НАМ С ШОРНИКОВЫМ ПЕРЕВОДЧИК НЕ НУЖЕН

Актуальные публикации по вопросам языковедения и смежных наук.

NEW ЛИНГВИСТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЛИНГВИСТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НАМ С ШОРНИКОВЫМ ПЕРЕВОДЧИК НЕ НУЖЕН. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2016-09-01
Источник: Армейский сборник, 02-01-2000


В биографии Александра Сергеевича Шорникова, военного летчика, состоявшего в годы Великой Отечественной войны в Московской авиационной группе особого назначения, немало ярких страниц. Вот лишь несколько из них, упоминание о которых осталось в его записной книжке фронтовых лет.

"2 марта 1943 г. "освоил" воздушную трассу из Англии в Москву..." Шорников в таких перелетах часами находился в ночном военном небе, где жизнь и смерть ходили рядом.

"Пролетал над Везувием". Дата - 1944 г. В том году случилось сильное извержение вулкана Везувий. Шорников, находившийся с экипажем своего Ли-2 в Италии, в занятом союзниками городе Бари, не удержался - пролетел на самолете над самым кратером, заглянул сверху в огненное жерло.

А вот другая запись: "Торговля рабами в Багдаде. Сорок фунтов стоит молодая, семнадцати лет, "жена". Наблюдали этот позорный процесс на рынке в присутствии английского маршала авиации..." Во время дальних перелетов Шорникову для заправки не раз приходилось садиться на аэродромах Ближнего Востока, еще не сбросившего тогда колониальное иго, где еще вовсю процветали средневековые обычаи.

"Летал в Каир из Италии. Страшный зной. На пирамиде Хеопса англичане устроили пост ВНОС - воздушного наблюдения, оповещения и связи..." В Египте Шорников бывал не раз. Ему, уроженцу среднерусского города Вязники, особенно была невыносима тамошняя жара.

Но среди подобных бесчисленных эпизодов есть один, который в судьбе Шорникова - особый. После выполнения именно того боевого задания Шорников стал Героем Советского Союза и Народным Героем Югославии: в ночь с 3 -го на 4-е июня 1944 г. по заданию советской военной миссии в Югославии экипаж Шорникова вывез из окружения с маленькой горной площадки Купрешко Поле в Боснии маршала Иосипа Броз Тито и штаб Народно- освободительной армии Югославии.

В то время экипаж Шорникова находился в Бари. 3 июня его радист старший лейтенант Н.Вердеревский по самолетной рации принял короткую радиограмму: начальник советской военной миссии в Югославии приказывал экипажу вылететь в район Купрешко Поле и произвести там посадку. Вскоре Шорникова вызвали в штаб английского авиационного командования в городе Бари. Капитан Престон, отлично говоривший по-русски (он был сыном бывшего дипломатического представителя Великобритании в СССР), передал Шорникову аналогичный текст радиограммы, принятой английскими радиостанциями. Шорников сличил свой и полученный от англичан тексты. Полной аналогии не было: радист шорниковского экипажа принял приказ лететь в ночь с 3-го на 4-е июня, в английском тексте стояло "с 4-го на 5-е". Когда вылетать? Задержка на сутки в условиях войны может оказаться роковой. Времени на раздумья и консультации не было. Шорников принимает решение: прибыть на Купрешко Поле в ночь с 3-го на 4-е июня.

Как выяснится позже, ошибись он на сутки - и вылет был бы уже бесполезен. Англичане, однако, давали разрешение на вылет только в ночь с 4-го на 5-е. Пришлось схитрить, мол, для посадки в ночь с 4-го на 5-е на незнакомом пятачке в горах надо предварительно совершить разведывательный полет, изучить ориентиры, условия посадки. С трудом разрешение на вылет было-таки получено. "Меня известили, - записал позже в дневнике Шорников, - что мой вылет в Югославию включен в план ночных полетов с аэродрома Бриндизи, куда я засветло перелетел из Бари. Как только стемнело, наш самолет отделился от бетонной полосы Бриндизи и взял курс через Адриатическое море в Югославию".

Погода выдалась ненастная. Над Адриатическим морем и в прибрежных горах Югославии шел дождь, была гроза. Тем не менее успешно прошли все опасные места, отыскали гору-ориентир Велики Виторг. Для страховки решили сверить высоту горы с отмеченной на карте. Для этого прошли низко над ее вершиной, сверяясь с данными самолетного высотомера. Сошлось. Точно определив свое местоположение, начали поиск световых знаков и сигналов. Время шло, экипаж делал разворот за разворотом. Шорников продолжал утюжить небо в районе Купрешко Поля, ожидая "большое окно" в облачности. Наконец сигналы обнаружены!

