Про котиков 11-15

Юмористические рассказы, актуальные анекдоты, сатирические заметки и колкие фельетоны.

NEW ЮМОР

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЮМОР: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Про котиков 11-15. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

58 за 24 часа
Публикатор: • Источник:


БЕСЫ В БАНЕ.
(Сказочка на ночь)


Решили как-то Тима с Севой сельскую баню посетить, а то что же это получается, третий месяц на даче, а еще ни разу как следует не помылись. Как говорится, сказано - сделало. Пошли, правда, уже ночью. Чтобы никого не отвлекать.
Подходят к бане, а сами удивляются, чего это там свет горит?!
Тима озадаченно чешется.
Сева:
- Погодь, брат, не спеши, я щас влезу да и посмотрю зачем это?
Влезает глядит в окно.
Длительная пауза, затем Сева:
- Вот это да, Тимка, лезь-ка и ты сюда.
Тима уже рядом с Севой:
- Блин, ни хрена себе! Им что, дня мало? Сева:
- Да ты посмотри, что вытворяют! Интересно, кто это все-таки?
Тима, тщательно протирает запотевшее стекло, потом внимательно всматривается:
- О, узнал, кажись, это же местный мэр, а тот который слева... Сева:
- Что шаечкой прикрывается?
Тима:
- Он самый.
Сева:
- Ха, так и я его узнал, это же Ароныч, только голый.
Тима:
- Во блин, каких друзей себе завел зверюга!
Сева:
- И не говори, везет же людям. Я бы тоже от таких крошек не отказался!
Тима:
- Да я не о девочках, а о мэре.
Сева малость задумывается. После паузы:
- Это что же получается, власть дружит с бандитами?! Нет, это плохо.
Тима:
- Да уж, чего хорошего!
Сева:
- Давай их, сдадим милиции, хоть на какое-то время неудобство почуют. Тима:
- Как же, неудобства!.. Да таким писай в глаза, а они смахнут и скажут - то с небес роса.
Сева:
- А ты, все-таки позвони.
Тима достает телефон, звонит. Никто не берет трубку.
Тима:
- Блин, никто не хочет отвечать, похоже бесполезняк!
Сева, прищуриваясь:
- То-то я гляжу, эта рожа мне знакома. Тимка, прекращай дозвон! Здесь ихний начальник в самой, что ни на есть гуще бабья! Ишь ты, чего выделывает, постеснялся бы, ведь мы же смотрим!
Тима, спрятав сотовый:
- Да ты за нас не беспокойся, братик, мы уже не маленькие!
Пристраивается рядом с Севой. Оба внимательно изучают картину за окном.
Сева:
- Какая гадость, не-е, я этого, так не оставлю!
Тима:
- Ну, хватит, опять своё заскулил, да не хочу я им вредить! Честно скажу, просто боюсь. Пошли лучше и мы мыться, оттаскивает брата за шкирку. Тот вначале упирается, потом все же соглашается. Сева:
- А все равно обидно! Ладно, раз ты так хочешь, пойдем, сначала помоемся. Тайком пробираются туда, где еще свет не горит.
Уже внутри, Тима:
- Блин, это что за каморка?
Включает фонарик и все внимательно осматривает.
Сева:
- Да выключи ты свою коптилку, у меня и так с утра глаза чего-то болят!
Тимка:
- Так не видно же ни хрена! Пару по самое "дальше некуда".
Сева, прикрывая глаза рукой:
- Ну, как, изучил?
- Да, похоже удачно попали. Это не зал, а номер.
Сева:
- Маленький чегой-то?
Тима:
- Дурень, он же одиночный! А нас-то двое!
Сева:
- А, понятно. Ну чо, братан, начинаем? Да выключи ты его. Мы лучше на ощупь, что я тебя голого что ли не видел!
Тима, выключая фонарь:
- А оно ведь и правда забавно, на ощупь-то.
Моются, кряхтят, пищат, похоже, очень стараются! Постепенно привыкают к туману и, уже кое-что видят.
Тима:
- Слушай, братан, а тебе не кажется, что чего-то чересчур уж жарко.
Сева:
- Не, не очень, как в парилке!
Тима:
- Вот именно!
Сева:
- Давай дальше.
Выливает ушат холодной воды на Тимку, тот орет.
Тима:
- Ой, блин, ледянючая!
Сева обиженно:
- Опять, значит, набрехал, а ведь говорил, что жарко.
Немая сцена протеста с обеих сторон, опосля - шум серьезной драки - писк, визг и рев (Севкин).
Увлекшись, не замечают шум приближающихся шагов. Приходят в чувство, только тогда, когда уже слышат чьи-то голоса.
Голоса:
- Кто это там, Кузьмич?!
Сторож пьяным в дупель голосом:
- Знамо дело кто, бесы банные там, тоже моются!
Долгая пауза, тихо как в глуши. Затем робкий голос Ивана Ароновича, его ребята сразу узнали, сосед как никак.
