О ШПИОНАЖЕ И ДИВЕРСИЯХ ПОД ОХРАНОЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Актуальные публикации по вопросам международного права и международных отношений.

NEW МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: новые материалы (2024)

Меню для авторов

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему О ШПИОНАЖЕ И ДИВЕРСИЯХ ПОД ОХРАНОЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-06-06
Источник: Исторический журнал, № 8, Август 1937, C. 28-39

Шпионаж, вредительство, диверсионная, подрывная работа с древних времен практиковались государствами как тайные, разящие исподтишка орудия борьбы и успешной подготовки войны. Еще сенат древнего Рима, намереваясь воевать с каким-нибудь государством, засылал туда задолго до войны своих шпионов и действовал при помощи подкупленных им главарей оппозиционных партий и групп. Известно, что римские императоры Нерон и Калигула имели целые легионы шпионов. Знаменитый военный писатель эпохи упадка Римской империи Вежес (конец IV и середина V века) пишет в своем пятитомном труде "Трактат о военном искусстве": "Во время войны необходимо иметь хороших шпионов, привлекать дезертиров, сманивать вражеских солдат..."

Уже в раннее средневековье была сложена пословица "Если бы враг знал, что творится у врага, то враг уступил бы врагу".

В XVI веке правительства крупных европейских монархий организуют военный и политический шпионаж во всех странах, с которыми они воевали или намеревались воевать. Кардинал Ришелье имел своих платных шпионов в Англии, Италии и даже сумел завербовать одного шпиона в испанском королевском совете, которому он платил 12 тысяч экю в месяц. Под его руководством было создано сообщество по шпионажу, куда входили все религиозные ордена Франции, много аристократов и буржуа.

Но исключительного распространения и особенно чудовищной подлости в своих методах разведка достигла в современном буржуазном обществе. И это не случайно. Захватнические, грабительские войны связаны с самой сущностью империализма, капиталистический мир всегда воюет или готовится к новым войнам. Именно поэтому разведки и контрразведки в капиталистических странах не знают ни периодов перемирия, ни состояния демобилизации. Один из видных агентов "Интеллиженс Сервис", Bearlys, немало причинивший во время мировой войны вреда германским армиям, заявил три года назад: "Один отдел "Интеллиженс сервиз" стоит всех артиллерийских батарей, всех крепостей. Я думаю, что было бы менее опасно разоружить наш флот, чем распустить наш персонал информаторов"1 .

Иностранные разведки и контрразведки капиталистических государств ведут непрестанную и ожесточенную войну между собой, независимо от того, друзьями или врагами числятся их правительства, они систематически направляют шпионов и диверсантов к своим капиталистическим соседям. Таков закон взаимоотношений между буржуазными государствами. Но тем в неизмеримо большей степени делают они это по отношению к СССР - стране победившего социализма. Оно иначе и быть не может.

Вскрывая корни троцкистско-бухаринского вредительства, шпионажа и диверсий в нашей стране, товарищ Сталин с особой резкостью заострил внимание партии и всей страны на этом вопросе.

"У нас принято болтать о капиталистическом окружении, - говорил товарищ Сталин на мартовском Пленуме ЦК ВКП(б), - но не хотят вдуматься, что это за штука - капиталистиче-

1 Lean Bordanne "L'lntelligens service en Belgique", p. 17. Paris. 1934.
стр. 28

с кое окружение. Капиталистическое окружение-это не пустая фраза, это очень реальное и неприятное явление".

"Не ясно ли, - продолжает, далее, товарищ Сталин, - что пока существует капиталистическое окружение, будут существовать у нас вредители, Шпионы, диверсанты и убийцы, засылаемые в наши тылы агентами иностранных государств?"

Товарищ Сталин указал нашей партии и всем трудящимся нашей страны, что для успешной борьбы с вредительством, шпионажем и диверсиями, организуемыми разведками капиталистических стран к их агентами - троцкистско-бухаринскими и другими врагами народа, - необходимо прежде всего овладеть большевизмом, покончить с политической беспечностью и политической доверчивостью к искусно маскирующемуся врагу. Нужно также, говорит товарищ Сталин, "принять необходимые меры для того, чтобы наши товарищи, партийные и беспартийные большевики, имели возможность знакомиться с целями и задачами, с практикой и техникой вредительско-диверсионной и шпионской работы иностранных разведывательных органов".

В настоящей статье мы хотим на некоторых ярких исторических примерах показать, как широко распространен шпионаж в капиталистических странах, и обрисовать ту роль, которую в его организации играли различные дипломатические миссии и представительства.

1

Еще в доимпериалистическую эпоху буржуазная разведка любой великой державы насчитывала тысячи агентов на территории каждой соседней страны. Ярким примером в этом отношении является Франция времен франко-прусской войны. В это время организатором прусской разведки был небезызвестный Вильгельм Штибер, который сыграл немалую роль в разгроме Франции Германией в 1870, году. Маркс и Энгельс на это неоднократно указывали, когда они ставили рядом с именами фельдмаршала Мольтке, императора Вильгельма I и Бисмарка - этими творцами германской империи - имя Вильгельма Штибера, выдающегося организатора прусской разведки и политической провокации. Маркс чрезвычайно ярко охарактеризовав в письме к Энгельсу от 28 июля 1870 года роль Штибера: "Иисус, мое прибежище", пропетое Вильгельмом I, с Бисмарком "одесную" и Штибером - "ошую", - вот германская марсельеза"1 .

