Ж.-Б. ДЮРОЗЕЛЬ. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ С 1919 г. ДО НАШИХ ДНЕЙ

Актуальные публикации по вопросам международного права и международных отношений.

NEW МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: новые материалы (2023)

Меню для авторов

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Ж.-Б. ДЮРОЗЕЛЬ. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ С 1919 г. ДО НАШИХ ДНЕЙ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2016-02-26
Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1956, C. 188-191

J.-B. DUROSELLE. Histoire diplomatique de 1919 a nos jours. Etudes politiques, economiques et sociales. Collection publiee sous le patronage de la Fondation Nationale des sciences politiques. Paris. Librairie Dalloz. 1953. 744 p.

 

За последние годы во Франции все чаще издаются книги по истории международных отношений. С 1953 г. началась публикация многотомной серии "История международных отношений" под редакцией известного французского историка П. Ренувена, в которой вышли работа Дроза, охватывающая 1648 - 1919 гг.1 , и рецензируемая книга Ж. -Б. Дюрозеля, которая является как бы продолжением труда Дроза. Дюрозель принадлежит к числу сравни-

 

 

1 J. Droz. Histoire diplomatique de 1648 а 1919. Paris. 1952.

 
стр. 188

 

тельно молодых французских историков и до выхода в свет "Дипломатической истории" был известен главным образом как один из издателей ежегодника "L'Annee politique" и один из соавторов иллюстрированной "Истории второй мировой войны" ("Le deuxieme conflit mondial". T. II. Paris. 1947). Дюрозель преподает в Саарском университете и адресует свою книгу прежде всего французскому студенчеству. Как историк международных отношений Дюрозель примыкает к школе П. Ренувена и опирается на лекционный курс последнего, читанный в Институте политических исследований (стр. 4).

 

Дюрозель отрицает необходимость рассматривать внешнюю политику в тесной связи с политикой внутренней; он абстрагируется от проблемы борьбы труда и капитала и особенностей классовой борьбы в отдельных странах; лишь мимоходом и в очень неясной форме признает Дюрозель наличие серьезных изменений в характере международных отношений, связанных с непрерывно растущей ролью масс в истории. Совершенно очевидно, что подобная методология не является плодотворной. Сам Дюрозель не может не ощущать шаткости своей позиции. Во вступлении к книге он ссылается на то, что успешные попытки проанализировать связи, существующие между историей дипломатии в узком смысле этого слова и "другими аспектами истории", уже предпринимались такими знатоками, как Ренувен (стр. 3).

 

Цель своей работы автор сводит к намерению дать с полной объективностью очерк чисто дипломатической истории (стр. 3, 476). Для этого Дюрозель проделал значительную работу по изучению различных источников и "организации" огромного материала. Композиция книги довольно стройна, а многие главы изложены просто и четко.

 

Нельзя не приветствовать стремление автора подробно осветить проблемы Ближнего и Среднего Востока; тот фактический материал, который он приводит, нелегко найти в аналогичных изданиях2 .

 

Используя не только дневники Чиано, но и другие новейшие источники, Дюрозель умело излагает перипетии итало-германских отношений, акцентируя внимание на противоречиях между фашистскими диктаторами. Приводятся свежие данные о внешней политике режима Виши. Есть у автора и другие удачи частного характера. К работе приложена обширная библиография. Однако эта библиография не включает источники и литературу, изданную на русском, китайском, польском и некоторых других языках. За немногими исключениями, Дюрозель основывает свой труд только на источниках и работах западноевропейского и американского происхождения. Тем самым суживая свой кругозор, он придает некоторую односторонность своему исследованию. За исключением третьего тома "Истории дипломатии", в библиографии Дюрозеля не упомянут ни один из капитальных трудов советских ученых по вопросам мировой политики3 . источники, относящиеся к Китаю, исчерпываются подборкой государственного департамента США об американо-китайских отношениях (1949) и "Китайским справочником" ("China Handbook") издания 1943 года.

 

Хотя автор упоминает сборник "Документы и материалы кануна второй мировой войны" (М. 1948), но ценные данные этой публикации он игнорирует4 . Не случайно, например, что в объемистой работе Дюрозеля переговорам Галифакса и Гитлера в 1937 г. уделено две фразы: "Лорд Галифакс посетил в ноябре Берлин и нанес визит Гитлеру в Берхтесгадене" (стр. 233); "В ноябре лорд Галифакс был принят Гитлером" (стр. 239).

 

Равным образом Дюрозель очень скупо использует документы или мемуары, опубликованные на Западе, если в них содержатся материалы, компрометирующие империалистические круги; даже написанные по горячему следу событий воспоминания Н. Гендерсона, в которых английский дипломат довольно откровенно повествовал о неудавшихся попытках сговора с Гитлером, не приводятся в списке рекомендованной литературы. Даже некоторые буржуазные ученые вынуждены на основании неоспоримых документов признать двуличие ди-

 

 

2 Не составляет исключения и "История дипломатии" под редакцией В. П. Потемкина.

