П. ВОДОПИВЕЦ. ОТ ГРАММАТИКИ ПОХЛИНА ДО НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА

Актуальные публикации по вопросам языковедения и смежных наук.

NEW ЛИНГВИСТИКА


ЛИНГВИСТИКА: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ЛИНГВИСТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему П. ВОДОПИВЕЦ. ОТ ГРАММАТИКИ ПОХЛИНА ДО НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-01-13
Источник: Вопросы истории, № 8, Август 2007, C. 163-166

P. VODOPIVEC. Od Pohlinove slovnice do samostojne drive. Ljubljana. Madrijan. 2006. 630 s.

 

Книга проф. П. Водопивца излагает историю словенцев в очень важный период их существования - от начала словенского Возрождения (1768т.) до обретения ими независимости (1991 г.). Автором использована обширная литература, главным образом вышедшая в последние два десятилетия. П. Водопивец стремится показать все стороны существования словенцев на протяжении более чем двух веков. Он описывает повседневную жизнь словенских крестьян и горожан, их обычаи, особенности менталитета, труд и праздники, общества: религиозные, пожарные, хоровые, спортивные, читательские, просветительские и пр.

 

После 1991 г. некоторые словенские историки среднего и младшего поколений пытались кардинально пересмотреть выводы историков послевоенного периода. Водопивец внимательно и с уважением относиться к достижениям своих предшественников. Он не старается перечеркнуть то, что ими сделано, но вместе с тем дополняет и иногда корректирует их. Автор по новому рассматривает движения и партии, которые существовали в словенских землях с середины XIX века. Это касается прежде всего клерикалов, которым автор дает более объективную характеристику, стараясь показать и положительные стороны их деятельности. Интересны страницы, посвященные христианскому социалисту Я. Креку, возглавлявшему левое крыло Словенской народной партии (клерикалов), деятельность которого высоко оценивалась историками предыдущего поколения (Ф. Цвиттером, В. Меликом и др.). Водопивец показал значение кооперативного движения, лидером которого был Крек. Оно не только улучшило положение низших слоев населения, но и уменьшило эмиграцию из словенских земель. К сожалению развернутой характеристики не получили у автора такие крупные словенские деятели как Я. Блейвейс, которого во второй половине XIX в. называли отцом словенского народа, многолетний городской глава Любляны, лидер словенских либералов И. Хрибар, глава клерикалов самый яркий словенский политик времен королевской Югославии А. Корошецидр.

 

Внеся некоторые новые черты в описание клерикального движения, автор недостаточно полно освещает либеральные течения. Важное значение для формирования их идеологии имел Восточный кризис, начавшийся восстанием в Боснии и Герцеговине в 1875 году. Автор упоминает об этом восстании, как и о симпатиях словенских патриотов к повстанцам (с. 91) и надеждах, возбудившихся в связи с результатами Восточного кризиса. Но то, что эти надежды были связаны не с восстанием в Боснии и Герцеговине, которое, кстати говоря, было подавлено, и даже не с выступлением на стороне повстанцев во время войны с Османской империей Черногории и Сербии (тоже неудачным), а с русско-турецкой войной 1877 - 1878 гг. и победой России над турками, автор не обмолвился ни единым словом. А ведь именно эта победа, давшая возможность Сербии, Черногории и Румынии обрести полную независимость, а болгарам создать свое государство, способствовала росту у либералов русофильских и панславистских настроений, а, именно-у И. Хрибара и его сторонников и особенно у Ф. Подгорника, издававшего в 1888 - 1899 гг. журнал "Словански свет". К сожалению, все, что связано в словенской истории с Россией или СССР, автор старается замалчивать. Хрибар возглавлял словенских либералов до 1914 года, был одним из видных деятелей "неославизма", в котором участвовали не только словенцы, но и сторонники Крамаржа в Чехии и российские либералы. Об этом течении Водопивец не упоминает, как и о новоиллирах, воскресивших мечту о создании общей культуры для всех южных славян. А ведь об этих течениях словенского либерализма написано достаточно много1. Зато течение, связанное с идеологией чешского политика Т. Масарика, имевшее ограниченное число сторонников среди словенских либералов, рассмотрено в книге достаточно подробно. Не потому ли, что оно выступало за ориентацию словенцев на Западную Европу, а не на Россию и южных славян?

 

Удачны, на наш взгляд, страницы, посвященные политике германизации, проводившейся габсбургскими властями в словенских землях во второй половине XIX - начале XX века. В книге рассмотрены методы этой политики: экономические, административные, культурные, ее удачи и неудачи в разных частях словенских земель.

