АПОЛОГИЯ РАБОВЛАДЕНИЯ В НОВЕЙШЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

Актуальные публикации по вопросам языковедения и смежных наук.

NEW ЛИНГВИСТИКА

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЛИНГВИСТИКА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему АПОЛОГИЯ РАБОВЛАДЕНИЯ В НОВЕЙШЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-12-18
Источник: Вопросы истории, № 8, Август 1951, C. 106-113

В современной империалистической Америке всё более становится модой увлечение "старым" рабовладельческим Югом. Множество книг посвящается истории Южных штатов до гражданской войны 1861 - 1865 гг. и воспеванию рабства. Газеты и журналы, рассчитанные на широкий круг читателей, не говоря уже о специальных исторических изданиях, пестрят хвалебными рецензиями на этот поток книг. Так, в номере "Американского исторического обозрения" за январь 1951 г. помешена рецензия Д. Франклина из Гарвардского университета на книгу Б. Селлерса "Рабство в Алабаме", в которой автор доказывает, что негры-невольники в Южных штатах благодаря заботам плантаторов якобы достигли высокого жизненного уровня. В том же журнале несколько ранее, в октябре 1950 г., Л. Лабари из Иэлского университета восторженно писал о новой книге известного реакционного историка Итона "История старого Юга", в которой, по уверению рецензента, "счастливо соединяются" "основательность, объективность и благожелательность". В том же номере помещена, рецензия В. Руди из Гарвардского университета, благоприятно отзывающаяся о новых книгах по истории народного образования в рабовладельческих штатах. О политической направленности этих работ можно судить по одному тому, что авторы их наиболее важным фактором в прогрессе дела народного образования считают... объявление Верховным судом США неконституционным билля о гражданских правах. Следом идёт ещё одна хвалебная рецензия - о книге Шульца, посвященной сецессионистскому движению в Южной Каролине. "Эхо от артиллерийской канонады перед фортом Семтер не нарушает покоя этих страниц", - уверяет рецензент, подчёркивая "опровержение" Шульцем мнения, что "рабство было причиной гражданской войны".

 

Из номера в номер "Американского исторического обозрения" тянется цепочка подобных рецензий. "Мнения генеральных прокуроров конфедерации", опубликованные Патриком, "Гуд-генерал-кавалер" - новая книга О. Коннора, - статьи по истории Юга, изданные Грином, - ничто не ускользает от благосклонного взора "Американского исторического обозрения"- В апрельском номере за 1950 г. уже упомянутый выше Итон восторженно расхваливает книгу Оусли "Простой народ на старом Юге", воспевающую "золотой век южной истории" (время, предшествовавшее гражданской войне в Америке), - "благочестивую религиозность" плантаторов, "здоровые развлечения, изобилие доброй деревенской пищи, школы для пения", - открытые якобы рабовладельцами. В июньском номере за 1950 г. мы найдём восторженные отзывы о книгах по истории Юга ярого мракобеса профессора Култера (о них подробнее - ниже). Известный американский историк Коммаджер, автор одной из этих рецензий, пишет: "Безусловно, лучшая литература о гражданской войне создана южанами... Юг добился успеха в пересмотре приговора, вынесенного при Аппоттомаксе" (при сдаче рабовладельческой армии генерала Ли войскам северян в 1865 г.).

 

И действительно, "пересмотр приговора, вынесенного при Аппоттомаксе", идёт полным ходом в американской исторической литературе. Он, впрочем, начался довольно давно. Ещё в первые десятилетия после событий 1861 - 1865 гг., когда в литературе Северных штатов давалась умеренно-либеральная трактовка гражданской войны и прославлялась "освободительная роль" Севера, Юг уже начал подготовку к

 
стр. 106

 

защите рабовладельческой концепции истории 1861 - 1865 годов. В 1869 г. в Новом Орлеане бывшим генералом рабовладельческой армии Маури было создано "Историческое общество конфедерации", начавшее издавать специальный "Южный журнал", а с 1876 г. - "Записки южного исторического общества".

