СТАНОВЛЕНИЕ И БОРЬБА ИДЕЙНЫХ ТРАДИЦИЙ В США

Лайфстайл: публикации, статьи, заметки, фельетоны о семье, доме, детях.

NEW СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ


СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СТАНОВЛЕНИЕ И БОРЬБА ИДЕЙНЫХ ТРАДИЦИЙ В США. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-02-14

200-летняя духовная история Америки наполнена борьбой двух начал: революционной, демократической традиции, направленной острием против социально-политических привилегий верхов, отстаивающей интересы широких народных масс, и консервативной, освящающей социально-экономический статус-кво, господство политической элиты, препятствующей преобразовательным устремлениям масс. Всю историю США пронизывает борьба классов, которая представляет собой суть, движущую силу духовной эволюции американской нации. Вместе с тем она меньше всего напоминает некий равномерно поступательный процесс: относительно спокойные периоды меняются и переплетаются в ней с необычайно острыми этапами, оказавшими особенно важное, мощное воздействие на формирование идеологических традиций и содержание идейной борьбы в американском обществе. В новейший период такими яркими периодами в развитии демократической идейной традиции и культуры явились 1900-е, 30-е и 60-е годы XX века. Обогащая ту или иную идейную традицию, каждый период обнаруживает при ближайшем рассмотрении глубокую преемственную связь с предшествующими. Один из наиболее важных, основополагающих этапов в становлении противоборствующих идеологических традиций в США, который и находится в центре внимания автора данной статьи, приходится на последнюю треть XVIII века.

Подъем освободительного движения в Северной Америке и конец колониальной зависимости от Англии способствовали быстрому росту национального самосознания жителей Нового Света и полному идеологическому выражению в американской общественной мысли классовых, социально-экономических особенностей Северной Америки. Годы революции содействовали пробуждению политической и духовной активности всех слоев американского общества. Все они уповали на устройство социально- экономических и политических отношений в стране в соответствии со своими идеалами. Хотя надежды на утверждение в стране "царства разума" были иллюзией, это, однако, не осознавалось выражавшими настроения масс мыслителями, которые вели острые споры с идеологами верхов. В ходе этих споров складываются развернутые и законченные концепции и доктрины путей социально-экономического развития нации, способов устройства политической власти в стране. Так происходило становление и оформление национальных идейных традиций в США, под знаком которых развивалась духовная жизнь многих и многих поколений американцев. Главное место среди них принадлежало демократическому и умеренно-консервативному направлениям в общественной мысли.

Советская историография до сих пор уделяла пристальное внимание формированию только одной - демократической - идейной тради-

стр. 55


ции в США. При этом в ней преобладала персонификация американской демократической мысли. Изучалось творчество трех отдельно взятых выдающихся просветителей - Б. Франклина, Т. Джефферсона, Т. Пейна1 . Не подвергая сомнению научные возможности этого метода, отметим вместе с тем, что он недостаточен для широких обобщающих характеристик американской демократической идеологии XVIII в., выделения в ней различных течений и направлений, их классификации. Остается неисследованным, в ,какой степени типичны для американской демократической мысли воззрения Джефферсона, Франклина, Пейна, ибо ее представители меньшего калибра, значительно превосходящие числом трех ведущих представителей Просвещения в США, остаются вне поля зрения советских историков.

В американской буржуазной историографии по указанной теме главное место принадлежит двум направлениям: школе консенсуса (согласия) и историкам- прогрессистам. Для первой характерно стирание различий между умеренно- консервативным и демократическим течениями в американской мысли, втискивание их в прокрустово ложе буржуазно-либеральных, преимущественно локковских идеологических постулатов. Сторонники школы консенсуса закрывают глаза на наиболее консервативные черты воззрений умеренных мыслителей и всячески раздувают противоречия, свойственные мышлению американских демократов, с тем чтобы зачислить их в ряды заурядных либералов. Америке, объявляют они, был глубоко чужд дух Дж. Лильберна, Ж.Ж. Руссо и М. Робеспьера2 .

Историки-прогрессисты, напротив, рассматривают демократическое и умеренно-консервативное направления в американской общественной мысли как два контрастных идейных потока. Их признанный лидер в области изучения духовной жизни Америки В. Л. Паррингтон полагал, что воззрения А. Гамильтона, Дж. Адамса, Дж. Мэдисона, с одной стороны, и Джефферсона, Франклина, Пейна - с другой, принадлежат к двум классово разнородным идеологическим традициям. В концепции прав человека Джефферсона он видел "окончательный разрыв" с учением Дж. Локка о собственности3 , то есть вкладывал в нее антибуржуазный смысл. Со сходных позиций оценивает взгляды основателей демократической идейной традиции в США один из лидеров движения "новых левых", С. Линд. В работе "Интеллектуальные истоки американского радикализма" он доказывает, что заветы Джефферсона и Пейна могут служить манифестом любой, в том числе и антибуржуазной, революции, и упрекает марксистов в недооценке социальной значимости доктрин американских демократов4 . Аналогичные мысли были высказа-


1 М. Н. Захарова. Томас Джефферсон - родоначальник американской демократической доктрины. "Известия Академии наук СССР", серия истории и философии, 1947, т. IV, N 6; ее же. О генезисе идей Томаса Джефферсона. "Вопросы истории", 1948, N 3; В. Д. Казакевич. Воззрения Вениамина Франклина по экономическим вопросам. "Вопросы истории", 1956, N 2; Б. С. Громаков. Государственно-правовые взгляды Томаса Джефферсона. "Советское государство и право", 1957, N 9; его же. Политические и правовые взгляды Томаса Пейна. М. 1960; Л. Н. Гончаров. Общественно-политические идеи Т. Пейна. Фрунзе. 1959; В. В. Воронов. Мировоззрение Томаса Пейна. Автореф. канд. дисс. Л. 1961; Н. М. Гольдберг. Томас Пейн. М. 1969; Р. Ф. Иванов. Франклин. М. 1972; А. А. Кислова. Томас Пейн - революционер и демократ. "Американский ежегодник". М. 1975; А. В. Аникин. Бенджамин Франклин - ученый-экономист. "США. Экономика, политика, идеология", 1975, N 10; Г. Н. Севостьянов, А. И. Уткин. Томас Джефферсон. М. 1976.

2 L. Hartz. The Liberal Tradition in America: An Interpretation of American Political Thought Since the Revolution. N. Y. 1955; С Rossiter. Conservatism in America. N. Y. 1955; e j u s d. The Political Thought of the Revolution. N. Y. 1963; H. S. Commager. The Empire of Reason. Mow Europe Imagined and America Realised the Enlightenment. N. Y. 1977.

