НЕТЛЕННАЯ МЕЧТА МОРСКОГО ЗАБУЛДЫГИ. Рассказ

Юмористические рассказы, актуальные анекдоты, сатирические заметки и колкие фельетоны.

NEW ЮМОР

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЮМОР: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему НЕТЛЕННАЯ МЕЧТА МОРСКОГО ЗАБУЛДЫГИ. Рассказ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

20 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


НЕТЛЕННАЯ МЕЧТА МОРСКОГО ЗАБУЛДЫГИ

Рассказ


Тот танкер внешне ничем не отличался от своих собратьев, так как был серийной постройки. Однако во всех портах Балтики и Черного моря он был отлично знаком всем и каждому - включая ремонтные, технические и прочие службы пароходств.


Причиной невиданной популярности являлось то, что танкер перевозил не нефть или солярку, а пищевые продукты: вино, спирт, патоку, растительное масло… Проще говоря, на нём можно было разжиться выпивкой, и потому, у какой бы причальной стенки танкер ни швартовался, чтобы получить необходимый ему ремонт, он его получал незамедлительно.

Более того, многие ремонтники, занятые на других судах, завидев «пьяный танкер», тут же всё бросали, даже в жару напяливали на себя ватники и спешили на его борт. Зачем им летом зимняя спецодежда? Всё очень просто: если в трюмах еще оставалось хоть немного вина или спирта, то ватниками, как губками, они те остатки и собирали. Потом выжимали их на манер белья, и таким образом добывали из них вожделенную «аква виту». С той же целью тащили на себе кислородные баллоны, по спецзаказу переделанные местными умельцами - в них можно было незаметно для начальства вынести с танкера немало вина или спирта.

Это с одной стороны. С другой же, экипаж танкера давно стал своего рода легендой, ибо вряд ли была вторая столь же спаянная и споенная команда. И если даже предстоял «безалкогольный рейс», это ровным счетом ничего не меняло: стоило танкеру выйти из порта, как начинались пьянки, которые продолжались как раз до захода в следующий порт, часто в течение многих недель и даже месяцев, если предстояло идти через океан.

Во многих портах Европы, например, - в Роттердаме, «пьяный танкер» с его не просыхающей командой тоже был известен. Даже видавшие виды агенты по снабжению, и те удивлялись.

- Господа моряки, вы ничего не напутали? По судовой роли у вас двадцать пять членов экипажа, однако только питьевого спирта заказано восемьсот литров. Это не считая того, что заказано помощником капитана… Получается - что по тридцать два литра спирта «Роял» на каждого… - недоумевал один из них. - Столько выпить нельзя, это уже за пределами человеческих возможностей.

- Ну это ты, Йохан, так считаешь, - На круг-то выходит не так и много - всего лишь по восемь ящиков на брата, если считать на водку, - квалифицированно пояснял «уполномоченный по винным делам», матрос по прозвищу Морской Кот. - К тому же мы русские, а не голландцы или там, немцы. Чего там пить-то? Если нам идти через всю Атлантику и обратно? Скорее всего, не хватит и придется докупать… - снисходительно ухмылялся он. - Ты лучше скажи другое: как такую прорву выпивки незаметно протащить на судно?

- Сделаем, господин Кот, - с уважением заверял агент. - Загрузим бутылки в коробки из-под какой-нибудь электроники. Ширпотреб ваше начальство проверять не станет…

Про себя же заметил: «То, что тебя прозвали Морским Котом, в общем-то понятно. Мало того, что на берег никогда не сходишь, так и зрачки совершенно необычные, до странности напоминающие кошачьи… Не первый раз я тебя вижу, а до сих пор оторопь берёт, когда встречаюсь с тобой взглядом. Ну а что касается того, что русские могут выпить прорву спиртного - это верно. Даже английские моряки, на что уж выпивохи известные, - и те уступают русским…»


Не успевали исчезнуть из виду огни голландского порта, как на танкере уже начиналась пьянка. Непьющих в экипаже не было. И то, что командный состав пил в своей компании, а остальные - в своей, ничего не меняло: через час на борту не оставалось ни одного трезвого человека. Однако пьянки пьянками, а все члены экипажа исправно несли свои вахты, в каком бы состоянии ни находились. Ибо на борту неукоснительно действовал завет Петра Великого: «Ты пей, но дело разумей!»

Впрочем, в долгих переходах иногда всё же доходило до того, что кто-то не мог выползти из каюты и заступить на вахту. Но такое случалось редко.