 

По окончании периода "реконструкции" Юга и перехода власти в руки плантаторов реакционные историки поставили своей задачей начисто "переписать" и историю 1865 - 1875 годов. Эти историографы не были оригинальны: они использовали идеологическое оружие, при помощи которого прежние теоретики невольничества защищали и прославляли рабство.

 

Для "обоснования" невольничества апологеты рабовладения первой половины XIX в. (наряду с идеологами крупной буржуазии) широко использовали пресловутую теорию американской "исключительности", проповедуя с её помощью гнуснейший расизм и доказывая "демократичность" рабства. Широко спекулируя демократической фразеологией, прибегая нередко даже к использованию идей просветительной философии XVIII в. извратив предварительно их существо, панегиристы рабовладения прославляли институты Юга как "соответствующие человеческой природе". На основании "естественного права" рабовладельцы требовали всё новых и новых территориальных захватов, которые были необходимы для процветания плантационного хозяйства. "Рабство - наиболее надежная и прочная основа свободных учреждений"1 , - объявлял в программной речи в сенате лидер демократической партии Кэлхаун.

 

Депутаты Юга неоднократно доказывали в конгрессе, что отмена рабства несовместима с демократией, равносильна введению в США "деспотического правительства", "гнусной тирании" и т. п.

 

Подневольный труд объявлялся наиболее производительным. Ораторы Юга утверждали, что покушение на рабство приведёт к "экономическому хаосу" во всём мире. "Цивилизованный мир, - заявлял один из лидеров южан, Янси, - не может позволить, чтобы столь необходимый продукт (хлопок, производимый на Юге. - Е. Ч. ) зависел от случайностей"2 . Рабство, клялись идеологи плантаторов, обеспечивает не только плантаторам, но и рабам высокий, "подлинно американский" уровень жизни. Так, Кэлхаун объявил, что та "степень комфорта", которой обладают негры, неведома в других странах. Фитихью, один из виднейших идеологов южан, при этом сделал даже открытие, что плантации на Юге "принадлежат в различной степени всем" - и рабовладельцам и рабам. Отменить рабство - значит, покушаться на счастье человечества, в том числе и самих негров, привести их, как говорил один южный конгрессмен, "от счастливого состояния к абсолютной нищете". Более того, рабовладельцы объявляли, что моральный долг США - "поднять" народы до состояния, в котором находились чёрные рабы, что, было бы, по уверению губернатора одного из Южных штатов, Гамманда, "наиболее славным актом освобождения" страждущего человечества3 .

 

Рабовладельцам принадлежит попытка использовать науку для "обоснования" гнусных расистских измышлений. С помощью подтасовки данных антропологии, археологии, статистики и других научных дисциплин идеологи рабовладения пытались доказать "неполноценность" негров. Расистский теоретик Маттью состряпал исследование, "доказывающее", что "африканская раса является низшей по сравнению с кавказской", к которой якобы "относятся англо-саксы". Аналогичен этой работе и известный трактат Нотта и Глиддона "Типы людей", который совершенно подстать современным "исследованиям" американских расистских мракобесов.

 

Вся подобная литература, выходившая на Юге, клеветнически характеризовала аболиционистов, как "иностранцев", "случайных" американцев, "шайку атеистов" и т. д. "Южный литературный вестник" объявлял преступниками тех, кто препятствовал деятельности "истинных американцев", стремившихся "распространить рабство по всей земле как средство обновления человечества".

 

Для определения сецессии президент рабовладельческой конфедерации Джефферсон Девис и другие лидеры южных плантаторов любили ссылаться на ...пример войны

 

 

1 Hohn C. Calhoun. The Works. Vol. III, p. 180. New York. 1874.

 

2 "The New York Tribune" от 11 октября 1860 года.

 

3 См. A. Y. Lloyd. The slavery controversy 1831 - 1860, p. 143. 1939.

 
стр. 107

 

за независимость, на "права штатов", на "права человека". Многое из этого идеологического арсенала было не только сохранено после гражданской войны в южной историографии, но и широко использовано реакционными историками и политиками Севера.

