богатые процветают только при страдании бедных, оставались неизменными в этой работе, как и в предыдущих произведениях писательницы.

 

Вернувшись в начале октября 1795 г. в Лондон, Мэри узнала, что Гилберт променял ее на артистку бродячей театральной труппы. Почувствовав, как рушатся ее надежды на личное счастье, Мэри решила уйти из жизни. Оставив записку с указаниями, как заботиться о Фанни, она ночью вышла из дома и долго бродила под дождем, пока ее одежда не отяжелела от воды. Затем, найдя безлюдное место, Мэри бросилась с моста Патни в Темзу. Однако и эта, вторая попытка самоубийства, не состоялась: в бессознательном состоянии ее вытащили из воды рыбаки. Возможно, попытка самоубийства освободила Мэри от последних пут привязанности к Имлею. Спустя некоторое время они окончательно расстались.

 

Друзья помогли ей прийти в себя, и постепенно Мэри начала строить дальнейшие планы для себя и дочери. Одним из ее друзей стал известный просветитель, философ и писатель Уильям Годвин (1756 - 1836 гг.). Годвин символизировал для англичан защиту Французской революции. Его трактат "Исследование по вопросу о политической справедливости", а также роман "Приключения Калеба Уильямса" приобрели широкую известность. Мэри и Уильям обменивались короткими письмами, делясь новостями об общих

 
стр. 143

 

друзьях и обсуждая близкие обоим проблемы. Переписка и встречи были очень важны для Уолстонкрафт, помогая ей восстановить душевное равновесие. Так продолжалось весну и лето 1796 года. В августе они вступили в гражданский брак, а 29 марта 1797 г., несмотря на то, что оба были противниками официального брака, обвенчались в церкви Сент-Панкрас в Лондоне. Они были вынуждены оформить свои отношения "по всем правилам", иначе не только их хозяйка не сдала бы им квартиру, но и самые свободомыслящие друзья отказались бы принимать их в своем доме, ссылаясь на опасный пример для молодежи.

 

Так Мэри Уолстонкрафт стала миссис Годвин. Нельзя сказать, чтобы отношения до брака и короткая совместная жизнь молодоженов были совсем уж безмятежными. Во многом они расходились во взглядах. К примеру, Мэри не желала отказываться от веры в Бога, как ни убеждал ее Уильям, а ему приходилось иногда терпеливо выносить ревность жены или упреки по поводу его неумения выполнять ту или иную работу по дому. Тем не менее, их брак оказался счастливым. По обоюдному согласию супруги имели разные квартиры, где они могли отдельно работать, не мешая друг другу, а в конце дня встречались в Сомерстауне, их общем доме. Мэри снова работала у Джонсона в "Аналитикел Ревю", писала новый роман "Мария, или несчастье быть женщиной", оставшийся незавершенным, и ждала рождения ребенка. 30 августа родилась девочка, которую назвали в честь матери Мэри. Однако миссис Годвин после родов прожила только десять дней. 10 сентября 1797 г. она скончалась.

 

Уильям Годвин тяжело перенес потерю жены. Его дневники хранят подробные записи по часам и минутам всех событий тех десяти дней. Сразу после смерти писательницы Годвин приступил к работе над воспоминаниями о ней, которые были изданы Джонсоном в 1798 году. В том же году в издательстве Джонсона вышли подготовленные Годвином "Посмертные труды" Уолстонкрафт. Читатели были шокированы подробностями жизни писательницы, ее взглядами на брак, отношениями с Имлеем, рождением незаконного ребенка. Имя Мэри Уолстонкрафт в годы политических репрессий, страха перед французским радикализмом стало ассоциироваться с якобинством и свободной любовью. Немногие осмеливались выражать симпатии к этой женщине и ее творчеству. Ее труд "Защита прав женщины", провозглашавший верховенство разума, подвергался осмеянию и оскорблениям.

 

Судьба обеих дочерей Мэри Уолстонкрафт также оказалась необычной. Младшая дочь Мэри Годвин стала талантливой писательницей, вышла замуж за известного английского поэта-романтика П. Б. Шелли. Фанни Имлей сблизилась с лордом Байроном. Однако их отношения закончились трагически: после того, как Байрон охладел к Франсес, та покончила жизнь самоубийством.

 

Долгое время имя Мэри Уолстонкрафт было забыто. Только в конце XIX в. к ее трудам проявился интерес, и о ней самой начали писать. При этом авторы порой старались сгладить, либо приукрасить отдельные стороны ее жизни. До Мэри Уолстонкрафт издавались произведения, авторы которых выступали за улучшение женского образования, однако в них не встречалось целенаправленной критики социально-экономической системы, которая создавала двойной стандарт для мужчин и женщин, отводя женщине подчиненное положение. По сути дела, именно Мэри Уолстонкрафт действительно стала первой феминисткой в Англии.

 

 

Примечания

1. BOUTEN J. Mary Wollstonecraft and the Beginnings of Female Emancipation in France and England. Amsterdam. 1922; STORR M. S. Mary Wollstonecraft et le movement feministe dans la literature anglaise. Paris. 1932; СЕРЕБРЯКОВА Г. И. Женщины эпохи Французской революции. М. 1964, с. 236 - 271; РУКШИНА К. С. Поборница равноправия женщин. - Вопросы

 
стр. 144

 

 

истории. 1977, N 4, с. 216 - 219; ЕЕ ЖЕ. Мэри Уолстонкрафт о Великой Французской революции. - Французский ежегодник. 1968. М. 1970, с. 300 - 312; ТИХОНОВА Л. М. Мэри Уолстонкрафт: штрихи к портрету. Историческая мысль и история идей. Межвузовский сборник научных трудов. Брянск. 1998, с. 104 - 125.

2. Вестник Европы. М. 1827, N 1, с. 71.

3. ЦЕБРИКОВА М. К. Англичанки - романистки. - Отечественные записки. СПб., август, 1871, т. 8, с. 420 - 421.

4. Первая руководительница женского движения. - Мир божий. СПб. 1897, N 12, отд. II, с. 26.

5. ТИХОНОВА Л. М. Ук. соч., с. 105.

6. РУССО Ж. Ж. Избранные сочинения. Т. 1. М. 1961.

7. ЛОКК ДЖ. Мысли о воспитании. Т. 3. М. 1985.

8. ТИХОНОВА Л. М. Ук. соч., с. 109.

9. ТАРЛЕ Е. В. Собрание сочинений. Т. VII. М. 1959, с. 751.

10. WOLLSTONECRAFT M. A Vindication of the Rights of Woman. L. 2002.

11. Имеются в виду "Эмиль, или О воспитании" Ж. Ж. Руссо, а также "Завещание отцов дочерям" доктора Дж. Грегори.

12. WOLLSTONECRAFT M. Op. cit., p. 120 - 121.

13. Ibid., p. 121.

14. Ibid., p. 123.

15. Ibid., p. 153.

16. Ibid., p. 154.

17. Ibid., p. 154.

18. Ibid., p. 124.

19. Ibid., p. 121.

20. WOLLSTONECRAFT M. Letters Written During a Short Residence in Sweden, Norway and Denmark. L. 1796.


Новые статьи на library.by:
СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ:
Комментируем публикацию: Мэри Уолстонкрафт и ее взгляды на образование и брак

© А. В. Денисова () Источник: Вопросы истории, № 3, Март 2009, C. 136-145

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.