Тот же Морской Кот, к примеру, имел собственную методу употребления разбавленного «Рояла». Приняв очередную дозу, он сразу же наполнял свой стакан «аква витой» и предусмотрительно ставил его на край стола, а уж только потом откидывался на койку, если уже набрался и сидеть не мог. Была у него и еще одна странность: в сильном подпитии мог спать с открытыми глазами, что производило жутковатое впечатление.

Во сне он трезвел, начинал проявлять беспокойство, и наконец просыпался. Потом таращил свои кошачьи глаза, мучительно стараясь понять, где он сам и куда подевались его собутыльники? Вот тут-то его проверенная метода и срабатывала: заметив на краю стола стакан с «Роялом», он трясущимися руками подносил его ко рту и жадно выпивал. Буквально пару минут спустя он приходил во вменяемое состояние и заступал на вахту либо отправлялся проведать своих товарищей…

Очень редко, но иногда его патентованный метод всё же давал осечку, и тогда он без чувств валялся в каюте, напрочь позабыв о своей вахте…

- Так… Спит с открытыми глазами, - констатировал «консилиум», возглавляемый старшим помощником капитана и собравшийся в каюте Морского Кота по случаю вопиющего нарушения флотской дисциплины. - Стало быть, укушался в хлам…
Старпом нещадно тряс перепившего матроса до тех пор, пока взгляд его кошачьих глаз становился хоть немного осмысленным:
- Ты какого хрена на вахту не заступаешь? А?! Я тебя спрашиваю, сукин ты кот! Я не потерплю столь наглых нарушений дисциплины! По мне хоть вообще не просыхай, но вахты стой. Понял?

Кот недоуменно таращил глаза и шарил мутным взглядом по краю стола. Стакана на обычном месте не было. Не сколько удивленный, сколько напуганный таким результатом, он перевёл осоловелый взгляд на непрошеных гостей и тупо спросил:
- Ты кто?
- Кто? Я?! - на лице главы «консилиума» было заметно изумление. - Я старший помощник капитана Иван Семенович!
- А ты кто?
- Я штурман Илья Никитич, рядом со мной боцман…
- Чур меня! Чур! На нашем пароходе таких нету… Сгиньте! Йохан, свинота голландская, - бормотал он, заваливаясь на свое «лежбище» - задвинул нам паленый спирт. Черти мерещатся…
- Допился Морской Кот до зеленых чертиков… - боцман озадаченно покачал головой, всем своим расстроенным видом выражая искреннее сочувствие бывалому выпивохе, попавшему в беду. - Никого не узнаёт…
- Дайте ему выпить, - распорядился старпом и с досады махнул рукой. - А то и в самом деле крыша съедет.

Этот незатейливый способ неизменно давал хорошие результаты: полстакана водки приводили в чувство любого из перепивших членов экипажа.

Когда высокое начальство уже направлялось в каюту-компанию, где их дожидалась выпивка и закуска, боцман придержал старпома за рукав:
- А помнишь, Иван Семеныч, как посреди океана да еще на полном ходу я отдал якоря?
- В Индийском океане-то? - усмехнулся тот. - Помню-помню… Хорошо, что там глубина большая, а то бы остались и без якорей, и без якорных цепей. Еще бы и лебедки повыдирало, к чертовой матери… Ты сколько тогда выпил, сукин ты сын?
- Не больше, чем обычно, да и не в том было дело.
- А в чём?
- В порту, где мы стояли под погрузкой, многие из команды заказывали тамошним агентам разную бытовую технику и электронику, переносные магнитофоны…
- Помню. Ну и что?
- Да всего-ничего… - лицо боцмана скривилось от досады. - Разыграли они меня, Иван Семеныч. Я потом дознался…
- Это как же?
- Кто-то из наших забулдыг записал на магнитофон команду: «Боцману - на бак*! Приготовиться к отдаче якорей! Боцману - на бак! Приготовиться к отдаче якорей!..» И так минут на десять… Додумались же, охламоны: поставили магнитофон неподалеку от меня, врубили его и выглядывают из-за угла. Мол, чего я буду делать?
- А ты-то куда смотрел? Не первый год боцманом ходишь… Как же ты попался на их дешевую уловку?
- Понимаешь, я чего-то притомился в тот день, ну и спал себе на баке. А когда часа через два очухался… Когда проснулся, - поправился он, - то команда, застрявшая в башке, сработала. Ну, я и отдал якоря…


Отстояв свою вахту, Морской Кот вместе с другими выпивохами сидел в каюте и слушал байки, которые травили его товарищи. Дёрнув очередной стопарик и закусив солёным огурчиком, он заявил:
- Ерунда! Ничего особенного в твоей байке нет. А вот я знаю одну историю - закачаетесь!
- Ну-ну, поведай нам что-нибудь такое эдакое, что и на голову не наденешь, - подначивали его собутыльники.

