публикация №1541361111, версия для печати

ПРОВАЛ ФАШИСТСКОЙ ПРОПАГАНДЫ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР


Дата публикации: 04 ноября 2018
Автор: В. М. ГРИДНЕВ
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY (номер депонирования: BY-1541361111)
Рубрика: ЖУРНАЛИСТИКА


В агрессивных планах германского фашизма важное место занимали вопросы подготовки и ведения "психологической войны". Еще в 1935 г. гитлеровским руководством было принято решение "О важнейших мероприятиях по подготовке пропаганды к войне". В нем указывалось, что цель пропаганды в период войны состоит в идеологических диверсиях внутри страны, подвергаемой агрессии, и отвлечении народа и армии этой страны от выполнения боевых задач. План предусматривал ведение, пропаганды как среди войск и населения противника, так и среди немецкого народа. Она должна была проводиться крупными информационными центрами, печатью и радио.

Фашистская пропаганда к войне против СССР готовилась в обстановке особой секретности1 . По мере приближения агрессии интенсивность этой подготовки возрастала. 8 мая 1941 г. главное командование вермахта (ОКБ) утвердило "Предложение управления обороны страны по пропагандистскому обеспечению нападения на СССР". Документ был составлен всего в шести экземплярах, и все инстанции предупреждались о необходимости "как можно дольше скрывать собственные намерения"2 . 7 июня 1941 г. начальник штаба ОКВ издал директиву по вопросам пропаганды, в которой говорилось, что с началом боевых действий следует пропагандировать среди советских граждан ненависть к Коммунистической партии, Советскому правительству, общественным организациям, натравлять народы СССР друг на друга, убеждать население в "освободительной" миссии фашистской Германии, писать о жестокости Красной Армии.

Основные идеологические цели пропаганды гитлеровцев сводились к тому, чтобы ослабить союз между советскими республиками, дискредитировать достижения социализма, провоцировать внутри СССР действия, направленные против существующего строя. При этом фашистские идеологи первоначально планировали избегать слов "Россия", "русские", "русская армия", а пользоваться терминами "Советский Союз", "советские люди", "Советская армия" с тем, чтобы "не вызвать преждевременных выводов о намерении расчленить Советский Союз"3 . План идеологической обработки населения оккупированных районов доводился до сведения ограниченного круга лиц. Только командующие армиями, танковыми войсками и военно-воздушными силами могли определять время передачи этого плана по назначению. К 15 июня


1 См. Дашичев В. И. Банкротство стратегии германского фашизма. М. 1973, с. 301 - 303.

2 MA Potsdam, W. H., 31, 00/5, S. 533.

3 Ibid., S. 334.

стр. 33


1941 г. органы пропаганды были обязаны представить в управление пропаганды вермахта отчеты о готовности к началу агрессии.

Перед нападением на СССР фашистская Германия располагала широкой сетью органов пропаганды. Идеологическую войну против Красной Армии и населения СССР должны были вести: министерство просвещения и пропаганды, министерство по оккупированным восточным областям, министерство иностранных дел, управление пропаганды вермахта, внешнеполитическое ведомство НСДАП, службы СС и абвера, учреждения по делам высшей школы, научно-исследовательский институт Востока и др. Основные пропагандистские пункты с началом военных действий создавались в Варшаве, Жешуве, Кенигсберге. Фашистское руководство было уверено, что накопленный опыт "психологической войны" против европейских государств окажется полезным и в войне против СССР.

С самого начала агрессии, как планировали гитлеровцы, против Красной Армии должны были применяться "все средства активной пропаганды". В этих операциях были обязаны принимать участие подразделения пехотных и танковых войск. Каждая армия, действующая на том или ином операционном направлении, готовила листовки, объявления на немецком языке и соответственно на языке той местности, где эта армия дислоцировалась. В большом количестве были подготовлены листовки на русском, украинском, эстонском, литовском и других языках. В идеологических диверсиях немалое место отводилось применению радиосредств, которые "должны служить для оказания пропагандистского влияния на население занятых территорий"4 .