 

3 Под рубрикой "СССР" приводится длинный перечень антисоветских работ Дэллина, Белова, Дейчера, Гуриара и др.; советские авторы представлены только английским переводом очерков писателя В. Гроссмана "The years of War". М. 1944.

 

4 Такое замалчивание советской публикации особенно странно, если учесть, что французские читатели могут легко доискаться истины в хорошо аргументированной работе J. Bouvieret J. Gacon. La verite sur 1939. La politique exterieure de I'URSS d'octobre 1938 a juin. 1941. Paris. 1953.

 
стр. 189

 

пломатии западных держав накануне второй мировой войны. Так, американский историк Шорске на основе "Архива Дирксена" констатирует, что летом 1939 г. "премьер Чемберлен, вынужденный вступить в переговоры с Советским Союзом вопреки всем своим стремлениям, развернул собственную двойную игру"5 . Дюрозель тщательно обходит эту советскую публикацию.

 

Книга распадается на три части, причем критерии автора в отношении периодизации довольно произвольны. Дюрозель, например, находит возможным объединить весь период с 1933 по 1945 г. в некую "эпоху Гитлера". В этой связи следует отметить, что в книге имеет место известная персонификация истории. Если период 30-х годов он связывает с Гитлером, а не с воинствующим германским империализмом, то, описывая 20-е годы, Дюрозель возвеличивает "апостола мира" Бриана, уделяя деяниям этого французского политика несколько разделов и параграфов. Выдвигая роль личности, он приписывает, например, освобождение Корсики в 1943 г. единоличным заслугам генерала Жиро6 (стр. 435).

 

В ряде случаев Дюрозель подробно останавливается на второстепенных событиях, оставляя в тени более значительные. Автор находит нужным подробно осветить неудавшиеся интриги Карла Габсбурга (стр. 31- 32), но ничего не говорит об ультиматуме Керзона и его последствиях (1923 г.). В книге около двух страниц уделено бесплодным франко-итальянским переговорам, состоявшимся в мае 1940 г. (стр. 305 - 306), однако нет ни одной фразы о миссии Гесса (1941). Дюрозель излишне детально излагает саарскую проблему после 1945 г. и в то же время не уделяет достаточного внимания образованию Китайской Народной Республики и миролюбивой внешней политике этой великой державы. В книге имеются и другие "смещения" в изложении автора. Сведения об англо-германском морском соглашении 1935 г. почему-то даются в разделе о нападении Италии на Эфиопию, а упоминание о миссии Н. Гендерсона содержится в параграфе "Англо-итальянское сближение". Вопрос о Тибете, неотъемлемой части Китая, рассматривается в разделе о событиях в Юго-Восточной Азии.

 

Серьезные извращения допускает автор в освещении взаимоотношений капиталистических стран с Советским Союзом. Общеизвестные документы свидетельствуют о военной интервенции империалистических держав, направленной на свержение Советской власти и расчленение России. Выступая на совещании Совета Четырех в марте 1919 г., итальянский премьер Орландо откровенно признавал, что союзники по собственной инициативе ведут войну с Россией. "Русские или украинские большевики только обороняют свою территорию"7 , говорил он. По неполным данным комиссии по учету народнохозяйственных последствий войны и блокады, ущерб, вызванный интервенцией в Советской России, превышал 39 млрд. руб. золотом8 . Игнорируя эти бесспорные факты, Ж.-Б. Дюрозель повторяет избитые доводы о том, что интервенция была предпринята главным образом в целях создания фронта против Германии (стр. 40); даже японо-американские десанты на Дальнем Востоке будто бы не преследовали агрессивных целей (стр. 53). В книге Дюрозеля утверждается, что Англия не поддерживала ни Юденича, ни Врангеля (стр. 43). Дюрозель пытается уверить чи-

 

 

5 "The Diplomats, 1913 - 1939", edited by Craig and Gilbert. London. 1953, p. 505. Некоторые из документов шестого тома английских архивных публикаций, вышедшего в конце 1953 г., несмотря да старания составителей, вновь подтвердили все значение донесений Дирксена. Достаточно сослаться на отчет Хадсона 20 июля 1939 г. о переговорах с Вольтатом, во время которых Хадсон выдвинул мысль об экспансии Англии, Германии и США за счет России, Китая и колоний европейских держав. В отчете встречается отсутствующая у Дирксена немаловажная деталь о поддержке этого плана "американскими друзьями" Хадсона ("Documents on British Foreign Policy 1919 - 1939". Third series. Vol. VI, doc. N 370; ср. "Документы и материалы кануна второй мировой войны". Т. II, N 13). Анализируя документы шестого тома британской публикации, Жермен Виллар справедливо отмечает, что они "подтверждают объяснения, данные в советской справке "Фальсификаторы истории"... и в книге Бувье и Гакона" ("La Pensee" N 60, mars - avril 1955, p. 25).

 

6 В американском справочнике 1944 г. "The New International year book. Events of 1943" признавалась решающая роль "армии патриотов" (партизан) в освобождении Корсики (стр. 149). Французский хроникер также писал о "15 тыс. патриотов, которые оказались главной силой в победе над оккупантами" (Pierre Limagne. Ephemerides de quatres annees tragiques 1940 - 1944. Vol. III, p. 1466).