- Брешешь?!
Сторож:
- Не верите, можете сами проверить!
Ароныч:
- Ладно, пошли, но ты, чур, первый!
Кузьмич:
- Ясное дело.
Выходит откуда-то из темноты с масляной лампой. Хочет включить рубильник. - Нет, - говорит Ароныч, - идем так, я голый!
- Понятное дело, господин барин, извольте.
Пошатываясь идет туда, откуда был слышен бесов шум, за ним следом Ароныч, на цыпочках с пистолетом наизготовку. Подходят уже к самому месту.
Тима и Сева, со страху окончательно помирившись, шепотом за дверью:
Тима:
- Кажись, влипли?!
Сева:
- Похоже. Что же делать?
Тима:
- А я знаю!
Сторож осторожно открывает дверь и лампой освещает помещение. За ним Ароныч с пистолетом. Тима и Сева, как увидели пистолет, так заверещали от страха, чуть самим дурно не стало. А сторожу хоть бы хны, только лампу пониже, значит, опустил, посмотреть, в чем там дело.
Но Ароныч, тот тоже струхнул, да так, что пистолет выронил нахрен. Ну, тот возьми да и выстрели сам, прямо в сторожеву лампу.
Наступила, можно сказать, полная неразбериха. Тима и Сева, воспользовавшись этим, выскочили в окно, позабыв при этом не только банные принадлежности, но и одежду тоже. Спасли только телефон и фонарик, да и то потому, что дрались ими.
Ароныч, уже с обратной стороны двери, сторож все еще внутри.
Ароныч:
- Кузьмич, чего это было то?
Сторож:
- Я же говорил, бесы это банные. Во, кажись, и причиндалы ихние! Только их самих, уже нету.
Ароныч более спокойным тоном:
- Ушли, значит, это хорошо.
Нехотя, открывает дверь и заглядывает внутрь.
Ароныч:
- Чего там Кузьмич, тащи сюда, не томи.
Кузьмич:
- Барин Ароныч, сходи, включи рубильник, пожалуйста, плевать что голый, а то ни хрена не видать!
Ароныч включает рубильник - зажигается свет! Ароныч голый, сторож в тулупе, видать, с улицы пришел, с пистолетом в одной руке и, котяжкиными достопримечательностями во второй.
Ароныч, отбирая у него пистолет:
- Это не твое, а тут что такое?
Показывает на другую руку сторожа.
Сторож:
- Да я же говорил, одежа это ихняя!
Ароныч внимательно рассматривает Тимкины с Севкой трусики, маечки и гуляльные комбинзончики.
Ароныч:
- О, бля, мелкота какая, а шуму сколько!
Сторож:
- А мелкий бес, он завсегда самый шумный. Силы, понимаешь ли, нет, а пугать хочется.
Ароныч:
- Слушай, Кузьмич, а, может, это лилипуты какие-нибудь? А?! Не бреши лучше, не то, как скажу ребятам сразу на смех поднимут!
Кузьмич:
- Не, бесы это, точно! Видал же, как в окно сиганули. Не-е, лилипуты так не могут! Тима и Сева, уже дома, как обычно, на чердаке. Сева:
- Хорошо, что хоть сами спаслись. Ведь, кажись, даже стреляли!
Тима грустно:
- Тебе хорошо, у тебя комбинзончиков гуляльных куча!
Сева:
- Ха-ха, будешь теперь блудить в трусах и майке!
Тима:
- Во, блин, влип!
На другой день, уже ближе к вечеру.
Бабушка маме Гале:
- Слушай, Ароныч совсем обнаглел. Я у него знаешь что, на бельевке нашла?!
Показывает дочери котикову одежку.
- Во, гляди, комбинзончики, трусики, маечки.
Галя, все внимательно оглядев:
- Блин, точно наши!
- Вот и я говорю тоже. Во, хапуга-то! На кой они ему?!
Галя:
- А нечего было их самой во дворе вывешивать! Бабушка:
- Да я же, кажись, их снимала. Точно, Тимка приходил забирать!
Галя:
- Тогда не пойму.
- Да я тебе говорю - он это, точно он!
Чуть позже Ароныч, обращаясь к маме Гале. С бабушкой он так пока еще и не помирился:
- Леонидовна, ты не видала, куда делись шмотки?
- Какие?
- Да трусы, маечки... совсем детские.
- Нет, а что?
Ароныч:
- Да, блин! Улики это! На кой хрен домой припер? Жена, дура, взяла, да постирала. Теперь, в натуре, все пропало. Кто же без них мне поверит?
Значительно позже. Сева обрадовано Тиме:
- Наши шмотки нашлись!
Тима:
- А где?
Сева:
- У Ароныча, жена сушила.
Тима:
- Не, не бери, я все равно не одену!
Сева:
- Так я уже обещал!
Тима:
- Блин! Давай их нахрен зароем!
Сева:
- А ты, в чем гулять будешь?!
Тима:
- А я подожду, пока папа мне такой же из дома привезет!
Сева:
- Ну-ну, долго ждать придется.
Тима:
- Так я уже позвонил!
- Ну-ну, - снова бубнит Сева еще загадочнее. - Ладно, я пошел за вещами!