Пропагандистские роты сухопутных войск с началом войны дополнительно получали пропагандистов, советников по прессе, военных цензоров и "частично отряды по обеспечению радиовещания", которые по мере продвижения немецких войск оставались в больших городах и на крупных радиовещательных станциях. Предусматривалось создание особых отделов пропаганды для Украины, РСФСР и Прибалтики. На захваченной территории гитлеровцы планировали издание под контролем немецкой цензуры газет в крупных городах и районных центрах. Главная задача цензуры заключалась в том, "чтобы сообщения и комментарии не носили характера враждебного для интересов Германии" и чтобы "удерживать население в духе повиновения и от любых видов саботажной деятельности"5 .

Решение основных задач "идеологической борьбы на Востоке" возлагалось на управление идеологической пропаганды вермахта. Оно состояло из четырех отделов, которые, в свою очередь, делились на группы. Первый делился на пять групп, занимавшихся вопросами пропаганды в сухопутных, морских и воздушных силах и использованием личного состава войск пропаганды в боевых операциях. Одна из групп осуществляла службу связи, подготовку листовок и их доставку на фронт. Работники пропаганды, находившиеся в сухопутных, морских и воздушных силах, подчинялись другой группе, ведавшей всеми персональными делами войск пропаганды. Две группы занимались использованием пропагандистской техники, готовили пропагандистские материалы и снабжали ими войска, занимались обучением офицеров пропаганды, находившихся в запасе, подготовкой и обучением пропагандистских войск, непосредственно подчиненных начальнику управления пропаганды вермахта, и обслуживали подразделения пропагандистов, не подчиненных непосредственно вермахту.

Большое значение придавалось второму отделу, разделенному на четыре группы. Практически он представлял интересы вермахта во всех


4 Ibid.

5 Ibid.

стр. 34


областях пропагандистской деятельности фашистской Германии. Он сотрудничал непосредственно с другими отделами пропаганды, занимавшимися подготовкой кадров для офицеров и солдат запаса, готовил материалы для "духовного" обслуживания собственных войск. На отдел возлагались выпуск военной литературы для распространения внутри Германии и обеспечение войск военными докладами, фронтовыми газетами, журналами. На радио отдел представлял интересы вермахта в процессе обработки общественного мнения страны. Работники отдела контролировали, в частности, подготовку фильмов с тем, чтобы те соответствовали задачам вермахта6 . В отделе имелась специальная группа, которая занималась "пропагандой для обмана".

Вопросы цензуры решались в третьем отделе, также разделенном на четыре группы. Они осуществляли контроль за выполнением цензорских указаний в войсках вермахта и СС. В подчинении цензоров находились специальные контролеры, которые обрабатывали отобранные материалы и давали разрешение на использование их военными корреспондентами. Четвертый отдел осуществлял пропаганду на западные страны, готовил материалы для газет, выпускаемых для военнопленных государств Западной Европы. На отдел возлагались также задачи ведения пропаганды в оккупированных районах СССР: подготовка и распространение пропагандистских материалов среди населения, войск Красной Армии, военнопленных; сбор и оценка материалов политорганов Красной Армии; обслуживание иностранных корреспондентов, допущенных "в зону боевых действий"7 .

Перед вторжением в Советский Союз роты пропаганды были приданы всем гитлеровским армиям, сосредоточенным на фронте. Армии "Норвегия" была подчинена одна рота пропаганды. В подчинении группы армий "Север" находились три такие роты, группы армий "Центр" - пять, группы армий "Юг" - четыре. Пропагандистские роты военных корреспондентов были приданы военно-воздушным силам: по одной каждому воздушному флоту. Структура войск пропаганды в ходе войны несколько изменилась, но основа ее сохранилась до конца войны.

В целом нацисты создали беспрецедентную по своим масштабам систему "тотальной пропаганды", общие расходы на которую, по оценке американских специалистов, превышали 500 млн. долл. в год. Значительная доля этих расходов приходилась на внешнеполитическую пропаганду, осуществлявшуюся под непосредственным контролем управления внешней политики национал-социалистской партии (шефом его был А. Розенберг) и гитлеровского министерства иностранных дел8 .