 

Взвешенно оценивает Водопивец жизнь словенцев в королевской Югославии. Он подчеркивает, что вхождение в нее дало мощный толчок развитию словенской культуры: все школы, основные и средние, перешли на словенский язык, были основаны словенские университет и Акаде-

 

стр. 163

 

 

мия наук и искусств, успешно развивался словенский театр. Несмотря на разрыв старых экономических связей с австрийскими и итальянскими землями, отход ряда словенских промышленных областей к Австрии и Италии (Триест, Идрия, словенская Каринтия), словенская промышленность успешно развивалась: за 22 года пребывания в Югославии в Словении удвоилось число фабрик и заводов, выросла сеть железных и автомобильных дорог, были электофицированы города и многие села.

 

Водопивец рассмотрел сложную обстановку в Югославии, переплетение в ней межнациональных и классовых противоречий. В антагонистических отношениях между сербами и хорватами словенцы пытались выступать как посредники. Автор аргументированно показал, почему словенские политики всех направлений выступали за сохранение Югославии, хотя многие были недовольны национальными отношениями, сложившимися в ней. В частности, признанный руководитель словенцев глава клерикалов А. Коршец был одним из тех, кто помог королю Югославии преодолеть кризис в 1929 году.

 

Интересны главы о положении словенцев за пределами Югославии. Автору удалось показать особенности их существования, способы борьбы за свою самобытность в демократической Австрии и фашистской Италии. Любопытны материалы о насильственной итальянизации в Юлийской Крайне, об отпоре ей со стороны словенцев и хорватов, в котором участвовали представители интеллигенции, молодежь, духовенство. В Австрии словенское движение было значительно слабее, здесь ассимиляция словенцев проводилась более цивилизованными методами.

 

Оккупацию словенских земель (1941 - 1945 гг.) Водопивец рассматривает в несколько ином ракурсе, чем его предшественники. В книге убедительно показана антигуманная политика немцев, итальянцев, венгров. Автор характеризует отношение к оккупантам различных слоев и партий словенского общества. Обстановка была сложной: даже среди противников оккупации не было единства. Освободительный фронт Словении, возглавлявшийся коммунистами и включавший левые течения либералов и христианских социалистов, был основной силой словенского Сопротивления. Но католическое движение "стражей", выступая против оккупантов, все же считало коммунистов более враждебной силой. "Стражи" вели непримиримую борьбу с партизанами Освободительного фронта и в конце концов перешли на сторону итальянцев. Останавливается Водопивец и на других колаборационистских подразделениях - белогардистах, домобранах. На оккупированных территориях разгорелась не только борьба против оккупантов, но и подлинная гражданская война между самими словенцами: главными противостоящими друг другу силами были коммунисты и клерикалы. В этой войне победили коммунисты, по мнению Водопивца, благодаря их вхождению в общеевропейский антифашистский фронт.

 

Обосновано значительное внимание, уделяемое автором противникам партизан. Но подход к этой теме страдает однобокостью. Автор рассказывает о нескольких случаях расстрела партизанами "стражей", взятых ими в плен. Но о том, как "стражи" и другие колаборационисты поступали с захваченными партизанами, не говорится ни слова, между тем домобраны и другие приспешники оккупантов расправлялись с ними не менее беспощадно. Во время второй мировой войны погибло 27 тыс. партизан, 36 тыс. гражданских лиц, 3500 противников партизан, 12 тыс. солдат, мобилизованных в армии оккупантов, (с. 302). Партизан погибло более чем в 7 раз, нежели словенских колаборационистов.

 

Конец войны поставил вопрос о границах Югославии. Он прежде всего касался территории, населенной словенцами. Югославия претендовала на земли каринтийских словенцев, отошедших к Австрии после плебисцита 1920 г., а также на юго-западные словенские территории - Юлийскую Краину, включавшую Триест, Горицу, Градишку, большую часть Внутренней Крайны, Канальскую долину и даже Риеку. Вопрос о границах с Австрией решился быстро - Австрия была признана не союзником Германии, которым она практически являлась, а потерпевшей стороной. Такому признанию способствовало и партизанское движение в южных районах Австрии, где большинство партизан составляли словенцы. По-другому сложилось положение в Юлийской Крайне, освобожденной югославскими партизанами. Большинство ее территории было отдано Югославии без особых споров, но передача ей Триеста, Горицы и их округи вызвала решительное противодействие западных союзников. Водопивец пишет, что в июне 1945 г. стало ясно, что Москва не поддержит югославских требований относительно Триеста, и в Белграде вынуждены были согласиться на вывод югославских войск из Триеста, Горицы, Пулы и принять предложение союзников о разделе Юлийской Крайны на две зоны. Этим собственно и ограничивается рассмотрение автором роли СССР в истории борьбы Югославии за Триест. Из сказанного им можно сделать вывод, что СССР был одним из виновников передачи Триеста Италии. Автор ни словом не упомянул, что уже 11 мая 1945 г. советское правительство заверило югославское правительство, что полностью поддерживает его в отношении Триеста, о

 

стр. 164

 

 

чем И. В. Сталин не раз повторял в письмах к Трумэну и Черчиллю в июне 1945 года2. Автору следовало бы упомянуть, что советское правительство неизменно стояло на позиции необходимости передачи Триеста Югославии, даже после принятия резолюции Коминформа относительно Югославии.

