Е.Н. Кульков, М.Ю. Мягков, О.А. Ржешевский. ВОЙНА 1941-1945. ФАКТЫ И ДОКУМЕНТЫ. М.: 2001

Статьи, публикации, книги, учебники по вопросам библиотековедения.

NEW БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Е.Н. Кульков, М.Ю. Мягков, О.А. Ржешевский. ВОЙНА 1941-1945. ФАКТЫ И ДОКУМЕНТЫ. М.: 2001. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-01-19
Источник: Новая и новейшая история, №1, 2002

Изд-во "Олма-Пресс",478 с.

Выход рецензируемой книги в свет инициирован отмеченным в 2001 г. 60-летием начала Великой Отечественной войны. Издание книги следует рассматривать в контексте не стихающей уже целое десятилетие дискуссии, спровоцированной известными публикациями об ответственности Советского Союза за развязывание второй мировой войны. Авторы книги - ученые Отдела истории войн и геополитики Института всеобщей истории РАН - сумели заявить собственную позицию в этой дискуссии веско и аргументирование.

Перед ними стояла трудная задача. В условиях ограниченного объема работы требовалось систематично раскрыть и проанализировать события четырех лет Великой Отечественной войны, изложить дискуссионные точки зрения, высказать свой взгляд. Авторы избрали верный путь: не отвлекаясь на второстепенные сюжеты, весь обширный материал по проблеме они подчинили поиску ответа на ключевые, вынесенные в центр исследования вопросы: можно ли было предотвратить вторую мировую войну, а затем и нападение Германии на СССР, как объяснить поражения 1941 г.; огромные жертвы войны, в чем состоят источники достигнутой победы?

В своих поисках авторы одними из первых в военно- исторической науке обращаются к категориям геополитики и цивилизационного развития (с. 11-13). Они сумели преодолеть многие штампы предшествующей историографии, в большей части рассматривавшей это событие с сугубо классовых позиций, как схватку первой страны социализма с "ударным отрядом" империалистической реакции.

Материал книги вообще побуждает к осторожности в оценке значимости для Гитлера "антикоммунистической" составляющей его курса. В большей степени для фюрера она была риторикой. Стремление к мировому господству реализовывалось им независимо от того, стояла ли на пути большевистская Россия или буржуазная Англия. Приводимые авторами планы фашистского руководства по захвату уже осенью 1941 г. Ближнего Востока, а затем и Индии (а в перспективе - и Америки) - лишнее тому подтверждение.

Обращает на себя внимание солидная источниковая база книги. Авторы отдавали себе отчет, что повествуют о событиях, которым посвящены тысячи больших и малых трудов. Следовательно, есть опасность повториться, сбиться на пересказ хорошо и давно известного. И потому проявили стремление за счет использования впервые вводимых в научный оборот или малоизвестных документов рассмотреть картину событий под новым углом зрения, заполнить ее, сделать более выпуклой, понятной широкому кругу читателей.

В первую очередь это относится к следующим сюжетам: ход переговоров СССР с Англией и Францией весной-летом 1939 г. (с. 19): якобы имевшая место подготовка с нашей стороны превентивного нападения на Германию (с. 43-47), трагедия и подвиг Ленинграда (с. 112-119), планы советского командования, с одной стороны, и командования англо- американских войск, с другой, по овладению Берлином (с. 134- 137), организация трудового процесса и быта в тылу (с. 209- 211), перипетии взаимоотношений союзников по антигитлеровской коалиции на заключительном этапе войны (с. 272-275) и ряд других.

Органично вписывается в ткань книги приложение, в котором представлены более 70 разнообразных документов и материалов - планы стратегического развертывания вооруженных сил, директивы командований воюющих сторон, публичные выступления политических и военных лидеров, тексты международных договоров, донесения разведки, статистические выкладки, раскрывающие использование людских ресурсов в войне. Опора на них позволила авторам заметно прирастить знания по целому ряду принципиальных проблем.

Они дают утвердительный ответ на главный вопрос: можно ли было предотвратить вторую мировую войну, а затем и нападение Германии на СССР? Однако, констатируют историки, для создания совместной с Москвой коалиции, способной предотвратить войну и сдержать агрессоров (система коллективной безопасности), у западных стран не хватило политического разума и необходимой прозорливости. Попытки направить гитлеровскую агрессию на восток дорого обошлись им самим.