 

Для фальсификации истории Юга в нужном ей направлении реакция не брезговала никакими средствами, вплоть до тайного планомерного уничтожения в Южных штатах наиболее важных источников по истории 60 - 70-х годов, в частности неизданных протоколов законодательных собраний времени "реконструкции", разоблачавших многие реакционные легенды о событиях тех лет. С особой тщательностью уничтожались документы, показывающие разностороннюю деятельность негров, которые занимали во время "реконструкции" важные посты во многих Южных штатах. Источники, уничтожить которые было невозможно, например, опубликованные официальные отчёты о зверствах Ку-клукс-клана, архивы бюро по освобождению негров, систематически игнорировались и игнорируются реакционной американской историографией. Одновременно историографы Севера систематически фальсифицировали образ Линкольна, пытаясь превратить его в "безвредную икону" и замалчивая подлинно прогрессивные стороны его политики4 . Отдельные историки стремились протащить мысль о президенте, как об ограниченном "мелком иллинойском политике", случайно попавшем на свой высокий пост. Ещё более бесцеремонно не только южная, но и северная историография фальсифицировала деятельность решительных противников рабства и, прежде всего Таддеуса Стеффенса, ненавистного реакции за его проект наделить освобождённых негров плантаторской землёй. Одной из книг, специально посвященных этой задаче, является монография Вильямса "Линкольн и радикалы"5 . Одновременно возрождается легенда о реакционере Мак Клеллане как о "гениальном" полководце и спасителе страны. "Мак Клеллан. Человек, который спас единство страны", - так называется новая апологетическая книга Икенроуда и Конрада о незадачливом вожде северных "демократов". Авторы не скрывают своего преклонения перед рабовладельцами - "противниками" Мак Клеллана - и с умилением подчёркивают, что Ли, Джонстон и другие генералы Юга питали к нему самые нежные чувства. Реакционные историки открыто сожалеют о поражении Мак Клеллана на президентских выборах 1864 г., так как, одержи он победу, "были бы сделаны уступки Южным штатам, и Юг не был бы, ввергнут в пучину унижений и несчастий периода реконструкции"6 .

 

С наступлением эпохи империализма, когда хозяин страны - монополистический капитал - стал активно поддерживать созданный плантаторами на Юге режим террора и зверской расовой дискриминации, и американская историография подвергла "пересмотру" историю гражданской войны, позиции историков-северян и историков-южан постепенно сближались. Немалая "заслуга" в организации реакционного пересмотра истории гражданской войны принадлежит университету Джона Гопкинса и особенно профессорам истории Колумбийского университета Барджессу и Дэннингу и их ученикам.

 

Бывший участник гражданской войны на стороне рабовладельцев и проповедник мирового господства англо-саксов, Барджесс написал многотомные работы, с позиций открытого расизма фальсифицировавшие историю событий 1861 - 1865 гг. и "реконструкции" (монографии "Гражданская война и конституция", "Реконструкция и конституция"). Дэннинг в работе "Политическая и экономическая реконструкция" (1907) чёрными красками рисует период после гражданской войны. Автора возмущают не грабежи и подлоги северных чиновников (хотя фальсификаторы истории усердно пытаются спекулировать и на этом обстоятельстве), а то, что северяне "поддерживали социальную и политическую систему, при которой все силы, создавшие цивилизацию (т. е. плантаторы. - Е. Ч. ), были подчинены массе варваров - освобождённых неволь-

 

 

4 В 1950 г. один из американских журналов ("Харперс мэгэзин") доказал, что ряд высказываний, которые пресса Уолл-стрита и конгрессмены систематически приписывали Линкольну, вроде поучений "Нельзя помочь рабочему, разоряя работодателя" или "Нельзя способствовать братству людей, поощряя классовую ненависть" и т. п., взяты из книги "изречений" одного пенсильванского церковника.

 

5 H. Williams. Lincoln and the Radicals. 1941.

 

6 H. Eckenrode and B. Conrad. Mac Clellan, the man who saved the Union, p. 272.

 
стр. 108

 

ников"7 . Террор, практикуемый плантаторами, Дэннинг объявлял законной самообороной против угрозы "гибели цивилизации", а борьбу властей против Ку-клукс-клана - "одновременно и насмешкой и преступлением"8 . "С Хейсом пришел мир"9 , - этими словами закончил свою книгу реакционный историк, характеризуя так называемое "примирение" Севера и Юга и начало дикого антинегритянского террора после избрания Хейса в 1876 г. президентом США.

