ХОЗЯЙКА ПЕРВОЙ КНОПКИ

Интересно обо всём. Лучшие публикации последних лет на различные актуальные темы.

NEW ИНТЕРЕСНО ОБО ВСЁМ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИНТЕРЕСНО ОБО ВСЁМ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ХОЗЯЙКА ПЕРВОЙ КНОПКИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

5 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


"Телевизор должен работать", - говорит генеральный директор ОРТ Ксения Пономарева.

- КСЕНИЯ ЮРЬЕВНА, прежде всего я хотел бы...

- Меня зовут Ксения.

- ...Извините. Ксения, прежде всего я хотел бы поздравить вас с трехлетием ОРТ...

- Спасибо.

- ...а также с вашим маленьким личным юбилеем: скоро исполнится полгода с тех пор, как вы вступили в должность генерального директора ОРТ.

- Я, честно говоря, даже не помню, когда это произошло, но спасибо за поздравления.

- Готовясь к нашей встрече, я с удивлением обнаружил, что за эти полгода у вас не было ни одного большого интервью.

- Это было совершенно сознательно с моей стороны. Давать интервью - это отдельная работа. Моя работа заключается совсем в другом. Если мне есть что сказать, я скажу. Для этого не обязательно давать большие интервью. Я обычно отказываюсь от предложений дать интервью, потому что считаю, что говорить ни о чем нет смысла, а говорить о том, что мы делаем, - ну это все вы по телевизору увидите. О планах компании вообще говорить опасно, потому что, к сожалению, довольно часто воруют идеи. Вы же не делаете интервью с директором Останкинского мясокомбината, чтобы узнать, какие у него планы. Хотя он, наверное, тоже всего не расскажет - секрет какой-нибудь новой колбасы тоже могут украсть.

- Когда вы полгода назад получали назначение, на встрече с журналистами вы сказали так: "Я не буду работать "Благоволиным". Я уйду, если пойму, что рычаги управления компанией у меня перехвачены". Сейчас вы не собираетесь уходить?

- Я не собираюсь уходить. Но давайте не будем обсуждать вопросы, связанные с судьбой моего предшественника. Это не вполне этично, тем более сейчас, по прошествии достаточно значительного периода времени. Я надеюсь, что у Сергея Евгеньевича все хорошо, мы с ним встречаемся иногда на разных мероприятиях. Да, я сказала тогда, что не буду работать, если у меня не будет возможности принимать решения. У меня есть возможность принимать решения, и здесь нет никакой проблемы.

- Эта возможность принимать решения касается и кадровых вопросов? Как вообще сосуществуете вы как руководитель канала, совет директоров и те структуры, которым принадлежат пакеты акций Общественного российского телевидения?

- Вообще, схема принятия решений достаточно сложная. Она изначально определяется тем, что телекомпания, которая существует в форме акционерного общества, живет по двум законам - Закону об акционерных обществах, с одной стороны, и Закону о средствах массовой информации - с другой. Так вот, Закон о средствах массовой информации, равно как и Конституция Российской Федерации, не допускает цензуры, о чем прекрасно осведомлены наши акционеры. Форма акционерного общества, у которого есть акционеры, есть директора, - это то, что в значительной степени касается функционирования телекомпании как хозяйствующего субъекта, как предприятия. Есть закон, который определяет, какие решения должны приниматься собранием акционеров, какие - советом директоров. Теоретически, кадровые решения - это моя компетенция. Реально, конечно, принципиальные кадровые назначения всегда будут согласовываться с советом директоров, потому что это первый федеральный телеканал. Это слишком серьезно. Но здесь никаких противоречий на данном этапе нет. Может быть, мы еще не достигли той фазы, на которой между менеджментом компании и акционерами и Советом директоров могут возникнуть какие-то противоречия. Может быть, у нас все еще впереди - я не знаю, но пока я не вижу, где эти противоречия могли бы проявиться.

- А как было в недавнем случае с уходом Александра Любимова с того поста, который когда-то занимали вы, - поста человека, отвечающего за информационные программы? По чьей инициативе это произошло?

- Это было консенсусное решение.

- Считаете ли вы, что Александр Любимов, что называется, не потянул свою новую должность на ОРТ?

