"I ИНТЕРНАЦИОНАЛ. ПРОТОКОЛЫ ГААГСКОГО КОНГРЕССА 1872 г. С ОТНОСЯЩИМИСЯ К НЕМУ ДОКУМЕНТАМИ"

Актуальные публикации по вопросам международного права и международных отношений.

NEW МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "I ИНТЕРНАЦИОНАЛ. ПРОТОКОЛЫ ГААГСКОГО КОНГРЕССА 1872 г. С ОТНОСЯЩИМИСЯ К НЕМУ ДОКУМЕНТАМИ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


"The First International, Minutes of the Hague Congress of 1872 with Related Documents". Edited and Translated by Hans Gerth. The University of Wisconsin Press. Madison. 1958. XX, 315 pp.

 

"I Интернационал. Протоколы Гаагского конгресса 1872 г. с относящимися к нему документами". Подготовлены и переведены Гансом Гертом.

 

Всемирно-исторические победы мировой социалистической системы обусловили повышенный интерес к проблемам истории марксизма и международного рабочего движения у представителей различных направлений историографии и социологии за рубежом. За последние годы в странах Западной Европы и Америки все чаше появляются работы и публикации по этим вопросам, в частности по истории I Интернационала.

 

Постоянное внимание марксистских и прогрессивно настроенных ученых к этой тематике легко объяснить: оно продиктовано стремлением изучить истоки современного международного рабочего и коммунистического движения. Именно этим стремлением руководствовались авторы публикации материалов о деятельности I Интернационала в Италии1 , почетный председатель Коммунистической партии США У. Фостер в своей известной книге, авторы вышедшего в Париже в начале 1958 г. первого выпуска международного перечня источников по истории социальных движений XIX и XX вв., подготовленного при участии советских исследователей2 , и многие другие.

 

Но когда за публикацию документов марксизма и их комментарии берутся представители буржуазной официальной науки, то ими, как правило, движет не серьезный научный интерес, а скрытое или явное желание опорочить марксизм, исказить его историю, оклеветать его основоположников. Именно такая мысль возникает и при ознакомлении с изданной Висконсинским университетом публикацией документов Гаагского конгресса I Интернационала.

 

Первая часть рецензируемой книги представляет собой факсимиле 165 листов неизданных рукописных материалов на немецком языке, хранящихся в библиотеке Висконсинского университета. Они были обнаружены среди документов, принадлежавших Герману Шлютеру, видному деятелю германского социал-демократического движения 80 - 90-х годов прошлого века, закончившему свою жизнь в эмиграции. Эти материалы представляют собой неподписанную протокольную запись 15 заседаний Гаагского конгресса и отчет, представленный Ф. А. Зорге Североамериканской федерации Интернационала, посылавшей его в Гаагу своим делегатом. Во второй части даны перевод обеих рукописей на английский язык и перепечатка отчета о Гаагском конгрессе, составленного английским членом Интернационала журналистом Мальтманом Барри3 . Книге предпосланы предисловие и введение. Текст снабжен подстрочными примечаниями. Имеются указатель имен и серия небольших биографических справок о деятелях, имена которых встречаются в документах. Публикация подготовлена профессором социологии Висконсинского университета Гансом Гертом.

 

Пятый конгресс I Интернационала, состоявшийся в Гааге со 2 по 7 сентября 1872 г., - одно из важнейших событий в истории первой международной массовой организации пролетариата. Созванный после поражения Парижской коммуны, в условиях разгула полицейского террора и ожесточенных репрессий против рабочего класса, он должен был подвести итог происшедшим боям и наметить дальнейшие пути развития европейского рабочего движения. Впервые с тех пор, как существовал Интернационал, на его конгрессе в качестве признанных вождей пролетариата присутствовали Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Гаагский конгресс явился кульминационным пунктом борьбы Маркса и Энгельса и их сторонников за программные и организационные принципы пролетарской партии, против мелкобуржуазного

 

 

1 "Movimento Operaio", 1949 - 1955.