 

За последние два - три десятилетия написано значительное число исследований по истории реконструкции в отдельных штатах. Подавляющее большинство этих монографий с реакционных, расистских позиций грубо фальсифицирует действительность.

 

Прогрессивный учёный Дюбуа в своей книге "Чёрная реконструкция"10 приводит десятки цитат из школьных учебников, написанных на "новейших материалах" американской реакционной историографии. В них утверждается, что все негры "невежественны", "ленивы и бесчестны" и они "ответственны за плохое управление в период реконструкции". Эти реакционные вымыслы объявлены незыблемой истиной не только в американской, но и во всей реакционной историографии. Так, "Британская Энциклопедия" с готовностью напечатала в 14-м издании грязные измышления известного американского историка Тэрнера о периоде "реконструкции", содержащие отвратительную клевету на негритянский народ. Попытка Дюбуа сказать в статье, заказанной ему для "Британской Энциклопедии", несколько слов правды об этом периоде была решительно отвергнута редакцией. "Британская Энциклопедия" поставила условием опубликования работы прогрессивного американского учёного изъятие из неё всех этих "преступных" мест.

 

В последние два десятилетия и в особенности после второй мировой войны явственно обозначился генеральный пересмотр всех прежних воззрений на историю и причины конфликта Севера и Юга. Вследствие растущей агрессивности американского империализма и ускоренной фашизации США старый рабовладельческий Юг с его "традициями" жестокого расового террора, свирепого преследования "подрывных элементов" и пропагандой захватнической политики стал особенно близок идеологам Уолл-стрита. Американский книжный рынок запружен книгами по гражданской войне в США и "реконструкции", начиная от солидных "академических" изданий и до популярных полубеллетристических произведений, прославляющих "старый Юг" и рабовладельческие порядки. Десятками появляются восторженные биографии южных генералов и политиков - Ли, Джексона, Гуда, Джефферсона Девиса, Кэлхэна и др. Вереницей идёт публикация мемуаров рабовладельческих чиновников и офицеров южных армий. Очищаются от пыли семейные архивы, и публикуются массовыми тиражами, воспоминания дам из аристократических рабовладельческих семейств, причём предприимчивые издатели, учитывая "дух времени", не брезгуют и подделками. Как с конвейера, сходят фальсифицированные публикации, монографии, исторические обзоры. Издания щедро украшаются портретами "героев" рабовладельческой армии, репродукциями картин, в идиллических тонах изображающих жизнь на старом Юге, флагами конфедерации и т. п.11 . Активизировались и многочисленные организации, занимающиеся созданием культа "героев" рабовладельческого Юга. Типичная среди них организация "Объединение дочерей Конфедерации" раскинула свою сеть по всем Южным штатам. "Сочувствующие" сенаторы и конгрессмены спешат обогатить приложения к протоколам конгресса ("Конгрешнл рикорд") выступлениями руководительниц этого общества. Так, в январе 1951 г. в "Конгрешнл рикорд" была опубликована речь некоей миссис Холт. Восторженная "дочь Конфедерации" объявляла, что отныне в США "на Востоке, Западе, Севере и Юге гордо, с готовностью, единогласно и от всего сердца чтут священную память Роберта Эдварда Ли", причём, оказывается,

 

 

7 W. A. Dunning. Reconstruction, political and economic, p. 212. New York. 1907.

 

8 Там же, стр. 214, 270.

 

9 Там же, стр. 341.

 

10 W. B. Du Bois. Black Reconstruction. An essay toward a history of the part which black folk played in the attempt to reconstruct democracy in America 1860 - 1880. New York. 1935. Ср. также книгу прогрессивного учёного J. S. Allen'a. Reconstruction. The Battle for Democracy (1865 - 1876). 1937.

 

11 См. J. K. Bettersworth. Confederate Mississipi; J. B. Bragg. Louisiana in confederacy и др.

