публикация №1655987616, версия для печати

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ БЕЛОРУССКОЙ ЭТНОЛИНГВИСТИКИ


Дата публикации: 23 июня 2022
Автор: Н. П. Антропов
Публикатор: Алексей Петров (номер депонирования: BY-1655987616)
Рубрика: ЛИНГВИСТИКА
Источник: (c) Славяноведение, № 4, 31 августа 2008 Страницы 89-103


В недолгой пока истории белорусской этнолингвистики возможно, как представляется, выделить (впрочем, достаточно условно) периоды 1984 - 1997 и 1998 - 2007 гг., различающиеся как постановкой проблем и методологическими установками, так и репрезентацией материала, в том числе, что, бесспорно, важно, его объемом. Однако как и любая история, этнолингвистическое направление в белорусской гуманитарной науке имеет и предысторию. Ретроспективный анализ позволяет выявить некоторый круг работ 70 - 80-х годов прошедшего столетия, в которых нашла отражение фактически этнолингвистическая (интересно, что и собственно термин "этнолингвистический" (но в цитируемом тексте) впервые фиксируется в одной из работ этого времени [1. С. 198]) - с современной точки зрения, конечно, - тематика: "язык и культура", "язык и фольклор", "язык/языкознание и этнография". Безусловно, речь в данном случае идет о реализации собственных научных интересов исследователей.

Здесь, прежде всего, следует отметить работы, связанные с изучением культурной и обрядовой терминологии: о "Дунае" пишут Ф. Д. Климчук и В. В. Шепелевич [2], о "ламкании" и "железном человеке" в полесско-южнославянской перспективе - Г. А. Цыхун [3; 4], о полесском "кусте" - Н. П. Антропов и Р. М. Ковалева [5]; мифологическая лексика в чешском и словацком языках подробно исследуется в кандидатской диссертации Н. И. Зайцевой [6]. Не могли пройти мимо соответствующей лексики и авторы белорусского этимологического словаря, первые три тома которого увидели свет как раз в этот период [7]. Ареалогическая проблематика этнолингвистической направленности начинается работа-

стр. 89

ми Ф. Д. Климчука [8]; он же (в соавторстве с А. Видугирисом) пишет об этнолингвистических и религиозных отношениях в зоне балто-восточнославянского, но по преимуществу белорусского пограничья [9]. Фольклорным элементам во фразеологии современных славянских языков посвятила большую работу К. М. Гюлумянц [10]. Наконец, в новаторском для того времени первом этнолингвистическом сборнике, посвященном Полесью [11], который фактически открыл для научной общественности заявленное направление, Ф. Д. Климчук публикует материалы по традиционной свадьбе своего родного села [12] (развитие темы см. в [13]).

Зарождение собственно белорусского этнолингвистического направления, вначале в языкознании, а затем в смежных науках гуманитарного цикла, есть основания отнести к 1984 г., когда в Полесскую экспедицию Института славяноведения и балканистики АН СССР, которой с начала 1960-х годов бессменно руководил акад. Н. И. Толстой, влились белорусские участники, прежде всего автор настоящей статьи и студенты руководимого им спецсеминара филфака Белорусского университета "Актуальные проблемы белорусской и восточнославянской этнолингвистики". В деятельности семинара, работавшего на протяжении 10 лет (1984 - 1993), реализовывались два направления: экспедиционное и исследовательское. В рамках первого ежегодно проводились экспедиции по сбору вначале преимущественно в Западном Полесье материала, включавшегося в Полесский архив Института славяноведения (для планировавшегося ранее, до Чернобыльской катастрофы, Н. И. Толстым и его коллегами "Полесского этнолингвистического атласа") (об этом, а также об участии в полесских экспедициях студентов и преподавателей Гомельского университета, подробнее см. [14. С. 383 - 391]); позже - на всей территории Белоруссии в целях создания архива "Беларускага этналінгвістычнага атласа" (БЭЛА). В процессе проведения диалектологической практики участие в этой работе в разные годы принимали студенты Белорусского университета, Брестского и Витебского пединститутов (ныне университеты), что потребовало создания специальных инструкций. К настоящему времени оказались обследованными по единой программе ("Народная культура Беларусі" - несколько модифицированная программа "Народная культура Полесья" [11. С. 47 - 49]) более 550 населенных пунктов Белоруссии. Создан архив атласа со вспомогательными картотеками, который сейчас постепенно переводится в электронную версию. Исследовательская работа студентов семинара заключалась, естественно, в подготовке курсовых и дипломных работ. Всего за 8 лет (1986 - 1993) было подготовлено и защищено около 25 дипломных сочинений, касавшихся практически всех сфер современной этнолингвистики. Многие из этих работ имели серьезное научное значение, но одна, обобщившая имевшиеся на тот час архивные материалы БЭЛА, носила, безусловно, новаторский характер - это дипломная работа Т. Р. Федукович и И. Т. Шешко "Белорусский этнолингвистический атлас: материалы, пробные карты". В семинаре начинали исследовательскую работу ныне кандидаты филол. наук Т. В. Володина, И. М. Суховицкая и И. А. Жилинская. Ряд научных публикаций имеют В. В. Казначеев, М. А. Исаченкова, Е. Л. Ширина.

Значительную роль в развертывании этнолингвистических исследований в Белоруссии сыграла научно-исследовательская лаборатория белорусского фольклора и диалектологии, открытая в 1981 г. на филфаке Белорусского университета (до 2005 г. ею заведовал известный белорусский фольклорист В. Д. Литвинко, обобщением его исследований явилась монография, посвященная фольклору и этнокультуре Полесья [15]). Именно здесь в 1986 - 1995 гг. выполнялась научная тема "Этнолингвистическое исследование Белорусского Полесья", входившая в План координационных исследований АН СССР.

В конце 90-х годов прошедшего - начале нынешнего столетия выявилось, что в белорусских исследованиях гуманитарной направленности налицо все более

стр. 90

интенсивное, а методологически более строгое, хотя, разумеется, далеко не всегда, обращение к этнолингвистике, уже утвердившейся и зарекомендовавшей себя в соседних России (прежде всего в Москве, но также Екатеринбурге, Петербурге и других центрах) и Польше (Люблин). Активизируется своеобразный диалог между отдельными научными школами и дисциплинами, когда фольклористы, этнографы, культурологи и, прежде всего, лингвисты в русле актуализируемой в гуманитарной науке антропологической парадигмы все чаще обращаются к экстралингвистическому комментированию и развертывают свои исследования на широком этнокультурном фоне.

Современную белорусскую этнолингвистику отличает от родственных, как представляется, отсутствие единого, пусть и разветвленного, но внутренне гомогенного научного русла, наподобие московского и люблинского этнолингвистических направлений с определившимися теоретической и методологической базами, но что самое важное - с группами ученых, которых в свое время объединила центральная идея этих школ, а именно целенаправленная многолетняя подготовка к фундаментальным изданиям общеславистического характера и значения [16; 17]; симптоматично, что собственные научные интересы отдельных ученых - представителей этих направлений, ныне реализованные в ряде крупных монографий, возникали как раз в рамках главных. К настоящему времени стало совершенно очевидным, что белорусская этнолингвистика в общетеоретическом плане представляет собой конгломерат идей, реализуемых в научных центрах Белоруссии, прежде всего в вузах всех регионов, с разной степенью масштабности и разной скоростью, поэтому предлагаемый ниже обзор публикаций этнолингвистического характера белорусских специалистов за 1985 - 2006 гг. (из них в обзор включены практически все оказавшиеся доступными автору материалы, хотя степень их репрезентации различна. Не описаны работы, достоверность и научная ценность которых, по мнению автора, спорны или прямо сомнительны. Разумеется, жанр обзора не предполагает оценочных характеристик) представляет собой анализ реализации этих идей, выделенных в отдельные рубрики.