3 В. Л. Паррингтон. Основные течения американской мысли. Т. I. M. 1962, стр. 423.

4 S. Lynd. Intellectual Origins of American Radicalism. L. 1969, pp. 10 - 12, 77.

стр. 56


ны и У. Э. Уильямсом, который в одном из своих последних трудов объявил, что национальным манифестом антикапиталистической революции в США должны стать Декларация независимости и в особенности антиэтатистские. "Статьи конфедерации" 1781 года5 .

Наличие в историографии данной темы самых разноречивых, порой взаимоисключающих друг друга точек зрения побуждает к изучению слабоизученных аспектов темы и к дальнейшему анализу вопросов, которые уже рассматривались в историографии. Автор статьи ставит перед собой задачу исследования диапазона и содержания различий между демократическим и умеренным направлениями в общественной мысли США последней трети XVIII в., во-первых, и их соотнесения с течениями в европейском Просвещении, во- вторых. Из широкого спектра общественной мысли для анализа выбраны экономические, социальные и политические доктрины.

Питательной почвой развития демократической мысли в США были классовые интересы сельских и городских низов. Они были пронизаны острым неприятием экономических и политических привилегий буржуазно-плантаторских верхов и желанием расширить свои права во всех сферах и, конечно же, улучшить свое материальное положение6 . Вместе с тем специфической чертой социальной психологии низов в США последней трети XVIII в., которая не могла не отразиться на содержании демократической мысли, являлась распространенность в массовом сознании мелкобуржуазных настроений и иллюзий7 . Теоретическим источником концепций американских демократов была философия Просвещения, которая пустила прочные корни в США именно в последней трети XVIII века8 . Она служила теоретическим основанием и для концепций, создаваемых духовными вождями умеренно-консервативного направления в американской мысли. В этих теориях и концепциях обосновывались потребности буржуазных верхов. Общность философских истоков различных направлений американской общественной мысли не должна удивлять - исходные принципы Просвещения заключали в себе возможность для создания самых разных социально-политических доктрин (в Европе, как известно, от них отталкивались не только Локк и Ш. Монтескье, но также "отец" эгалитаризма Руссо и сторонники коммунистических идеалов Мабли и Морелли).

Неодинаковое отношение представителей демократического и умеренного направлений в американской мысли к постулатам Просвещения раскрывается особенно ярко в их отношении к доктрине естественных прав людей. Большинство демократов в отличие от умеренных не находили в "естественном состоянии", служившем в век Просвещения моделью при конструировании социальных идеалов, места для частной собственности этого источника имущественного неравенства людей. Она рассматривалась ими как продукт исторического развития. Ее возникновение было, по их мнению, санкционировано самим обществом, что (как считал Франклин, выражавший широко распространенную


5 W. A. Williams. America Confronts a Revolutionary World. 1776 - 1976. N. Y. 1976, pp. 184 - 189.

6 Среди новейших работ, анализирующих социальные чаяния масс в рассматриваемый период, см.: "Война за независимость и образование США". М. 1976; А. А. Фурсенко. Американская революция и образование США. М. 1978; М. Jensen. The American Revolution Within America. N. Y. 1974; "The American Revolution. Explorations in the History of American Radicalism". DeKalb. 1976.

7 Относительно легкий доступ к незанятым западным землям и достаточно широкие возможности для открытия собственного дела в промышленности и торговле, где крупные мануфактуры и конторы исчислялись еще единицами, - вот факторы, которые служили распространению мелкобуржуазных настроений среди народных масс США.

8 А. М. Карийский. Революция 11776 года и становление американской философии. М. 1976; Е. S. Morgan. The American Revolution Considered as an Intellectual Movement. "Paths of American Thought". N. Y. 1963.

стр. 57


среди демократов точку зрения) давало публичной власти право ограничивать "количество и способы" использования собственности9 .

Идея отсутствия частной собственности в "естественном состоянии" и определение ее как общественного установления неоднократно встречаются в работах выразителей демократической мысли Джефферсона, Франклина, Пейна10 . Развернутое обоснование этой идее исторического возникновения собственности дал, правда, один Пени. На той стадии развития обществознания его рассуждения о генезисе частной собственности не могли иметь научного характера: им были присущи только некоторые материалистические догадки. Однако в плане генезиса демократической идейной традиции в США важно указать не на этот "недостаток" Пейна, а подчеркнуть, что он, подобно другим демократам, рассматривая собственность как общественное установление, считал необходимым вменить в обязанность государству регламентацию крайностей ее развития.

Отношение просветителей-демократов к праву собственности было созвучно социальным запросам и устремлениям массовых движений того периода. В петициях народных конвентов, анонимных выступлениях в прессе раздавались требования, направленные на защиту мелкой собственности и ограничение роста крупных состояний 11 . Эгалитарные лозунги низов, носившие, как правило, расплывчатый и лапидарный характер, приобретали оформленный вид в программах и доктринах мыслителей-демократов. В 1776 г. три политических лидера пенсильванских демократов Дж. Кэннон, Т. Мэтлак и Д. Ритенхауз разработали проект билля прав, один из пунктов которого гласил: "Сосредоточение огромных богатств в руках отдельных индивидуумов опасно для прав и разрушительно для общего счастья человечества; исходя из этого, каждое свободное государство имеет право препятствовать накоплению такого количества собственности"12 . Широкую поддержку в демократической мысли получил лозунг пропорционального налогообложения собственности, подсказанный петициями и резолюциями массовых народных собраний13 . Решительным сторонником этой меры зарекомендовал себя известный виргинский демократ Р. Г. Ли, который доказывал, что укоренившаяся в штатах практика одинакового обложения налогами разных социальных слоев служит важным источником углубления неравенства в распределении денежных богатств и оказывается "сокрушительной для огромного числа честных тружеников"14 .

Свое законченное и в наибольшей степени отвечающее специфическим условиям США выражение эгалитарная тенденция получила в аграрной доктрине Джефферсона 1770-х годов. Исходя из идеи о верховном праве общества на владение собственностью в ее "естественном состоянии", он предлагал вверить огромный фонд незанятых западных земель в монопольное владение государства. Общественный земельный фонд должен был использоваться исключительно в целях бесплатного наделения всех неимущих и малоимущих участками в 50 акров. Особо оговаривалось, что общественный фонд не может пускаться в распрода-


9 "The Writings of Benjamin Franklin". Vol. X. N. Y. - L. 1907, p. 59.

