публикация №1410462978, версия для печати

Узел правовых противоречий (правовой статус Каспия)


Дата публикации: 11 сентября 2014
Автор: Валерий Салыгин
Публикатор: Алексей Петров (номер депонирования: BY-1410462978)
Рубрика: МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО
Источник: (c) http://library.by


Разработка месторождений Каспийского моря требует решения вопроса о его правовом статусе

Каспийский регион в силу его геостратегического положения, политических, экономических, экологических и иных факторов имеет для Российской Федерации важнейшее значение.

После распада СССР отсутствие единой внешнеполитической линии бывших советских прикаспийских республик в отношении Каспия привело к затягиванию решения проблемы правового статуса Каспийского моря более чем на десятилетие.

Проблема продолжает оставаться актуальной и для политической, и для научной общественности. Вопросам исследования правового статуса Каспийского моря уделяется особое внимание, в частности, в Центре стратегических исследований и геополитики в области энергетики МИТЭК МГИМО (У) МИД России, который был одним из организаторов международной конференции "Каспий: правовые проблемы" в феврале прошлого года.

Вопрос определения правового статуса Каспийского моря зависит от его юридической оценки: либо как моря, либо как озера. Уникальность Каспия заключается, помимо прочего, в том, что он является крупнейшим внутриматериковым водоемом. Принято считать, что внутриматериковый водоем, не имеющий выхода в Мировой океан, является озером. Однако необычно огромные размеры Каспия стали причиной тому, что исторически этот водоем чаще именовали морем, а не озером, что, однако, не меняло саму характеристику Каспия как озера. Историческая "двойственность" определения Каспия до недавнего времени не вызывала особых проблем. Тем не менее во всех действующих правовых документах фигурирует термин "Каспийское море".

Одними из основных международно-правовых документов, действующих по сей день и регулирующих отношения прибрежных государств на Каспии, являются Договор РСФСР с Персией 1921 г. и Договор СССР с Ираном 1940 г.

Договор между Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой и Персией был заключен в Москве 26 февраля 1921 г. Статья XI договора отменила действие Туркманчайского мирного трактата 1828 г., по которому царская Россия лишала Персию права иметь флот на Каспии и провозглашала принцип свободного плавания, но только для судов под флагами договаривающихся сторон. Статья XIV договора 1921 г. предусматривала: ввиду особого значения для РСФСР рыбного промысла южного Каспия правительства обеих стран заключат соглашения на особых условиях об эксплуатации этих промыслов.

Договор о торговле и мореплавании между Союзом Советских Социалистических Республик и Ираном, подписанный в Тегеране 25 марта 1940 г., содержит следующие положения относительно правового статуса Каспия. Статья 12 в пункте 4 устанавливает 10-мильную рыболовную зону, в пределах которой "каждая из Договаривающихся Сторон сохраняет за судами своего флага ловлю рыбы...".

Общим для этих договоров является провозглашение двух принципов: принцип свободного плавания только для судов прибрежных государств и принцип свободы рыбного промысла за исключением прибрежной 10-мильной зоны. К сожалению, эти договора уже не отвечают современному правовому, политическому и экономическому положению, т.к. не позволяют окончательно урегулировать статус Каспия с учетом распада бывшего СССР, и образованию новых независимых прикаспийских государств. Ни один из договоров не устанавливал для прибрежных государств ни границы на Каспии, ни метод отсчета 10-мильной прибрежной зоны. Отсутствуют положения о порядке и правилах недропользования на Каспии. Наряду с другими аспектами открытым остается вопрос экологии и природоохранной деятельности в Каспийском море.

После распада СССР стало пять (Россия, ИРИ, Казахстан, Азербайджан и Туркменистан) прибрежных государств, имеющих непосредственный доступ в акваторию Каспия, а не два, как прежде. Заключив договоры по сухопутным границам, новые "старые" соседи приступили к процессу определения границ на самом Каспии. Однако на пути этого процесса крайне остро стал нерешенный вопрос о статусе Каспия.

Решение вопроса правового статуса Каспия позволит прикаспийским странам определить объем прав и обязанностей, которые будут регулировать взаимоотношения пяти государств на Каспии. При этом объем прав и обязанностей будет зависеть от одного: как страны будут рассматривать Каспий: как озеро или как море. От этого будет зависеть применение тех или иных международно-правовых норм для пограничного размежевания и для определения объема прав и обязанностей.

Если Каспий будет рассматриваться как море, т.е. как часть Мирового океана, то в таком случае применимы международно-правовые нормы, содержащиеся в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Если следовать положениям данной конвенции для целей делимитации Каспия, то при проведении границ надо будет различать 6 видов морских пространств (зон), имеющих разный юридико-правовой статус и режим: территориальное море (воды); прилежащая зона; исключительная экономическая зона; континентальный шельф; открытое море; морское дно за пределами континентального шельфа.

Основное различие в правовом статусе вышеуказанных пространств заключается в том, что только территориальное море находится под суверенитетом прибрежного государства. Остальные морские пространства находятся за пределами суверенитета государства.