Лингвистическая экстраполяция этнолингвистики. Этот подход, один из наиболее близких теоретическим и практическим устремлениям славистической этнолингвистики, в частности Московской этнолингвистической школы (для ее создателя академика Н. И. Толстого собственно лингвистическая составляющая этнолингвистики, как известно, всегда представляла особую ценность), нашел отражение в ряде работ. Проблемы общего характера темы "язык и культура" на рубеже 1980 - 1990-х годов интересовали А. Е. Супруна [18] и Я. Л. Трембовольского [19]. К исследованиям обрядовой терминологии и демонологической номенклатуры относятся работы этого же периода, принадлежащие Н. П. Антропову [20 - 23]. "Этимологическую", но одновременно и "диалектологическую" ветви этнолингвистического древа иллюстрируют девять этюдов Г. А. Цыхуна, посвященные этимолого-этнолингвистическому анализу отдельных лексем и словосочетаний, записанных в селах Туровского региона Полесья, причем в ряде случаев результатом этого анализа являются глубокие выводы этногенетического характера, в частности о миграционных процессах предшествующих эпох [24]. В статье, посвященной "цветному" наименованию Беларусь [25], он реконструирует глубинную семантику словосочетания белый свет (= 'новое пространство') как пространственную реализацию оппозиции 'внутренний/внешний', где белый 'внешний' противопоставлен иным "пространственно-ориентированным" цветам. Собственно этимологическим поискам в сфере славянской теонимии, а также скрытой семантики некоторых атрибутов древних славянских божеств (например усов) на широком славяно-иноязычном, в частности славяноиранском, -кельтском, -греческом, фоне, что, в сущности, манифестирует диалектологию древней религии славян, посвя-

стр. 91

тил ряд публикаций В. В. Мартынов [26]; "этнолингвистическую" этимологию западнополесского мифонима "русавы дзед" недавно предложил Г. А. Цыхун [27].

Этнолингвистическое исследование, предполагающее описание двойного отражения, а именно фрагмента действительности в сознании носителя культуры и фрагмента сознания в языке, направлено, с одной стороны, на определение специфики национально обусловленного восприятия действительности в сознании представителя этноса, а с другой - на выявление особенностей языковой трансляции информации о данном фрагменте реальности. В этом русле выполнен ряд работ, затрагивающих вопросы обрядовой лексики и терминологии. О погребальной лексике в белорусских говорах пишет Ф. Д. Климчук [28], о символике ткаческой лексики в белорусском фольклоре - В. Ф. Трайковская [29], о лексике весеннего обрядового печенья - М. А. Исаченкова [30]; она же, привлекая весьма репрезентативный материал, подробно описывает обрядовую лексику белорусской Масленицы на широком фоне обрядово-ритуальной семантики масленичного комплекса [31] (см. также [32]). Свадебную терминологию активно исследует Ж. М. Селюжицкая из Бреста [33]; описанию семантического поля "одежда" и, в частности, свадебного костюма в этнолингвистическом аспекте посвящены работы могилевчанок Г. А. Кожуриной и Т. С. Воробьевой [34; 35], а также диссертационное сочинение И. В. Пивоварчик из Гродно, представляющее этнолингвистическую характеристику номинативного ряда белорусского свадебного костюма [36]. В монографии гомельской исследовательницы Е. И. Холявко [37] на широком этнокультурном фоне изучены вторичные номинации с исходным значением "кривой, гнутый" в белорусском и русском языках. Отдельные лексемы "культурного" пласта белорусской лексики анализируются в работах [38 - 42]. Различным видам взимоотношений языка и культуры в полиэтничном регионе Белорусского Поозерья посвящена коллективная монография витебских ученых [43]. Этнотопонимии Белоруссии на фоне этнической истории посвятил монографию гомельский языковед А. Ф. Рогалев [44].

Этнолингвистическая география и ареалогия. Как отмечалось выше, в начале 1990-х годов в рамках спецсеминара "Актуальные проблемы белорусской и восточнославянской этнолингвистики" возникла идея этнолингвистического атласа (БЭЛА) как типа издания, наиболее соответствующего интерпретации собранного материала по традиционной духовной культуре. Предварительная реализация задуманного была осуществлена в упомянутой работе семинаристок Т. Р. Федукович и И. Г. Шешко, в которой были представлены восемь пробных карт (в те же годы опубликовано несколько работ, также связанных с проблематикой этнолингвистической географии, см. [45]). В то время по ряду причин работа над атласом прервалась и возобновилась лишь сравнительно недавно (см. несколько статей Н. П. Антропова, в которых обобщен материал, относящийся к трем из 65 вопросам программы [46]). 15 карт, относящихся к лексике традиционной народной культуры Березовского микрорегиона Западного Полесья, приводит Л. В. Леванцевич из Бреста в лексическом атласе говоров этого района [47. Карты 76 - 90]. Ареальному представлению западнополесских поверий о русалках посвящено исследование Ф. Д. Климчука [48. 6 карт]. Картографирование наиболее существенных элементов белорусской масленичной традиции проведено М. А. Исаченковой [31. 6 карт].

Этнолингвистика, речевое поведение и прагматика общения. Описанию и анализу этнокультурных стереотипов коммуникативного поведения посвящены докторское исследование и монография И. И. Токаревой [49]. Лингвистический аспект культурно-национальной специфики поведения на материале русской и белорусской фразеологии подробно анализирует в статьях и кандидатской диссертации витебская исследовательница О. В. Данич [50]. Обращение к лингвосемиотическим оппозициям в прагматике общения позволили М. И. Конюшкевич (Гродно) продемонстрировать специфику

стр. 92

знакового пространства белорусской речевой культуры, которое формировалось прежде всего на оси своеобразной "интимизации" - не в отвергании и уничтожении "чужого", а во включении его в "свое" [51].

Этнолингвистика и фразеология. Весьма плодотворно в Белоруссии развивается этнолингвистическое исследование фразеологии. Органичность этнолингвистической методологии при обращении к устойчивым языковым единицам обусловлена тем, что эта сфера языка и речи обладает мощным культуроведческим потенциалом: во-первых, фразеологический материал, как известно, напрямую обращен к этнокультурной информации, имеющей системно-этноязыковой характер; во-вторых, фразеологический фонд кодирует информацию о восприятии человеком окружающей действительности; наконец, фразеологический материал тесно взаимодействует с иными сферами традиционной духовной культуры, оказывается органично вписанным в ее контекст. Этнолингвистическое направление становится одним из приоритетных в современных фразеологических исследованиях, в рамках которых фразеологизм рассматривается как итог, но одновременно и как способ культурно-национального мировидения, а интерпретация его семантики неминуемо приводит исследователя к проблематике культурного контекста.

Решение этих задач входит в компетенцию этнофразеологии, сравнительно нового лингвистического направления на пограничье фразеологии и этнолингвистики, предмет которого - изучение устойчивых словосочетаний в этнокультурном аспекте. Наиболее полно этнофразеологическая проблематика представлена в работах признанного главы этого направления в белорусской этнолингвистике гомельского языковеда В. И. Коваля [52]. В монографии и брошюре, посвященных восточнославянской этнофразеологии, которые предварили докторскую работу [53], проводится системный анализ фразеологизмов, относящихся к сфере народной духовной культуры: устанавливается их деривационная база, описываются основные фраземообразовательные модели, определяются соотношения между деривационными закономерностями и характером семантики фразем, что позволяет, по мысли автора, наиболее объективно оценивать внутреннюю форму устойчивых словосочетаний в диахронии. Примеры отдельных этнофразеологических этюдов, кроме отмеченных выше, в том числе на материале фольклорной фразеологии любовно-эротической семантики, см. в [54]. Рассмотрение фразеологизма прежде всего как культурного знака присуще работам А. С. Аксамитова [55], Т. В. Володиной [56], Т. С. Воробьевой [57], С. В. Голяк [58] (на материале белорусского и сербского языков), Г. И. Лопатина [59], В. А. Масловой [60], Т. Р. Рамза и А. Л. Садовской [61], Е. И. Холявко [62], Л. В. Чернышовой [63] и др. Логическим завершением разысканий А. Л. Садовской явилась кандидатская диссертация, посвященная этнолингвистическому аспекту исследования белорусских фразеологизмов с компонентом-орнитонимом [64]. Вопросы исследования устойчивых выражений в этнолингвистическом аспекте заинтересованно обсуждались на соответствующих секциях шести традиционных научных конференций, организованных В. И. Ковалем, в Гомеле (1999 - 2007 гг.).