85 лет назад Маркс разоблачил гнусные, провокационные методы Штибера и пригвоздил к позорному столбу этого "мастера" и "патриарха" прусской и всегерманской разведки и провокации в "Процессе коммунистов в Кельне".

Еще в 1854 году Штибер (Stieber означает по-немецки собака-ищейка) получил от прусского короля разрешение организовать сеть разведки заграницей, а именно в Бельгии, Австрии, Саксонии, Люксембурге и Франции. "Необходимо, - писал он в представленной им записке, - следить невидимо и не вызывая подозрений за всем тем, что происходит во французской империи против безопасности королевства Пруссии и государств "Германского Союза".

"Города во Франции, над которыми необходимо безотлагательно установить активное наблюдение, - продолжал Штибер, - это Париж, Лион, Марсель, Бордо, Страсбург, Мец, Лилль, Валансьен и 16 маленьких местечек в окрестностях Парижа, в которых проживают высшие чины двора, парламента и армии, а именно: Сен-Сир, Фонтенебло, Сомюре, Бурже, Сент-Этьен, Крезо и Тюль"2 . Эта программа, однако, не была доведена до конца, так как в начале нового царствования Штибера пришлось принести в жертву "либеральным" веяниям.

Разрабатывая свою программу завоевательной политики, Бисмарк вполне оценил значение шпионажа и понял, что без услуг Штибера ему не обойтись. В 1864 году Бисмарк послал Штибера со специальной миссией в Богемию, где тот начал организовывать и размещать агентуру разведчиков, которую он назвал "вехами" на

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т. XXIV, стр. 361.

2 П. Лянуар "Немецкое шпионство во Франции", стр. 20. Петербург. 1910.
стр. 29

будущих путях наступления прусской армии. В течение двух лет Штибер жил в Богемии, то под видом фотографа, то плетельщика корзин, скомороха, продавца статуэток, предметов религиозного культа и порнографических изображений. Переходя с места на место, он изучил край, дороги, людей и их нравы, политические настроения. Но самое главное, он всюду организовывал и насаждал агентуру разведчиков. Прусская армия двинулась в 1866 году по тем путям, которые были изучены и подготовлены Штибером для военного похода. Когда прусские войска вступали в какое-либо населенное место, то они уже находили отмеченные разведчиками и шпионами особыми знаками дома, предназначенные для штабов, офицеров, солдат и т. д. Обычно войска встречал у околицы "крестьянин" - это и был завербованный шпион, которого для вида "арестовывали", накладывали кандалы на руки, а он делал свое дело, давал нужные военным властям собранные им сведения. Результаты организованной Штибером секретной войны на территории Австрии, ныне Чехословакии, сказались очень быстро. Австро-прусская война началась 22 июня 1866 года и закончилась через 14 дней - 4 июля.

Едва закончилась эта война, как Штибер принялся за организацию шпионажа во Франции. Больше 30 тысяч шпионов было размещено во всех мало-мальски важных французских приграничных департаментах. Эти 14 департаментов были разделены на 4 инспекции, центры которых находились в Брюсселе, Лозанне, Женеве и Берлине.

Везде, особенно по путям будущего следования прусской армии, было размещено около 5 тысяч прусских земледельческих "рабочих": садоводов, огородников, виноделов и др. Около 9 тысяч пруссачек работало в качестве "прислуги" в кафе, ресторанах, гостиницах, пивных и в других подобного рода заведениях. Около 600 - 700 унтерофицеров было устроено в качестве "служащих" в разных частных учреждениях. Кроме того во Францию было переброшено от 12 до 13 тысяч полицейских шпионов, бесчисленное количество коммивояжеров и туристов. Все они шарили по стране, собирая нужные сведения и одновременно связывая шпионов, осевших на местах, с их инспектурой. Специально отобранные 46 красавиц-пруссачек были размещены Штибером во французских офицерских собраниях, 200 красивых пруссачек были устроены в домах адвокатов, врачей, судей, офицеров в качестве домашней прислуги, экономок, воспитательниц детей, учительниц немецкого языка.

Во время самой войны, в 1870 году, Штибер перебросил во Францию еще 35 тысяч шпионов и диверсантов, огромное число которых не прекратило своей шпионской работы и после прекращения военных действий. После этого становится понятным, почему в "Большом словаре" Лярусса под словом "шпионаж" говорится:

"...Она (Пруссия. - Ф. Н. ) практиковала шпионаж в таких широких размерах, она его настолько втравила в кровь, нравы, привычки германского народа, что наш собственный опыт и наши несчастья дают нам право видеть во всей Германии колоссальный питомник шпионов. Это германское население, которое переполняет кварталы Парижа, имеет задание наблюдать за нами, шпионить. Эти женщины, эти дети, эти молодые люди, эти старики, подметальщики наших улиц, - шпионы; эти приказчики магазинов, с веселыми и улыбающимися лицами, - шпионы; эти люди, которые кишат на наших фабриках, заводах, учреждениях, - шпионы; эти студенты, эти артисты, прибывшие под предлогом посещения наших научных учреждений, наших библиотек и наших музеев, - шпионы; эти купцы, прибывшие к нам по торговым делам, - шпионы; эти туристы всех" возрастов, которые бороздят гостеприимную Францию во всех направлениях и при всяких условиях, - шпионы, шпионы, шпионы... Отныне... мы будем знать, что всякий посетитель, всякий турист, всякий рабочий, словом, всякий индивид с того берега Рейна является шпионом Бисмарка или его наследников"1 . Несмотря на

1 "Grand Dictionnaire Universel du XIX siecle Larousse" T. VII, p. 916.
стр. 30

свой резко шовинистический дух приведенные выше слова, несомненно, отражают те настроения, которые вызывало у многих французов наводнение их территории прусскими шпионами.