Конец сказочки №11

19 января 2007 г.





БОРЦЫ С НЕЧИСТЬЮ

(сказочка-кошмарик)

Тима Севе, опять же на чердаке, жалуется по секрету:
- Вконец измаялся!
- А что так?
- Да чертовщина с неделю какая-то снится! А вчера и вовсе пугать приходили! Сева:
- Как это?
Тима:
- Да проснулся понимаешь среди ночи, надоело рожи поганые во сне видеть, ну и пописать заодно. Только я открыл глаза, блин, а на меня прямо в упор, нечистая сила смотрит. Мама родная, ну точь-точь та же, что и снилась! Испугался я, значит, дюже, закрыл глаза, а сам думаю: "Какой там пописать, до самого утра так и буду лежать с закрытыми глазами, пока петухи не пропоют, а там уже, говорят, и не страшно будет"!
Сева, перебивая:
- А я почему ничего не учуял?!
Тима:
- Так ты опять по обыкновению наклюкался на ночь!
Сева:
- Ну, не так же. Странно, а мне вообще редко когда, что приснится.
Тима:
- Оно и понятно!
Сева:
- А я говорил тебе, братец, нервы беречь надо.
Тима:
- Так я же не нарочно!
Сева:
- И чего делать будешь?
Тима озабочено:
- Говорят, чеснок в таких случаях помогает.
Сева:
- Не понял?
Тима:
- Да тяжело с тобой братец! Чеснок, есть главное оружие в борьбе с нечистой силой, его даже вампиры боятся!
Сева:
- А почему?
Тима:
- Пес его знает, сила говорят у него такая!
Сева:
- У чеснока-то?
Смеется.
Тима:
- Короче, Склифасовский, дуй за чесноком к бабке!
Сева:
- Так у нас чеснока и нету, один лук только и остался!
- А на огороде?
- Тоже уже нет, все наши "коровы" слопали!
Тима:
- Блин, не верю!
Уходит проверять. Возвращается обратно, весь чумазый.
Тима удрученно:
- Ты прав, братец, нету ничегошеньки. Все, что мог перекопал! Сева:
- А лук не сгодится? Тоже ведь гадость!
Тима:
- Фиг его знает. Чеснок - точно, а лук - не знаю.
Сева:
- Ну, тогда попали!
Тима усиленно размышляет. Затем радостно хлопает себя по лбу.
- Эврика, не пропадем!
Сева:
- Чего удумал-то?
Тима:
- А то ты не догадался?
Сева тоже думает:
- А-а - понял: если нет, то надо стащить, а у кого?
Тима:
- Знамо дело, у Ароныча, у него куркуля, точно есть!
Поздно вечером, когда стемнело, дело было в середине сентября, предпринимают попытку украсть чеснок с огорода соседа. Все, конечно же, проходит тип-топ!
Уже на чердаке:
Тима:
- Хорошо сходили, я подсчитал двадцать - ты, да двадцать шесть я припер. Думаю, хватит!
Вешают чеснок, где только могут достать.