 

2 W. Z. Foster. History of the Three International. The World Socialist and Communist Movement from 1848 to the Present. New York. 1955; "La Premiere Internationale. Periodiques. 1864 - 1877". Paris. 1958.

 

3 Этот отчет, печатавшийся в газете "Standard" осенью 1872 г., был издан тогда же отдельной книгой: Maltman Barry. Report of the fifth annual general Congress of the IWA held at the Hague, Holland, Sept. 2 - 9, 1872. London. 1872.

 
стр. 207

 

анархизма и сектантско-авантюристической заговорщицкой тактики. Конгресс проходил в обстановке ожесточенной принципиальной борьбы.

 

Решения Гаагского конгресса ознаменовали торжество идей марксизма в международном рабочем движении. Именно на этом конгрессе была доведена до конца выработка основанных на принципах научного социализма программных документов европейского пролетариата. Исключение из Интернационала анархистов, утверждение пункта 7а Общего устава, говорившего о необходимости создания в каждой стране партии пролетариата, противостоящей всем буржуазным партиям, означали, что провозглашенный Марксом и Энгельсом еще в "Манифесте Коммунистической партии" принцип пролетарской партийности был принят на вооружение передовыми рабочими Европы и Америки. Утверждение статей Организационного регламента, расширявших права и увеличивавших ответственность Генерального Совета, способствовало внедрению в практику рабочего и социалистического движения первых элементов демократического централизма, принципа, всесторонне разработанного впоследствии В. И. Лениным в качестве одной из организационных основ партии нового типа.

 

Решения Гаагского конгресса показали, что историческая задача I Интернационала - приобщение к идеям научного социализма передовых рабочих наиболее развитых стран - была в основном выполнена. Вместе с тем в новой исторической обстановке, выдвигавшей новые задачи, дальнейшее существование Интернационала в его прежней форме становилось немыслимым. В ближайшие годы в условиях реакции и спада рабочего движения возможно было лишь постепенное собирание сил, а в перспективе намечалась новая эпоха неизмеримо более широкого развития рабочего движения во всем мире, эпоха создания массовых социалистических партий в каждой стране на основе программных документов и организационного опыта I Интернационала. В новой исторической обстановке Маркс и Энгельс предложили - и Гаагский конгресс принял это предложение - перевести Генеральный Совет из Лондона в Нью-Йорк. В Америке Интернационал просуществовал еще четыре года и был официально распущен на Филадельфийской конференции 1876 года. О Гаагском конгрессе имеется довольно обширная документация. Наряду с упомянутым выше полным отчетом Мальтмана Барри в немецкой, бельгийской, швейцарской и другой печати появились более или менее подробные сообщения об отдельных заседаниях конгресса; многие из участников конгресса рассказали о нем в своих воспоминаниях.

 

Еще во время конгресса был напечатан в виде отдельной листовки на немецком языке составленный Марксом "Отчет Генерального Совета пятому ежегодному конгрессу Международного Товарищества Рабочих, заседавшему в Гааге от 2 до 7 сентября 1872 г."4 , а в октябре вышла в свет брошюра "Резолюции Гаагского конгресса, состоявшегося 2 - 7 сентября 1872 г."5 . Специальной комиссии, избранной конгрессом в составе 5 человек (Маркс, Энгельс, Серрайе, Дюпон и Франкель, впоследствии был кооптирован секретарь конгресса Ле Муссю), поручалось "разобрать и перевести протоколы конгресса, а также руководить передачей бумаг и документов новому Генеральному Совету"6 . Однако официального отчета о конгрессе издано не было, вследствие чего у некоторых историков сложилось ошибочное мнение (которое изложено и в аннотации, помещенной на суперобложке рецензируемой книги), будто никаких протоколов во время конгресса не велось7 . Это мнение основано на неправильном толковании письма Энгельса от 21 сентября 1872 года. В этом письме Энгельс просил Зорге (бывшего тогда уже в Нью-Йорке) прислать доклад о прениях относительно мандатов, "которые, как тебе известно, не были по глупости председателя запротоколированы, так как не были назначены секретари"8 . Выборы бюро конгресса, в том числе и пяти секретарей (для немецкого, английского, французского, голландского и испанского языков), действительно состоялись после утверждения мандатов, то есть в среду 4 сентября, на третий день конгресса. Таким образом, прения по мандатам не по-

 

 

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XIII, ч. 2, стр. 483 - 491.