 
стр. 109

 

только ныне люди в состоянии "полностью оценить его величие"12 . Создаются всё новые исследования по истории каждого штата в период гражданской войны. Подробно систематизируются и излагаются воззрения южан и история их идеологической борьбы против "лживых и полных преувеличений" нападок аболиционистов. Появляются специальные монографии, посвященные взглядам видных теоретиков рабовладения (Фитцхью и др.).

 

Вот некоторые последние образчики этой литературы. По восторженному уверению "Нью-Йорк таймс", наибольший интерес из всех мемуаров периода гражданской войны представляют воспоминания Блэкфорда - офицера штаба генерала рабовладельческой армии Стюарта. В предисловии к этой книге реакционный историк Д. С. Фриман рекомендует автора воспоминаний "как солдата-гражданина, обладающего честным умом и исключительной способностью к здравым суждениям", как "бесстрашного джентльмена". На первой же странице воспоминаний читатель наталкивается на "здравые суждения" о "безумной попытке Джона Брауна", за которую тот "был повешен, как того и заслуживал". "Аболиционистские фанатики, - пишет Блэкфорд, - убедили себя в том, что негры страдают, и что только отсутствие возможности препятствует им восстать и освободиться. Но, к несчастью для этой теории, негры не имели поводов к жалобам, они были довольны, счастливы и удовлетворены своей долей... Когда время удалит покров фанатизма, который затемняет этот вопрос, мир увидит, что никогда прежде труд и капитал не соединялись при обстоятельствах, более выгодных для работника, и что никогда негритянская раса не испытывала большего блаженства"13 . Подобные же "здравые" рассуждения, с которыми спешит солидаризироваться американская историография, содержат и дневник генерала южной армии Джона Горгаса, и "Письма из армии Ли, или мемуары о жизни в армии и в Виргинии во время войны между штатами", и книга Дугласа "Я воевал вместе с Джексоном-каменная стена", и другая подобная литература14 . Дальше всех идёт историк Билль, который в своей книге "Осаждённый город Ричмонд 1881 - 1865 гг." излагает все эти суждения рабовладельцев уже от собственного имени. Характерно, что книге предпосланы в качестве эпиграфа слова, сказанные генералом Ли: "Ричмонд не должен быть сдан, и он не будет сдан". Отказываясь "сдать" традиции и идеологию рабовладельческого Юга, А. Билль с цинизмом признаётся в фальсификаторском трюке, который он употребляет, как и другие "учёные", подвизающиеся на этом поприще. Книга документальна, но составлена на основе специально подобранных воспоминаний, принадлежащих ярым рабовладельцам и "иностранцам, которые были их близкими и ревностными сотрудниками".

 

Автор пишет о защите Ричмонда рабовладельцами, как об "одном из самых блестящих эпизодов американской истории". С редким бесстыдством он представляет счастливой Аркадией рабовладельческую Виргинию, где господствовал самый свирепый режим на всём Юге и откуда поставлялись рабы на продажу в другие штаты. Даже разлучение членов негритянской семьи при продаже Билль спешит изобразить как редчайшее исключение, вызываемое банкротством плантатора или "неисправимостью раба". Он с умилением пишет, что любвеобильные плантаторы рассматривали торговцев рабами как лиц, "занимающихся делами, имеющими сомнительную репутацию". Со звериной злобой обрушивается этот расист на негров, утверждая, что невольники "физически, умственно и морально не подходили для свободы". С ненавистью пишет он о "невежественных и фанатических махинациях аболиционистов" и выражает удовлетворение расправой с Джоном Брауном. Как с живым, воюет Билль с Диккенсом, нарисовавшим в своей книге об Америке правдивую картину ужасов рабовладельческого Юга, и в особенности с писательницей Бичер-Стоу. Вместе с героями своей книги Билль обвиняет её во лжи и спекуляции на "исключительных случаях - очень редких исключениях среди почти всеобщей филантропии, доброжелательства или, по крайней мере, просвещенного эгоизма"15 .

 

 

12 Congressional Record. Vol. 97, No. 12. A. 273. 19. January 1951.

 

13 W. Blackford. War years with Jeb Stuart, p. XIII, 11, 12, 13. New York. 1946.

 

14 См. J. Gorgas. The civil war diary. Alabama. 1947; Letters from Lee's Army or memoirs of Life in and out of the Army in Virginia during the war between the States. New York, 1947; H. K. Douglas. I rode with Stonewall Jackson, etc.