 

7 "Les deliberations du Conseil des Quatre (24 mars - 28 juin 1919)". Notes de l'officier interprete Paul Mantoux. T. I. Paris. 1955, p. 56.

 

8 "Внешняя политика СССР". Сборник документов. Т. II. 1921 - 1924. М. 1944, N 89, стр. 348.

 
стр. 190

 

тателей, что Колчак и Деникин стали уходить с территории России чуть ли не добровольно (там же), а английские интервенционистские войска сами покинули Закавказье (стр. 50 - 51). Автор утверждает, что "США не желали воевать против большевизма" (стр. 54); замалчивая победы Красной Армии над японскими захватчиками, он дает понять, что только решения Вашингтонской конференции вынудили Японию эвакуировать Советское Приморье (стр. 54, 125). Если верить Дюрозелю, к концу 1921 г. "никакая страна еще не признала новое (советское. - К. В. ) правительство, несмотря на все его усилия" (стр. 57 - 58). Так, одним росчерком пера, он объявляет несуществующими соглашения, заключенные Советской Россией с Эстонией, Латвией, Литвой, Финляндией, Польшей, Турцией, Персией, Афганистаном и Монголией!

 

Во второй части работы Дюрозель пытается опорочить позицию СССР по отношению к своим союзникам во время судетского кризиса; уверяя, что Франции в случае агрессии против Чехословакии пришлось бы выступить одной (стр. 248), автор доходит до утверждения, что советское правительство давало Бенешу лишь "платонические обещания" (стр. 254 - 255, 449). Между тем даже буржуазные французские ученые признали безупречность советской внешней политики в 1938 году9 .

 

Отлично зная документы Нюрнбергского процесса, автор, тем не менее, заявляет, что Гитлер стал рассматривать планы нападения на СССР лишь с сентября 1940 года. У Дюрозеля получается, будто действия Советского Союза оправдывали решение фашистской верхушки Германии начать агрессию на Востоке (стр. 322, 332 - 334, 338). На страницах объемистой книги французского историка не нашлось места для каких-либо суждений о сепаратных переговорах западных держав с Германией в 1941 - 1945 гг.; читатель не найдет здесь и сведений о соглашении стран антигитлеровской коалиции относительно открытия второго фронта в 1942 году.

 

Последняя часть книга, посвященная рассмотрению послевоенных отношений, написана явно под воздействием идеологов "холодной войны". Читатель почти ничего не узнаёт о тех конструктивных предложениях, которые выдвигала советская дипломатия по германскому вопросу в 1947 г. и в последующее время. Правда, Дюрозелю приходится признать, что СССР не вмешивался во внутренние дела Финляндии (это объявляется "непонятным" - стр. 590), что СССР "не реагировал" на события в Иране в 1947 г., в то время как США навязали Ирану договор и послали военную миссию (стр. 526 - 527). Автор признает, что диктаторская политика Макартура в Японии вызывала протесты английского представителя в Союзном совете для Японии (стр. 532), что Трюгве Ли выражал сомнение в совместимости НАТО с принципами коллективной безопасности (стр. 568), что в послевоенный период произошло "охлаждение между латино-американскими странами и США" (стр. 578), что доктрина Трумэна обострила международную обстановку (стр. 537 - 538). Но подобные трезвые положения тонут среди необоснованных, скороспелых сентенций.

 

Автор не прошел мимо возникновения независимых государств в Азии, но относится к этому явлению с плохо скрытой враждебностью, утверждая даже, что стремление народов к независимости (именуемое им обычно "непримиримым национализмом") идет во вред этим народам и неблагоприятно влияет на международную обстановку (стр. 607, 614 - 618, 625, 633, 658).

 

Касаясь вопроса о ремилитаризации Западной Германии, Дюрозель отмечает, что "большинство на Западе" опасается создания германских дивизий, но тут же заявляет, будто германская реваншистская армия станет опасной в связи с возможностью ее присоединения к "советскому лагерю" (стр. 657). Французский автор обнаружил, что он далек от понимания национальных интересов своей родины.

 

Книга Дюрозеля претендует на роль учебника для высших учебных заведений, но французские студенты, которые ей доверятся, получат извращенное представление о международных отношениях с 1919 по 1952 год. Книга Дюрозеля лишена серьезной, научной ценности.

 

 

9 Так, например, М. Бомон пришел к выводу, что "в течение всего судетского кризиса политика Советов была абсолютно корректной; они заявили о своей готовности выполнить до конца все свои обязательства". M. Baumont. La faillite de la paix 1918 - 1939. Paris. 1951, p. 861; cp. J. Bouvieret J. Gacon. Указ. соч., стр. 28.


Новые статьи на library.by:
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО:
Комментируем публикацию: Ж.-Б. ДЮРОЗЕЛЬ. ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ С 1919 г. ДО НАШИХ ДНЕЙ

© К. Б. ВИНОГРАДОВ () Источник: Вопросы истории, № 11, Ноябрь 1956, C. 188-191

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.