Они требовали немедленной посадки. Пошли на снижение. При выравнивании самолета на границе площадки в свете посадочных фар Шорников вдруг увидел большой бугор. Мгновенно моторами вырвал машину вверх, перетянул опасное место, и скоро под колесами самолета стали хрустеть, разлетаться в стороны и бить по металлическому телу корабля камни. Сели без поломок. Первым к самолету подбежал штурман Павел Якимов, который давно был откомандирован в штаб НОАЮ и вместе с бойцами-югославами готовил к приему самолета импровизированный аэродром. Жив! Но по виду, забинтованной голове (рана осколком мины), по впалым щекам и горящим глазам можно было представить, сколько лишений и трудностей перенесли те, кого должны были эвакуировать.

Через полчаса у самолета появился маршал Тито, члены Политбюро Компартии Югославии, члены военных миссий СССР и союзников. Тито осведомился, сколько людей можно взять на борт самолета. Было принято решение: двадцать человек (это предел грузоподъемности). Среди них маршал Тито, Эдвард Кардель, Александр Ранкович, генерал Корнеев, руководство англо-американской военной миссии, члены Верховного штаба НОАЮ.

После взлета быстро вывели самолет за облака. У экипажа было такое чувство, будто они вынырнули со дна глубоководной реки с крутыми берегами. Слой облаков, закрывавших долину, напоминал водную поверхность, а горные хребты, которые предстояло перетянуть, - берега...

Когда вышли на побережье Адриатического моря, в кабину зашел маршал Тито - поинтересовался состоянием посадочной полосы и погодой, а также тем, устали или нет летчики. Главным же был вопрос: "Можно ли еще раз слетать на Купрешко Поле и вывезти еще одну группу?" Шорников ответил коротко: "Мы готовы, товарищ маршал". Удовлетворенный, Тито вернулся в свое кресло. Бессонные ночи взяли свое: вскоре он заснул.

Самолет срочно подготовили ко второму вылету. "В ту ночь, - записал в дневнике Шорников, - мы вторично прилетели на Купрешко Поле. Второй полет был значительно труднее. Приближавшийся рассвет не позволял долго находиться над посадочной площадкой, закрытой сплошной облачностью". Экономя время, решили заходить на посадку, снижаясь в толстом слое облаков, не дожидаясь просветов. И все-таки на обратном пути над Адриатикой застал рассвет. Чтобы избежать встречи с вражескими истребителями, пришлось идти над морем бреющим полетом. Вторым рейсом были вывезены из окружения еще двадцать ответственных работников Верховного штаба НОАЮ.

Тяжелая ночь была позади. Позже летчик записал в дневнике: "Прилетели в Бари после второго рейса в Югославию. Вот и все кончено. Люди вывезены в Италию, закончено их преследование немцами и трудные дни походной жизни. Тишина над аэродромом, рассвет над морем. Ни поздравлений, ни возгласов радости. Все выглядело как обычные будни. Только страшная усталость и желание немедленно лечь в постель, забыться в крепком сне".

А на Купрешко Поле часа через два после вылета самолета ворвались немецкие танки. Как обернулось бы дело, отложи Шорников вылет на одну единственную ночь?..

Награды и поздравления не очень уж запоздали. Тито не остался в Италии - он считал, что, как руководитель югославских патриотов, борющихся с немцами, он не имеет морального права руководить их боевыми действиями издалека. Он перебрался на остров Вис - единственный югославский остров в Адриатике, еще не занятый немцами. Туда же переместился и штаб НОАЮ. Очень скоро экипаж самолета Шорникова получил приглашение маршала Тито прилететь к нему.

Остров Вис на Далматинском побережье в Югославии, в крае тысячи островов, больше всех отдален от материка. Изрезанный узкими заливчиками, он имеет 12 км в длину и 6 км в ширину. Поверхность острова - гористая. В средней его части с северо-запада на юго-запад вытянулась узкая котловина, в которой после вырубки виноградника и выравнивания гряд создали ограниченную по размерам посадочную полосу. Самолет Шорникова вполне благополучно приземлился на этом временном аэродроме.

Встреча с маршалом Тито была дружеской и теплой. Маршал объявил о присвоении А.Шорникову, второму пилоту Б.Калинкину и штурману П.Якимову звания Народный Герой Югославии. К слову, за всю войну лишь 13 граждан СССР были удостоены этих высоких югославских знаков доблести.

Маршал благодарил гостей за успешное выполнение задания, шутил с ними. Война, однако, вмешивалась в ритуал приема. Маршалу приходилось отвлекаться, выходить на пункт связи. Центром внимания во время этих пауз сразу становился генерал Арсо Йованович, начальник Верховного штаба. Он исходил немало партизанских троп и мог бы рассказать о многом - и о трагических случаях, и о радостных. В день награждения русских летчиков о тяжелом вспоминать не хотелось. Поэтому генерал коснулся только забавных историй партизанского быта.