10 Ibid. Vol. IX. N. Y. - L. 1907, p. 138; vol. X, p. 59; "The Complete Writings of Thomas Paine". Vol. I. N. Y. 1945, pp. 606 - 607, 610 - 612; "The Papers of Thomas Jefferson". Vol. I. Princeton. 1950, p. 429; vol. VII. Princeton. 1953, p. 682; vol. XI. Princeton. 1955, p. 49; vol. XV. Princeton. 1960, pp. 230 - 233; "The Writings of Thomas Jefferson". Vol. XIII. Washington. 1904, p. 333.

11 T. A. Abernethy. Western Lands and the American Revolution. N. Y. 1959, p. 305; M. Jensen. Op, cit., pp. 82 - 84; "The American Revolution: Explorations in the History of American Radicalism", p. 30.

12 Цит. по: Е. P. Douglass. Rebels and Democrats. The Struggle for Equal Political Rights and Majority Rule During the American Revolution. N. Y. 1971, p. 266.

13 Ibid., pp. 90 - 91, 123.

14 "The Letters of Richard Henry Lee". Vol. II. N. Y. 1914, p. 65.

стр. 58


жу и служить увеличению владений крупных латифундистов. Рабовладение на свободных землях запрещалось. Чтобы ограничить увеличение латифундий в сложившихся штатах, Джефферсон предлагал ввести прогрессивное налогообложение земельной собственности15 . Так оформилась его эгалитарная концепция о развитии вновь создаваемых штатов как республиканских сообществ мелких независимых фермеров.

Среди американских демократов законченный план эгалитарных реформ выдвинул также Пейы. Однако его проект соответствовал специфическим условиям первой родины автора, Англии, где в отличие от США незанятых территорий вообще не существовало и где агитация в духе Джефферсона в пользу наделения землей неимущих означала прямое покушение на владения латифундистов. Пейну такое посягательство на институт частной собственности казалось чересчур радикальным. Но, оставаясь все же на той точке зрения, что в "естественном состоянии:" все люди располагали равным правом на землю, он требовал денежной компенсации для индивидуумов, лишавшихся в ходе общественного развития этого права. Проект, выдвинутый им в 1797 г. в трактате "Аграрная справедливость", предполагал создание национального денежного фонда за счет налогообложения латифундистов, из которого каждому безземельному старше 21 года была бы выплачена сумма в 15 ф. ст. и, кроме того, всем жителям страны, достигшим 50 лег, выдавалась бы ежегодная рента в 10 ф. стерлингов16 .

Обоснование эгалитарного социального идеала явилось важнейшим достижением американской демократической мысли последней трети XVIII века. Необходимо учитывать, что эгалитаризм не был однородным явлением. Акад. В. П. Волгин, исследуя его применительно к Франции XVIII в., выделял среди мелкобуржуазных уравнителей два течения: "Наиболее радикальные среди них требуют всеобщего передела земли, мелких неотчуждаемых наделов; более умеренные довольствуются законами против роскоши, регламентацией наследования и т. п."17 . Социально-экономические идеалы американских демократов XVIII в. были созвучны воззрениям умеренных европейских эгалитаристов, особенно взглядам: их признанного лидера Руссо. Под знаменем умеренного эгалитаризма выступали, как известно, вожди якобинцев Ж. П. Марат, М. Робеспьер, Л. А. Сен-Жюст и даже лидеры "бешеных", агитировавшие за "устранение крайнего общественного неравенства, хотя и считавшие полное равенство имуществ - неосуществимой химерой"18 . Подобно им, американские демократы были противниками "аграрного закона", означавшего передел уже сложившейся частной собственности на уравнительных началах. Умеренный эгалитаризм американских демократов отразил специфику экономического, в первую очередь аграрного, развития США - в стране существовали громадные территории незанятых земель и, чтобы предоставить надел неимущим, не обязательно было покушаться на владения латифундистов.

Широкое распространение в США в рассматриваемый период эгалитарных идей свидетельствовало о наличии в стране острых классовых противоречий, о том, что в Новом Свете, как и в Европе, укоренялось экономическое неравенство. Правда, в США в XVIII в. в отличие от ряда европейских стран, в первую очередь Франции, мы еще не встречаем коммунистических идей. Они получают распространение в США несколько позже - в первой половине следующего века. Однако тот факт, что критика социально-экономического неравенства в США в


15 "The Papers of Thomas Jefferson". Vol. I, pp. 362, 492.

16 Т. Пейн. Избранные сочинения. М. 1959, стр. 384.

17 В. П. Волгин. Развитие общественной МЫСЛИ ВО Франции в XVIII в. М. 1958, стр. 206.

18 А. Р. Иоаннисян. Коммунистические идеи в годы Великой Французской революции. М. 1966, стр. 11.

стр. 59


XVIII в. развивалась еще в рамках эгалитаризма, мелкобуржуазной по своей классовой природе доктрины, направленной на защиту позиций трудовой собственности и ограничение крупных состояний, не дает оснований отказывать ей в праве именоваться идеологией низов. Советская историография признает сведение понятия об эгалитаризме только к защите интересов мелкого буржуа чересчур узким19 . Она исходит при этом из факта социальной нерасчлененности низов на мануфактурной стадии капитализма, когда экономический статус и отражающая его социальная психология мелкой буржуазии и пролетаризирующихся слоев обладали принципиально схожими чертами. Вот почему мыслители, выступавшие в XVIII в. с эгалитарных позиций, отражали в своих идеях социальные чаяния всех низов, а не только мелкой буржуазии. Другое дело, что эгалитарные идеи-сами их выразители этого не могли предвидеть20 в случае практического воплощения означали не введение всеобщего благоденствия, а расчистку прогрессивных путей для развития капитализма. В данном случае показательна в первую очередь аграрная доктрина Джефферсона, которая предвосхищала не что иное, как фермерский путь развития капитализма в сельском хозяйстве.

Представителей умеренного направления в американской общественной мысли отличало от демократов безоговорочное поклонение экономическому либерализму, вера в неизбежность и справедливость неравного распределения собственности, убежденность в недопустимости каких-либо правительственных мер, регламентирующих предпринимательство и ограничивающих нищету. Если Франклин определял собственность как "творение общества, подвластное вплоть до последнего гроша нуждам этого общества во всех необходимых случаях", то один из духовных и политических вождей американской северо- восточной буржуазии, Р. Моррис, был тверд в том, что "ни один человек не может быть лишен права распоряжаться своей собственностью на тех условиях, какие он сочтет наиболее выгодными"21 . Моррис и его единомышленники- Дж. Адаме, Гамильтон, Мэдисон, Г. Моррис - были последовательными учениками Локка, верившего во "врожденное" и "неотчуждаемое" право человека на частную собственность и обосновывавшего с помощью естественно-правовой доктрины ее неограниченное накопление.