С момента нападения на СССР фашистские органы пропаганды развернули антисоветскую кампанию, распространяя ложь о "большевистской опасности", на которой было основано оправдание "превентивной войны" против нашей страны. Опираясь прежде всего на "теории" о расе и "жизненном пространстве", гитлеровская пропаганда внушала, что война против СССР - это борьба всего доброго против "ада", который угрожает жизни каждого немца9 . Солдаты вермахта призывались к "крестовому походу против угрожающего из азиатских степей красного наводнения", к борьбе с опасностью, идущей от "красных комиссаров", в которых якобы "олицетворяется глубокая ненависть ко всему действительно человеческому". Советские люди характеризовались как "человеческие орды и стада с преступными инстинктами", против которых действенны только автоматы и бомбы10 .


6 Ibid., 21, 22, 0415. BC. 100.

7 Deutsche Bucherei, Leipzig, 1942, A 5022.

8 См. Арбатов Г. А. Идеологическая борьба в современных международных отношениях. М. 1970, с. 22 - 23.

9 Mitteilungen fur die Truppe (MFT), NN 116, 118, Juli 1941.

10 Ebenda, N 11, Juli 1941.

стр. 35


Гитлеровцы прилагали огромные усилия, чтобы свои временные успехи на фронте преподнести населению оккупированных областей СССР как закономерное явление, рекламировали "чудо германского военного гения". Фашистская пропаганда не жалела красок, расписывая "преимущества" нацистской диктатуры, внушала мысль, будто только фашизм может дать "счастье" населению временно оккупированных районов СССР.

Для идеологической обработки советского населения в тылу группы армий "Центр" пропагандистские органы гитлеровцев изготовили в первые месяцы войны 15 наименований листовок и плакатов с призывами "к быстрейшему сбору урожая, подготовке полей, борьбе против партизан". Всего было отпечатано 150 тыс. экземпляров листовок и плакатов, которые распространялись во временно оккупированных районах Белоруссии и РСФСР11 . На Украину к ноябрю 1941 г, было доставлено около 2 млн. пропагандистских листовок и плакатов12 . В крупных городах, поселках, деревнях вывешивались "доски объявлений", на которых помещались сводки верховного командования вермахта и другие информационные материалы, подобранные таким образом, чтобы внушить населению мысль о полном поражении Красной Армии.

Однако все эти "мероприятия" гитлеровцев на временно захваченной ими территории провалились. Советские люди выстояли перед натиском пропагандистских манипуляций оккупантов, стремившихся с помощью лжи, замалчивания стойкости и героизма Красной Армии вызвать у населения чувство страха перед фашистской армией, чувство обреченности. Воспитанные в духе преданности социалистической Родине, уверенные в конечной победе Красной Армии, жители временно оккупированной территории активно боролись с поработителями.

Деятельность подпольных партийных организаций, партизан, отвращение, с которым советские люди относились к фашистской пропаганде, обрекали на провал все попытки гитлеровцев идеологически обработать население оккупированных районов.

Учитывая образовательный уровень советских людей, которые, по признанию оккупантов, "большевистская эра подняла, устранив неграмотность", они делали упор прежде всего на пропаганду через оккупационную прессу. На Северном Кавказе они издавали более 20 газет, в Крыму - 5, Смоленской области - 5 газет и два журнала. На Украине распространялось 280 газет и журналов, издаваемых фашистами на украинском, русском, немецком, румынском языках13 . Газеты и журналы оккупантов выходили также в Белоруссии и Прибалтике. Практически периодичность всех этих газет составляла два номера в неделю. Фашисты сами считали эти газеты "примитивными и непрезентабельными"14 .

Не удалось оккупантам осуществить свои планы по использованию радиостанций. Отделения пропаганды группы армий "Украина", которые обязаны были "обслуживать" тыловую зону собственных войск и местное население, располагали широковещательными станциями в Курске, Симферополе, Днепропетровске, Ворошиловграде и Харькове. Однако этой задачи им выполнить не удалось. Причины немецкое командование искало в слабой подготовке личного состава подразделений пропаганды, отсутствии технических средств. Между тем попытки идеологического воздействия на советских людей были сорваны благо-


11 MA Potsdam, W., 33, 20/42, S, 524, 541.

12 Кондакова Н. И. Идеологическая победа над фашизмом. 1941 - 1945. М. 1982, с. 30.

13 MA Potsdam, W., 33, 20/42, S. 547.

14 Ibid.

стр. 36


даря их героической борьбе на фронте и в тылу против фашистских захватчиков.