- Нет, я так не считаю. Считаю, что Саша очень много сделал, причем то, что в этой ситуации мог сделать только он, но с другой стороны - из того, что он сделал, не все нам нравилось. Видите ли, вопрос отношений сотрудников, входящих в высшее руководство компании, - вопрос интимный, и я не очень готова обсуждать его на публике. в любом случае это было консенсусное решение, мы расстались по взаимному согласию и зла друг на друга не держим.

- ОРТ - с одной стороны, канал молодой, но с другой стороны - он создавался не на пустом месте, и за ним тянется шлейф очень давних и очень мощных традиций. В этом смысле он полностью противоположен, скажем, каналу НТВ, у которого за плечами нет никакого прошлого, и потому там можно экспериментировать, как угодно. Как вы считаете: традиции больше помогают или мешают работе канала?

- Вообще говоря, гораздо проще каналу НТВ. В этом отношении я им завидую. Когда все строится на пустом месте, когда все пишется с чистого листа, когда люди набираются штучно, это гораздо проще. Я в своей жизни несколько раз строила что-то с первого кирпича, и это проще. Единственное преимущество, которое есть у ОРТ в этом отношении, - это то, что мы получили в наследство от "Останкино" несколько очень качественных телевизионных программ. Я подчеркиваю слово "несколько", поскольку нас очень часто обвиняют в том, что мы старым жиром живы. Это неправда, потому что того мусора, который был в эфире "Останкино" и из-за которого первый канал потерял зрительскую аудиторию к 95-му году, у нас не осталось. Программы закрывались десятками. А те программы, что остались в эфире (максимум один десяток), - это и есть золотой фонд советского российского телевидения. Многие из этих программ - это российские изобретения, что не так часто бывает сейчас на нашем телевидении. "Что? Где? Когда?" или "КВН" - это чисто российские вещи, и мы действительно рады, что эти программы существуют, что их смотрят, что они остаются на канале. Но некоторые традиции, которые были в "Останкино", не помогают работать. Всегда очень трудно расставаться с людьми, которых не ты брал на работу. Компания проходила через это, шла все три года и, в общем-то, еще не дошла.

- Всегда говорили, что в "Останкино" чрезмерно раздутые штаты. Как сейчас с этим обстоит дело на ОРТ?

- У "Останкино", конечно, были очень раздутые штаты, как у любой государственной компании, но у нас сейчас штатная численность - 1300 человек, включая корсеть. Я не помню точные цифры, но, наверное, это вчетверо меньше, чем в "Останкино".

- ОРТ приходится сейчас на информационном поле выдерживать довольно жесткую конкуренцию со стороны других каналов. Кого вы считаете здесь своим главным конкурентом и что предпринимаете для того, чтобы не уступить конкурентам?

- Своим главным конкурентом мы, разумеется, считаем НТВ. Что касается формальных показателей, то конкуренцию выдерживать нам удается. программа "Время" идет с рейтингом от 17 до 20%, а в моменты кризисов, как это было, например, на прошлой неделе - в районе 25. Энтэвэшные вечерние новости идут с рейтингом около 10-12% в 19 часов и около 8-11% в 22 часа. То есть по цифрам мы конкуренцию выдерживаем - это абсолютно очевидно. Что касается других вещей, то я знаю, что есть многое, что НТВ умеет делать лучше нас. Но мы стараемся. Есть очень серьезный момент, который делает любые умозаключения о конкурентной среде не вполне корректными. Понятие "первый общероссийский канал", "первая кнопка" несет в себе некоторую сумму обязательств, добровольно взятых на себя компанией. Компания управляется как любое нормальное предприятие и, вообще говоря, могла бы делать все, что считает нужным. Могла бы, например, сказать: "Какие обязательства? У "Останкино" были обязательства, а у нас их нет. Если у кого-то они есть, то это у РТР". Мы так не говорим. Поэтому у нас с НТВ очень часто разный состав новостей. НТВ может себе позволить начать выпуск с убийства в Москве, а мы - нет. Мы всегда помним, что: а) мы вещаем абсолютно на всю Россию (у нас зона покрытия 98%); б) мы - компания, которая существует для всех слоев и категорий населения, то есть мы не выбираем свою аудиторию, как долгое время выбирала ее НТВ. Мы несем довольно большое бремя в том, что касается информации о протокольных мероприятиях. Ну кто-то ведь должен об этом сообщать? Кто, если не первый канал?

