Общественные отношения: призрак и реальность

Актуальные публикации по вопросам международного права и международных отношений.

NEW МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: новые материалы (2023)

Меню для авторов

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Общественные отношения: призрак и реальность . Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-23

АВТОР: В. С. Рыжов

ИСТОЧНИК: журнал "ПРАВО И ПОЛИТИКА" №12,2000


В Конституции РФ общественные отношения не фигурируют вовсе. Правительство РФ соответствующим федеральным конституционным законом полномочиями по их регулированию не наделяется. Может быть полагать, что эта ключевая категория советского права упразднена. Однако в отдельных федеральных актах, уступающих по юридической силе названным, она все же фигурирует. Речь идет, в частности, о ФЗ от 10 декабря 1995 г. “О безопасности дорожного движения”, ФЗ от 24 июня 1999 г. “О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ”. В первом из упомянутых актов через общественные отношения определяется “дорожное движение”. Оно представляется “совокупностью общественных отношений, которые возникают в процессе перемещения людей и грузов с помощью транспортных средств или без таковых в пределах дорог” (ст. 2). Анализ приведенной формулировки указывает на ее некорректность и по содержанию, и по форме. Если допустить, что дорожное движение действительно является совокупностью тех или иных общественных отношений, то логично ожидать, что закон раскроет безопасность тех общественных отношений, которые составляют дорожное движение. Однако речь здесь идет совсем о другом: о принципах обеспечения дорожного движения, законодательстве РФ о безопасности дорожного движения, о государственной политике в этом и другом, но никак не об общественных отношениях.

По форме данное определение является редким видом тавтологии. Если его несколько перефразировать без искажения смысла, то оно означает, что дорожное движение есть совокупность общественных отношений, возникающих в процессе дорожного движения. Ведь “перемещение” является движением, а, если оно осуществляется “в пределах дорог”, то это движение (перемещение) становится “дорожным”.

В другом – с использованием “общественных отношений” раскрывается понимание предметов ведения РФ, предметов совместного ведения РФ и субъектов РФ, предметов ведения субъектов РФ. Предмет ведения в каждом случае представляется в качестве сферы общественных отношений, регулирование которых Конституция РФ якобы относит к компетенции того или иного уровня. Однако в ее тексте не содержится никаких указаний ни на сферы общественных отношений, ни на их регулирование, ни на компетенцию. И это понятно. Достаточно обратиться к редакции конкретных предметов ведения, которая дана в Конституции РФ (ст. 71, 72), чтобы убедиться в этом. К ним, в частности, отнесены вопросы принятия и изменения Конституции РФ, федеративное устройство, стандарты, эталоны, осуществление мер, скажем, по борьбе с катастрофами и другое, что находится за пределами каких-либо отношений.

Представляется, и любая другая попытка в позитивном смысле использовать этот термин в законодательстве РФ обречена. В Конституции РФ они проигнорированы не по воле случая, а потому что данная категория в принципе не соответствует ее духу.

Наше пристрастие к общественным отношениям долгое время формировалось односторонне, т.е. одним учением, марксизмом-ленинизном. Оно считалось единственно верным. Основанием для возвышения его над другими учениями послужила оригинальность метода создания коммунистического общества. Классики учения предусматривали революционный (насильственный) путь свержения существующего строя с уничтожением его основ: частной собственности и государственной власти. То и другое имелось ввиду передать народу, обществу. При этом частная собственность превращалась в общественную; люди, оставшиеся без попечения власти, объединялись общественными отношениями. Все становилось общественным. Указанное показывает, что общественные отношения представляют собой не новый вид отношений вообще, а принципиально иную политическую категорию. “Отношение” в обычном смысле слова характерно наличием сторон. По С.И. Ожегову, это взаимная связь разных величин, предметов, действий; связь между кем-нибудь, образующаяся на какой-нибудь основе. Например, ФЗ от 18 июля 1999 г. “Об экспортном контроле” рассматривает отношения по данной теме. В законе определены стороны, между которыми они возникают, - органы государственной власти РФ и российские участники внешнеэкономической деятельности. Стороны эти – разные, у каждой свои права и обязанности. Всегда можно установить, является ли орган либо гражданин законным участником такого рода отношений. Последние складываются на конкретной основе – по поводу экспортного контроля.