Новые Штиберы в эпоху империализма, когда особенно обострились международные и классовые противоречия, обволокли еще более густой сетью шпионажа Францию, Бельгию, Россию, Англию, постепенно распространив эту сеть и на все другие страны, которые германский империализм считал своими потенциальными врагами. Установлено, что во всех отделениях германских банков и промышленных фирм заграницей сидели опытные организаторы разведывательной службы, связанные с работавшими постоянно на местах шпионами. Установлено, что персонал служащих парижского отделения одного крупного германского страхового общества до войны состоял целиком из квалифицированных разведчиков. Раз'езжая по делам "службы" по восточным департаментам Франции, они непрерывно собирали нужные германскому штабу военные сведения.

Штиберовские приемы разведки и вербовки шпионов процветают и поныне в "третьей империи". По этим методам Гестапо организовало разведку в Чехословакии, Франции, Бельгии и других странах. Шпионаж и диверсия с каждым годом принимают более широкий и всеоб'емлющий характер.

2

Развитию шпионажа до нынешних его грандиозных размеров, несомненно, способствовали международно-правовые понятия и условия, существующие на протяжении веков вплоть до наших дней. Эти условия негласно поощряют шпионаж и вредительство, облегчают не только наблюдение, но и передачу собранных секретных сведений. Организаторы шпионажа из различных "дипломатических" представительств оставались безнаказанными, а в крайнем случае отделывались выездом из страны. В это же время шпион, пойманный на месте преступления или с поличным, платится жизнью, а в лучшем случае - многолетним заточением.

Так например в 1936 году польский офицер, прикомандированный к польскому военному атташе в Берлине, был уличен в добывании секретных сведений из германского генерального штаба через работавших там стенографисток. Стенографистки были казнены, офицер же получил смехотворное наказание, а затем был выслан из Германии.

"Дипломатия подготовляет войны, - говорил генерал Буланже известному секретному агенту Фуко де Мондиону, - надо постараться узнать на основании самых надежных источников тайные дела дипломатии".

Дипломатия не только "подготовляет войны", но она также подготовляет условия, облегчающие победу. Об этом авторитетно свидетельствуют нам многие знатоки международных отношений.

"Посол, - писал еще Викфорд в вышедшей в 1681 году книге "Посол и его функции", - является не чем иным, как шпионом, охраняемым международным правом". Барон Карл Мартене, дипломат и писатель-международник, перечисляя обязанности посла, пишет в своем классическом "Дипломатическом руководстве", первое издание которого вышло в 1822 году, что "наиболее постоянным занятием дипломатического агента должно быть наблюдение за всем тем, что происходит перед его глазами" (подчеркнуто Мартенсом. - Ф. Н. ). Само собой понятно, что выражение "что происходит перед его глазами" является условным и надо его понимать весьма широко. Говоря о методах и средствах добывания нужной информации и ее проверки, Мартене становится еще более откровенным. "От способности дипломатического агента, - говорит он, - зависит организация связей, позволяющих ему собирать сведения и проверять их аутентичность".

"Международное право не считает незаконным подкуп, употребленный для этой цели; никто по крайней мере не ставит под сомнение ежедневное занятие этим искусством, и если часто протестовали против пользования им (подкупом. - Ф. Н. ), то зато нередко
стр. 31

его достаточно открыто признавали"1 .

Дипломатические агенты - всевозможные атташе и пр. - имели, помимо официальных источников осведомления, целую сеть тайных информаторов и агентов, вербуемых из всех слоев общества, предпочтительно из враждебных правительству лиц и группировок, которые близко стоят к правительственной верхушке и потому наилучше осведомлены о государственных планах и тайнах. Конечно, далеко не вся сеть шпионов подчинена дипломатическим агентам. Буржуазные правительства располагают заграницей еще другой сетью тайных информаторов и разведчиков, которые находятся в их непосредственном подчинении и о которых послы не имеют никакого понятия.

В организации "законной" дипломатической разведки фашистские страны побили все рекорды и опрокинули все обычные, сложившиеся веками понятия о "дозволенном". Сейчас никто не видит разницы между дипломатическим агентом некоей фашистской державы "господином P" и агентом Гестапо, между высокопоставленным дипломатом "господином X" и агентом японской шпионской, разведывательной организации "Черный дракон", членами которой состоят многие японские дипломатические агенты. Судебные процессы над троцкистско-зиновьевским контрреволюционным центром, троцкистским параллельным центром и над бандой презренных изменников Тухачевского и др. наглядно это подтвердили и осветили особенно ярко.

Обратимся теперь к практике добывания "дипломатической" информации; посмотрим, как на протяжении веков многие руководители государств понимали и понимают обязанности дипломатических агентов и как эти последние сами смотрят на свою роль. Проверим на основании исторических документов, насколько оправдано категорическое утверждение старика Викфорда, что дипломатические агенты - "это шпионы, охраняемые международным правом".