- А как вы расцениваете с точки зрения конкурентной борьбы появление канала "Культура", который открылся как раз полгода назад? Не произошел ли в связи с этим отток от ОРТ части интеллигентной аудитории?

- Появление любого нового канала - это конкуренция. В любом случае сейчас зритель выбирает не канал, а программу, конкретный продукт. Но это нормальный процесс. Чем больше каналов, тем больше конкуренция. А еще существует конкуренция с региональными телекомпаниями - причем по всей России: в стране множество регионов, где есть очень сильные компании. И туда зритель тоже уходит.

- Вы, работая на ОРТ, так или иначе принимали участие в президентской кампании 96-го года. Сейчас не за горами новые избирательные кампании - сначала парламентская, затем президентская. Каких бы ошибок, допущенных тогда, в 96-м, вам хотелось бы сейчас избежать? И формирует ли канал уже сейчас какую-то стратегию подготовки к выборам?

- Канал не формирует никакую стратегию, поскольку до парламентских выборов в России полтора года, и это огромный срок, а до президентских два с половиной года, и это, по российским понятиям, срок вообще космический - у нас не Соединенные Американские Штаты. Поэтому бежать впереди паровоза мы не собираемся. В конце концов, мы - средство массовой информации, а не активные игроки на политической сцене. Мы не намерены выдвигать кандидатов в Государственную Думу или в президенты из состава штатных сотрудников телекомпании. Что касается ошибок, то они были скорее технические и управленческие. В любом случае ситуация на следующих выборах будет другой, чем в 96-м году, когда Россия выбирала не президента, а общественный строй. Поэтому та ангажированность центральных СМИ, за которую им досталось множество шишек, на самом деле абсолютно оправданна. Наш телеканал, как и наши коллеги с других телеканалов, из центральной печати, оказался не склонен к самоубийству, и поэтому достаточно явно и очевидно поддерживал президента Ельцина. При том, что коммунистам трудно было пожаловаться на то, что их зажимают или не освещают. Такой ситуации экзистенциального выбора в 2000 году не будет. Поэтому ситуация будет менее страстной, более спокойной, более технологичной.

- Хотите ли вы этим сказать, что кандидата, которого бы ОРТ сознательно поддерживало в 2000 году так, как оно поддержало президента Ельцина в 96-м, быть не может?

- Нет, я так не хочу сказать. В любом случае мы, как и все журналисты, находимся в рамках действующего законодательства, которое не дает нам права явно выражать свои преференции. Не призывайте меня нарушать закон. Но тем не менее душевная близость и симпатии всегда существуют, и их трудно скрывать.

- Вы подчеркиваете, что вы в первую очередь администратор. Однако вы не можете не знать, что ваше имя регулярно появляется в рейтинге "100 наиболее влиятельных политиков России", который ежемесячно публикует "НГ". В последний раз, например, ваше имя, если не ошибаюсь, шло под номером 56. Что это для вас?

- Ничто. Не понимаю. То есть понимаю, конечно: руководитель крупного телеканала имеет возможность влиять на формирование общественного мнения. Но я не считаю себя публичной фигурой в принципе. Да, я администратор, менеджер. Скорее управленец, чем администратор. Для меня разница в том, что администратор находится в жестко заданных рамках и выбирает стандартные решения из стандартного списка, а у менеджера или управленца просто диапазон шире, да и ситуации могут быть нестандартными.

- А в будущем вы исключаете для себя карьеру политика?

- Абсолютно. По-моему, это все ужасно скучно.

- Ксения, Общественное российское телевидение - компания государственная...

- Нет, не государственная. Это акционерное общество, контрольный пакет акций которого принадлежит государству.

- Однако государство - понятие очень абстрактное, а акции делятся между вполне конкретными государственными структурами. Не может ли сложиться в будущем такая ситуация, что часть акций будет выкуплена негосударственными структурами?