Этнолингвистика и лингвокулътурология. Лингвокультурологическая проблематика, столь близкая этнолингвистическому направлению, в частности той сфере этнолингвистики, которая посвящена изучению и описанию корреспонденции языка и культуры в их синхронном взаимодействии, развивается в Витебске (см. работы В. А. Масловой [65] и ее учеников). К предмету лингвокультурологии исследовательница относит безэквивалентную лексику и лакуны; мифологизированные языковые единицы (обрядово-ритуальные формы культуры, легенды, обычаи, поверья, закрепленные в языке); эталоны, стереотипы, символы, ритуалы; образы; стилистический склад языка; речевое поведение; взаимодействие религии и языка; языковой этикет и, безусловно, паремиологический

стр. 93

и фразеологический фонды языка, т. е., собственно, то же, что интересует и этнолингвистов. Однако В. А. Маслова отграничивает лингвокультурологию от этнолингвистики на основании того, что, по ее мнению, "этнолингвистика оперирует преимущественно исторически значимыми данными и стремится в современном материале найти исторические факты того или иного этноса, а лингвокультурология исследует и исторические, и современные языковые факты сквозь призму духовной культуры" [66. С. 11]. К этому направлению концептуально близки взгляды Л. Н. Чумак, наиболее полно реализованные в монографии, посвященной лингвокультурологическому аспекту сопоставительного синтаксиса белорусского и русского языков [67], и С. И. Санько [68].

С идеями "антропологической лингвистки", которые плодотворно реализуются в работах представителей школы Н. Д. Арутюновой (см. серию изданий "Логический анализ языка"), связана существенная часть научных интересов Н. Б. Мечковской, ср. соответствующие разделы ее монографий [69].

Этнолингвистика и когнитология. Рассмотрению проблематики универсального и национального в разных языках и культурах, коррелирующих с научными исследованиями, выполняемыми в русле этнолингвистики, посвящается ставшая уже традиционной международная научная конференция "Национально-культурный компонент в тексте и языке" (Минск, 1994, 1999, 2005). Идея обсуждения этой проблемы и концепция конференции принадлежат СМ. Прохоровой. В ряде ее работ [70] манифестируется актуальность изучения национально-культурного компонента в русле когнитивной лингвистики. В настоящее время в центре научного дискурса находится текст как одна из основополагающих лингвистических категорий, а также разнообразные репрезентации языковой картины мира, являющиеся ключевыми понятиями общей теории семантики и в целом теории познания. Необходимое внимание при этом уделяется изучению национальных концептов, предполагающему обращение к собственно этнолингвистической методологии (сравни, например, [71 - 73]). Языковым этническим стереотипам, которые зафиксировали белорусские, русские и польские лексикографические источники XIX в., используя метод когнитивной дефиниции, обоснованный в свое время Ежи Бартминьским, посвятила кандидатское исследование О. В. Потапова [74] (см. также [75]). Особое место в этом направлении принадлежит исследованиям Е. Н. Руденко: о концепте "свобода" в связи с этнокультурным самосознанием белорусов ([76] совместно с Ю. Чернявской), а также о концептуальной метафоре, понимаемой как "установление связи между двумя фреймами на основании сходства некоторых их признаков" [77. С. 202].

Белорусско-иноэтничный дискурс этнолингвистики. Для белорусской этнолингвистики (как, впрочем, и для любой славянской) сопоставительные исследования являются совершенно естественными; представляется, однако, что они обусловлены, кроме научной традиции и собственных предпочтений отдельных ученых, постоянным, хотя и изменяющимся, полиэтничным характером населения Белоруссии. Внимания, по нашему мнению, заслуживают следующие (включая, разумеется, описанные выше): белорусско-восточнославянские [78]; белорусско-русско-польские [79; 80]; белорусско-словацко-болгарские [81]; белорусско-русские [82 - 85]; белорусско-словацкие [86; 87]; белорусско-болгарские [88; 89]; белорусско-сербские [90; 91]; а также восточнославянско-сербские [92], наконец, полесско-индо-иранские [93] и собственно полабские [94]. О языковой и семантической трансформации заимствований в языке традиционной культуры на примере лексемы иордань пишет Н. П. Антропов [95]. Этнокультурные стереотипы и этноконфессионимы на пограничье культур в Белоруссии в центре внимания совместных публикаций Н. П. Антропова, Е. М. Боганевой и Т. В. Володиной [96]. Безусловный интерес вызывают две статьи А. А. Кожиновой в соавторстве с М. В. Тарелко, посвященные этнолингвистическому анализу фрагментов обнаруженного ими китаба - татарского хамаи-

стр. 94

ла (молитвенника), написанного большей частью на белорусском и польском языках, в котором кроме собственно молитв находятся описания обрядов и ритуалов, лечебные рекомендации, объяснения снов и т. п. [97].

Этнолингвистика и этнография (материальная культура). Замечательным (западно)полесским намогильным надгробиям - нарубам - посвятил статью Г. А. Цыхун [98], подробно проанализировавший как их названия, так и наименования подобных намогильных памятников, а также сопутствующих реалий типа прыклад, прыхором. Семиотике орнамента традиционного костюма, преимущественно женского, рушников и т. п. в связи с фольклорными жанрами и мотивами посвящены работы директора Ветковского музея народного творчества (Гомельская область) Г. Г. Нечаевой, чьи исследовательская концепция и результаты изучения материала нашли отражение в фундаментальном издании об орнаментах Поднепровья [99] (см. также [100; 101]).

Этнолингвистика и фольклор. Объектом этнолингвистики в широком понимании является вся народная культура, все ее виды, жанры и формы, в том числе, конечно, и фольклор. Отчетливо выделяется блок работ, в которых проводится этнолингвистическая интерпретация фольклорного материала, т. е. материал отдельных фольклорных жанров изучается посредством лингвистической (в некоторой степени - общесемиотической) методологии. Прежде всего, это работы Н. П. Антропова [102], И. А. Жилинской [83] об основополагающих пространственно-временных координатах концептуальной мифопоэтической модели мира восточных славян, реконструируемых в языке белорусских и русских заговоров, и Е. А. Казанцевой [80], которая, привлекая весьма обширный материал белорусских, русских и польских загадок, описывает денотативную структуру энигматического текста. Материал заговоров привлекает в исследовательских целях И. Г. Евтухова [103], загадок - Н. П. Антропов [104] и Л. Р. Супрун-Белевич [105], считалок - А. Г. Литвиновская [106], паремий - Т. Р. Рамза, А. Л. Садовская [61] и Л. В. Чернышева [63]. Малые жанры белорусского фольклора проанализированы Т. В. Володиной в монографии "Малыя жанры. Дзіцячы фальклор" [107].

Если же говорить о белорусской фольклористике последних десятилетий, то в ней все отчетливее прослеживается стремление рассматривать все текстовые комплексы не в жанровом отношении, а как сложную систему символических кодов, интерпретация которых совершенно логично приводит к выявлению и описанию существенных для культуры смыслов, независимо от того, в какой форме и в какой субстанции они выражены - в слове или действии, закреплены ли эти смыслы за предметом, за свойством предмета и т. п. В обозреваемый период появился ряд работ, посвященных описанию отдельных кодов: погребального [108], дендрологического [109], предметного и соматического [56; 110; 111], пространственного [112; 113], орнитологического [114], астрономического [115].