 

История Словении в составе Югославии представлена в книге достаточно подробно и в тесной связи с историей Югославии. Автор останавливается на многих вопросах: на социалистических преобразованиях, успехах и неудачах в экономической и культурной политике, справедливо подчеркивая, что первых было значительно больше. Словения, как и вся Югославия, сделала значительный шаг в своем экономическом и культурном развитии по сравнению с королевской Югославией.

 

Водопивец отмечает, что первые противоречия между Белградом и Любляной наметились уже в 1945 г., когда центральная власть объявила своей собственностью крупнейшие словенские предприятия. 17 января 1947 г. была принята конституция Словении, согласно которой она имела свою Скупщину и свое правительство. Первые годы большинство словенцев поддерживало коммунистов, и одну из причин этого Водопивец видит в решительной борьбе Югославии за Триест. Как подчеркивает автор, в первые годы после войны Словения добилась значительных успехов в экономике: к концу 1946 г. она достигла довоенного уровня, было национализировано 70% всех предприятий.

 

Разрыв с Информбюро в 1948 г. резко ухудшил экономическое и политическое положение Югославии, в том числе и Словении. Он привел к расколу в рядах коммунистов. Водопивец рассказывает о репрессиях против словенских коммунистов, поддержавших резолюцию Информбюро (репрессиям подверглись 2200 человек, в том числе 700 - 800 были заключены в тюрьмы или лагеря). Даже после восстановления отношений с СССР и возвращения из заключения они находились под надзором полиции - до начала 1980-ых годов. Подробно останавливается автор на попытке югославского руководства стать независимым как от Востока, так и от Запада, на участии Тито в движении неприсоединения.

 

Югославские коммунисты провозгласили свой вариант экономического строительства: государственный социализм они решили заменить социализмом, основанным на самоуправлении производителей. Главным идеологом этого социализма выступил словенский коммунист Э. Кардель. По мнению Водопивца, этот социализм являлся "своеобразной формой социалистического синкретизма", нежизнеспособным сплавом марксистских, анархистских, социалистических, большевистских, ревизионистских теорий (с. 345). За первые две пятилетки словенцам удалось добиться внушительных достижений: были построены крупные предприятия, основан, ставший одним из крупнейших словенских промышленных центров, город Веленье. В дальнейшем темпы роста промышленности сократились, по мнению Водопивца, из-за того, что Словения стала донором для неразвитых республик.

 

С 1954 г. в Югославии была разрешена частная деятельность: владение небольшими гостиницами, строительство домов и пр. Не делался упор на строительство тяжелой индустрии, стали развивать легкую промышленность. Автор пишет, что в коммунистической Югославии Словения превратилась в новейшее индустриальное общество (с. 384), стала самой развитой частью Югославии. Были основаны новые высшие учебные заведения, созданы исследовательские центры: Институт по исследованию ядерной энергии, Институт электроники, химический институт. Успешно развивался театр. Выросла целая плеяда словенских писателей различных направлений.

 

Противоречия между богатыми и бедными республиками обострились в 1960-ые годы. В 1967 г. во главе словенского правительства встал реформатор С. Кавчич, стремившийся укрепить экономическую и политическую самостоятельность Словении. Ему удалось добиться создания отрядов Территориальной обороны, состоявших из словенцев и предназначенных для охраны словенских границ с Австрией и Италией. В1972 г. консервативной части коммунистов, поддержанных Карделем удалось добиться отстранения реформаторов от всех постов. И в 1970-е годы в Словении успешно развивалась промышленность - модернизировались некоторые старые предприятия, появились новые отрасли. В Словении был достигнут самый высокий уровень жизни населения за послевоенный период. Успешно осуществлялось медицинское и социальное страхование, число личных автомобилей выросло с 1964 по 1975 гг. в 6 раз (до 260 тыс.).