Фридрих II, король прусский, был первым организатором массового военного шпионажа в военное время. Если не ему принадлежит первенство в организации дипломатического шпионажа, то он, во всяком случае, пользовался им очень широко.

Как узнать политические планы своей соперницы - Франции? Над этим вопросом сей венценосец долго не задумывался. Он приказал выкрасть у французского посла в Дрездене секретную переписку и шифры. Деликатное поручение по организации "кражи со взломом" выполнил не кто иной, как прусский посол Мальцан, и сделал он это собственными руками. Во время отсутствия французского посла Броглио его заместитель, секретарь посольства, неожиданно тяжело заболел. Навещая больного дипломата и "ухаживая" за ним в качестве "друга", Мальцан добрался до секретного архива и украл все тайные документы2 .

Приблизительно в этот же период французский посол в Вене Роган ухитрялся систематически проникать в кабинет князя Кауница и знакомиться там со всеми секретными бумагами. При этом посол неожиданно открыл, что австрийское правительство в курсе всех французских политических планов, так как оно имеет ключ к французским шифрам и широко им пользуется. Именно потому, что Австрия знала планы своей формальной союзницы Франции, последняя не получила с ее стороны поддержки в Константинополе против России. Знакомство с политическим состоянием Франции определило также позицию австрийского правительства в польском вопросе. "Завершает картину, - читаем мы в книге обворованного Мальцаном князя Броглио "Тайная дипломатия Людовика XIV", - то, что, с одной стороны, принц Роган узнал все секреты де Кауница, а с другой стороны, де Мереей, австрийский посол в Париже, выведал все разоблачения князя Рогана и предупредил Вену"3 .

Австрийский посол Мереей занимался разнообразными государственными, придворными, светскими делами. Осо-

1 Charles de Martens "Manuel Diplomatique", p. 105 - 106. Paris. 1822.

2 R. Mennevee "L'Espionage international pendant la paix". T. I, p. 16. Paris. 1929.

3 Цитировано по Mennevee. Т. I, стр. 36, 37.
стр. 32

бенно много времени он тратил на обделывание семейных дел Габсбургского дома - мы имеем в виду переговоры о женитьбе будущего короля Людовика XVI на Марии-Антуанетте. Однако сей неутомимый посол находил время также и для шпионажа.

Сартин, морской министр Людовика XVI, отправил в 1777 году в Лондон секретного агента Параде для организации шпионажа за портами, английским флотом и арсеналами. В это же самое время член английского посольства в Париже Фулертон, пользуясь своей дипломатической неприкосновенностью, организовал во Франции широкую сеть шпионажа, во главе которой стояла мадам Лонгвиль, Инструкции Фулертона, данные им мадам Лонгвиль, обязывали ее шпионить не только за военно-морскими об'ектами, но также собирать сведения о финансах, торговле, кредите, займах и т. д. Эта инструкция для буржуазных стран является "образцом" организации разведки и в наши дни1 .

Известно, что Наполеон I лично занимался организацией шпионажа через дипломатические органы, составлял инструкции для разведчиков, изучал их донесения и т. д. Как Наполеон I понимал обязанности дипломатических агентов и использовал их для своей завоевательной политики, - это видно из следующих выдержек из его переписки. Так, 3 марта 1806 года он писал маршалу Бертье; "Мой кузен, при сем вы найдете декрет о назначении капитана 9-го драгунского полка господина Лягранжа вторым секретарем миссии в Вене. Вызовите его к себе и передайте ему мое требование, чтобы он вел точный учет австрийских полков и мест их расположения. Для этого он должен иметь в своем кабинете ящик с отделениями; в каждом из них он будет хранить карточки, на которых будут занесены названия генералов, полков и гарнизонов. Эти карточки нужно менять в зависимости от перемещений и изменений в формировании воинских частей. Он обязан ежемесячно вам посылать список этих изменений. Эта миссия очень важна. Необходимо, чтобы г-н Лягранж отдался ей всецело и чтобы я был информирован о перемещении каждого австрийского батальона"2 .

5 сентября 1810 года Наполеон I приказал своему министру иностранных дел Шампаньи: "Консулы должны быть размещены таким образом, чтобы они образовали цепь часовых, которые доносили бы обо всем, что важно знать". Обязанности консулов император уточнил в письме от 25 апреля 1812 года новому министру иностранных дел Бассано: "Назначить консулов, которые будут агентами разведки, будут иметь шифр и посылать ежедневно курьера в Кольберг, Эльбинг, Кенигсберг, Ригу, Росток, Визмар, Штральзунд и Альтону"3 .

Такая поспешность при переводе консулов в агентов разведки была, конечно, вызвана чрезвычайными обстоятельствами. Надо припомнить, что этот приказ был отдан за два месяца до вторжения французской армии в Россию. Наполеону нужна была спешная и секретная информация.

Однако определение "агенты разведки", данное Наполеоном I консулам и вообще дипломатическим агентам, от которых он требовал независимо от ранга информации определенного порядка, не являлось поспешным. Это было сказано вполне обдуманно и конкретно выражало функции и обязанности, которые они выполняли и продолжают выполнять до сих пор. Что дипломатия Наполеона I выполняла обязанности разведки и что это считалось нормальным, показывает другое его письмо на имя того же герцога Бассано от 8 июля 1813 года - уже после бегства из России и гибели французской армии.