Комплексный этнолингвистический метод оказывается особенно продуктивным при исследовании архаических форм различных обрядовых действий и мифологических представлений. Этот метод, предполагающий достаточные критерии разграничения типологических схождений и генетического тождества, опирающийся на строгую локализацию регистрируемых фактов, позволяет на новом уровне описывать такие явления народной культуры, как культ предков [116], представления о русалках и поздневесеннюю обрядность [117] (см. также [118]), "кустовой" обряд [119], мифологические верования [120]. Мифоритуальные и этнолингвистические аспекты народной медицины белорусов рассматриваются в цикле статей Т. В. Володиной [56] (см. также [121]). Мифологии и демонологии посвящены работы Н. П. Антропова [22], Е. И. Холявко и П. М. Чайкуна [122], С. Л. Иванова [123], В. В. Казначеева [124], В. И. Коваля [125], В. А. Василевича [126] и др.

Московские публикации в 1995 г. энциклопедического словаря "Славянская

стр. 95

мифология", а также первого выпуска этнолингвистического словаря "Славянские древности" явились толчком к подготовке энциклопедического словаря "Беларуская міфалогія" [127], в значительной части статей которого (именно Т. В. Володиной, В. А. Лобача, С. И. Санько) предпринимается попытка выделить и истолковать основные семантические единицы мифологического "языка" духовной культуры белорусов. В несколько меньшей степени, в связи со спецификой издания, поиски в этом направлении присутствуют в статьях специализированной энциклопедии "Беларускі фальклор" [128].

Подводя краткие итоги представленного обзора научных публикаций в обширной сфере этнолингвистического направления и работ, органично связанных с его специализацией, можно, как представляется, сделать выводы о том, что: 1) в белорусской этнолингвистике успешно, хотя, может быть, не вполне гармонично, осваиваются практически все ныне возделываемые поля; 2) более цельному развитию направления способствовало бы, несомненно, появление соответствующей академической (университетской) институции в виде лаборатории/кафедры/отдела, предметом научной деятельности которой явилась бы исключительно этнолингвистика. (Публикация подготовлена при участии Т. В. Володиной.)

© 2008 г.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Веренич В. Л. Состояние и перспективы исследования "польщизны кресовой" // Польские говоры в СССР. Минск, 1973. Ч. 1 (Исследования и материалы 1967 - 1969 гг.).

2. Климчук Ф. Д., Шепелевич В. В. "Дунай" в традиционном фольклоре двух деревень Надъясельдья // Культура та побут населения українських Карпат (Мат-ли респ. наук. конф. Тези доповідей та повідомлень). Ужгород, 1972.

3. Цыхун Г. А. К проблематике белорусско-болгарских языковых связей // Бюлетин за съпоставително изследване на българския език с други езици. София, 1976. Година първа. Брой пети.

4. Цыхун Г. А. Два полесско-южнославянских соответствия: 1. "Ламкание"; 2. "Железный человек" // Полесье и этногенез славян: Предварит, мат-лы и тез. конф. М., 1983; Цыхун Г. А. "Жалезны чалавек" // Беларуская этнаграфія: Энцыклапедыя. Мінск, 1989; Цыхун Г. А. Тры беларуска-балгарскія Ізаглосы. 3. Беларускае жэлезны (зелезны) человек і балгарскае жилезен чувек (казачны персанаж, міфічная істота) // Беларуская лінгвістыка. Мінск, 1996. Вып. 46.

5. Антропов Н. П., Ковалева Р. М. О пространственно-временных границах обряда "куста" // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1980. Сер. 4. N 3.

6. Зайцева Н. И. Мифологическая лексика в чешском и словацком языках. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1978.

7. Этымалагічны слоунік беларускай мовы. Мінск, 1978 - 1985. Т. 1 - 3.

8. Климчук Ф. Д. К соотношению диалектных, этнографических и археологических ареалов Брестско-Пинского Полесья // Проблемы картографирования в языкознании и этнографии. Ленинград, 1974; Климчук Ф. Д. О двух типах пучков изоглосс и изопрагм в Брестско-Пинском Полесье // Ареальные исследования в языкознании и этнографии: Тез. науч. конф. Ленинград, 1975; Климчук Ф. Д. О полесском варианте одной карпато-полесской изопрагмы [карпатская трембита - полесская труба] // Карпатский сборник. М., 1976.

9. Klimcuk F., Vidugiris A. Is etnolingvistiniu ir religiniu santykiu istorijos baltu ir rytu Slavic paribio zonoje // Is lietuvin etnogenezes. Vilnius, 1981.

10. Гюлумянц К. М. Фольклорные элементы во фразеологии современных славянских языков // VIII Международный съезд славистов: Доклады. Минск, 1978.

11. Полесский этнолингвистический сборник: Материалы и исследования. М., 1983.

12. Климчук Ф. Д. Традиционная свадьба полесского села Симоновичи. Канун свадьбы. Венки // Полесский этнолингвистический сборник: Материалы и исследования. М., 1983.

13. Климчук Ф. Д. Духовная культура полесского села Симоновичи // Славянский и

стр. 96

балканский фольклор: Этнолингвистическое изучение Полесья. М, 1995.

14. Антропов Н. П., Плотникова А. А. Хроника полесских экспедиций // Славянский и балканский фольклор: Этнолингвистическое изучение Полесья. М., 1995.

15. Ліцьвінка В. Фальклор і этнакультура Чарнобыля. 3 нагоды 20-годдзя сусветнай катастрофы. Мінск, 2006.

16. Славянские древности. Этнолингвистический словарь / Под общей редакцией Н. И. Толстого. М., 1995 - 2004. Т. 1 - 3.

17. Slownik stereotypow i symboli ludowych. Lublin, 1996 - 1999. T. 1. Kosmos. Z. 1 - 2.

18. Супрун А. Е. Язык как памятник культуры // Язык и история: проблемы лингвокультурной традиции: Тез. докл. М., 1989; Супрун А. Е. Лексика как зеркало культуры и проблемы лексической реконструкции // Русский язык и современность: Проблемы и перспективы развития русистики. М, 1991. Ч. I.

19. Трембовольский Я. Л. Текст и ритуал // Проблемы лингвистики текста. Минск, 1991.

20. Антропов Н. П. К истории и этимологии обрядового термина сула // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1987. Сер. 4. N 1.

21. Антропау М. П. Аб некаторых моуных праявах духоунай культуры жыхароу Палесся // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1989. Сер. 4. N 2.

22. Антропау М. П. Беларуская дэманалагічная наменклатура у этналінгвістычнай прасторы // Дыялекталогія і культура беларускай мовы: Тэз. рэсп. навук. -практ. канф. Мінск, 1991.

23. Антропау М. П. Беларуская дыялекталогія і этналінгвістыка: пытанні кантактау // Беларуская лінгвістыка. Мінск, 1991. Вып. 39.

24. Цыхун Г. А. Из блокнота участника полесских экспедиций (1. Куміна вода; 2. Чагошчы и Чугайка; 3. Крычаць як боугары) // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin 2000. T. 12; Цыхун Г. А. "Паберкі" з Палесся (4. У капелюшох; 5. Осетня пора; 6. Поночная ноч; 7. Лічна прауда) // Загароддзе-2: Мат-лы навук. -краязн. канф. Мінск, 2000; Цыхун Г. А. Пра зборыкі-цымборыкі і шляхі міграцькі цэнтральнаеурапейскіх слоу на Беларусь // Stadia Russica. Budapest, 2000. T. XVIII; Цыхун Г. А. З палескіх сшыткау (8. Кованье; 9. Яшчэр[ка], раз'яшчыцъ) // Праблемы усходнеславянскай этналінгвістыкі: Мат-лы Першай міжнар. навук. канф. Мінск, 2003.