 

15 A. H. Bill. The beleaguered city Richmond. 1861 - 1865, p. XIII, 11, 12, 19, 20, 24. New York. 1946.

 
стр. 110

 

Очевидным становится связь восхваления истории рабовладельческого Юга со стремлением "переписать" в угодном для империалистов Америки духе историю многочисленных захватнических войн, которые вели США. Так, восторженный историограф плантаторов Билль в своей книге о грабительской войне 1846 - 1848 гг. США против Мексики требует, чтобы историки показали "умеренность, терпение и сдержанность правительства в Вашингтоне"16 и т. п. Один из видных представителей школы Тэрнера, Р. А. Биллингтон, в монографии "Движение на Запад. История американской границы", претендующей на обобщение всех доводов в пользу "законности" американской экспансии, прямо пишет: "Историки прошлого поколения, которые утверждали, что Соединенные Штаты были вовлечены в захватническую войну алчными плантаторами, жаждущими новых территорий для распространения своих исключительных институтов (т. е. рабства. - Е. Ч. ), игнорировали и психологию американского народа, и поведение его правительства"17 . США действовали, оказывается, из желания распространить на Мексику свои демократические учреждения. "Мексиканцы были виновны в том, добавляет играющий в "беспристрастие" историк, что они были плохими соседями, а американцы также впали в ошибку, не сумев извинить пороки своих неопытных друзей на южных границах"18 . Подобные примеры можно было бы продолжить без конца.

 

Удивительно ли после этого, что руководство ряда американских университетов приступило к давно намеченному "подытоживанию" всей этой фальсификации истории рабовладельческого Юга? Было предпринято издание "фундаментального" десятитомного "труда" по истории Южных штатов - от начала колонизации и до наших дней. Семь из десяти этих томов должны осветить период до окончания гражданской войны. В 1947 г. вышел VIII том этой серии - монография известного реакционного историка Култера "Юг во время реконструкции". Несколько месяцев тому назад появился ещё один том, написанный Култером и посвященный истории Юга в период гражданской войны19 . Эта работа немедленно была разрекламирована "Американским историческим обозрением" как "опус магнус" современной историографии США.

 

Монографии Култера носят все внешние следы фундаментальности, академической респектабельности и даже притязают на "беспристрастное" освещение событий. Об этом, по крайней мере, упорно твердит сам автор. В обеих книгах наряду с изложением политической истории США содержится сколь обильный, столь же и фальсифицированный материал об экономике, культуре, прессе, даже постановке народного образования на Юге в середине XIX века. Длинный список использованных источников (разумеется, тщательно подобранных и подтасованных), претензии на разносторонний показ жизни Юга в годы гражданской войны и реконструкции - всё это явно рассчитано на то, чтобы создать у читателя впечатление о работах Култера, как последнем слове науки в этом вопросе.

 

Впрочем, свой наукообразный труд Култер сразу же начинает с утверждения, которое о многом говорит читателю. В предисловии к "Конфедеративным штатам Америки" автор спешит объявить, что годы войны для Юга были временем "героизма и самопожертвования". Но это ещё не всё. "В настоящее время, - добавляет Култер, - война южан за сохранение цивилизации (!), против изменений, кажется жителям Юга столь же важной, как и борьба более поздних поколений американцев в защиту засадной цивилизации, против азиатского тиранического правления"20 .

 

Если отбросить растленный жаргон современных американских империалистов, объявляющих "тиранией" всякую попытку народов устроить свои судьбы не по указке

 

 

16 A. H. Bill. Rehearsal for conflict. The story of our war with Mexico (1846 - 1848), p. VII. New York. 1947.

 

Недавно опубликована ещё одна книга на эту тему - R. S. Henry. The story of Mexican war. 1950.

 

17 R. A. Billington. Westward Expansion. A history of the American Frontier, p. 572. New York. 1949.

 

18 Там же, стр. 573.