 

5 Там же, стр. 700 - 708.

 

6 Архив Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (ИМЛ), ф. 21, N 46; см. также рецензируемую книгу, стр. 103, 224.

 

7 В частности, такое суждение высказывает биограф Энгельса Густав Майер (G. Mayer. Friedrich Engels. Bd. II. Haag. 1934, S. 549).

 

8 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, стр. 287 - 288.

 
стр. 208

 

пали в секретарские записи. Зорге, который вел записи с первых заседаний, так как намеревался подробно доложить о работе конгресса избравшим его низовым организациям, выполнил просьбу Энгельса. 8 октября первая часть его записей (до дневного заседания 5 сентября), переписанная членом Интернационала Теодором Куно и завизированная самим Зорге, была отправлена в Лондон. 29 октября Энгельс в письме к Куно подтвердил получение "протокола"9 . Не будучи знакомым с этим письмом, хотя немецкий текст его был опубликован еще в 1925 г.10, Герт вопреки фактам утверждает в предисловии, что "Энгельс, вероятно, ошибся", а Зорге якобы "по той или иной причине не захотел послать их (свои записи. - И. Б. ) в Лондон или опубликовать их в США". Предположение, что Зорге хотел что-то утаить от Маркса, ни на чем не основано. Вскоре в Лондон прибыла вторая часть его записей, охватывающая и заключительное заседание 7 сентября. Эта часть также была переписана рукой Куно.

 

Таким образом, в распоряжении Маркса и Энгельса находился полный текст протокольной записи Зорге, переписанный Куно. Этот документ хорошо известен всем исследователям биографий Маркса и Энгельса и истории I Интернационала11 . Сличение хранящейся в Москве в архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС фотокопии этого документа и факсимиле первого документа из висконсинской публикации (стр. 3 - 120) показывает, что мы имеем дело с двумя разными копиями одного и того же, пока не разысканного оригинала. В отличие от копии Куно висконсинская копия, сделанная неизвестной рукой, не подписана.

 

Второй документ из Висконсинской библиотеки (стр. 123 - 167) представляет особый интерес. Отчет, составленный Зорге для Североамериканской федерации, до сих пор был неизвестен, и о его существовании можно было только догадываться. Он заметно отличается от протокольной записи, которая легла в его основу; ход конгресса изложен более суммарно, на меньшем количестве страниц. Особенно ценны первые 12 страниц, на которых Зорге обрисовал обстановку в Генеральном Совете накануне конгресса и дал, со слов Маркса, очень яркую характеристику бакунистов. Зорге писал, что прибыл в Лондон 19 августа 1872 г. в полночь. На следующий день с раннего утра он был уже у Маркса, где его ожидал дружеский прием. Постепенно сходились ближайшие соратники Маркса: Энгельс, Франкель, Лонге и др. Зорге получил подробную информацию о положении в Интернационале. Вечером он был приглашен на заседание Генерального Совета, где его встретили также очень тепло. Только Эккариус и Хэйлз (связанные с оппортунистическими лидерами английских тред-юнионов) держались в стороне. Зорге отметил, что среди членов Совета было много эмигрантов Коммуны. Он писал, что главный вопрос, стоявший перед Интернационалом, - борьба против анархистов: "Эти люди мыслят себе революцию без организации, ассоциацию без закона, борьбу без руководства, общество без взаимосвязи, тело без головы, так же, как и без мысли. Автономия, то есть суверенность, если ее ставить, как они, превыше всего, имеет своим естественным следствием распад ассоциации, общества на атомы, мельчайшие составные части, то есть полную дезорганизацию. Суверенное Я, если оно обладает достаточной силой, становится самодержавным. Из стыдливой автономии вырастает неприкрытая автократия, и загадка торжественно провозглашенной свободы личности находит свое разрешение в самой ординарной тирании. Так оно и оказалось на деле: поборники этой автономии и личной независимости оказываются величайшими деспотами в своих требованиях и в методах их осуществления. Практичный, рассудительный рабочий не даст увлечь себя такими речами. Поэтому в странах с сильно развитой промышленностью, в Англии, Франции, Германии, очень мало или совсем не видно анархистов. Зато это течение насчитывает довольно много сторонников в тех странах - как Италия и Испания, - где промышленность и пролетариат мало развиты и где в рабочем классе соответственно меньше развито сознание своего положения". Далее Зорге переходит к изложению общего хода конгресса, приводя текст принятых решений, но не останавливаясь на деталях отдельных выступлений.