Нечистая сила сидит в своем логове.
Старший:
- Ну, чо, братва, летим и сегодня, в натуре, пугать шерстлявика Тимку?! Бригада:
- Летим! И Севку тоже пугнём!
Старший:
- Ну, это-то, навряд ли получится. Он, небось, опять в дупель! А такому сами знаете и море по колено!
Бригада озадаченно:
- Да, похоже, этот парень не по нашим зубам!
Ночь - самое пугательное время. Бригада нечисти, взбирается по лестнице на чердак. Старший уже у самого входа. (Нюх-нюх):
- О, бля, в натуре влипли! Это же чеснок! Вот сволочь, никакой жизни нам, нечисти, нету! - Братве: - Что делать то будем?
Братва хором:
- Ну, на нет и суда нет. Айда, Шеф, тогда к Аронычу!
Шеф, поводя рылом:
- Только чур, пить не до усёру!
На другой день, Ароныч, где-то около полудня, сразу видно, что не в настроении, выходит из дома и идет по направлению к сортиру. По пути замечает, что грядки с чесноком значительно поредели, останавливается.
Ароныч:
- Ё-моё, в натуре, и на чеснок позарились. Все, больше столько не пью. А то так вообще все просрать можно!
Сказав это, злой, как черт, скрывается за дверью туалета.
За два часа до этого, Сева просыпаясь, уже вставшему Тиме:
- Ну как, помогло?
Тима радостно:
- А то как же, наука великая сила!
Сева, ещё зевая:
- Тогда я тоже доволен!

Конец, возможно, самой коротенькой сказочки.

17 января 2007 г.


ТИМКИНА БЛАГОДАРНОСТЬ

(тринадцатая сказочка)