В отчетах "О положении и настроениях населения в городе и области", "О пропаганде и деятельности", которые направлялись в Берлин дважды в месяц, органы фашистской пропаганды давали свою оценку обстановки в оккупированных районах СССР. Однако содержание этих отчетов за период с 1 ноября 1941 г. по апрель 1942 г. свидетельствует о том, что гитлеровцы стремились опираться на свой опыт пропагандистской "работы" на Западе, подходя к советским людям с мерками, основанными на архиреакционной идеологии германского империализма. Они не могли верно оценить обстановку на временно захваченной советской территории, понять, что народ, совершивший Октябрьскую революцию, свергнувший собственных эксплуататоров и построивший социалистическое общество, никогда не смирится с фашистским господством. В этих отчетах гитлеровцы признавали, что "население проявляет мало инициативы к сотрудничеству с германскими властями", объясняя это, во-первых, тем, что "подавлена всякая частная инициатива", во-вторых, тем, что многие "активные элементы бежали или насильственно эвакуированы"15 . Любовь народов нашей страны к своей социалистической Родине, их верность делу Коммунистической партии оказались недоступны пониманию гитлеровских "аналитиков". Они надеялись оказать воздействие на советское население, постоянно подчеркивая, что германские власти "сейчас и в обозримое время будут стремиться к возврату индивидуального хозяйства". Их пропагандистский аппарат был уверен, что население захваченных районов СССР клюнет на частнособственническую удочку и "постепенно откажется от сопротивления", "неразрывно свяжет себя с новым порядком", усилит "снабжение армии" (гитлеровской. - В. Г. ). Именно на это был рассчитан план идеологической обработки советских людей.

Нацистские пропагандисты пытались решить также проблему привлечения советских людей к сотрудничеству с различными органами. Но и в этом случае гитлеровцам пришлось констатировать, что "выбор привлекаемых для сотрудничества с германскими военными властями сил наталкивается на значительные трудности". Они нашли свое выражение в нежелании сотрудничать с захватчиками, в "сплошной ненависти" к белоэмигрантам, предателям, полицаям и т. п. Попытки повлиять на население оккупированных районов с помощью религии также "не привели к спонтанному возрождению религиозной жизни". Отказ сотрудничать с захватчиками отделы пропаганды вермахта объясняли как случаями "жестокого обращения с пленными красноармейцами", так и "проведением германскими властями акций против евреев"16 . Несомненно, эти варварские действия вызывали гнев и возмущение советских людей, но прежде всего их действиями руководило стремление - освободиться от поработителей и восстановить Советскую власть.

Пропагандистские органы нацистов использовали лекции, радиопередачи, газеты для оправдания планов экономического и духовного закабаления СССР. В лекциях типа "В чем состоит германский национал-социализм?", "Как решен аграрный вопрос в Германии?", "Каково положение женщин в национал-социалистском государстве?", "Как воспитывается германская молодежь?" превозносились достижения сельского хозяйства в Германии, преданность молодежи фашистским идеям и т. п. Таким образом гитлеровцы рассчитывали продемонстрировать "преимущества" третьего рейха. Пропаганда оккупантов апеллировала к "инициативе и предпринимательскому духу отдельных лиц". Что касается обеспечения населения продовольствием, гитлеровским пропаган-


15 Ibid., S. 543, 544.

16 Ibid., S. 544.

стр. 37


диетам вменялось в обязанность "избегать обещаний относительно быстрого улучшения со снабжением, учитывая надвигающуюся зиму"18 .

Одна из основных задач фашистской пропаганды заключалась в "уничтожении партизанского движения". С этой целью предписывалось употреблять не само слово "партизаны", которое для "русских имеет значение борьбы за свободу", а заменять его "такими обозначениями, как диверсанты, бандиты, грабители", подчеркивать, что "деятельность партизан направлена в первую очередь против интересов гражданского населения"19 .