"Позор для вашего министерства, - гневно упрекал Бонапарт своего министра, - что я вовсе не знаю сил Австрии и что я не имею никакой записки о положении финансов этой страны в настоящее время... Я не знаю количества дивизий, полков и батальонов, которые Австрия выставляет, и где они сейчас находятся... Министерство иностранных дел имеет фонды для секретных надобностей и его назначение состоит в том, чтобы быть

1 Цитировано по Mennevee. Т. I, стр. 139 - 142.

2 Там же, стр. 31 - 32.

3 Там же, стр. 34.
стр. 33

осведомленным о вооружениях и расположении армейских корпусов других стран, однако оно мне ничего не сообщает. Я буду считать министерство иностранных дел ответственным, если я не буду получать аккуратно через Копенгаген газеты из Петербурга и Стокгольма, а через Вену - газеты из Берлина и Варшавы, а также информацию о всякого рода военных передвижениях"1 .

Пользуясь дипломатическими агентами, находящимися под охраной международного права, враждебные Наполеону I правительства создали густую сеть шпионажа во Франции и выведывали все тайны несмотря на серьезные помехи в этом деле со стороны секретной полиции Фуше и контрразведки. Забавна история о том, как организовывали шпионаж английские посланники: в Мюнхене - Дрейк, в Штутгарте - Спенсер - Смит и Касселе - Тэйлар - и как боролся с этим первый консул Наполеон. Обо всем этом подробно рассказано в книге Тьера "История консульства". Чтобы ввести в заблуждение английскую дипломатию относительно своих политических и военных планов, Бонапарт завербовал уже ранее завербованного англичанами шпиона и через него стал снабжать английских посланников ложной информацией. Затем Наполеон опубликовал всю эту переписку и потребовал удаления разоблаченных дипломатов.

В использовании дипломатической неприкосновенности для организации шпионажа дипломатия Александра I ничуть не отставала от дипломатии французского императора. Об этом свидетельствует громкое дело Мишеля, сущность которого состоит в следующем: русский полковник Чернышев, ад'ютант Александра I, прикомандированный к посольству в Париже, вел веселый великосветский образ жизни, что не мешало, а скорее помогало ему добывать секретные военные сведения. Это осталось бы неизвестным, если бы Чернышев не совершил непростительную неосторожность: покидая Париж в 1812 году, он забыл в своей комнате письмо, которое привлекло внимание полиции Фуше. Письмо гласило:

"Господин граф! Вы меня одолеваете своими требованиями. Могу ли я сделать больше, чем я сделал для вас? Сколько неприятностей я испытываю для того, чтобы заслужить кратковременную награду! Вы будете удивлены завтра тем, что я вам дам! Будьте у себя в семь часов утра, сейчас 10 часов, я бросаю перо, чтобы получить резюме положения Великой армии в Германии по сегодняшний день. Она состоит из четырех корпусов, но время не позволяет мне вам сообщить подробности. Императорская гвардия составляет неот'емлемую часть Великой армии... М.".

Под буквой "М" скрывался старый знакомый французской тайной полиции, чиновник интендантства Мишель. Еще в 1804 году он продал за 2 тысячи франков русскому дипломату Убрилю важные секретные документы о военных силах Франции. Эти документы оказали влияние на решение России вступить в 3-ю коалицию. В 1807 году он вновь возобновил связи с царской дипломатией, не прекращая их до 1812 года, когда вследствие неосторожности Чернышева понес заслуженную кару.

Нередки случаи, когда буржуазные правительства прибегали к помощи дипломатии для борьбы с революционным движением. Так например для осуждения обвиняемых по процессу коммунистов в Кельне не оказалось достаточно улик. Выход нашелся. Прусское посольство в Лондоне получило срочное поручение сфабриковать ложные улики. По поводу этих гнусных фактов, когда Пруссия злоупотребляла для контрреволюционных целей правом экстерриториальности, Маркс писал в 1852 году: "Эти факты проливают яркий свет на политические приемы, с помощью которых континент Европы держится в рабстве". О самих же приемах правительства Маркс писал тогда же:

"Итак, прусской полиции пришлось поискать новых "разоблачений". В прусском посольстве в Лондоне было устроено настоящее отделение тайной полиции. Полицейский агент, по имени Грейф, занимался своей гнусной профессией под маской атташе по-

1 Цитировано по R. Mennevee. Т. I, стр. 34 - 36.
стр. 34

сольства, - уловка, на которую до сих пор не решались даже австрийцы и которая могла бы быть достаточным основанием, чтобы об'явить все прусские посольства вне охраны международного права. Под началом Грейфа работал некий Флёри, коммерсант лондонского Сити, человек довольно состоятельный и с хорошими связями, одна из тех "низких тварей", которые творят грязные дела по врожденной наклонности к гнусностям"1 .