25. Цыхун Г. А. Да этымалогії "каляровых" назвау (Беларусь і падобныя) // Dzieje slowian w swetle leksyki: Pamieci Profesora Franciszka Slawskiego. Krakow, 2002.

26. Мартынов В. В. Сакральный мир "Слова о полку Игореве" // Славянский и балканский фольклор: Реконструкция древней славянской духовной культуры. М., 1989; Мартынов В. В. Slowiansko-neslowianskie kontakty jezykowe w okresie Praslowianszczyzny // Polono-Slavica Varsoviensia. Warszawa, 1992; Мартынау В. У. Этнагенез славян: Мова і міф // XI Міжнародны з'езд славістау: Даклады. Мінск, 1993; Мартынов В. В. Святогор - былинная ипостась Перуна // Philologia slavica: К 70-летию академика Н. И. Толстого. М., 1993; Мартынов В. В. Проблемы происхождения славянской теонимии (опыт верификации) // Swiatowit. Warszawa, 1995. T. XL; Мартынов В. В. Славянские анаграммы (1. Volosъ - Solov-; 2. Perkъ - krepъ; 3. Jagъ - gajъ) // Этимология 1997 - 1999. М., 2000; Мартынов В. В. Поморско-полесские этноязыковые контакты // Studia nad polszczyzna kresowa. Warszawa, 2001. T. X; Мартынов В. В. Кельто-славянские этноязыковые контакты // Мовазнауства. Літаратура. Культуралогія. Фалькларыстыка. XIII Міжнар. з'езд славістау: Даклады беларускай дэлегацыі. Мінск, 2003; Мартынов В. В. Греко-славянские этюды и метафоризация слов // Ad fontes verborum: Исследования по этимологии и исторической семантике. К 70-летию Ж. Ж. Варбот. М., 2006.

27. Цыхун Г. А. Русавы дзед: этымалогія славянскіх міфонімау // Беларуская лінгвістыка. Мінск, 2006. Вып. 57.

28. Климчук Ф. Д. Погребальная лексика в белорусских говорах // Балтославянские этнокультурные и археологические древности. Погребальный обряд: Тез. докл. М., 1985.

29. Трайкоуская В. Сімвалічнае выкарыстание ткацкай лексікі у беларускім вясельным фальклоре // Slavia orientalis. Warszawa, 1990. T. 39. N 3/4.

30. Ісачанкава М. А. Традыцыйная лексіка веснавога абрадавага печыва беларусау // Беларуская лінгвістыка. Мінск, 1991. Вып. 39.

31. Ісачанкава М. А. Абрадавая лексіка беларускай масленіцы // Жывое наша

стр. 97

слова: Дыялекталагічны зборнік. Мінск, 2001.

32. Шырына А. Л. Аб этналінгвістычным фоне абрадавага тэксту // Дыялекталогія і культура беларускай мовы: Тэз. рэсп. навук. -практ. канф. Мінск, 1991.

33. Селюжыцкая Ж. М. "Як буду жаніцца, то паслы прышлю да цябе...": З назіранняу над вясельнай тэрміналогіяй // Роднае слова. Мінс, 1995. N 6; Селюжыцкая Ж. М. Намінацыі незамужняй сястры маладога у беларускім вяселлі // Наша класіка: традыцыі, наватарства, яе сучасная інтэрпрэтацыя у ВНУ і школе: Мат-лы Рэсп. навук. канф. Брэст, 2003. Ч. 2; Селюжыцкая Ж. М. Намінацыі брата маладой у беларускім вяселлі // Имя и слово. Сборник науч. и уч.-метод. трудов. Брест, 2003. Вып. 1; Селюжыцкая Ж. М. Назвы дружкі маладой у беларускіх народных гаворках // Вестник Брестского госуниверситета. Брест, 2005. Сер. гуманит. наук. N 3; Селюжыцкая Ж. М. Адсубстантыуныя назвы вясельных чыноу у беларускай дыялектнай мове // Славянские языки: системно-описательный и социокультурный аспекты исследования: Мат-лы междунар. научн.-метод. конф. Брест, 2006. Ч. 1; Селюжыцкая Ж. М. Тэрміналогія вясельных чыноу у арэальным аспекце // Беларуская лінгвістыка. Мінск. 2006. Вып. 56.

34. Кожурина Т. А., Воробьева Т. С. Символика одежды свадебного обряда могилевско-смоленского пограничного региона (этнолингвистический аспект) // Разноуровневые характеристики лексических единиц: Мат-лы межвуз. науч.-практ. конф. Смоленск, 1997. Ч. 1.

35. Кожурина Т. А. Ареально-типологическое исследование семантического поля "Одежда". Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1999.

36. Піваварчык І. В. Намінацыя беларускага вясельнага жаночага касцюма (этналінгвістычная характарыстыка). Автореф. дыс. ... канд. філал. навук. Гомель, 2002.

37. Холявко Е. И. Отражение мотива кривизны во вторичной семантике русского и белорусского слова. Гомель, 2002.

38. Яшкін І. Я. Грыбы у беларускай традыцыйнай культуры Гомельшчыны // Гомельшчына: Народная духоуная культура. Дыялекты. Тапанімія. Мат-лы рэгіян. навук. канф. Гомель, 1992.

39. Яшкін І. Я. Палеска-Магілеуска-Віцебскі этналінгвістычны пояс // Загароддзе-1: Мат-лы Міждысцплін. навук. семінара па пытаннях даследавання Палесся (Мінск, верасень 1997 г.). Мінск, 1999.

40. Ивашина Н. В. О семантической структуре слова vekъ // Палеославистика и компаративистика. Мат-лы Междунар. конф.: Третьи Супруновские чтения. Минск, 2003.

41. Шэцка В. А. Семантыка слова краса у вясельнай абраднасці Гомельшчыны // Актуальныя праблемы мовазнауства. Гродна, 2004.

42. Руденко Е. Н. Элементы мифологизма в лексике старобелорусского языка // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Междунар. научн. конф. Минск, 1994. Ч. 1.

43. Белорусское Поозерье: Язык и духовная культура. Витебск, 2001.

44. Рогалев А. Ф. Этнотопонимия Беларуси (на фоне этнической истории). Гомель, 1993.

45. Антропов Н. П. Обрядовый текст как источник этнолингвистического картографирования // Фольклор: проблемы сохранения, изучения и пропаганды: Тез. Всесоз. науч.-практ. конф. Москва, 1988. Ч. 1; Антропов Н. П. Этнолингвистика Западного Полесья (ареальный аспект) // Ятвяжская (Полесская) науч.-практ. конф.: Тез. докл. Пинск, 1990; Антропау М. П., Ісачанкава М. А. Этнадыялектна-культурная стратыфікацыя Брэсцка-Пінскага Палесся па этналінгвістычных даных // Беларуская лінгвістыка. Мінск 1993. Вып. 40.

46. Антропов Н. П. Белорусские этнолингвистические этюды: 1. колода / колодка // Слово и культура: Памяти Н. И. Толстого. М., 1998. Т. II; Антропов Н. П. Надзённая задача беларускай этналінгвістыкі (аб працы над "Беларускім этналінгвістычным атласам") // Праблемы усходнеславянскай этналінгвістыкі: Мат-лы Першай міжнар. навук. канф. Мінск, 2003; Антропов Н. П. Белорусские этнолингвистические этюды: 2. Вызывание дождя (акциональный код) // Язык культуры: Семантика и грамматика. К 80-летию со дня рождения акад. Н. И. Толстого (1923 - 1996). М., 2004; Антропов Н. П. Кодовая структура белорусских обрядов и ритуалов, связанных с вызыванием дождя // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i

стр. 98

kultury. Lublin; 2004. T. 16; Антропов Н. П. Суицидальное поле в этнолингвистическом пространстве традиционных метеорологических представлений белорусов // Кодови словенских култура: Смрт. Београд, 2004. Брой 9.