 

Таковы два документа, приведенные в рецензируемой публикации. Весьма досадно, что составители ее не дали археографического анализа этих документов; опре-

 

 

9 Там же, стр. 294.

 

10 "Die Gesellschaft". 1925, N 11, S. 474 - 475.

 

11 См. "Karl Marx. Chronik seines Lebens in Einzeldaten. Zusammengestellt vom Marx-Engels-Lenin-Institut". Moskau. 1934, S. 334.

 
стр. 209

 

деление возраста бумаги, чернил, сопоставление с другими документами того же фонда, может быть, и помогли бы датировать анонимную копию и установить, кем и при каких обстоятельствах она была сделана. Жаль, что в английском переводе, в основном довольно точном, встречаются ошибки, например, на стр. 88 и 218 выражение "unsere Schweitzer'schen Gegner" - "наши противники - швейцерианцы" - переведено "our Swiss opponents" - "наши швейцарские противники"; Оджер объявлен генеральным секретарем Интернационала в 1870 г., в то время как он в 1864 - 1867 гг. был председателем Генерального Совета, а в 1870 г. фактически отошел от Интернационала; в отчете М. Барри не исправлена опечатка, в результате которой Базельский конгресс 1869 г. датирован 1871 г., и т. п.

 

Но главное, мимо чего никак нельзя пройти, - это то, что как в предисловии и введении, так в примечаниях и аннотациях рецензируемой книги грубо извращены значение I Интернационала и его место в истории. Первую международную массовую организацию, в рядах которой европейский рабочий класс прошел школу пролетарского интернационализма и совершил свой переход от раздробленности и сектантства к пролетарской партийности, Ганс Герт называет "группировкой" ("group", стр. XI). Он не видит никакой разницы между Генеральным Советом, руководившим многотысячной армией европейских рабочих, и пресловутым "Всемирным федералистским советом", в котором подвизались мелкобуржуазные публицисты П. Везинье и Ф. Пиа, известные своими псевдореволюционными, крикливо-провокационными выступлениями.

 

Не располагая, по-видимому, ни достаточной эрудицией, ни необходимой документацией по истории I Интернационала, Герт вынужден черпать материалы для своих комментариев из вторых рук. Выбор авторов, к помощи которых он прибегает, говорит сам за себя. Главным источником для Герта является книга бакунинского приспешника, мелкобуржуазного анархиста Гильома. Эту книгу Герт характеризует как "самую содержательную и очаровательную (charming) (?!) историю Первого Интернационала" (стр. 301). Использована также работа Е. Г. Карра, апологета Бакунина, которую сам Герт характеризует как "недоброжелательную (unsympathetic) биографию Маркса" (стр. XVII). Характерно, что даже сведения о внутренних делах германской социал-демократии составитель черпает из устаревшей книги катедер-социалиста Рудольфа Мейера, издания 1882 г. (стр. 201). Не удивительно поэтому, что принципиальные разногласия между эйзенахцами и лассальянцами он не способен определить иначе, как "соперничество" (стр. 217).