Но и в Советском Союзе, как пишут авторы, было сделано далеко не все, чтобы встретить врага во всеоружии. Политическое и военное руководство СССР не сумело выработать реалистический план ведения войны, по существу оставив нерешенными кардинальные вопросы большой стратегии, следует ли наносить упреждающий удар по изготовивше-

стр. 224


муся к броску через госграницу противнику, каковы будут рубежи обороны и действия войск в случае внезапного нападения? Ситуацию серьезно усугубляли последствия избиения военных кадров в конце 30-х годов, крупные недостатки в боевой подготовке и материальном обеспечении войск, которые обнажила война с Финляндией.

В самый канун войны к отрицательным факторам добавилось подлинное смятение в действиях И.В. Сталина, который пытался то оказать давление на Гитлера сосредоточением войск на западной границе и выдвижением некоторых резервов из глубины страны, то умиротворить его, допуская полеты немецкой авиации над нашей территорией и запрещая самые элементарные действия по приведению войск в необходимую степень боевой готовности. Именно эти факторы, по мнению авторов, предопределили тяжкие поражения 1941 г.

Многие из выходивших ранее трудов по истории войны уязвимы для упреков, поскольку не содержат подлинной картины цены Победы, скрывают масштабы людских и материальных потерь. Даже если это делалось и из благих побуждений, все равно искажало реальную картину войны, принижало подвиг армии и народа.

Раскрывая подвиг народа, вставшего на защиту Отечества, авторы не скрывают, какой ценой доставался успех, приводят цифры потерь Красной Армии по периодам войны, отдельным кампаниям, операциям в сравнении с потерями противника. Объективную оценку они дают как личному составу, так и полководцам германской армии. Их военная выучка рассматривается как одна из главных причин высоких потерь Красной Армии. Строгими научными фактами авторы как бы иллюстрируют слова маршала Г.К. Жукова: "Надо оценить по достоинству немецкую армию... Мы же не перед дурачками отступали по тысяче километров, а перед сильнейшей армией мира. Надо ясно сказать, что немецкая армия к началу войны была лучше нашей армии, лучше подготовлена, выучена, вооружена, психологически более готова к войне, втянута в нее... Мы учились в ходе войны и выучились, и стали бить немцев, но это был длительный процесс".

В книге нарисована убедительная картина того, как от сражения к сражению, от года к году росла выучка и личного состава, и командных кадров Красной Армии. В операциях 1944-1945 гг. Советские Вооруженные Силы превосходили армию противника уже во всех отношениях - вооружении, технике, умении воевать, моральном духе. Хотя и в это время успехи приходили не сами по себе, а достигались сверхнапряжением сил армии и народа.

Новизной подходов отличается освещение и ряда более локальных проблем. Авторы обоснованно посчитали необходимым указать на роль "малых" стран в развязывании второй мировой войны (с. 12, 15). Традиционно здесь всегда искали и находили интересы великих держав. Не подлежит сомнению, что в пересмотре государственных границ и сфер влияния в 30-х годах участвовали Германия, Италия, Япония, Великобритания, Франция, СССР. Но и малые страны были не прочь воспользоваться моментом и сделать территориальные приобретения. Так, в результате мюнхенского сговора Польша оккупировала Тешинскую область Чехословакии, а Венгрия - Закарпатскую Украину.

Логика мировых войн такова, что малые страны становятся в них разменной монетой, а чаще - жертвой великих держав, и даже пример нейтральных Швеции или Швейцарии лишь подтверждает это правило. С этой позиции следует, очевидно, анализировать и политику Советского Союза в 1939-1940 гг. Интересы собственной безопасности, необходимость строительства рубежей обороны как можно дальше от жизненных центров страны объективно заставляли СССР идти на договоренности с явным врагом - фашистской Германией, включать в сферу своего влияния Прибалтику, восточные районы Польши, Финляндию. К слову, это обстоятельство хотя и не снимает вопрос о сталинском экспансионизме, но в значительной степени объясняет его.

Любопытны рассуждения авторов также относительно давнего спора маршалов Г.К. Жукова и В.И. Чуйкова, а также военных историков, правильно ли было останавливать наступление на Берлин в феврале 1945 г.? "Новые документы, открытые недавно в советских архивах, - подчеркивается в книге, - указывают, что решение о приостановке наступления... все- таки, видимо, было ошибочным" (с. 135). В основе решения лежала дезинформация о переброске 6-й танковой армии СС в район Бреслау и Восточной Померании, откуда она угрожала бы флангу 1-го Белорусского фронта. Однако ложность информации стала понятна лишь спустя время.