47. Леванцэвгч Л. В. Атлас гаворак Бярозаускага раёна Брэсцкай вобласці. Лексіка. Брэст, 2001.

48. Клімчук Ф. Д. Заходнепалескія русалкі // Праблемы усходнеславянскай этналінгвістыкі: Матэрыялы Першай міжнар. навук. канф. (Мінск, красавік 2003 г.). Мінск, 2003.

49. Токарева И. И. Этнокультурные стереотипы коммуникативного поведения. Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Минск, 1999; Токарева И. И. Этнолингвистика и этнография общения. Минск, 2001.

50. Дания О. В. Лингвистический аспект культурно-национальной специфики поведения. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1998.

51. Конюшкевич М. Проклятия в речевом поведении белорусов // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin, 2001. T. 13.

52. Коваль У. І. Аб паходжанні фразеалагізма злавіць зайца // Беларуская мова: Міжвед. зб. Мінск, 1991. Вып. 19; Коваль В. И. Из этнофразеологии белорусско-литовского пограничья // Франциск Скорина и Вильнюс: Сборник мат-лов Респ. науч. конф., посв. 500-летию Фр. Скорины. Вильнюс, 1991; Коваль В. И. К происхождению фразеологической единицы Кондрашка хватил // Русский язык. Минск, 1991. Вып. 11; Коваль У. І. Народная фразеалогія у этнакультурным асвятленні // Чарнобыль і духоуная спадчына беларускага народа: Мат-лы навук. чытан. Гомель, 1991; Коваль В. И. К происхождению предикативной фраземы вот где собака зарыта // Русский язык. Минск, 1992. Вып. 12; Коваль В. И. К происхождению фразеологизма задать баню // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1992. Сер. 4. N 2; Коваль У. І. Фразема даць гарбуза у этнакультурным аспекце // Веснік АН Беларусь Мінск, 1992. Сер. грамад. навук N 3 - 4; Коваль У. І. Да паходжания этнафраземы серада з-пад пятніцы відаць // Беларуская мова: Міжвед. зб. Мінск, 1993. Вып. 20; Коваль У. І. Да походжання фразеалагізма рабінавая (вераб'іная) ноч // Беларуская лінгвістыка. Мінск, 1995. Вып. 43.

53. Коваль В. И. Восточнославянская этнофразеология: Деривация, семантика, происхождение. Минск, 1998; Коваль У. І. Славянская этнафразеалогія у дэрывацыйна-дыяхранічным аспекце // XII Міжнар. з'езд славістау: Даклады. Гомель, 1998; Коваль В. И. Фразеология народной духовной культуры в деривационно-семантическом аспекте. Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. Минск, 1999.

54. Коваль В. И. Славянские этнофраземы, основанные на "синонимичности" и "антонимичности" мифологем // Слово во времени и пространстве: К 60-летию профессора В. М. Мокиенко. СПб., 2000; Коваль У. І. Аб некаторых фразеалагічных эуфемізмах у народных песнях пра каханне // Е. Ф. Карский и современное языкознание: Мат-лы IX Междунар. Карских чтений. Гродно, 2003. Ч. 2; Коваль В. И. Белорусская народно-песенная фразеология любовно-эротического содержания // XIII Междунар. съезд славистов. Гомель, 2003; Коваль В. И. Славянская этнофразеология в тендерном аспекте // Грани слова: Сборник научных статей к 65-летию проф. В. М. Мокиенко. М., 2005; Коваль В. И. Полесский толобень // Белорусский эротический фольклор. М., 2006.

55. Аксамитов А. С. Обряд и песня как источник образования фразеологических единиц белорусского языка // Acta Balcano-Slavica. Warszawa, 1984. T. XVI; Аксамтау А. С. Беларуская народная міфалогія як крыніца утварэння фразеалагічных адзінак // Problemy frazeologii europejskiej. Warszawa, 1997. II. Frazeologia a religia.

56. Валодзта Т. В. Намінацыя разумовых адхіленняу на фоне міфапаэтычных поглядау // Dziedzictwo przeszlosci zwiazkow jezykowych, literackich i kulturowych polsko-balto-wschodnioslowianskich. Bialystok, 2000. T. 4: Kultura. Literatura; Володина Т. В. Лысый и лысина в восточнославянской народной культуре // Живая старина. М., 2001. N 3; Володина Т. В. Мифоритуальный и этнолингвистический аспекты народной медицины белорусов: эпилепсия // Studia Litteraria Polono-Slavica. Warszawa, 2001. 6: Choroba, lek i zdrowie; Володина Т. В. Этнофразеологическая антропология славян: босота // Проблемы

стр. 99

славяноведения: Сб. науч. статей и мат-лов. Брянск, 2002. Вып. 4; Валодзіна Т. В. Дыхатамія "свой - чужы" у сферы уяуленняу наіунай антрапалогії // Мовазнауства. Літаратура. Культуралогія. Фалькларыстыка. XIII Міжнар. з'езд славістау: Даклады беларускай дэлегацыі. Мінск, 2003; Володина Т. В. Атрибутика сферы смерти в ритуально-магической практике белорусов // Кодови словенских култура: Смрт. Београд, 2004. Брой 9; Валодзіна Т. В. Да этналінгвістычнай характарыстыкі канцэпту слепаты у беларусау // Wyraz i zdanie w jezykach slowianskich. Wroclaw, 2005. 5: Opis, konfrontacja, przeklad; Володина Т. В. О самой "капризной" болезни белорусов: капрызы // Грани слова: Сборник научных статей к 65-летию проф. В. М. Мокиенко. М., 2005; Валодзіна Т. В. Homo somatikos: міфапаэтычныя перспектывы і фразеалагічныя прыярытэты // Slowo. Tekst. Czas. Szczecin. 2005. T. VIII: Czlowiek we frazeologii i leksyce jezykow slowianskich.

57. Воробьева Т. С. Фразеологизмы свадебной обрядности в этнолингвистическом аспекте (по материалам могилевских говоров) // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

58. Голяк С. В. Этнокультурное своеобразие фразем с зоонимами // Язык и социум: Мат-лы V Междунар. науч. конф. Минск, 2003. Ч. 2.

59. Лапацін Г. І. Аб змесце фразеалагізма страшны суд (на матэрыяле традыцыйнай культуры Веткаушчыны) // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

60. Маслава В. А. Міф і яго адлюстраванне у семантыцы фразеалагічных адзінак // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1996. Сер. 4. N 2.

61. Рамза Т. Р., Садоуская А. Л. Вобраз савы у беларускіх парэміялагічных адзінках // Веснік Белдзяржуніверсітэта, Мінск, 1999. Сер. 4. N 3.

62. Холявко Е. И. Черта с два // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

63. Чернышева Л. В. Сопоставительный анализ русских и белорусских фразеологизмов с компонентом порог // Актуальные проблемы славянской фразеологии: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 1999; Чернышева Л. В. Культурная информация в русской паремиологии // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Мат-лы III Междунар. научн. конф. В 3-х частях. Минск, 2005. Ч. 2.

64. Садоуская А. Л. Символіка вераб'я у беларускай фразеалогіі і парэміялогіі // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 2001. Сер. 4. N 1; Садоуская А. Л. Птушка у фразеалогіі і народнай культуры беларусау // Роднае слова. Мінск, 2002. N 12; Садоуская А. Л. Фразеалагізмы з кампанентам-арнітонімам у беларускай мове: этналінгвістычны аспект. Автореф. дыс. ... канд. філал. навук. Мінск, 2002.

65. Маслова В. А. Введение в лингвокультурологию: Уч. пос. М., 1997; Маслова В. А. Преданья старины глубокой в зеркале языка. Минск, 1997; Маслова В. А. Лингвокультурология как смежная с этнолингвистикой и другими гуманитарными науками область знания // Язык и культура. Проблемы современной этнолингвистики: Мат-лы Междунар. науч. конф. Минск, 2001.