Идеологи верхов не скрывали, что конкуренция является мощным рычагом углубления имущественного неравенства, и неизменно доказывали, что такое неравенство является необходимой платой за столь желанную для них свободу частнокапиталистического накопления. "Совершенно очевидной является истина, - разъяснял Гамильтон участникам конвента 1787 г., выработавшего основной закон США, - что не может существовать ничего похожего на равенство во владении собственностью, неравенство же во владении ею является следствием существования самой свободы (свобода идентифицировалась Гамильтоном - великолепный образец буржуазного мышления - со свободой конкуренции. - В. С.)". Гамильтон не обманывал ни себя, ни других участников конвента относительно тенденций социального развития США: "Различие во владении собственностью уже существует между нами. Дальнейшее развитие промышленности и торговли будет все более углублять эту пропасть"22 .


19 См. об этом: А. З. Манфред. Жан-Жак Руссо - провозвестник революции. "Вопросы истории", 1964, N 1, стр. 109, 113; В. С. Алексеев-Попов. О социально-политических идеях Жан-Жака Руссо. В кн.: Ж-Ж. Руссо. Трактаты. М. 1969, стр. 523 и далее.

20 По словам В. И. Ленина, "они совершенно искренно верили в общее благоденствие и искренно желали его" (В. И. Ленин. ПСС. Т. 2, стр. 520).

21 Цит. по: Е. J. Ferguson. The Power of Perse. A History of American Public Finance. 1776 - 1790. Chapel Hill. 1961, p. 120.

22 "The Papers of Alexander Hamilton". Vol. IV. N. Y. - L. 1962, pp. 218 - 219.

стр. 60


Умеренных и консерваторов страшило укоренение эгалитарных тенденций в массовой психологии и их распространение в демократической мысли. Требования масс о защите мелкой трудовой собственности и ограничении крайностей неравенства при помощи законодательных мер неизменно отождествлялись ими с порочной практикой государственной регламентации торгово-промышленного развития в феодально-абсолютистских обществах. Один из наиболее известных "отцов-основателей" США, С. Адаме, еще в 1768 г. объявлял, что ограничение "естественного" права на владение собственностью глубоко порочно независимо от того, какие цели преследует такое ограничение: "Собственность, как признано, существовала еще на стадии дикости... И если собственность необходима для сохранения жизни дикаря, она не в меньшей степени необходима в гражданском обществе. Утопические проекты уравнительства иллюзорны и непрактичны в такой же степени, как и проекты закрепления всех собственнических прав за короной, они заключают в себе произвол, деспотизм и в нашей системе неконституционны"23 .

Слова Адамса, выражавшие кредо буржуазного индивидуализма, легли в основу идеологии американских верхов. Наложив табу на эгалитарные планы использования государственной власти ради смягчения крайностей неравенства и эксплуатации, идеологи верхов были сами не прочь прибегнуть к помощи правительства в интересах поощрения частнокапиталистического накопления. Их устремления нашли наиболее полное и законченное выражение в "гамильтоновской системе", которая вырабатывалась на протяжении 1770 - 1790-х годов коллективными усилиями буржуазных идеологов. Гамильтон, лучший экономический мыслитель американской буржуазии того времени, внес в нее наибольшую лепту. "Гамильтоновская система" и поныне занимает видное место в идейном арсенале буржуазии США: в ней видят гениальное предвосхищение государственно-монополистического регулирования24 .

В условиях конца XVIII - начала XIX в. "система" Гамильтона отвечала интересам неокрепшей, но желавшей утвердиться на ведущих позициях в мире американской торгово-промышленной и финансовой буржуазии. Гамильтон зарекомендовал себя сторонником "активной коммерции", которая (разъяснял он суть вводимого в политический словарь соотечественников нового понятия) в отличие от "пассивной" означает для нации интенсивное мореплавание, превышение вывоза товаров над ввозом, процветание мануфактур, наиболее полное использование внутренних экономических ресурсов. В целях осуществления "активной коммерции" Гамильтон требовал наделить широкими экономическими функциями ("универсальной направляющей властью", по его терминологии) федеральное правительство. Он отвергал фритредерство - последнее слово буржуазной политэкономии того времени, освященное авторитетом А. Смита, и объявлял своим героем "великого Кольбера", известного меркантилиста, министра Людовика XIV. Вместе с тем он открещивался от принципов регламентации торгово-промышленного развития, типичных для феодально-абсолютистских режимов. Гамильтон разъяснял, что не является противником экономического либерализма вообще и сторонником, всякого регулирования торговли и промышленности. Он решительно осуждал, например, регулирование цен, экономические регламентации феодального образца, в целом все то, что препятствовало частнокапиталистическому накоплению и росту. Конкуренция в его схеме должна была оставаться единственным регулятором экономических связей на внутреннем рынке. Но в то же время


23 "Writings of Samuel Adams". Vol. I. N. Y. - L. 1904, p. 137.

24 R. B. Morris. Alexander Hamilton After Two Centuries. "Alexander Hamilton and the Founding of a Nation". N. Y. 1962.

стр. 61


государство призвано было оградить национальную буржуазию от конкуренции со стороны иностранных товаров. Правительство должно было, кроме того, добиваться консолидации всех свободных капиталов страны в национальном банке, способствовать финансированию строительства крупных мануфактур, обязано было следить за тем, чтобы готовые товары преобладали над сырьем25 .

В период образования США умеренные и консерваторы уделили самое пристальное внимание средствам защиты как экономических, так и социальных интересов буржуазно-плантаторских кругов. В основу их социальных воззрений легла оригинальная в ряде отношений концепция фракций и фракционной борьбы. Эти понятия стали использоваться в США в период войны за независимость, но тогда они применялись для обозначения главным образом не социальных слоев, а межштатных группировок в Континентальном конгрессе26 . После войны за независимость в условиях стремительного подъема массовых движений низов за расширение своих экономических и политических прав (важнейшим среди народных выступлений этого периода явилось восстание под предводительством Д. Шейса в Массачусетсе в 1786 - 1787 гг.) в идейном арсенале буржуазно-плантаторских кругов выкристаллизовывается концепция разделения всякого общества вообще и американского в частности на антагонистические социальные общности - фракции. Духовные вожди этих кругов - Дж. Адаме, Мэдисон и Гамильтон указали на экономические рычаги разделения общества на социальные фракции, среди которых в качестве главного называлось неравенство во владении собственностью. Они предвидели обострение по мере промышленного прогресса противоречий между фракцией неимущего и малоимущего большинства, с одной стороны, и фракцией богатого меньшинства - с другой27 .