"Во время боев в горах, - рассказал гостям генерал, - для транспортировки оружия использовали любую тягловую силу. В том числе и ослов. Но осел - животное упрямое и шумное. Начнет кричать - разбудит мертвого. Однажды ослы своим криком сорвали наступление: услышав крик, немцы всполошились, открыли огонь. Стали думать, что сделать, чтобы не повторить ошибку. Пошли разговоры о намордниках. Но один бывалый партизан сказал, что есть более простой выход: надо привязать хвост осла к его ноге. Партизана подняли на смех. А на поверку оказалось: осел с привязанным к ноге хвостом действительно не ревет - он не поднимает крика, если не имеет возможности гордо задрать свой хвост..."

Летчики хохотали, а генерал продолжал: "Люди в отрядах, конечно, разные. Помню одного партизана по прозвищу Кукушка. Он был любитель поспать, а вот в атаку не рвался. Спал он однажды под буком и не заметил, как шутник-повар засунул ему под рубаху моток бараньих кишок. Стали ждать пробуждения Кукушки. Пропустить этот момент все равно не удалось бы: раздался истошный крик, мольба о помощи. Кукушка сидел на земле и держал кишки на ладони. Они шнуром вились из-под рубахи. "Больно?" - с сочувствием склонился над ним повар. "Больно, но я герой, я терплю..." - охал тот".

Вернулся Тито. Снова собрались за столом. Заканчивая прием, Тито сказал, что народно-освободительная война как факел - сколько ни поворачивай, ни крути его, пламя всегда тянется кверху.

А закончился тот полет совсем не радостно. Англичанам, видимо, очень уж хотелось узнать: что замышляют русские и куда теперь направится их самолет? Площадку на острове Вис обслуживала английская аэродромная команда. И вот шофер английского бензозаправщика (видимо, предварительно проинструктированный) на большой скорости промчался в опасной близости от самолета Шорникова и "нечаянно" задел за крыло. Крыло было сломано. Расчет простой: второго самолета у русских здесь нет, будут просить самолет у союзников, а тогда можно будет и разузнать - для чего и куда летят. Конечно, летчикам принесли извинения, пообещали быстро доставить новую консоль. Пришлось заняться ремонтом...

Кстати, судьба еще не раз сводила Шорникова с маршалом И.Броз Тито. Они виделись в одном из румынских городов, позже в освобожденном Белграде. А один раз Шорникову поручили доставить маршала Тито в Москву на совещание.

Встречались они и после войны. В годовщину 30-летия освобождения Югославии от фашистских захватчиков, в октябре 1974 г., в Белград прибыла советская военная делегация. В ее составе - генерал-полковник В.Чиж, генерал-майор в отставке А.Горшков - бывший заместитель начальника советской военной миссии и полковник авиации в отставке А.Шорников.

В один из дней Шорников был принят президентом СФРЮ. За ним прислали специальный автомобиль, который доставил его из гостиницы "Югославия" в резиденцию президента. Когда он вошел в кабинет, навстречу ему поднялся улыбающийся маршал Тито. В кабинет вошла переводчица, но президент махнул рукой: "Нам с Шорниковым переводчик не нужен...".

Разговаривали как давние знакомые. Как водится между ветеранами, посетовали на здоровье, которое теперь не то что раньше - во время войны лежали в окопах, в воде, в снегу, и никто не болел, а теперь чуть сквозняк - и уже простуда, хворь...

Тот визит в Югославию был насыщенным. Ветераны посетили местечко Батина Скала, где стоит величественный памятник советским воинам, выезжали в г.Крагуевац.

Шорников скоропостижно скончался 18 ноября 1983 г. Судьба избавила его от переживаний за сегодняшние события в Югославии. Ему и так довелось наблюдать многое - разрыв отношений с Тито, потом сближение позиций, потом - снова охлаждение. А внутри Югославии? В разное время были отстранены от руководства государством Кардель, Ранкович, которых Шорников вывозил с Купрешко Поля. При неясных обстоятельствах застрелен генерал Йованович, рассыпавший шутки на острове Вис, - говорят, при попытке бежать к русским. Как беду народов Югославии воспринял бы, несомненно, Шорников и натовские бомбардировки. С аэродромов Бари и Бриндизи, с которых когда-то поднимал он свою машину, взлетали самолеты бомбить югославские города. Но старые сербы протягивали вверх руки: "Мы еще увидим пятиконечные звезды над Белградом!" Возможно, они вспоминали и звезды на крыльях шорниковского Ли-2.


Комментируем публикацию: НАМ С ШОРНИКОВЫМ ПЕРЕВОДЧИК НЕ НУЖЕН


© Юрий ЕРОФЕЕВ • Публикатор (): Basmach Источник: Армейский сборник, 02-01-2000

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЛИНГВИСТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.