 

Водопивец останавливается на культе личности Иосифа Броз Тито. Он подчеркивает, что это "не было только результатом политической пропаганды и деятельности властей по укреплению его культа, но также бесспорных его способностей как лидера" (с. 357). После смерти Тито в 1980 г. экономический кризис, начавший развиваться в югославских землях задолго до этого, разразился в полную силу. Нужно было выплачивать долги, взятые у западных стран, и центральное правительство решило, что их будут выплачивать богатые республики, прежде всего Словения. Стремительно росла девальва-

 

стр. 165

 

 

ция динара, инфляция в середине 1980-х гг. достигала 80% в год, резко ухудшилось положение населения. Вместе с тем происходила либерализация общественной жизни Югославии, в том числе Словении. Во главе диссидентского движения встала интеллигенция. Но серьезная оппозиция организуется только после середины 1980-х годов, чему способствовал приход к руководству Коммунистической партии Словении М. Кучана, сподвижника Кавчича. Но только в мае 1989 г. появились новые словенские партии: Словенский крестьянский союз, Словенский демократический союз, Словенский социал-демократический союз, Словенское движение христианских социалистов и др.

 

Ухудшение экономического положения в Югославии сопровождалось усилением напряжения в межнациональных отношениях. Резкий отпор словенской интеллигенции вызвала попытка белградских властей сделать единым школьное образование во всех республиках. Против этого выступили не только словенцы, но и хорваты, македонцы, албанцы.

 

Попытка сербского правительства ликвидировать автономию Воеводины и Косова вызвала решительное противодействие албанцев. Когда зимой 1989 г. сербские власти ввели чрезвычайное положение в Косово, словенцы поддержали албанцев. При этом словенское правительство коммунистов и словенские оппозиционеры впервые выступили единым фронтом. Такую энергичную поддержку словенцами албанского движения Водопивец объясняет боязнью, что после усмирения Косова дойдет очередь и до других республик, в том числе до Словении (с. 493). Поддержка словенцами албанцев вызвала гнев Белграда, усилила нажим на Словению, что способствовало еще более тесному сближению коммунистов-реформаторов с диссидентами.

 

По мнению Водопивца, главную роль в распаде Югославии сыграли не экономические трудности, а национальные противоречия, неспособность центральных властей договориться с руководством республик. В столкновениях на территории Словении между частями югославской армии и частями словенской Территориальной обороны Водопивец обвиняет прежде всего руководство югославской армии, считая что сам глава Сербии М. Милошевич не стремился к этому. Военные действия, начавшиеся после объявления Словенией независимости 25 июня 1991 г., продолжались 10 дней, в результате их было убито 44 югославских солдата, 19 словенцев и 10 иностранцев. "Достижение Словенией самостоятельности в 1991 г., - подчеркивает Водопивец, - не означало какого-то резкого потрясения в словенском культурном развитии. Причиной этого был имевший решающее значение вклад интеллигенции и культурных деятелей в ее демократизацию и сравнительно мирный переход в новую историческую эпоху" (с. 436). В этом утверждении есть известная доля истины, но, к сожалению, не полная. Большую роль в развитии событий сыграло то, что подавляющее большинство населения Словении составляли словенцы (в 1981 г. - 90,5%, с. 384). Следовательно, национальный фактор, ставший причиной втягивания в противодействие широких народных масс в Хорватии, Боснии и Герцеговине, в Косове, в Словении отсутствовал.

 

События в послевоенной Югославии и причины ее распада автор разбирает основательно и в значительной степени объективно. Его оценки со временем будут, конечно, уточняться и корректироваться по мере того, как будут появляться новые источники, которые в настоящее время неизвестны. Так, не освещен вопрос о влиянии на распад Югославии внешних сил. Правда, Водопивец говорит об особо горячей поддержке, оказанной Германией, а за нею и Австрией, признанию независимости Словении странами Европейского сообщества (с. 513)3. Но какую роль сыграла Германия в развитии политического кризиса в Словении? Водопивец об этом не пишет, хотя и упоминает о первых диссидентских организациях рокеров Лайбах, Ирвин и др., в 1982 г. объединившихся в сообщество "Neue slovenische Kunst". Вызывает некоторое недоумение появление в Словении обществ с немецким названием (после 1945 г. все немцы были депортированы из страны). Вопрос о зарубежном влиянии на события в Словении может быть исследован только тогда, когда будут открыты архивы министерств иностранных дел Германии и Австрии за 1980 - 1990 годы.

 

 

Примечания

1. GONTAR GODINA I. Neoslavizm in slovenci. Ljubljana. 1994 и др.

2. Переписка председателя Совета министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны в 1941 - 1945 гг. Т. 2. М. 1986, с. 251, 252.

3. См.: ГУСЬКОВА Е. Ю. История югославского кризиса (1990 - 2000). М. 2001, с. 341 - 343.


Новые статьи на library.by:
ЛИНГВИСТИКА:
Комментируем публикацию: П. ВОДОПИВЕЦ. ОТ ГРАММАТИКИ ПОХЛИНА ДО НЕЗАВИСИМОГО ГОСУДАРСТВА

© И. В. ЧУРКИНА () Источник: Вопросы истории, № 8, Август 2007, C. 163-166

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЛИНГВИСТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.