Среди идеологов верхов наибольшее внимание вопросу о фракциях уделил Мэдисон. Поначалу его определения фракций характеризовались смешением социальных, политических, идейно-религиозных и иных критериев28 . Но в выступлении на Конституционном конвенте 25 июня 1787 г. он впервые назвал фракции "различными классами" и отнес к ним в основном социальные общности: кредиторов, должников, фермеров, промышленников, купцов. В 10-м номере "The Federalist" он объявлял неравное распределение собственности "наиболее общим и неуничтожимым источником" "разделения общества на фракции" и отнес к ним малоимущее и неимущее большинство, с одной стороны, и богатое меньшинство - с другой. Он предсказывал быстрый рост фракции неимущего и малоимущего большинства и неизбежное укоренение в массах "левеллеровского духа". Политический вывод, извлекаемый Мэдисоном из этого социального прогноза, заключался в том, что фракции меньшинства должны были быть вверены надежные средства защиты своих интересов и контроля над большинством29 .

В американской буржуазной историографии существует точка зрения, что авторы концепции фракций и фракционной борьбы выступили в роли чуть ли не предшественников марксова метода анализа общественных явлений30 . В действительности Мэдисон, Дж. Адаме, Гамильтон


25 "The Papers of Alexander Hamilton". Vol. III. N. Y. - L. 1962, pp. 76 - 78, 99 - 100; vol. IV, юр. 336 - 364; vol. XVI. N. Y. -L. 1969, pp. 309 - 314; vol. X. N. Y. - L. 1966, pp. 296 - 314.

26 "Letters of Members of Continental Congress". Glouchester (Mass.). 1963. Vol. V. p. 396; vol. VI, p. 7.

27 "The Works of John Adams". Vol. IV. Boston. 1850, pp. 392 - 397; "The Papers of Alexander Hamilton". Vol. IV, pp. 192, 218 - 219, 310 - 312; "The Writings of James Madison". Vol. II. N. Y. 1901, p. 366.

28 "The Writings of James Madison". Vol. II, p. 366.

29 "The Records of the Federal Convention of 1787". Vol. I. New Haven - L. 1966, pp. 422 - 424; "The Federalist". N. Y. 1957, p. 43.

30 См., например, N. Schachner. Alexander Hamilton. N. Y. 1946, p. 211.

стр. 62


были ими не в большей степени, чем английский буржуазный мыслитель XVII в. Дж. Гаррингтон, который оказал на них непосредственное влияние и которого буржуазные историки также записывали в "предтечи" исторического материализма31 . Отметим, во-первых, гносеологическую несовместимость концепции фракций и фракционной борьбы, с одной стороны, и историко-материалистического метода - с другой. Совершенно очевидно, что выводы авторов этой концепции были основаны на простых наблюдениях, здравом смысле и интуиции и что они не владели даже тем инструментарием и абстрактным методом экономического анализа, которым пользовался их современник А. Смит. Во-вторых, концепции фракций и фракционной борьбы присуща типичная ограниченность всех буржуазных теорий классов и классовой борьбы, которая, как отмечали неоднократно основоположники исторического материализма, заключается в неспособности показать обусловленность и, следовательно, преходящий характер антагонистических общественных противоречий, вызываемых к жизни и существующих только при определенных способах производства. В воззрениях сторонников концепции фракций и фракционной борьбы классы и классовая борьба предстают как извечные и неуничтожимые категории мироздания, что оборачивается апологией буржуазного миропорядка, порождающего поляризацию общества на неимущее большинство и процветающее меньшинство, Идея устранения или даже смягчения экономических различий между фракциями была для них святотатством. Наконец, необходимо отметить, что эта концепция имела откровенно антидемократическую направленность, ибо использовалась идеологами верхов в качестве главного аргумента при обосновании схемы мощного федерального государства, способного обуздать страсти "черни" и защитить от нее элиту.

Взгляды представителей демократического течения в общественной мысли США на социальную организацию американского общества коренным образом отличались от воззрений умеренных и консерваторов. Как это ни парадоксально, но по первому впечатлению демократам в целом было свойственно сознательное преуменьшение остроты социальных противоречий в стране. Джефферсон, Франклин, Пейн, Б. Раш и другие были убеждены, что победа республиканского строя расчищает путь к утверждению в стране социальной гармонии, бесконфликтного общества. А вместе с этим должна была исчезнуть и почва для возникновения фракций и партий. Американские демократы, обнаруживая буржуазную ограниченность своего мышления, считали главной причиной социально-политической вражды наличие сословных различий и привилегий феодального образца. Америка превращалась, в их изображении, в республиканский рай. Демократы не отрицали наличия определенных имущественных различий среди белого населения, но неизменно доказывали, что они не так остры, чтобы служить почвой для возникновения социально-политических конфликтов и фракций. Франклин, например, признавая, что "в некоторых штатах есть партии и разногласия", в то же время рассматривал их исключительно сквозь призму борьбы мнений, неизбежной во всех обществах, располагающих "великим счастьем политической свободы"32 . Со сходных позиций оценивали общественные конфликты в США другие демократы.

Объясняя сознательное преуменьшение американскими демократами остроты классовых противоречий в США, необходимо учитывать, что их оппоненты, апеллируя к фактам классовых схваток в стране, пытались скомпрометировать республиканский строй, политические свободы и другие завоевания оеволюции, которые, по их мнению, и при-


31 См, Ю. М. Сапрыкин. Политическое учение Гаррингтона. М. 1975, стр. 4 - 5.

32 В. Франклин. Избранные произведения. М. 1956, стр. 582.

стр. 63


вели к разгулу социальных страстей, своеволию "черни", господству анархии. Возражая им, Джефферсон и Раш стремились доказать, что в странах с монархическим и аристократическим строем массовые восстания, бунты и заговоры происходят гораздо чаще, чем в республиках, и что США в сравнении с деспотическими режимами Европы являют собой образец социального спокойствия.

Концепция социальной однородности и бесконфликтности американского общества являлась неотъемлемой частью мечты представителей демократической мысли США об утверждении в стране вместе с победой республиканского строя всеобщего равенства и счастья, "царства разума". Дальнейшее формирование нации виделось им не на путях острых схваток и конфликтов между богатыми и бедными, неизбежного развития в этом случае мощного бюрократического государства и репрессивного аппарата, расправляющегося с правами и свободами народа, а на путях просвещения масс, превращения их в надежную опору революционных завоеваний33 .