Психологический нажим гитлеровской пропаганды на советских людей шел по ряду направлений. Первое и наиболее важное из них сводилось к извращению причин возникновения войны. Виновниками ее объявлялись большевики, а также "плутократы Англии и Америки". Точно так же искажались цели Германии в войне. Главным здесь был тезис - третий рейх спасает Европу от угрозы большевизации. Фашистская пропаганда направила все свои силы на раздувание клеветнической кампании против Советского Союза. Изо дня в день гитлеровское радио, оккупационные газеты клеветали на советский социалистический строй, Советскую Конституцию, советские законы и судопроизводство. Одновременно превозносились успехи вермахта, "зажиточная" жизнь германского народа, иностранных рабочих в Германии, популяризировались речи Гитлера, Розенберга и других фашистских главарей. В газетах оккупантов постоянно печатались инсинуации о внутреннем положении СССР, о его союзниках по антигитлеровской коалиции20 .

"Группы активной пропаганды" вермахта пытались воздействовать на советское население с помощью объявлений, вывешиваемых на досках и витринах, плакатов, листовок, выставок, машин с громкоговорителями. К середине декабря 1941 г. на временно оккупированной территории Белоруссии и РСФСР было распространено 12580 плакатов с портретом Гитлера, 23 тысячи газет, 71 тысяча листовок. Однако советские люди отказывались их читать. По мнению самих гитлеровских пропагандистов, воздействие их на население было "весьма ограничено"21 . Немецкий комендант оккупированного Можайского района Московской области в своих приказах, признав, что местные жители постоянно срывают фашистские газеты, плакаты, щиты, объявлял, что подобные действия будут рассматриваться "как враждебные", а "виновные будут караться смертной казнью"22 . Для идеологической обработки населения широко использовалось радиовещание. Общий объем радиопередач только на территории Смоленской области составлял 181 час в неделю23 . Внушая советским людям мысль о неминуемой и скорой гибели Советского государства, гитлеровские пропагандисты пытались вызвать массовый антисоветский психоз и панический страх перед вермахтом. При этом применялось такое испытанное средство, как "целенаправленное распространение слухов", чтобы дезориентировать население.

Однако все эти приемы пропаганды не давали требуемого результата. Анализируя свою "деятельность", гитлеровцы искали причины ее провала. Главную из них они видели в "освещении событий с немецкой точки зрения", обвиняя отделы пропаганды в том, что они слабо разби-


18 Ibid., S. 546.

19 Ibid., S. 547.

20 Подробнее см.: Вторая мировая война. Итоги и уроки. М. 1985; Зверев Б. И. Историческая победа. М. 1985.

21 MA Potsdam, W., 33, 20/42, S. 572, 573.

22 Научный архив Института истории СССР (НА ИИ) АН СССР, ф. 2, р. VI, оп. 2, д. 58, л. 4.

23 MA Potsdam, W., 33, 20/42, S. 576.

стр. 38


рают "национал-социализм как противоположность марксизму-ленинизму", не рекламируют жизнь в Германии, допускают много "исторических неточностей и архаизмов, которые совершенно чужды современному русскому и кажутся ему неестественными"24 .

Огромное беспокойство вызывало у оккупантов настроение представителей всех слоев советского населения. У рабочих, признавали они, налицо "согласие с красным режимом", "большая часть интеллигенции - это так называемая красная интеллигенция"25 , а в советской молодежи видели "пропитанную коммунистическим духом, убежденную в коммунистических идеях" массу26 . Гитлеровцы также объясняли провал пропагандистских акций наступательными операциями Красной Армии, "весьма умелой работой" Коммунистической партии. Учитывая все это, фашисты предполагали, что "в ближайшем будущем следует ожидать роста оппозиции и усиления деятельности партизан"27 .

Органы пропаганды вермахта сообщали о повсеместном отказе "повиноваться немцам", "выходить на работу", о проявлении "недоброжелательства к немецким войскам", что появление в их тылу "разведывательных отрядов или военных подразделений большевиков" вызывало у населения желание с оружием в руках выступить против оккупантов. Последним приходилось признавать, что воспрепятствовать этому "достигающему едва ли не опасного уровня настроению более чем нелегко"28 .