- И поведаю, - Кот принялся за котлету с макаронами. - Давно это было… Помните, как в восемнадцатом году революционные матросы топили Черноморский флот?
- Это в Новороссийске-то?
- В нём самом. Об этом даже в учебниках истории есть.
- Что ж тогда в твоей истории особенного, если она всем известна?

- Ты сначала дослушай, а потом уж встревай со своими умными вопросами. Короче, потопили они свой флот, ну а сами списались на берег - больше-то им деваться некуда. Толпа была немалая - несколько тысяч матросов. Ну и начали они куролесить по Новороссийску, Анапе, станицам… То не буду рассказывать - история известная: как братишки грабили местных богатеев и насильничали барышень из зажиточных сословий… - Он пожал плечами. - Для революции дело обычное.

Морской Кот отложил вилку, закурил и продолжил:
- И потому расскажу другую историю. Как только братва прознала, что на винных складах осталась выпивка, вот тут-то и началось. Ничто и никто остановить их не мог: ни приказы, ни комиссары, ни ревтрибуналы. Какое там! Разбрелись матросики по винным заводам и складам, и никакого сладу с ними не стало. Мало того, что и сама по себе братия буйная - с винтовками, гранатами и с пулеметными лентами через плечо - так еще и пьяная…

- Нашел чем удивить! - перебил один из слушателей. - Это и в кино можно увидеть…
- Тогда слушай то, о чем ты не слыхал и в кино не видел. В тупике железнодорожной станции они нашли цистерну с остатками спирта. На дне ее лежал гусар, так сказать, при полном параде: в мундире со всеми регалиями, при ментике** и при сабле…

- Охренеть! - в один голос воскликнули до крайности удивлённые собутыльники. - Это что же, тот гусар в цистерне с Отечественной войны двенадцатого года обретался?! Когда еще с Наполеоном воевали?!

Кот отрицательно покачал головой и ухмыльнулся, довольный произведенным эффектом. Потом опрокинул в себя очередной стаканчик и принялся неспешно закусывать давно остывшими макаронами.
- Ну не томи! Не томи! Рассказывай! Потом будешь закусывать…
- Не думаю, что с наполеоновских времен, - вернулся он к своей истории. - Тогда и железных дорог-то не было…
- Но гусары же были?

- Конечно, были. Они и в конце девятнадцатого века еще воевали за царя батюшку. И потому выходит, что кто-то из них полез по пьяному делу за спиртом, да и свалился в ту цистерну. Может, винным духом надышался, может, поскользнулся, может, еще что… Этого уже не узнать. Ну а потом лет пятнадцать или двадцать тело того поручика так и ездило в цистерне, в которой поставляли спирт местным винзаводам. Пока на него не наткнулись загулявшие морячки.

- Ни хрена себе! Вот так смерть - захлебнуться в спирте… Поди, и никакая порча его не брала.
- Какая же порча его возьмет? Если он заспиртован? Как огурчик лежал в своей цистерне. Завидная смерть выпала тому гусару, завидная…
- Ну, это как сказать, - не согласился один из его товарищей. - Для служивых дворян лучшая смерть это смерть в бою.
- Может, ты и прав. Но мы-то не дворяне. И потому мне такая смерть представляется завидной.

Кот покрутил в руке початую бутылку «Рояла» и неожиданно добавил:
- Я бы не отказался утонуть по пьяному делу в цистерне со спиртом-ректификатом. А еще бы лучше - в цистерне с коньячным спиртом. Это и вообще предел мечтаний. А? Как считаете? Ведь как ни крути, а смерть благородная и подходящая для такого забулдыги, как я.

Его собутыльники не нашлись, что сказать, переглянулись и молча выпили. Однако по их глазам было видно, что высказанная вслух заветная мечта Морского Кота была не так уж и нелепа. Ибо многие из их ровесников уже сгинули со света, и далеко не столь почётным образом, как тот безвестный гусар…


Виктор Аннинский,
2012 г.

Примечания к тексту:

*Бак - носовая надстройка судна.
**Ментик - короткая форменная куртка, опушенная мехом.

P.S. В основе сюжета лежат реальные события, о которых рассказал Владимир Алексеенко и которому случалось ходить на том «пьяном танкере».

× У автора этого произведения есть сайт: http://proza.ru/avtor/anninsky.
Опубликовано 24 августа 2012 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Виктор Аннинский • Публикатор (): Аннинский Виктор Александрович

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЮМОР НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.