 

19 См. E. Coulter. The South during the Reconstruction (1865 - 1877). 1947. (The History of the South. Vol. VIII). Его же. The confederate States of America (1861 - 1865). (The History of the South. Vol. VII). Lousiana State University Press. 1950.

 

20 M. Coulter. The confederate States of America (1861 - 1865), p. IX. New York. 1950.

 
стр. 111

 

магнатов Уолл-стрита (подобно тому, как южные плантаторы называли "тиранией" отмену рабства), то Култеру здесь, пожалуй, не единственный, раз во всей его книге нечаянно удалось сказать правду. Пытаясь всячески возвеличить южных плантаторов чуть ли не до роли "защитников западной цивилизации" в XIX в., Култер невольно показывает неприглядную родословную современных американских реакционеров.

 

Развивая далее свой тезис, Култер спешит уверить читателей, что, защищая рабство, "благородные" плантаторы меньше всего руководствовались вульгарными, материальными интересами. Рабовладельцы, оказывается, лишь боялись, как бы невольники без заботливого плантаторского глаза не впали в анархию. Однако эта угроза была во-время предотвращена образованием рабовладельческого государства. "После создания Конфедеративных штатов Америки волна оптимизма охватила народ". И когда Север начал своё "нашествие" на Юг, то "более чем когда-либо позднее, Конфедерация стала одной большой семьей"21 .

 

Выступая прямым наследником рабовладельцев, Култер неоднократно развивает мысль, что отделение Юга в 1861 г. было событием, аналогичным войне колонистов за независимость в XVIII веке. С сочувствием цитирует он одну рабовладельческую газету Нового Орлеана, писавшую, что "Конфедеративные штаты 1861 г. повторяют историю американской революции". При этом уже от самого Култера мы узнаём, что "Девис был столь же героичен, как и Вашингтон". Автор не жалеет красок, расписывая "простоту" манер президента, который однажды даже "пожал руки сорока неграм-рабочим, занятым на оружейном заводе". В книге находится место и для утомительных описаний высоких качеств супруги президента, жилища четы Девисов и т. п.

 

Кратким и сухим становится рассказ, лишь только Култер доходит до изложения дипломатической истории Конфедерации. Ей уделено в томе не более печатного листа. Красноречие изменяет здесь автору далеко не случайно. Дипломатическая история Конфедерации, которая часто служила предметом исследования во время обострения англо-американских противоречий в 20-м - начале 30-х годов XX в. (монографии Е. Адамса, Ф. Оусли, Джордана и Аратта и др.), ныне часто и совсем игнорируется в книгах о "старом Юге". Причиной тому служит и нежелание поднимать старые счёты с младшим партнёром Уолл-стрита - Англией, - и стремление обойти "скользкую" тему о предательской внешней политике южан, и, главное, не поднимать вопроса об отношении правительства Линкольна и народа США к попыткам иностранной интервенции в гражданскую войну, воспоминание, о чём отнюдь не может быть приятным современным американским агрессорам. В своей книге Култер ограничивается лишь кратким пересказом общеизвестных фактов из истории внешних сношений Конфедерации22 .

 

В заключении к своей разбухшей работе Култер ещё раз убеждает читателей, что рабовладельцы "заслуживали лучшей судьбы, чем им была уготована".

 

Рассказу об этой "уготованной" рабовладельцам горькой судьбе посвящена другая книга того же автора - "Юг во время реконструкции".

 

Историю реконструкции Култер начинает с диких вымыслов о негритянских частях северной армии, расквартированных на Юге в первые месяцы после окончания гражданской войны, а также с утверждения, что Южные Штаты имели "право" на уплату за освобождение невольников. Правительство отказалось провести эту меру, и великодушный Юг (с умилением сообщает автор), "убежденный в своей справедливости, скоро забыл об этом неуплаченном долге".

 

Култер систематически фальсифицирует историю. Он защищает в своей книге пресловутые "чёрные кодексы", принятые в ряде Южных Штатов в первые годы после гражданской войны и ставившие целью восстановить в слегка изменённой форме рабство: "Не может быть сомнения, что главной целью законодателей было улучшить положение негров". Подобное утверждение вполне логично в устах апологета плантаторов, который отказывается признать злом даже самое рабство. Култер откровенно

 

 

21 Там же, стр. 57, 75.