Геологически являясь озером, Каспий является уникальным водоемом не только по разнообразию и богатству живых и минеральных ресурсов, но и по той правовой базе, на основе

стр. 58

которой регулировались вопросы разведки, разработки и сохранения этих ресурсов, находящихся на дне, в его недрах и покрывающих водах. Исторически был заведен порядок, по которому водная толща и ее биоресурсы были общим достоянием народов прикаспийских государств, что подразумевало свободу судоходства и рыболовства. Этот исторический порядок, возведенный в норму права, был закреплен в двух Договорах РСФСР и СССР с Ираном в 1921 и 1940 гг., в которых, впрочем, не нашли отражения два исключительно важных на сегодняшний день аспекта: вопросы недропользования и экологии. Однако данная проблема представляется вполне разрешимой, если подойти к Каспию с точки зрения его статуса как озера. Международно-правовая практика свидетельствует, что делимитация озера по срединной линии позволяет наиболее оптимально и справедливо учесть интересы всех прибрежных государств, не отказываясь, при этом от исторически заведенного порядка. В частности, комплекс Великих озер между США и Канадой был делимитирован по условной срединной линии на равные национальные сектора, что позволило сохранить принципы свободы судоходства и рыболовства. Такая делимитация позволила, с одной стороны, разделить ответственность по защите окружающей среды, а с другой стороны, объединить усилия для достижения общих экологических целей. Как видно, этот блок вопросов очень схож с проблематикой Каспия.

Известно, что отношение к вопросу определения правового статуса Каспийского моря среди прикаспийских государств довольно неоднозначно. Позиции государств претерпели серьезную эволюцию, основной тенденцией которой можно считать сближение взглядов на проблематику. На данный момент очень близки позиции Российской Федерации и Казахстана, которые рассматривают Каспий как озеро и предлагают использовать метод делимитации по модифицированной срединной линии. Причем предлагается делить только дно и распространить режим исключительных прав на недропользование, а водную толщу и воздушное пространство оставить в общем пользовании. В этом же направлении формируется внешнеполитический курс Азербайджана. Особенностью позиции Баку является предложение делить не только дно, но и водную толщу, и воздушное пространство. Россия, Казахстан и Азербайджан на двусторонней основе уже поделили сопредельные участки дна между собой. Особняком стоит Иран с бескомпромиссной позицией по Каспию, которая сводится к разделу Каспия на 5 равных частей без учета основных международных правил делимитации, либо к разделу Каспия на пять неравных частей, но с сохранением за Ираном 20% площади Каспия. Туркменская политика колеблется между позициями России, Казахстана, Азербайджана, с одной стороны, и Ирана - с другой. Особенностью позиции Туркменистана можно считать предложение установить 15-мильные прибрежные зоны под национальным суверенитетом, а также рыболовную зону шириной не менее 35 миль.

Говоря о способах раздела Каспия, особо острыми являются вопросы спорных участков дна и их месторождений. Эта проблема встала на повестку дня после обретения независимости бывших советских прикаспийских республик. На сегодняшний день вопрос о претензиях на месторождения в Каспийском море стоит следующим образом:

- Туркменистан претендует на месторождения Азери/Хазар, Чираг/Осман и Кяпаз/Сердар, которые Баку закрепил за собой.

- Иран рассчитывает распространить свой контроль на блок месторождений Алов-Араз- Шарг/Альборз, который осваивается Азербайджаном.

Ситуация вокруг спорных месторождений развивается сложно и является одним из основных препятствий на пути к разрешению правового статуса Каспийского моря.

Нерешенность правового статуса Каспия не позволяет полноценно приступить к освоению также и биоресурсов Каспия; нерешенными остаются вопросы судоходства, трубопроводов и природоохраны. Урегулирование вопроса о статусе водоема позволит пяти прикаспийским странам достигнуть решения задач, лежащих в двух взаимосвязанных плоскостях: в политической и социально-экономической.

С политической точки зрения решение вопроса статуса Каспия позволит окончательно урегулировать вопросы спорных месторождений и в целом приграничные отношения, в которых не должно быть места каким-либо взаимным притязаниям, а это приведет к политической стабильности на Каспии.

С социально-экономической точки зрения урегулирование статуса Каспия станет главной основой для привлечения инвестиций в экономики прибрежных стран, в первую очередь - в нефтегазовую отрасль. Каспий, помимо запасов углеводородного сырья, уникален и своими биоресурсами. Экология акватории Каспия также представляет особую группу задач, решение которых зависит непосредственно от одного - урегулирования статуса Каспия.

Решение этого вопроса должно быть найдено исключительно в политико-правовой сфере, справедливо учитывая национальные интересы всех прикаспийских государств. Последнее следует особо подчеркнуть: интересы всех пяти государств должны быть справедливо учтены, чтобы Каспий не стал объектом споров для будущих поколений.

Валерий Салыгин, директор Международного института топливно-энергетического комплекса (МИТЭК) МГИМО (У) МИД России

Опубликовано 11 сентября 2014 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1410462978 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО Узел правовых противоречий (правовой статус Каспия)

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network