 

Борьба течений в Интернационале, титаническая деятельность Маркса, помогавшего европейскому пролетариату выработать свое классовое сознание, вырваться из пут мелкобуржуазного сектантства и буржуазно-либеральных иллюзий, шагнуть от стихийности к сознательному, целеустремленному классовому движению, - все эти проблемы остаются для Герта книгой за семью печатями. Он не только не делает попытки самостоятельно подойти к их разрешению, но сознательно игнорирует обширную литературу, в которой эти вопросы уже нашли довольно полное освещение. Не случайно Мы не найдем в его книге ни одной ссылки на документы Маркса, Энгельса и I Интернационала, систематически публикуемые Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС12 , на советские исследования в области истории марксизма и международного рабочего движения (работы М. Зоркого, Е. Степановой, П. Керженцева, Е. Каротеевой и др.). От всей этой литературы Герт отделывается одним-единственным замечанием о "советской историографии и советском преподавании истории", якобы рассматривающих франко-прусскую войну исключительно как событие, "на фоне которого возникла Коммуна" (стр. XIII).

 

Общеизвестно, что история Парижской коммуны, как первой пролетарской революция, как первой попытки создать рабочее государство, неразрывно связана с историей существовавшей в то время первой международной массовой организации европейского пролетариата Опыт Коммуны явился подтверждением на деле пра-

 

 

12 В частности, выпали из поля зрения Г. Герта издания протоколов Базельского конгресса I Интернационала 1869 г. (М. 1934) и Лондонской конференции 1871 г. (М. 1936), которые по своей тематике непосредственно примыкают к рецензируемой публикации. Обе книги вышли в серии "Протоколы конгрессов и конференций I Интернационала", издание которой, прерванное войной, в настоящее время возобновляется Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС.

 
стр. 210

 

вильности тех принципиальных положений, которые Интернационал записал в свои программные документы и в решения своих конгрессов. Опыт Коммуны доказал рабочим всего мира, что победа над эксплуататорами возможна и что рабочий класс способен управлять государством и производством без капиталистов. На основании этого же опыта рабочие убедились, что необходимым условием победы является сплоченная пролетарская партия, последовательно борющаяся за диктатуру пролетариата. Внутренняя связь между Интернационалом и Коммуной, между марксизмом и Коммуной была обусловлена тем, что марксизм дал научный ответ на коренные вопросы рабочего движения в полном соответствии с насущными жизненными интересами пролетариата и всех трудящихся. Эта внутренняя связь и дала право Энгельсу сказать, что Коммуна была "духовным детищем Интернационала, хотя Интернационал и пальцем не шевельнул для того, чтобы вызвать ее к жизни"13 . Эту внутреннюю связь между Коммуной и Интернационалом Герт начисто отрицает, объявляет ее "легендой" (стр. XIII) и "мифом" (стр. 303), присоединяясь к буржуазным историкам, утверждающим, что Коммуна была якобы вовсе не пролетарской революцией, а революцией "коммуналистской", корни которой будто бы надо искать не в классовой борьбе пролетариата, а в движении горожан далекого средневековья. Известно также, что осуществлявшееся Генеральным Советом систематическое и планомерное руководство стачечным движением, организация интернациональной помощи стачечникам и борьбы против штрейкбрехерства способствовали росту влияния Интернационала в рабочих массах. Можно назвать десятки секций Интернационала во Франции, выросших из стачечных комитетов, десятки низовых организаций тред-юнионов, присоединившихся к Интернационалу в связи с Началом стачки или после ее окончания. Эти факты, неоднократно отмечавшиеся в буржуазной прессе того времени и на судебных процессах членов Интернационала, полностью подтверждают положения, выдвинутые Марксом в "Нищете философии", об исторической роли стачек. Но Герт, игнорируя действительность, пишет, что "а силу хронического отсутствия средств и недостаточного влияния на широкие массы" эта деятельность Интернационала могла носить лишь характер "скромного начинания" и проявлялась "от случая к случаю" (Стр. 207).