Однако провокационная работа некоторых посольств в интересах контрреволюции не всегда направлена против собственных соотечественников. История знает и другие примеры. Провокационное дело Дрейфуса, расколовшее Францию на два враждебных лагеря, в течение многих лет лихорадившее страну, угрожая вызвать гражданскую войну, было задумано и выполнено в здании германского посольства в Париже. Военный атташе посольства полковник Шварцкоппен организовал систематическую кражу тайных документов во французском генеральном штабе через офицера-авантюриста венгерца Эстергази. К делу руку приложил также итальянский военный атташе Паниццарди. Чтобы замести следы, направить следствие на ложный путь, превратить уголовное дело в политический принципиальный вопрос, французские монархисты и реакционеры пустили в ход версию, что похитителем документов и сообщником Шварцкоппена якобы является еврей капитан Дрейфус. Шпионаж в соединении с провокацией вызвал серьезное внутриполитическое возбуждение во Франции, парализовав ее обороноспособность на много лет. Попутно требовалось "доказать", что евреи - плохие патриоты и не должны допускаться в армию в качестве офицеров, а также и на высшие государственные должности.

Пользуясь тем, что письма Шварцкоппена посылались не Дрейфусу, а действительному похитителю документов Эстергази, а последний еще не был разоблачен, германское посольство настойчиво отрицало причастность своего военного атташе к этому делу. Оно опубликовало 25 декабря 1894 года в газете "Фигаро" категорическое опровержение распространенных во французской печати слухов о причастности военного атташе к делу Дрейфуса, назвав эти слухи "свободным измышлением". Это опровержение кончается следующими словами: "Германское посольство никогда не имело ни малейшего отношения, ни прямого, ни косвенного, к капитану Дрейфусу. Никакого документа, исходившего от него, не было похищено в посольстве". Германское правительство, наконец, дошло до такой наглости, что потребовало от французского правительства публичного заявления, что в процессе Дрейфуса не раскрыто "никаких моментов, указывающих на отношения обвиняемого к штатским или военным членам германского посольства". Такого заявления, писал рейхсканцлер граф Гогенлоэ послу в Париже графу Мюнстеру 4 января 1895 года, "ожидает его величество император от лойяльности президента республики". На состоявшейся 6 января аудиенции у президента Казимира Перье послу, однако, не удалось добиться такого категорического заявления. Дальнейшие настояния Германии все же побудили французское правительство опубликовать через агентство Гавас 9 января 1895 года заявление, в котором снималось подозрение с иностранных посольств в их причастии к делу Дрейфуса. В этом заявлении не называются ни германское, ни иные посольства. Дальнейшее пребывание в Париже "представителя высочайшей особы"2 , как говорится в одном официальном документе, этим самым вновь было облегчено.

В связи со скандалом, во время вторичного пересмотра дела Дрейфуса, Марсель Самба внес 11 марта 1899 года интерпелляцию в палату депутатов и потребовал от имени социалистической партии отмены "официального шпионажа через институт военных атташе".

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения. Т. VIII, стр. 499.

2 Die Grosse Politik der Eueropeischen Kabinette 1871 -1914. Sammlung der Diplomatischen Akten des Auswaltigen Amtes g. Band, NN2331 - 2342.
стр. 35

3

Уже задолго до мировой войны ее организаторы довели "секретную войну" до неслыханных размеров, причем впереди всех шла в этом отношении Германия. "Дух" Штибера и его методы насаждения и переброски шпионов заграницу были живы. С момента оформления Антанты, т. е. с момента заключения англо-русского соглашения от 30 августа 1907 года, вплоть до начала войны работал секретарем царского посольства в Лондоне некто Бенно Александрович Зиберт. Этот бравый балтийский барон и германский шпион в течение 7 - 8 лет передавал германскому посольству копии всей секретной переписки Лондона с Петербургом. Так как царский посол в Лондоне Бенкендорф был влиятельной фигурой в созвездии царской дипломатии и ему часто поручалось ведение очень щекотливых переговоров международного значения, то русскому посольству в Лондоне посылалась в копиях вся телеграфная и письменная корреспонденция русского министерства иностранных дел со всеми своими дипломатическими агентами заграницей. Эта переписка копировалась Зибертом и пересылалась в Германию. Таким образом, вся политика России, Англии и Франции на протяжении 7 - 8 лет до войны, все их политические планы были известны Германии. После войны германское правительство издало всю эту украденную в русском посольстве секретную переписку, чтобы "доказать", что не Германия, а Россия и остальные страны Антанты несут исключительную ответственность за мировую войну. Кражей барона Зиберта еще и теперь пользуются фашистские историки и некоторые покровительствующие им "нейтральные" и "пацифистские" ученые, чтобы доказать "невинность" Германии в подготовке мировой войны.

Во время самой войны германская и австрийская разведки успешно добывали секретные материалы о военной силе России, о политическом и финансовом ее положении. Помимо целого ряда высокопоставленных балтийских баронов и придворной челяди с Распутиным во главе германское и австро-венгерское правительства содержали в России целую сеть других высокопоставленных и богатых шпионов. Они под видом помещиков, фабрикантов и ученых имели доступ к сановникам и нередко были связаны с последними узами "дружбы". Этому содействовали карточная игра в клубах, и общие салонные интересы. Так, шпионами были, например, балтийский барон Унгерн-Штернберг, богатый помещик Югозападного края Альтшуллер, австрийский подданный. Последний был вхож в дом своего покровителя Сухомлинова, когда тот был командующим Киевского военного округа, а затем военным министром. В такой же роли выступал Карл Зиберт, секретный цензор в Киеве, пользовавшийся особым доверием начальства. Через его руки проходила секретная почта, адресованная начальнику штаба югозападного фронта Алексееву.

Позорную известность приобрел в свое время шпион полковник Мясоедов, также находившийся в связи с Сухомлиновым и др.