Для большинства читателей открытием станет и содержащийся в книге обстоятельный рассказ о коварстве У. Черчилля, отдавшего еще в апреле 1945 г. приказ о подготовке военной операции против Красной Армии (с. 267- 270). Некоторые лишь недавно рассекреченные документы из британских архивов на этот счет авторы уже публиковали в научной периодике. Теперь же они подвергли документы тщательному анализу и извлекли из них немало ценной информации. В частности, смогли ответить на вопросы, знало ли советское руководство о британских планах войны против СССР и вынашивало ли, в свою очередь, планы наступления до Ла-Манша?

Знало, убеждены авторы, не случайно главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г.К. Жуков в конце 1945 г. получил из Москвы приказ перегруппировать вверенные ему войска и детально изучить дислокацию войск западных союзников. В то же время никаких практических действий по организации некоего броска к Атлантике не предпринималось. Наоборот, нача-

стр. 225


лась массовая демобилизация (к 1945 г. численность Советской Армии была уменьшена с 11 до менее чем 3 млн. человек), войска были выведены из Северной Норвегии, Чехословакии, их численность резко сократилась в Восточной Германии, Польше и Румынии.

В талантливой книге Е.Н. Кулькова, М.Ю. Мягкова и О.А. Ржешевского продемонстрированы современный уровень знаний по проблеме и достижения историографии. Но в ней имеются и "узкие места". Назовем здесь лишь одно из них.

До сих пор в отечественной историографии должным образом не освещен ряд наступательных операций Красной Армии, особенно неудачных. Учитывая обобщающий характер рецензируемого труда, его авторы не ставили цель дополнительно их исследовать, а опирались на уже имеющиеся в литературе оценки. Однако надо иметь в виду, что традиционные оценки не только лаконичны, но и требуют переосмысления.

Для примера обратимся ко второй Ржевско-Сычевской операции (1942 г., кодовое наименование "Марс"), предпринятой в конце ноября силами Западного и Калининского фронтов на центральном участке советско- германского фронта. В отличие от автора наиболее фундаментального на сегодняшний день исследования этой операции, принадлежащего перу американского историка Д. Глэнтца 1 , авторы рецензируемой работы видят ее цель в поддержке контрнаступления Красной Армии под Сталинградом в ходе операции "Уран". Замысел советского командования, по их мнению, состоял в том, чтобы ввести противника в заблуждение и сорвать тем самым его возможные попытки перебросить войска на сталинградское направление. Эту цель они считают достигнутой, замысел реализованным, хотя и признают, что добиться этого удалось "ценой больших потерь" (с. 91).

Однако, как показала не так давно состоявшаяся в Ассоциации историков второй мировой войны дискуссия, подобные выводы не очевидны и требуют солидного обоснования. Одно лишь сравнение численности войск, привлеченных к операциям "Марс" и "Уран" и понесенных потерь заставляют усомниться в подчиненности замысла первой из них задачам прикрытия контрнаступления под Сталинградом 2 . Не следует ли поискать ответ в иной плоскости - "Марс" был спланирован наравне с "Ураном" как вполне самостоятельная наступательная операция с тем, чтобы одновременно сломать германскую оборону и на центральном, и на южном участках фронта. Другое дело, что "Марс", в отличие от "Урана", впечатляющих результатов не дал. а в позднейшей историографии. будучи не в силах признать этот факт, объявили операцию Западного и Калининского фронтов вспомогательной.

В целом же книгу Е.Н. Кулькова, М.Ю. Мягкова и О.А. Ржешевского мы вправе рассматривать как большой шаг в исследовании проблем Великой Отечественной войны, в утверждении правды о ней, более трезвого взгляда на историю.

Ю. В. Рубцов, доктор исторических наук, сотрудник Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации


1 Glant: D.M. Zhucov's Greatest Defeat: The Red Army's Epic Disaster in Operation Mars, 1942. University Press of Cansas. Lawrence, 1999.

2 Гуркин В.В. "Марс" в орбите "Урана" и "Сатурна". - Военно-исторический журнал, 2000, N 4, с. 15.

стр. 226

 


Комментируем публикацию: Е.Н. Кульков, М.Ю. Мягков, О.А. Ржешевский. ВОЙНА 1941-1945. ФАКТЫ И ДОКУМЕНТЫ. М.: 2001


© Рубцов Ю.В. • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Новая и новейшая история, №1, 2002

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИБЛИОТЕКОВЕДЕНИЕ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.