Демократы решительно возражали против тезиса умеренных и консерваторов о врожденной "неразумности" "толпы", ее полной неспособности к участию в политической жизни и государственном правлении. При этом они не отрицали, что массы могут ошибаться, поддаваться воле демагогов и реакционеров. Но противоядие от заблуждений народа они видели не в отчуждении суверенных прав в пользу элиты, а единственно в просвещении трудового люда. Замечательную для своего времени программу подготовки народных масс к сознательной политической деятельности выдвинул Раш. Пенсильванский просветитель-демократ после завершения революции в США настойчиво доказывал, что провозглашенные ею права и свободы могут стать реальным достоянием американского общества только тогда, когда станут убеждениями народа, выступят в качестве осознанной программы поведения широких масс. Изменение форм правительства в США, доказывал Раш, являлось окончанием только "первого акта" революции, ее "второй акт" должен был заключаться во внесении идеологии Просвещения в сознание широких масс. Он предлагал ввести систему обязательного всеобщего образования для детей "простого люда" на государственные средства. Программа их обучения в колледжах штатов и федеральном университете должна была включать освоение "законов природы и гражданских обществ, общего права нашей страны, истории, в целом всего того, что способствует распространению республиканских знаний и принципов"34 . Концепция самого широкого распространения знаний среди народа, обоснованная Рашем и другими демократами, вошла в сокровищницу американской прогрессивной мысли.

В последней трети XVIII в. американскими демократами была выдвинута серия средств, направленных на активизацию участия масс в политической жизни. Одно из них заключалось в предоставлении народу права ратификации конституций, внесения в них поправок, вынесения окончательного суждения по поводу любого важного законопроекта. Эта идея, созвучная доктрине Руссо о неотчуждаемости и неделимости народного суверенитета35 , обозначалась как идея "простой", или "прямой", демократии. К ее атрибутам, кроме народного референдума, относились права избирателей на отзыв депутатов, их инструктирование и т. п. Хотя эта политическая форма не получила единодушной поддержки среди демократов США (Пейн и Раш, например, считали, что в госу-


33 "The Papers of Thomas Jefferson". Vol. X. Princeton. 1954, pp. 621, 629, 631, 633; "Letters of Benjamin Rush". Vol. I. Princeton. 1951, pp. 330, 389 - 390, 401 - 402, 409, 516 - 517, 522.

34 "Letters of Benjamin Rush". Vol. 1, pp. 258, 350, 386 - 389, 413, 514.

35 Ж.-Ж. Руссо. Трактаты, стр. 167 - 170.

стр. 64


дарствах с большой территорией практически осуществимо только представительное республиканское правление36 ), число ее сторонников в США было достаточно велико.

Наиболее полную разработку доктрины "прямой" демократии дал Джефферсон. Согласно его воззрениям, в США должно было произойти органическое соединение прямого народоправства и представительной демократии. Он полагал, что на уровне федерации и штата должна возобладать представительная форма правления. Но решение дел в городах, дистриктах, сельских общинах он считал целесообразным вверить непосредственно собраниям свободных граждан37 . Венцом концепции "прямой" демократии Джефферсона являлась идея о праве народа на вооруженную защиту своих прав. В конце 1780-х годов в ходе острых дискуссий с умеренными и консерваторами по поводу восстания Шейса Джефферсон приходит к следующим важным обобщениям: право народа США на вооруженную защиту своих прав и свобод является показателем демократизма политической системы, а не ее слабости; в конфликте народ - правители всегда прав народ, и его вооруженные выступления помогают выявить и устранить злоупотребления властей; периодические восстания народа угодны "богу и природе" и должны повторяться каждые 20 лет, с тем чтобы очищать тело государства от скверны злоупотреблений38 . Право народа на вооруженную защиту, как и другие формы "прямой" демократии, должно было, по Джефферсону, существовать рядом с представительной демократией и корректировать ее отступления от принципов народного суверенитета. Вместе с тем он, безусловно, не включал в функцию периодических народных восстаний (по его терминологии - "маленьких" бунтов) ниспровержение сложившегося в США после 1776 г. буржуазно-демократического устройства и замены его иной классовой системой.

Одной из самых ярких политических идей, оформившихся в демократической мысли США рассматриваемого периода, являлась идея о праве каждого поколения людей на перезаключение "общественного договора" и обновление конституции. Заслуга ее разработки принадлежит Пейну и Джефферсону. "Ни одно поколение, - доказывал Пейн в "Правах человека", - не имеет права собственности на другое". Мертвые не располагают никакими правами, их права и договорное выражение этих прав - конституция, развивал он свою мысль, должны исчезнуть вместе с ними. Идентичные мысли были высказаны Джефферсоном. Порой их суждения совпадают почти дословно. "Мир принадлежит живущему поколению", "творец создал землю для живых, а не для мертвых" - слова Пейна. В 1824 г. Джефферсон писал С. Керчевалю, что конституции штатов должны пересматриваться каждые 19 лет, соответственно частоте смены поколений людей в то время39 .

Большинство политических доктрин демократов решительно отвергалось выразителями умеренно-консервативного направления в американской мысли. Их отношение к народу и его воле оказалось диаметрально противоположным отношению демократов. Критикуя доктрину "прямой" демократии, умеренные и консерваторы противопоставили ей концепцию представительного правления, которая в истолковании идеологов верхов означала отчуждение политического суверенитета от народа как целого в пользу элиты. Вместе с тем умеренные и консерваторы не решались открыто отбросить доктрину народного суверенитета, прочно укоренившуюся в мировоззрении масс американцев XVIII


36 "The Complete Writings of Thomas Paine". Vol. I, pp. 318 - 370, 372, 376 - 377.

37 "Американские просветители". Т. 2. M. 1969, стр. 115, 119, 143.

38 "The Papers of Thomas Jefferson". Vol. X, pp. 621, 629, 631, 633; vol. XI. Princeton. 1955, pp. 49, 92 - 93, 174, 526 - 527; vol. XII. Princeton. ,1955, p. 356.

39 Т. Пейн. Избранные сочинения, стр. 179 - 180; "Американские просветители". Т. 2, стр. 121 - 122, 144.

стр. 65


века. Они пытались изобрести обходные способы ограничения демократии в США, надеялись на утверждение политического господства имущей элиты и нейтрализацию принципа народного суверенитета с помощью соответствующей организации американского государства.

Среди умеренных и консерваторов особой популярностью пользовалась концепция "смешанного правления", направленная на раздельное представительство интересов различных социальных слоев в законодательном органе власти. С этой целью законодательное собрание должно было разделяться на две палаты - нижнюю и верхнюю. Верхняя палата, сенат, - любимое детище умеренных "отцов-основателей" США, с которым они связывали главные надежды на защиту интересов собственности. Организация и функции сената, как они определялись в конституционных схемах и предложениях Г. Морриса, Э. Пендлтона, К. Бракстона, Дж. Дикинсона, Т. Парсонса, Дж. Адамса, Мэдисона, Т. Кокса, означали фактически наделение имущих верхов правом на заключение отдельного "общественного договора". Сенату надлежало представлять и защищать интересы фракции меньшинства, "богатства нации" (слова Мэдисона), "предотвращать недочеты или ошибки нижней палаты" (слова Кокса) и, как подчеркивали авторы "The Federalist", подавлять "ложные устремления" народа в целом40 .