Все они причинили много страданий и бед русской армии, и все они были ценными сотрудниками германской и австрийской разведок еще в мирное время.

Осведомленность германского правительства, широко организовавшего дипломатическим и внедипломатическим путем огромную сеть шпионов, как теперь уже точно доказано, оказала решающее влияние на выбор момента развязывания мировой войны. Вот что писал в Вену австро-венгерский посол в Берлине граф Сегэни 5 июля 1914 года после беседы с Вильгельмом II: "По его (кайзера Вильгельма. - Ф. Н. ) мнению, не следует, однако, слишком долго медлить с выступлением против Сербии... Россия при данном положении вещей еще ни в коем случае не готова к войне и, несомненно, должна будет еще хорошенько все взвесить, прежде чем апеллировать к оружию... Но если бы мы действительно признали необходимым выступление против Сербии, то он (кайзер Вильгельм. - Ф. Н. ) будет сожалеть, если мы не используем на-
стр. 36

стоящий, столь благоприятный для нас момент"1 .

О результатах совещания с Бетман-Гольвегом Сегэни телеграфировал 6 июля австрийскому министру иностранных дел Берхтольду: "В течение дальнейшего разговора я мог констатировать, что рейхсканцлер, так же как и его господин, считает немедленное выступление с нашей стороны против Сербии радикальнейшим и лучшим разрешением наших затруднений на Балканах. С международной точки зрения он считает настоящий момент более благоприятным чем более поздний"2 .

12 июля австро-венгерский посол опять доносил, что император Вильгельм II, как и его правительство, стоит на точке зрения верности союзу, "но они самым решительным образом настаивают, чтобы мы не упустили настоящего момента и выступили против Сербии, с целью покончить раз навсегда с этим заговорщическим гнездом".

"Германское правительство, - писал, далее, Сегэни, - считает, что Англия не примет участия в войне, возникшей из-за балканского государства, даже тогда, когда она приведет к выступлению против немцев России, а возможно и Франции. И не потому только, что англо-германские отношения настолько улучшились, а по той причине, что Англия в настоящий момент менее всего настроена воинственно и вовсе не намерена вытаскивать каштаны из огня для Сербии или в конечном счете для России"3 .

Мы так подробно остановились на отдельных исторических фактах, потому что они освещают, хотя далеко не полно, практику и результаты шпионской, разведывательной и провокационной работы людей, покровители которых имели дипломатические полномочия. Эти факты свидетельствуют, что "шпионы, охраняемые международным правом", по формулировке Викфорда, особенно опасны. Их работа не прекращалась и во время войны, когда представительства воюющих государств вынуждены вернуться домой. В таких случаях они поручали свою шпионскую работу "нейтральным" дипломатам. Вполне установлено, что знаменитая куртизанка, танцовщица и одновременно германская шпионка Мата Хари (настоящее ее имя - Маргарита Зелль) обслуживала германскую разведку с 1904 по 1917 год, отправляя во время войны тайные сведения через одно "нейтральное" дипломатическое представительство. Через "нейтрального дипломата" она получала также деньги, инструкции и задания от германского генерального штаба - об этом говорят данные судебного следствия. Деятельность Мата Хари, шпионское имя которой было "Н. 21", вызвала гибель не одной дивизии французской армии: союзники поплатились 17 транспортами с войсками, потопленными германскими подводными лодками по указанию шпионки4 .

Особенно велико было количество потопленных по ее указаниям нейтральных судов.

Дипломатические агенты дружеских стран нередко заменяли покинувших страну агентов воюющих стран. Доказано, что Германия использовала для своих шпионских целей испанских королевских дипломатов - военных и морских атташе - в странах Антанты и Америки. Известно, наконец, что некоторые "нейтральные" правительства отдавали, по выражению товарища Сталина, в кредит территорию своей страны германскому империализму для устройства баз подводных лодок, организовывали диверсии, вредительство и прогерманскую пропаганду в странах Антанты и Америки. Все это шло под руководством германского посла в Мадриде князя Ратибора, военного атташе фон Каля, морского атташе фон Кропа и подчиненных им консулов и консульских агентов Вальтера, Цехлина и др.

Германские руководители разведки пользовались в Испании дипломатической почтой для отправки в Берлин секретных сведений. Доказано также, что германские шпионы передавали

1 Osterreiche-Ungarns Aussenpolitik von der bosnischen Krise bis urn Kriegsausbruch 1908 - 1914. Bd. VIII, N10058.

2 Там же N10076.

3 Там же N10215. 1927.

4 Lucieto "En Mission secrete. La guerre de cerveaux". Paris. 1927, p. 302 - 317.
стр. 37

консулу одной "нейтральной" страны в Марселе сведения о предстоящем выходе в море судов из порта. На второй день об этом уже знали капитаны германских "подводных лодок и пускали суда ко дну.

Чрезвычайно яркие, поучительные и ценные документальные факты о превращении германским империализмом Испании в плацдарм шпионско-диверсионной работы содержатся в недавно вышедшей в русском переводе замечательной книжке Ривьера "Центр германской секретной службы в Мадриде в 1914 - 1918 гг.".