В 1942 г. пропагандистские органы вермахта усилили свои подрывные действия, надеясь "подавить советскую пропаганду". Но им пришлось и на этот раз признать ее эффективность: "Партизанская пропаганда усиленно применяет свои средства, пользующиеся особым влиянием, и вследствие этого население уходит к партизанам"29 . Для "локализации советской пропаганды" нацисты пытались опровергать "слухи о дальнейшем отступлении или даже полном распаде фронта немецких войск". Анализируя обстановку на временно оккупированной территории СССР, отделы пропаганды вермахта доносили в Берлин, что население "ко всему немецкому относится с недоверием", несмотря на все их ухищрения. Чтобы поправить положение, намечалась, в частности, серия "мероприятий, которые способствовали бы осуществлению "нового аграрного закона"30 . Но планы, связанные с "аграрной реформой", потерпели крах. В сообщениях в Берлин в апреле 1942 г. пятый отдел управления идеологической пропаганды вермахта докладывал: "Создается впечатление, что в целом население занимает позицию непризнания реформы, нововведение встречается с недоверием", крестьянство "является сторонником Ленина". Отсюда делался вывод о необходимости "специального пропагандистского мероприятия, направленного против почитания Ленина сельским населением"31 .

Для усиления своего воздействия на сельское население отделы пропаганды вермахта на всей оккупированной территории организовали даже "празднование Первого мая", рассчитывая, что это будет способствовать "вербовке рабочих в рейх и пропаганде аграрной реформы"32 . С этой целью было подготовлено более 10 тыс. экземпляров воззваний к населению. Но советские люди не поддались на эту провокационную затею оккупантов. Последние вскоре убедились, что "на добровольной основе собрать контингент в предписанном количестве


24 Ibid., S. 598, 599.

25 Ibid., S. 696.

26 Ibid., S. 697.

27 Ibid., S. 698.

28 Ibid., S. 604, 607.

29 Ibid., S. 693.

30 Ibid., S. 694.

31 Ibid., S. 739.

32 Ibid., S. 752.

стр. 39


невозможно". Пришлось применять силу, а это вызвало "неблагоприятную реакцию среди населения, и недовольство его продолжало расти"33 .

Летом и осенью 1942 г. основным направлением гитлеровской пропаганды во временно оккупированных районах СССР было восхваление успехов вермахта. Когда же под Сталинградом он потерпел сокрушительное поражение, когда стало еще более ясно, что могущество СССР несокрушимо, фашисты решили несколько изменить тактику поведения34 .

В условиях успешного наступления Красной Армии, сочетавшегося со всенародной борьбой советских людей с ненавистным врагом на временно оккупированной им территории, имперское министерство пропаганды, вермахт, министерство восточных областей вынуждены были переменить тон своей пропаганды. В соответствии с инструкцией от 1 апреля 1944 г. перед ее органами ставилась задача "в умной форме психологически обосновать политику руководства рейха среди населения", чтобы мнение его "способствовало немецким военным усилиям", "пробуждать в населении убежденность в правом деле Германии и победе немцев в войне". Гитлеровским пропагандистам рекомендовалось избегать "неправильно понятого термина "раса господ", использовать "смесь из решительной необходимости строгости и даже жестокости, деловитости, психологической интуиции, тактического благоразумия и справедливости". Фашистским пропагандистским органам предписывалось "быстро и эластично реагировать на все актуальные политические и экономические события в соответствии с изменяющимся положением и обстановкой"35 . Важное место отводилось в инструкции "антипартизанской пропаганде". Цель ее заключалась в "побуждении партизан возвратиться по домам, мешать притоку населения в партизаны". Нацистским пропагандистам вменялось в обязанность проведение мероприятий, которые "психологически воздействуют на население": "вводить общественные кухни, создавать специальные вспомогательные организации для населения с тем, чтобы оно там сотрудничало" (с оккупантами. - В. Г. )36 .

Но эти и другие потуги немецко-фашистских захватчиков также потерпели крах. Красная Армия уже завершала освобождение от них советской земли.

С самого начала Великой Отечественной войны провал идеологических замыслов гитлеровцев был предопределен. Борьбу советского народа против врага возглавила Коммунистическая партия. Программа деятельности партийных и советских организаций в условиях войны была четко определена директивой Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941г. и постановлением ЦК ВКП(б) от 18 июля 1941 г. "Об организации борьбы в тылу германских войск"37 .