 

22 В этой главе заслуживает внимания лишь материал о чрезвычайно благожелательном отношении к Конфедерации со стороны Ватикана (там же, стр. 193 - 194).

 
стр. 112

 

признаётся в том, что, по его мнению, лучше всего было бы, если бы удалось сохранить действие этих варварских кодексов на десятилетия23 .

 

Все гнусные измышления рабовладельцев о негритянском народе любовно коллекционируются Култером. Особенно ненавистно южному "историку" предоставление неграм избирательных прав; это решение он называет "дьявольской" мерой. "В свете антропологических знаний, имевшихся в 1865 г., - декларирует фашистский мракобес, - почти невозможно было найти ни одного довода в пользу наделения негров избирательными правами".

 

Занятие неграми административных постов, по утверждению Култера, означало, "что защита, которую получает цивилизованное общество от правительства, прекратилась"24 . Особенно бесит американского реакционера изданное тогда разрешение смешанных браков, удовлетворившее, по его мнению, лишь "подонки обеих рас". Большинство негров, нагло уверяет Култер, не хотело социального равенства с белыми25 .

 

В восьмой главе книги, носящей название "В защиту расы и веры", Култер с цинизмом провозглашает свои изуверские, расистские "принципы", представляющие простой пересказ аналогичных "теорий" рабовладельцев. Он объявляет утопией возможность равноправных и дружественных отношений между расами: расы "имеют различные антипатии в отношении друг друга, причем кавказская раса в качестве господствующей обладает наибольшим количеством этих антипатий". "В Америке, - добавляет автор, - негр был элементом, вносящим беспорядок"26 . Култер объявляет подлинными друзьями бывших рабов "старый класс плантаторов", лучше понимавших негров и могущих симпатизировать их слабостям"27 . Одновременно, разумеется, фашистский историк с восторгом отзывается о созданном этими "лучшими друзьями негров" бандитском Ку-клукс-клане. Он утверждает, что Ку-клукс-клан был создан для отпора "насилиям" со стороны негров, "получал поддержку лучших элементов Юга и завоевал доверие своим целям со стороны значительной части народа на Севере"28 . Вершин гнусности достигает американский фашистский выродок, расписывая с садистским наслаждением кровавые подвиги Ку-клукс-клановцев: "Они убивали, вешали, сжигали и топили в воде негров... Менее насильственной, но не менее эффективной была деятельность клана, направленная на подавление наглых подстрекателей, побуждавших негров отказываться от рабочих контрактов, и удаление негров с выборов... Ку-клукс-клан помог спасти духовную жизнь Юга"29 . Линчевание позволило "регулировать отношение между расами". И, далее, Култер повествует о "дикой радости" плантаторов после нового прихода их к власти на Юге. Негры, торжествует Култер, вернулись к "своим старым занятиям дворников, привратников и батраков"30 .

 

Идеолог американской империалистической реакции США всюду проводит специфически рабовладельческую точку зрения. Он даже пытается уверить читателей, что во времена рабства невольникам якобы жилось много лучше!

 

Звериный облик современных американских рабовладельцев ясно вырисовывается за многоречивыми разглагольствованиями "учёного" изувера.

 

Циничная фальсификация истории для апологии рабства и захватнических войн является ярчайшим свидетельством полного вырождения американской буржуазной историографии, поставленной на службу империализму и агрессии.

 

 

23 См. там же, стр. 38, 47, 56 и др.

 

24 Там же, стр. 47, 54 - 55, 63, 148, 156 и др.

 

25 См. там же, стр. 64, 65.

 

26 Там же, стр. 162.

 

27 Там же, стр. 164.

 

28 Там же, стр. 171.

 

29 Там же, стр. 169, 172, 381.

 

30 Там же, стр. 373.


Комментируем публикацию: АПОЛОГИЯ РАБОВЛАДЕНИЯ В НОВЕЙШЕЙ АМЕРИКАНСКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ


© Е. ЧЕРНЯК • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 8, Август 1951, C. 106-113

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЛИНГВИСТИКА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.