Зловещая роль фашистских "дипломатов" типа Фаупеля в организации шпионажа, диверсий и вредительства в последнее время еще более усилилась. Постепенно расширяется круг действий "дипломатических" агентов, не останавливающихся ни перед какими преступлениями. Очень часто посольства фашистских государств и иные учреждения, пользующиеся правом экстерриториальности, становились местом для устройства заговоров и провокаций. Это нам достаточно памятно по эпохе гражданской войны и интервенции. Об этом свидетельствует нынешний фашистский мятеж в Испании, где германское посольство и ряд других миссий скрывали у себя по нескольку сот испанских фашистов и заговорщиков.

Установлено и доказано, что и расстрелянные троцкистско-зиновьевские фашистские бандиты и презренные враги народа Тухачевский, Уборевич с компанией могли так долго орудовать и пакостить нашей родине потому, что они были связаны с дипломатическими представителями некоторых иностранных держав. Известно, что господин X. и другие господа, пользуясь дипломатическим иммунитетом, могли безнаказанно передавать подлым изменникам нашей родины директивы, узнавать через них наши государственные тайны, оплачивая это иудино дело.

Поэтому необходимо широко ознакомить массы с методами, приемами, практикой организаторов шпионажа, диверсий и вредительства, в частности с выдающейся ролью в этом деле "дипломатов" фашистских правительств.

Это может многим помочь разобраться в подстерегающих их опасностях со стороны вербовщиков шпионов, вовлекающих в свою преступную работу также и тех, кто иногда, вследствие политической беспечности, непреднамеренно становится изменником своего социалистического отечества1 .

До тех пор, пока капиталистическое окружение будет "основным фактом, определяющим международное положение Советского союза" (Сталин), шпионы, вредители и диверсанты из троцкистско-бухаринского лагеря, все осколки разбитых классов и враги народа всех наименований будут получать поддержку от врагов, живущих за пределами социалистической роди-

1 О методах деятельности троцкистско-зиновьевских шпионов и вредителей см. статьи тов. Молотова "Уроки вредительства, диверсии и шпионажа японо-немецко-троцкистских агентов" и А. Вышинского "Некоторые методы вредительско-диверсионной работы троцкистско-фашистских разведчиков".

Очень богатый фактический материал, позволяющий ориентироваться в методах и приемах всех разведок до мировой и во время мировой войны, в частности в методах и практике германской и японской разведок, содержится в недавно вышедших книжках: 1) Р. Роуан "Разведка и контрразведка"; 2) С. Уранов "О некоторых коварных приемах вербовочной работы иностранных разведок"; 3) Ф. Шпильгаген "Шпионы и заговорщики в Испании"; 4) Л. Ривьер "Центр германской секретной службы в Мадриде в 1914 - 1918 гг."; 5) Л. Заковский "О некоторых методах и приемах иностранных разведывательных органов и их троцкистско-бухаринской агентуры"; 6) "Подрывная работа японской разведки; 7) Н. Рубин и Я. Серов "О подрывной деятельности фашистских разведок в СССР и задачах борьбы с нею".

Следует особо отметить книгу "Шпионы и заговорщики в Испании" Ф. Шпильгагена о подрывной работе фашистских дипломатов " агентов Гестапо в Испании до мятежа Франко. На основании захваченного в прошлом году архива Гестапо в Барселоне Шпильгаген дает яркую, документированную картину методов, приемов и чудовищной наглости германской фашистской разведки, подготовившей мятеж генерала Франко. Описанные в книге Шпильгагена методы работы Гестапо в Испании являются типичными для зарубежной работы агентов Гестапо. По этому же методу построена и подрывная работа Гестапо и в других странах с небольшими отклонениями в сторону местных особенностей.
стр. 38

ны, используя для этого всевозможные каналы. Удар по троцкистско-бухаринским диверсантам, ликвидация их преступных гнезд является одновременно и ударом по враждебному капиталистическому окружению, о котором нельзя забывать, пока оно будет существовать.

Для того чтобы выкорчевать и ликвидировать без остатка все троцкистско-бухаринские, вредительские и шпионские гнезда, надо вести решительную борьбу как с теми, кто покровительствует им, облегчает их преступную деятельность, так и с беспечностью, гнилым либерализмом и недооценкой вредительства и шпионажа. Необходимо:

"Помнить и никогда не забывать, что пока есть капиталистическое окружение, - будут и вредители, диверсанты, шпионы, террористы, засылаемые в тылы Советского Союза разведывательными органами иностранных государств, помнить об этом и вести борьбу с теми товарищами, которые недооценивают значения факта капиталистического окружения, которые недооценивают силы и значения вредительства" (Сталин).

Мы должны усилить большевистскую бдительность всех партийных и непартийных большевиков, вооруженных сознанием того большого вреда, который причинила нашей родине шпионская, вредительская и диверсионная работа троцкистско-зиновьевских и бухаринско-рыковских бандитов - наемников германо-японского фашизма. Мы обязаны физически уничтожить всех гадов, предающих нашу мужественную и славную отчизну. Еще больше сплоченности советского народа вокруг коммунистической партии, ленинского ЦК с товарищем Сталиным во главе - таков ответ социалистической страны кучке оголтелых реставраторов капитализма и их фашистским покровителям.

Новые статьи на library.by:
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО:
Комментируем публикацию: О ШПИОНАЖЕ И ДИВЕРСИЯХ ПОД ОХРАНОЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

© Ф. НОТОВИЧ () Источник: Исторический журнал, № 8, Август 1937, C. 28-39

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.