 

Комментируя линию Маркса на Гаагском конгрессе, составитель оказывается совершенно неспособным понять и раскрыть исторический смысл принятых конгрессом решений. С мнимой добросовестностью он самым старательным образом переводит с немецкого (стр. 76 - 78) на английский (стр. 211 - 212) выступление Маркса на заседании 6 сентября по вопросу о расширении полномочий Генерального Совета.

 

Что же говорит Маркс? "Этих полномочий мы требуем не для себя, - заявил он, - а для будущего Генерального Совета. Мы скорее согласились бы совсем упразднить Генеральный Совет, чем превратить его, как этого хочет Брисме, в простой почтовый ящик: в этом случае руководство Товариществом оказалось бы в руках журналистов, то есть преимущественно не рабочих". Но какие бы полномочия ни были предоставлены Генеральному Совету, заканчивает свое выступление Маркс, "его власть все равно станет иллюзорной, лишь только он перестанет быть выразителем большинства Международного Товарищества Рабочих; у Генерального Совета нет армии, нет бюджета, он представляет только моральную силу и никогда не будет обладать силой, если не будет опираться на одобрение всего Товарищества" (стр. 211 - 212).

 

Мысль выражена настолько убедительно, что не требует пояснений. Но Герт игнорирует глубокий смысл слов Маркса, вскрывающих причины необычайной силы воздействия выборных руководящих органов пролетарской партии на широкие массы рабочего класса и трудящихся. Он продолжает оперировать словами и фразами, заимствованными из обветшалого словаря бакунистов, назойливо твердит об "авторитарности" (стр. XV), "инсценировке конгресса" (стр. XI) и т. д.

 

Решение о переводе Генерального Совета в Америку было обусловлено новой исторической обстановкой и интересами будущего рабочего движения. Мало кто из современников Маркса и Энгельса был в то время способен оценить всю мудрость такого шага. Многие искали причины этого решения в побуждениях сугубо личного характера, которыми якобы руководство-

 

 

13 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXVI, стр. 373.

 
стр. 211

 

вался Маркс. Но то, что в известной мере объяснимо в отношении современников, которые за деревьями не видели леса, совершенно непростительно историку, анализирующему события спустя почти сто лет. Исследователь, каковы бы ни были его собственны? убеждения и симпатии, обязан задуматься над принципиальными разногласиями, лежащими в основе той борьбы, которая в жизни часто принимает форму личного конфликта. "Люди суть люди, и без "конфликтного" материала, без "склоки" не обходились исторические столкновения течений марксистского и анархистского (Маркс и Бакунин), гедистского и жоресистского, лассальянского и эйзенахского и т. д."14 , - писал В. И. Ленин в 1912 году. Говоря и далее словами Ленина, можно сказать, что наш висконсинский комментатор недалеко ушел от тех "литераторов-пакостников", которые специально занимаются выискиванием клеветнических обвинений вековой давности.

 

Однако все старания Г. Герта исказить историю I Интернационала и очернить вождей международного пролетариата остаются попытками с негодными средствами. Правдивые записи очевидца говорят сами за себя. Документы, отражающие одну из славных страниц борьбы основоположников марксизма за пролетарскую партию, оборачиваются против незадачливого комментатора. Тщетно пытается он ссылками на такие "авторитеты", как воинствующий враг марксизма Артур Розенберг, придать своим комментариям характер академической учености: его некомпетентность и реакционная тенденциозность проявляются на каждом шагу.

 

 

14 В. И. Ленин. Соч. Т. 18, стр. 160 - 161.

 

 


Опубликовано 19 марта 2016 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. А. БАХ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1958, C. 207-212

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.