Доктрину "смешанного правления", уходящую корнями в античную политическую мысль и занявшую важное место в буржуазной правовой теории XVIII в., на американской почве наиболее настойчиво пропагандировал Дж. Адаме. Освоил он эту концепцию действительно блестяще, в частности, не допускал путаницы между нею и доктриной "разделения властей", ощущавшейся даже в работах классика буржуазной политической мысли века Просвещения Монтескье. Лейтмотивом главного сочинения Дж. Адамса, трехтомной "Защиты конституций Соединенных Штатов Америки"41 , являлся тезис, что любое государство может устоять только в том случае, если основано на "смешанном правлении", которое обеспечивало бы верное сочетание и представительство интересов противоборствующих социальных слоев. Классическим образцом "смешанного правления" он считал английскую систему, в которой законодательная власть делилась между тремя политическими формами - монархической в лице короля, аристократической в лице палаты лордов, демократической в лице палаты общин.

Трехчленная английская форма "смешанного правления" признавалась классической не только Дж. Адамсом, но и Гамильтоном, Дикинсоном, Г. Моррисом, Дж. Вильсоном. Вместе с тем идеологи американских верхов по здравом размышлении пришли к выводу, что она неприменима в США, где не было ни монарха, ни аристократии, что эта доктрина должна быть изменена в соответствии со спецификой социальной структуры и политического строя страны. Трехчленная форма "смешанного правления" была сокращена ими до двухчленной и означала разделение законодательной власти между двумя палатами. Их концепция "смешанного правления" отличалась от английской представительной системы XVIII в. и конституционной схемы Монтескье не только по форме, но и по классовому содержанию. Если для Монтескье, ориентировавшегося, подобно многим другим умеренным европейским просветителям, на компромисс между буржуазией и дворянством, двух-


40 "Pamphlets on the Constitution of the United States". N. Y. 1968, p. 141; "The Papers of Alexander Hamilton". Vol. IV, p. 151; "The Papers of Thomas Jefferson". Vol. I, p. 489; "Popular Sources of Political Authority". Cambridge (Mass.). 1966, p. 437; G. S. Wood. The Creation of the American Republic. Williamsburgh. 1969, p. 219; "The Records of the Federal Convention of 1787". Vol. 1, pp. 136, 138, 148, 150 - 151, 219. 421 - 422, 512 - 513, 544.

41 J. Adams. A Defense of the Constitutions of Government of the United States of America. Vol. 1 - 3. N. Y. 1973.

стр. 66


палатное правление предназначалось для приведения в соответствие "народных интересов с привилегиями благородных"42 , то в устах американских ревнителей этой схемы смысл подобной организации законодательной власти состоял в раздельном представительстве не феодальной аристократии и третьего сословия, а верхушки собственников и малоимущего и неимущего большинства43 . Западноевропейский вариант "смешанного правления" в истолковании теоретиков американских верхов как бы обуржуазился и был приведен в соответствие с той системой классового разделения общества, которая утвердилась в США.

Представители умеренно-консервативного направления в американской мысли попытались приспособить к интересам верхов и широко распространенную в век Просвещения доктрину "разделения властей" и их "взаимоограничения и равновесия". Хорошо известно, что в Европе она была направлена против абсолютизма, сосредоточения законодательной, исполнительной и судебной власти в руках одного лица, и стала рассматриваться там благодаря усилиям Локка, Монтескье и их последователей как главное противоядие от политического деспотизма и произвола. Точно такой же смысл вкладывался в эту доктрину в пропагандистских выступлениях Дикинсона, Мэдисона, Гамильтона, Э. Рандольфа и других духовных вождей буржуазно-плантаторских кругов США. В их обращениях, статьях, трактатах, адресованных массовой аудитории, упор делался на то, что "разделение" и "взаимоограничение" властей приводят к их "равновесию", которое исключает возможность возникновения тирании. Гамильтон в 9-м номере "The Federalist" даже называл учение о "разделении властей" и их "взаимоограничении и равновесию" самым важным достижением новейшей "политической науки". Незнание его принципов в античности явилось, по Гамильтону, одной из причин нежизнеспособности древних республик44 .

Втайне же умеренные и консерваторы США (это выясняется из их переписки, выступлений на закрытых заседаниях Конституционного конвента 1787 г.) стремились к максимальному возвеличению роли исполнительной власти и подчинению ей законодательных органов, умалению их значения. Наиболее ярко это проявилось в формуле "единой и неделимой" исполнительной власти, которой поклонялись Г. Моррис, Дикинсон, Вильсон, Гамильтон, Дж. Ратледж, Мэдисон, Р. Кинг, Ч. Пинкни, П. Батлер и другие идейно-политические лидеры американской буржуазной республики45 . Эта формула провозглашала, во-первых, наделение исполнительной властью во всем объеме одного лица, а во-вторых, означала устранение от контроля над аппаратом исполнительной власти законодательных органов и предоставление исключительного права на формирование и руководство этим аппаратом в штатах губернаторам, а на федеральном уровне - президенту США. Концепция "единой и неделимой" исполнительной власти была равносильна абсолютизации независимости исполнительной власти от законодательной и отказу от использования формулы "взаимоограничения" властей в отношении власти исполнительной. Она была почерпнута главным образом из учения Монтескье, что подтверждается как сравнительным анализом воззрений "отцов-основателей" США и французского мыслителя по этому


42 Цит. по: В. П. Волгин. Указ. соч., стр. 64.

43 В обращении конституционного конвента штата Массачусетс, составленном Дж. Адамсом, цель "смешанного правления" была выражена с предельной откровенностью: "Нижняя палата предназначена для представительства граждан, а сенат - собственности республики" ("Popular Sources of Political Authority", p. 342).

44 "Pamphlets on the Constitution of the United States", pp. 211 - 212, 226, 228, 229, 268, 347; "The Federalist", pp. 245, 246; "The Papers of Alexander Hamilton". Vol. IV, pp. 334, 439, 501, 550; vol. V. N. Y. - L. 1962, pp. 151 - 153.

45 "The Records of the Federal Convention of 1787". Vol. I, pp. 65, 69, 86 - 90, 98, 101 - 102, 175 - 1713; vol. II, pp. 29 - 35, 62, 65 - 67, 100 - 102, 551.