66. Маслова В. А. Лингвокультурология: Уч. пос. для студ. высш. учеб. заведений. М., 2001.

67. Чумак Л. Н. Синтаксис русского и белорусского языков в аспекте культурологи. Минск, 1997.

68. Санько С. Штудыі з кагнітыунай і кантрастыунай культуралоги. Мінск, 1998.

69. Мечковская Н. Б. Язык и религия. Лекции по филологии и истории религий: Уч. пос. для студ. гуманит. вузов. М., 1998; Мечковская Н. Б. Семиотика: Язык. Природа. Культура. Курс лекций. М., 2004.

70. Прохорова С. М. Русский текст, ориентированный на культуру Белоруссии // Язык и культура: Мат-лы Первой междунар. конф. Киев, 1992; Прохорова С. М. "Белорусский текст" в русской культуре // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Междунар. научн. конф. Минск, 1994. Ч. 2; Прохорова С. М. Национально-культурный компонент текста: Доклад на VIII конгресс МАПРЯЛ. Минск, 1994; Прохорова С. М. "Белорусский текст" в русской культуре конца XVIII - первой половине XIX века // Пятая междунар. конф. "Язык и культура". Киев, 1997.

стр. 100

N 4; Прохорова С. М. Русские концептуальные глаголы играть, гулять в зеркале белорусских // Вестник МГЛУ. Минск, 1997. Сер. 1. Филология. N 2; Прохорова С. М. Еще раз о языковой непрерывности. Минск, 2002; Прохорова С. М. Сопоставительный анализ русских и белорусских фразеологизмов с компонентами душа, тоска, судьба // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Мат-лы III Междунар. научн. конф. В 3-х частях. Минск, 2005. Ч. 1.

71. Песоцкая И. В. О концептосфере слова и языка // Веснік Гродзенскага дзяржуніверсітэта. Гродна, 2003. Сер. 1. N 4.

72. Иватович В. Т. Болото в концептосфере белорусского языка // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Мат-лы III Междунар. научн. конф. В 3-х частях. Минск, 2005. Ч. 3.

73. Рамза Т. Р. Васілёк як нацыянальна-прэцэдэнтны феномен // Национально-культурный компонент в тексте и языке: Мат-лы III Междунар. научн. конф. В 3-х частях. Минск, 2005. Ч. 3.

74. Потапова О. В. Языковые этнические стереотипы и их представление в белорусской, русской и польской лексикографии XIX века. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 2005.

75. Kozinowa A., Potapowa O. Stereotypy jezykowe w dowcipach rosyjskich // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin, 2002. T. 14.

76. Руденко Е., Чернявская Ю. Концепт "свобода" и этнокультурное самосознание белорусов // Jezyk w kregu wartosci. Lublin, 2003.

77. Руденко Е. Метафоризация информационной деятельности в терминах работы с пространством // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin, 2004. T. 16.

78. Антропов Н. П., Карпушин С. В. Словарь В. И. Даля как источник изучения духовной культуры восточных славян // Творческое наследие В. И. Даля в идейно-нравственном воспитании личности: Тез. докл. и сообщ. Четвертых Далевских чтений. Ворошиловград, 1988.

79. Антропов Н. П. Этнолингвистический аспект польско-белорусско-русских связей // Беларуска-руска-польскае супастауляльнае мовазнауства: Мат-лы I Усесаюз. навук. канф. Віцебск, 1990.

80. Казанцева Е. А. Денотативная структура текста народной загадки (на материале белорусских, русских и польских загадок). Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 2002.

81. Антропау М. П. Этналінгвістычная эквівалентнасць у эурыстычным люстры // Славянские языки: системно-описательный и социокультурный аспекты исследования: Мат-лы междунар. науч. -метод. конф. Брест, 2006. Ч. 1.

82. Климчук Ф. Д. Западнополесские "руськие" молитвы // Этнолингвистика текста. Семиотика малых форм фольклора: Тез. и предварит, мат-лы к симпозиуму. М., 1988. Ч. 1.

83. Жилинская И. А. Пространственно-временная модель мира восточных славян в языке русских и белорусских заговоров. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1999; Жилинская И. А. Восточнославянские заговоры: пространство, время, цвет. Минск, 2005.

84. Лапицкая Н. И. Имена собственные в русских и белорусских заговорах. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 2000.

85. Козырев Л. И. Материалы для историко-этимологического словаря русской архаичной фразеологии: изабеллов цвет // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

86. Ляшук В. М. Аспекты антрапацэнтрызму моуных сродкау у даследаваннях беларускіх і славацкіх народных казак // Мова у святле класічнай спадчыны і сучасных парадыгм: Тэз. дакл. VIII Міжнар. Карскіх чытанняу. Гродна, 2000; Ляшук В. М. Моуная норма у беларускім і славацкім празаічным фальклоры // O spolocnych hodnotach v slovensko-bieloraskych vzt'ahoch: Zbornik materialov z vedeckej konferencie Slovensko-bieloruske vzt'ahy. Banska Bystrica, 2004.

87. Антропау М. П. Аб этналінгвістычнай эквівалентнасці у славянскіх некантактуючых арэалах (беларуска-славацкі аспект) // O spolocnych hodnotach v slovensko-bieloruskych vzt'ahoch: Zbornik materialov z vedeckej konferencie Slovensko-bieloruske vzt'ahy. Banska Bystrica, 2004.

88. Антропов Н. П. Белоруско(полеско)-български етнолингвистични съответствия в областта на плувиалната магия // Българска етнография. София, 1989. Кн. 1; Антропов Н. П. Традиционная картина мира в белорусско-болгарской этнолингвистической призме //

стр. 101

Южнославянские языки в их истории и современном состоянии: Сборник научных статей. Минск, 2007.

89. Иванов К. И. Символика цвета в белорусской и болгарской фольклорной традиции // Мова у святле класічнай спадчыны і сучасных парадыгм: Тэз. дакл. VIII Міжнар. Карскіх чытанняу. Гродна, 2000.

90. Антропов Н. П., Суховицкая И. М. Этимолого-этнолингвистический комментарий к некоторым терминам сербской свадебной обрядности // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1991. Сер. 4. N 1.

91. Беленькая О. А. Так где же ты, славянская душа? (ДУША русских и DUSA сербов) // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

92. Суховицкая И. М. Восточнославянско-южнославянские этнолингвистические параллели в сфере семейной обрядовой терминологии (на материале свадебного обряда). Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1995.

93. Климчук Ф. Д. Да пытання аб палеска-арыйскіх (інда-іранскіх) сувязях // Арэалогія: праблемы і дасягненні: Тэз. дакл. Міжнар. навук. канф. Мінск, 1993.

94. Супрун А. Е. Этнолингвистические сведения в древяно-полабском словаре Христиана Хеннига // Philologia slavica: К 70-летию академика Н. И. Толстого. М., 1993.

95. Антропау М. П. Аб трансфармацьн запазычанняу у мове традыцыйнай народнай культуры: іардань // Сучасныя праблемы беларускай лексікалогіі і лексікаграфіі. Мінск, 2006.

96. Антропов Н. П., Боганева Е. М., Володина Т. В. (Этно)конфессионимы на пограничье культур // Язык и межкультурные коммуникации: Сб. науч. ст. Минск, 2007; Антропов Н. П., Боганева Е. М., Володина Т. В. Этнокультурные стереотипы в межконфессиональных отношениях на Беларуси: опыт этнолингвистического комментирования // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin, 2008. T. 20; Антропау М. П., Боганева А. М., Валодзіна Т. В. Этнаканфесійныя стэрэатыпы у асяроддзі беларусау-хрысціян сучаснай вёскі // Беларуси гістарычны агляд. Вільня, 2007. Т. 14.