- 45% акций ОРТ принадлежат Министерству государственного имущества, по 3% - ИТАР-ТАСС и Телевизионному техническому центру - унитарному государственному предприятию, владельцу всего этого хозяйства, которое мы арендуем. Остальные негосударственные пакеты акций ( 49 % ) разделены между тремя акционерами: 3% у Газпрома, 8% - у АО "ЛОГОВАЗ" и остаток - 38% - у организации, которая называется "ОРТ - КБ" (ОРТ- Консорциум банков). Сейчас согласно действующему законодательству ОРТ преобразовано в открытое акционерное общество. Формально разница между открытым акционерным обществом и закрытым только в том, что в открытом обществе акционеры имеют право продавать принадлежащие им акции, не спрашивая согласия других акционеров. С другой стороны, 51% акций ОРТ закреплен в государственной собственности указом президента России. Пока этот указ действует, государственные предприятия и министерства не могут продавать свои акции.

- Недавно на ОРТ был показан весьма шокирующий фильм Александра Невзорова "Чистилище". Говорят, вы не вполне одобрительно отнеслись к показу этой ленты.

- Нет, это неправда. Я где-то позволила себе сказать, что без особого восторга отношусь к художественным достоинствам этого фильма. Но я не специалист. Я могу процитировать Анатолия Максимова, ведущего специалиста по кино на ОРТ, который сказал, что, с его точки зрения, фильм Александра Глебовича Невзорова - это новое слово в киноискусстве. Я лично как частное лицо без особого восторга отношусь к художественным достоинствам данного фильма. При этом всегда, сколько мы обсуждали этот фильм (а мы несколько месяцев это обсуждали - сначала, нужно ли его вообще показывать, а потом, как именно показывать), я была сторонницей той точки зрения, что показывать "Чистилище" надо. сомнений в том, что это серьезное политическое событие, у меня никогда не возникало.

- Добились ли вы выполнения тех задач, которые ставили перед собой полгода назад, приступая к работе?

- Я считаю, что некий транзитный процесс продолжается. За три года существования ОРТ вышло на какую-то новую фазу развития. Если программная политика компании достаточно быстро сформировалась, то по другим направлениям развитие шло не такими темпами. Я считаю, что сейчас настал этап, когда есть возможность организовать управление компанией на рациональных принципах. До сих пор компания управлялась нормально, но за счет большого человеческого подвига. Я считаю, что это неправильно, что система должна быть устроена так, как машина, которая работает сама, если в нее вовремя наливать бензин. И высшие руководители компании вместо того, чтоб сжигать себя на каких-то мелких переговорах или решении идиотских вопросов, должны заниматься концептуальными проблемами, которых превеликое множество. Этот процесс идет, но не быстро, потому что эфирная компания - организм очень сложный и очень хрупкий. В этом отношении, наверное, проще реорганизовать завод. Телевизор в отличие от конвейера нельзя выключить. Телевизор должен работать.

- Как мне кажется, ОРТ достойно выдерживает конкуренцию и в кинопоказе, и в информационном вещании. Но вот что касается новых развлекательных программ, то их почти нет, в то время как на НТВ, например, чуть ли не каждый месяц выходит что-нибудь новенькое. ОРТ в этом смысле гораздо более консервативно.

- Ну ОРТ и должно быть более консервативно, потому что это первая кнопка. Это канал для всех, поэтому никакой экстремизм здесь неуместен. Вполне экстремистский Невзоров - исключение из правила. Что касается новых развлекательных программ, то НТВ здесь чувствует себя более свободно в праве на эксперимент. Мы дольше думаем. если мы ставим цикловую программу в эфир, то она должна готовиться по крайней мере сезон. Хотя насчет того, что больше игрушек хороших и разных, это я согласна. Но здесь ведь есть и вопрос финансовый. Компания не может себе позволить масштабного производства ради пробы - это дорого. Телевидение - дорогая игрушка.

ИЗ ДОСЬЕ "НГ"

Ксения Пономарева закончила филологический факультет МГУ. По окончании работала учителем русского языка и литературы в московской школе. В 1986-1988 годах преподавала славянские языки в Дипломатической академии МИД СССР. Работала зав. отделом, заместителем главного редактора и главным редактором газеты "Коммерсантъ". Затем возглавила журнал "Ревизор". В октябре 1995 года приходит на Общественное российское телевидение, работает руководителем информационных программ. В октябре 1997 года возглавила компанию ОРТ.

Опубликовано 17 января 2014 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Глеб Ситковский • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИНТЕРЕСНО ОБО ВСЁМ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.