стр. 67


вопросу, так и ссылками американских приверженцев "единой и неделимой" исполнительной власти, особенно частыми у Гамильтона, на труды их западноевропейского кумира46 .

Некоторые американские "отцы-основатели" разделяли мысли Монтескье о том, что "единая и неделимая" исполнительная власть должна быть облачена в монархические одежды и что республика вообще не может устоять на большой территории. С монархической идеей в США выступали Гамильтон, Дикинсон, Дж. Макклюр, Г. Моррис, Дж. Брум47 . Все они, однако, не были сторонниками монархического устройства, известного тогда в Европе, отвергали институт неограниченной и наследственной монархии, понимая под ней пожизненное правление выборного единоличного главы исполнительной власти. Американские защитники монархической идеи отличались от Локка, Монтескье и других западноевропейских приверженцев конституционной монархии также и в определении социального назначения последней. Монархия, в их истолковании, служила не для охраны сословных интересов наследственной аристократии, каковой не было в США. Их идея монархии была от начала до конца буржуазной (как и интерпретация "смешанного правления") и только по форме, да и то отчасти, совпадала с монархическими моделями Локка и Монтескье. Они ухватились за эту политическую форму, полагая, что она лучше всего будет отвечать интересам американских верхов в период становления США как государства.

Формула "единой и неделимой" исполнительной власти, как и идея привилегированного представительства имущих социальных слоев в законодательном органе власти, была решительно осуждена в лагере демократов. Многие демократы, среди которых выделялись голоса Пейна и Франклина, осудив "смешанное правление", противопоставили ему доктрину "чистой демократии", означавшую общее и равное представительство всех граждан в законодательном органе. Франклин, разоблачая в 1789 г. классовую направленность концепции "смешанного правления", пропагандировал в противовес ей важнейшую для всей американской демократической мысли идею равенства политических прав граждан независимо от их имущественного положения. "На каком основании, - возмущался он, - право законодательного контроля должно быть вверено меньшинству, а не большинству? И почему верхняя палата, избираемая меньшинством, должна иметь право делить власть с палатой, получившей власть от большинства? Неужели кто-то полагает, что мудрость является неотъемлемым свойством одного богатства?"48 .

Выдвинутая американскими демократами концепция "чистой демократии" вылилась в требование однопалатной законодательной власти. Его поддержали массы. Так, на собрании рядовых избирателей в одном из округов Массачусетса была принята весьма характерная резолюция: "Мы не согласны на создание ветви законодательной власти под названием сенат, или совет, которая бы могла контролировать народных представителей"49 . Идея однопалатной законодательной власти, укоренившаяся в демократической мысли периода образования США, содержала отказ верхам в праве на привилегированное политическое представительство и возрождала на американской почве одно из самых радикальных требований английских левеллеров середины XVII века.

Формуле "единой и неделимой" исполнительной власти демократы противопоставили идею коллегиальной исполнительной власти. Они


46 См. Ш. Л. Монтескье. Избранные произведения. М. 1955, стр. 208; В. П. Волгин. Указ. соч., стр. 64.

47 "The Records of the Federal Convention of 1787". Vol. I, pp. 86 - 87; vol. II, pp. 33, 52, 55, 114.

48 "The Writings of Benjamin Franklin". Vol. X. N. Y, - L. 1907, pp. 52, 58 - 59.

49 "Popular Sources of Political Authority", p. 247.

стр. 68


настаивали на том, чтобы исполнительная власть была разделена между несколькими лицами. Ряд демократов - Дж. Мейсон, Ли и другие требовали включить принцип коллегиальности исполнительной власти в федеральную конституцию. Они доказывали, что предоставление исполнительной власти во всей полноте одному президенту США равнозначно замене республиканского правления монархическим50 .

Острые дискуссии в американской общественной мысли периода образования США по вопросам экономического развития нации, характера социальных отношений, организации политической власти свидетельствуют, что она меньше всего укладывается в рамки "единого" идейного потока, которые конструируются для нее буржуазными историками. Напротив, в ходе этих дискуссий происходит оформление всевозможных идеологических традиций, отразивших наличие реальных социально-экономических размежеваний и противоречий в американском обществе. Выступает демократическое направление в американской мысли. Оно пронизано эгалитарными социально- экономическими идеями и радикальными политическими доктринами, перекликающимися с концепциями Дж. Лильберна и левеллеров, Руссо и якобинцев. Ему противостоит умеренно-консервативное идейное течение, представителей которого отличают поклонение экономическому либерализму, вера в неизбежность и справедливость неравного распределения собственности, стремление к обоснованию права экономической элиты на политические привилегии и государственную власть. В борьбе этих направлений закладывается платформа для дальнейших идейных размежеваний в США, которые углубляются по мере вызревания капиталистических отношений и прогрессирующего обострения противоречий буржуазного общества.

Обостряющиеся противоречия капитализма явились, в свою очередь, тем фактором, который определил эволюцию отношения американской буржуазии к заветам родоначальников идейных традиций. Основная, ведущая тенденция этой эволюции заключается в стремлении выбрать из наследия основателей американских идейных традиций и возвысить доктрины, которые бы способствовали упрочению позиций правящих классов в борьбе с эксплуатируемыми массами и оправдывали бы их притязание на мировую гегемонию. Наиболее ярко она выступила в эпоху империализма, когда идейно- политические лидеры буржуазных верхов в США от Т. Рузвельта и Э. Гувера до Г. Трумэна и Р. Никсона проявили особый интерес к этатистским и элитарным идеям Гамильтона, Мэдисона, Дж. Адамса. Их внимание привлекли и привлекают доктрины, освящающие от имени высокочтимых "отцов- основателей" реалии государственно-монополистического капитализма, бюрократизацию политического аппарата, возвышение исполнительной власти и одновременное ограничение демократических свобод и прав простого люда. В то же время в идеологии американских верхов происходило выхолащивание гуманистического содержания прогрессивных теорий передовых представителей буржуазии XVIII века. В силу закономерностей исторического развития их защита становится функцией эксплуатируемых слоев и в первую очередь революционного рабочего класса.


50 "The Papers of George Mason". Vol. III. Chapel Hill. 1970, pp. 294 - 300; "The Letters of Richard Henry Lee". Vol. II, p. 443.


Новые статьи на library.by:
СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ:
Комментируем публикацию: СТАНОВЛЕНИЕ И БОРЬБА ИДЕЙНЫХ ТРАДИЦИЙ В США

© В. В. СОГРИН ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СЕМЬЯ, ЛАЙФСТАЙЛ, ДОМ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.