Коммунистическая партия вела политическую работу с учетом военно-политической обстановки, морального состояния населения временно оккупированных врагом районов СССР, стратегических и оперативных задач, решаемых Красной Армией. Трезвый учет обстановки предопределял главные направления этой работы. Научный подход к вопросам идеологической борьбы с фашистскими оккупантами способствовал успешному решению поставленных партией задач. На временно захваченной врагом территории создавались подпольные партийные комитеты. Следуя завету В. И. Ленина о том, что важнейшим принципом советской пропаганды является ее правдивость, коммунисты развер-


33 Ibid., S. 753.

34 НАИИ АН СССР, р. VI, оп. 8, д. 44, лл. 14 - 18.

35 Deutsche Bucherei, Leipzig. A 5023.

36 Ibid.

37 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8- е. Т. 6, с. 17 - 19, 23 - 24.

стр. 40


нули работу среди советских людей, оказавшихся на временно оккупированной территории.

Одним из главных орудий в борьбе против пропаганды врага стала печать. С начала войны и до изгнания гитлеровцев для советского населения издавалось около 400 газет38 . Миллионными тиражами печатались листовки и обращения, которые засылались в тыл врага. С момента оккупации ряда районов Ленинградской области и до их освобождения общий тираж переправленных в тыл газет составил почти 2 млн. экземпляров39 . На территории Литвы в 1942 г. советские люди ознакомились с 52 изданиями листовок общим тиражом 650 тыс. экземпляров40 . Белорусские подпольщики издавали в оккупированных районах свыше 160 многотиражных газет41 . На территории Украины за период войны было распространено свыше 400 млн. листовок, газет и брошюр42 . Советские газеты, листовки пользовались огромной популярностью, поднимали советских людей на борьбу с гитлеровцами.

Исключительно большую роль в политической работе среди населения, а также в ведении контрпропаганды среди войск противника играло радио. "Все новости с Большой земли получаем по радио", - писал С. А. Ковпак43 .

Не менее важной формой работы с населением временно оккупированных районов являлась устная пропаганда. Встречи с подпольщиками, партизанами, их рассказы об успехах Красной Армии, о героических действиях советских людей в тылу врага воодушевляли население, мобилизовали его на борьбу с захватчиками. Устная пропаганда велась в форме бесед, докладов, лекций, индивидуальных встреч, вечеров молодежи. Огромными были масштабы этой работы. Мероприятия, проводившиеся подпольными организациями и партизанами, сплачивали советских людей, обезвреживали идеологические диверсии оккупантов. Советское население не признавало власть оккупантов, отказывалось выполнять их приказы, сдавать сельскохозяйственную продукцию, платить налоги44 .

"Победа в Великой Отечественной войне, - говорится в постановлении ЦК КПСС "О 40- летии Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов", - подтвердила могучую жизненную силу марксистско-ленинской идеологии. Глубокая идейная убежденность, безграничная вера в правоту великого ленинского дела служили неиссякаемым источником духовных сил советского народа, его морально-политической сплоченности"45 . Политическая работа Коммунистической партии среди советских людей на временно оккупированной врагом территории сыграла огромную роль в крахе "психологической войны" фашистской Германии против СССР.


38 Юденков А. Ф. Политическая работа партии среди населения оккупированной советской территории (1941 - 1944). М. 1971, с. 337 - 356.

39 Там же, с. 176 - 177.

40 Борьба за Советскую Прибалтику в Великой Отечественной войне. Рига. 1966, с. 205.

41 Непокоренная Белоруссия. М. 1963, с. 14.

42 Супруненко Н. И. Украина в Великой Отечественной войне Советского Союза (1941 - 1945). Киев. 1956, с. 145.

43 Радио в дни войны. Очерки и воспоминания. М. 1982, с. 81.

44 Подробнее см.: Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. В 3-х тт. Минск. 1983 - 1985; Партийное подполье. М. 1983; Народная война в тылу фашистских оккупантов на Украине. 1941 - 1944. В 2-х кн. Киев. 1985; и др.

45 Коммунист, 1984, N 9, с. 36.

 

Опубликовано 04 ноября 2018 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1541361111 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ЖУРНАЛИСТИКА ПРОВАЛ ФАШИСТСКОЙ ПРОПАГАНДЫ НА ВРЕМЕННО ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ СССР

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network