Общественные же отношения представляются односторонними, равными, здесь каждый, даже один – за всех, и все за одного. Фиксировать их участников нет смысла: поэтому отдельный член общества, хочет он того или нет, заведомо находится в общественных отношениях с любым, даже с тем, которого он не знает, не видел, с кем он не собирается иметь какие-либо дела. Характерно, К. Маркс не включал в состав общественных отношений власть. Эта категория разрабатывалась применительно к обществу коммунистическому. По мере отмирания государства их необходимо было довести до такого состояния.

Поэтому вполне закономерно: весь советский период характеризовался совершенствованием общественных отношений. Предполагалось, что оно должно осуществляться встречным движением власти к народу и народа к власти. Так, структуры власти превращались в “народные”: депутаты – народные, суды – народные, контроль – народный и пр., а различные общественные организации (партии, союзы, общества господствующего класса) включались в государственный аппарат1 . В итоге Конституция СССР 1977 г., провозгласившая построение развитого социалистического общества, определило его как “общество зрелых социалистических общественных отношений”.

Этот политический процесс подкреплялся и правом. Общественные отношения становятся его “объектом”. Правовое регулирование означало “воздействие на членов общества с целью избрания ими того варианта общественных отношений, который отвечает интересам трудящихся”2 . “Объект права” делился и множился по сферам, отраслям и пр. Однако данная категория до сих пор остается абстракцией, ныне пригодной лишь для гимнастики ума: в административном праве понятие общественных отношений из общей части вовсе не продвинуто в особенную, в правонарушении этим обозначается только родовой объект, отдаленно напоминающий предмет посягательства; дел, возбуждаемых “в связи и по поводу” нарушений общественных отношений у нас не было. Несмотря на это, данная категория в советское время выполняла роль инструмента в политической борьбе.

Между тем, пирамида иллюзий, созданная из общественных отношений по заблуждению или злому умыслу, не могла не рухнуть. И толчок дала как раз Конституция РФ.

В настоящее время речь идет не об отмирании государства, а о его усилении, укреплении вертикали власти. В этом видится возможность выполнения совершенно новой задачи: не государственно управлять движением общества к призраку – светлому будущему, а обеспечить реальность – “достойную жизнь и свободное развитие человека” (Конституция РФ, ст. 7, ч. 1). Вопрос о том, как, куда и с кем ему идти по правовому полю России, решать самому человеку. Характерно, из лексикона политиков “общественные отношения” исчезли. Их заботят взаимоотношения государства и общества, власти и прессы и т.п. Публикуются материалы из опыта Руси Великой, где, как установлено исследователями, уже были свои политтехнологи, имиджмейкеры и другие специалисты в этом деле3 . Тем не менее у юристов в основном вся сила инерции сохраняется. Видимо, они прилежно ждут не менее как нормативного правового акта об отмене общественных отношений в РФ.

Напомним, что Конституция РФ принята всенародным голосованием. Это, на наш взгляд, обязывает вопросы введения в законодательство неконституционной терминологии и толкования положений Конституций РФ предварять обсуждением в прессе, а решать их, руководствуясь установленным разграничением полномочий между органами государственной власти. Для научной общественности не потерян интерес к позиции разработчиков относительно положений, включенных в названые выше законы.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Большая советская энциклопедия (БСЭ). М., 1952. Т. 12 (2-е изд.)

2 Юридический энциклопедический словарь. М., 1984.

3 Российская газета. 2000. 15 сентября.


Новые статьи на library.by:
МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО:
Комментируем публикацию: Общественные отношения: призрак и реальность

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.