97. Кожинова А., Тарелко М. Восточнославянские диалектные черты в рукописи "Фал Соломона о двенадцати планетах" // Jezyk i kultura na pograniczu polsko-ukrainsko-bialoruskim. Lublin 2001. T. 3; Kozinowa A., Tarelko M. Realizacja funkcji magicznej w tekscie jednego chamaila // Etnolingwistyka: Problemy jezyka i kultury. Lublin, 2001. T. 13.

98. Цыхун Г. А. Полесские нарубы (лингвоэтнический аспект) // Язык культуры: Семантика и грамматика. К 80-летию со дня рождения акад. Н. И. Толстого (1923 - 1996). М., 2004.

99. Арнаменты Падняпроуя. Мінск, 2004; Нячаева Г. Р. З вопыту працы над зборнікам "Арнаменты Падняпроуя: рушнік і замовы" // Праблемы усходнеславянскай этналінгвістыкі: Мат-лы Першай міжнар. навук. канф. Мінск, 2003.

100. Лабачэуская В. Повязь часоу - беларускі рушнік. Мінск, 2002.

101. Навуковыя затеи Веткаускага музея народнай творчасці: Зборнік артыкулау супрацоунікау музея да 25-годдзя заснавання музея. Гомель, 2004.

102. Антропау М. П. Этнолінгвістычныя магчымасці аналізу фальклорнага тэксту // Беларуская лінгвктыка. Мінск, 1996. Вып. 45.

103. Евтухова И. Г. Функции колоративов в устойчивых словесных комплексах с компонентом конь // Славянская фразеология в ареальном, историческом и этнокультурном аспектах: Мат-лы Междунар. науч. конф. Гомель, 2001.

104. Антропау М. П. Структура скрытага дэнатата у беларускіх загадках аб могілках // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1991. Сер. 4. N 3.

105. Супрун-Белевич Л. Р. Метафорическая номинация денотата в белорусских загадках // Мова у святле класічнай спадчыны і сучасных парадыгм: Тэз. дакл. VIII Міжнар. Карскіх чытанняу. Гродна, 2000.

106. Лівіноуская А. Г. Элементы падліку у структуры беларускіх лічылак // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1992. Сер. 4. N 1.

107. Валодзіна Т. В. Прыказкі і выслоуі. Малыя каляндарныя жанры. Прыкметы і павер'і // Малыя жанры. Дзіцячы фальклор. Мінск, 2004.

108. Сысов В. М. Белорусские голошения в структуре погребальной обрядности. Автореф. дис. ... канд. филол. наук. Минск, 1993; Сысоу У. М. Пахавальныя рытуалы і галашэнні: семантыка-камунікатыуны аспект // Весці АН Бела-

стр. 102

русі. Мінск, 1994. Сер. гуманіт. навук. N 4; Сысоу У. М. Беларуская пахавальная абраднасць: Структура абраду. Галашэнні // Функцыі слова і дзеяння. Мінск, 1995.

109. Швед І. А. Раслінная сімволіка беларускага фальклору. Брэст, 2000; Швед І. А. Дэндралагічны код беларускага традыцыйнага фальклору. Брэст, 2004; Швед І. А. Космас і чалавек у дэндралагічным кодзе беларускага фальклору. Брэст, 2006.

110. Валодзіна Т. В. Семантыка рэчау у духоунай спадчыне беларусау. Мінск, 1999; Валодзіна Т. В. Жаночы "ніз" у традыцыйнай культуры беларусау // Terra alba. Мінск, 2001. Т. 2. Homo venerius: Сексуальная прастора беларускай культуры; Володина Т. В. Телесный низ в традиционных представлениях белорусов // Белорусский эротический фольклор. М., 2006.

111. Лобач У. А. Эрас у беларускай традыцыйнай культуры // Studia mytologica slavica. Ljubljana, 2003. N 6.

112. Лобан У., Валодзіна Т., Санько С. Вырай. Дарога. Мост // Беларуская міфалогія: Энцыклапедычны слоунік. Мінск, 2004 (2-е выд. Мінск, 2006).

113. Лобач У., Валодзіна Т. Парог. Ростані // Беларуская міфалогія: Энцыклапедычны слоунік. Мінск, 2004 (2-е выд. Мінск, 2006).

114. Комарова М. А. Арнітаморфныя вобразы беларускага традыцыйнага фальклору у кантэксце архетыпічных вераванняу // Вестник Брестского госуниверситета. Брест, 2004. Сер. гуманит. наук. N 6; Комарова М. А. Міфалагема "птушка-душа" у светапоглядзе старажытных беларусау // Веснік Беларускага дзяржаунага эканамічнага універсітэта. Мінск, 2005. N 1.

115. Санько С. Зоркі. Месяц. Сонца // Беларуская міфалогія: Энцыклапедычны слоунік. Мінск, 2004 (2-е выд. Мінск, 2006).

116. Шарая О. Н. Ценностно-нормативная природа почитания предков. Минск, 2002.

117. Сівіцкі У. М. Міфапаэтычная сістэма і поліфункцыянальнасць русальнай традыцыі беларусау у агульнаславянскім кантэксце (генезіс, семантыка, архаічная мадэль). Автореф. дыс. ... канд. філал. навук. Мінск, 2004.

118. Исачанкава М. А. Семантыка русальнай традыцыі // Скарбы народнай мовы: Дыялекталагічны зборнік. Мінск, 2005.

119. Ковалёва Р. М. Палесия абрады ваджэння Кусты (Куста) і ваджэння Маі: рэферэнтная база цэнтральных персанажау // Комплекснае даследаванне фальклору и этнакультуры Палесся: Мат-лы II Міжнар. навук. фальк. -этналінгвіст. канф. З нагоды 220-годдзя З. Даленгі-Хадакоускага (Адама Чарноцкага). Мінск, 2005.

120. Лопатин Г. И. "Людзей жа нявидзимых стольки, скольки видзимых": Белорусские мифологические верования в "доброхожих" // Живая старина. 2005. N 3.

121. Мазуркевіч Л. М. Вогнік, дыхавіца, крыксы: лексіка народнай медыцыны Усходняга Палесся // Роднае слова. Мінск, 2003. N 4.

122. Халяука А. І., Чайкун П. М. Дэманалагічная лексіка у народных гаворках Гомельшчыны // Гомельшчына: Народная духоуная культура. Дыялекты. Тапанімія: Мат-лы рэгіян. навук. канф. Гомель, 1992.

123. Иваноу С. Л. Ваукалак - правобраз пастуха?: Этналінгвістычны метад. Ваукалак: семантыка і этымалогія // Роднае слова. Мінск, 1993. N 1.

124. Казначэеу В. В. Аб некаторых асаблівасцях міфалагічных уяуленняу насельніцтва Гомельская вобласці // Веснік Белдзяржуніверсітэта. Мінск, 1994. Сер. 4. N 2; Казначэеу В. В. З матэрыялау да "Беларускага этналінгвістычнага атласа" (Буда-Кашалёускі раён) // Гавораць чарнобыльцы: З мясцовых гаворак чарнобыльскай зоны у Беларусі. Мінск, 1994; Казначэеу В. В. Сучасны стан усходнепалескай міфалагічнай традыцыі // Гавораць чарнобыльцы: З мясцовых гаворак чарнобыльскай зоны у Беларусі. Мінск, 1994.

125. Коваль У. І. Народныя уяуленні, павер'і і прыкметы: Даведнік па усходнеславянскай міфалогіі. Гомель, 1995.

126. Беларуская міфалогія: Дапаможнік / Уклад. У. А. Васілевіч. Мінск, 2001.

127. Беларуская міфалогія. Энцыклапедычны слоунік. Мінск, 2004 (2-е выд. Мінск, 2006).

128. Беларускі фальклор. Энцыклапедыя. Мінск, 2005 - 2006. Т. 1 - 2.

Опубликовано 23 июня 2022 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1655987616 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ЛИНГВИСТИКА ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ БЕЛОРУССКОЙ ЭТНОЛИНГВИСТИКИ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network