Квартира жены Свеклина, людей нет дома. Сева смотри телевизор, а заодно и приглаживает шерстку Тиминой щеткой. Тима на кухне пишет натюрморт. С некоторых пор он заделался художником. Ходит теперь по квартире в берете и шарфике. Рисует пока еще не очень, но уже исправляется и, даст бог, все же станет-таки большим мастером, хотя бы среди животных!
Сева переключает на новости. Показывают кадры казни Саддама Хуссейна.
Сева, переставая чесаться, негодующе:
- Звери, а не люди! Ты посмотри, что делают. Он же и так старик, зачем же вешать? Нельзя подождать что ли, пока сам на небо отправится?!
Читает титры. Бывший диктатор Ирака Саддам Хуссейн казнен там-то и тогда-то... мировая общественность взбудоражена поспешным решением нынешних властей Ирака!
Сева:
- А я что говорю? Это несправедливо и, без базара, в натуре! - Орет на всю квартиру, - Сволочи! как не стыдно, убью!
Кидает в телевизор чесалку. После молотит по экрану лапками в припадке гнева.
Арнольд (крыса) из коридора, вылезая из своего ящика:
- Севастьян, чего опять орешь-то? или забыл, что я в это время отдыхаю!
Сева:
- Да пошел ты... Тут человека убивают, а я, что терпеть должен?!
Арнольд, уже заинтересованно:
- А кого?
Сева:
- Какого-то Хуссейна старого!
Арнольд:
- Неужто Саадама все-таки казнили?!
Сева:
- Ага, только что!
Арнольд:
- О, бля, самое интересное-то я проспал! Не, меньше пить и жрать надо, а то вечно в сон клонит.
Севастьян, если будет еще что-нибудь стоящее, буди, не стесняйся!
Снова забирается в ящик и продолжает спать, как ни в чем не бывало!
Тима с кухни:
- Братик, чего горланишь-то? Обожди, скоро буду, уже почти закончил!
Делает несколько завершающих мазков, потом, откладывая кисти, любуется проделанной работой. На картине накалякано нечто вроде квадрата Малевича, только больше смахивает на трапецию.
Моет руки и идет в комнату.
Тима:
- Чего опять?
Замечает на полу, брошенную в сердцах Севкой щетку-чесалку:
- Так-так, значит, своим добром пользоваться не хочешь, все на чужое заришься?!
Поднимает чесалку, рассматривает:
- Ох, скотина, сколько волосни нанизал-то!
Чистит щетку.
- Ладно, говори уж!
Севка, смущенный тем, что плохо обращался с имуществом брата:
- Да я и не орал вовсе. Обидно просто было.
Тима:
- А с чего?
Сева:
- Так это, казнили все-таки Хуссейна!
Тима:
- Во, блин! А чо, и, правда, показывали как?!
Сева:
- Показывать-то показывали, но как-то не очень. Съемка, видать, любительская!
Тима:
- И как он, не испугался?
Сева:
- Не, вел себя геройски!
Тима:
- Молодец! А все же жалко.
Сева:
- Не то слово!
Плачет. Затем уже и Тима за компанию.
Сева сквозь слезы:
- Это все американцы! Заставили, небось!
Тима, вытирая слезы и беря себя в руки:
- А то как же. Ох, не люблю я эту Америку, лучше бы ее не было вовсе!
Сева, наконец, кончив плакать, торжественно:
- Я решил протестовать против произвола!
Тима:
- А как?
Сева:
- Ты напишешь плакать с каким-нибудь лозунгом, а я буду с ним гулять ходить!
Тима разочарованно:
- Ну, этого, брат, мало!
Сева обиженно:
- А что мы еще можем?!
Тима:
- Ну, не знаю, надо подумать, да и вообще, такие дела с наскока не делаются!
Ближе к вечеру сидят втроем за столом, пьют, едят, а заодно и делятся впечатлениями.
Арнольд:
- Ребята вы правы, нехорошо они с Хуссейном поступили, да и американцев, тоже проучить надо! Сева:
- А я о чем толкую! Тима:
- Тогда, мальчики, нужно начинать с их консульства на Фурштадтской, там, в соседнем доме, папин друг живет! Можно попробовать через него. Я поговорю с папой об этом. Арнольд:
- Нечего людей в такие дела завлекать, ненадежные они!
Сева и Тима одновременно:
- Не, папе нашему можно доверять!
Арнольд ехидно:
- Ну-ну, запамятовали что ли, как он вас с гранатой надул?
Тима:
- А ведь было дело, верно.
Сева, вздыхая:
- А я ему так верил!
Арнольд перебивая:
- Братва, я, кажется, придумал! Давайте поступим так же, как тогда в магазине. Сева:
- А где же ты здесь, такую шоблу наберешь?
Арнольд:
- Баба моя поможет, у неё связи.
Берет сотовый, идет в ванную и звонит оттуда жене в подвал. Долго о чем-то беседуют, а про что, даже Тимке, и то, не слышно. Затем возвращается обратно.
- Ребята, все на мази, она договорится. Кстати, можем и без вас обойтись.
Тима:
- Как это?!
Арнольд:
- Так, мы сами все сделаем. Чего вам-то, зря болтаться?
Сева:
- Но мы тоже ведь возмущены.
Арнольд:
- А мы и за вас отомстим.
Тима и Сева скопом:
- А как мы узнаем?!
Арнольд:
- Так по телевизору в новостях объявят!
- А когда?
Арнольд:
- А чего тянуть-то, послезавтра, в утренних и услышите. Послезавтра утром.
Сева и Тима сидят у телика, ждут новостей.
Арнольд и его супруга рядом.
Новости: "Вчера ночью произошло чрезвычайное происшествие. Кто-то, пробравшись внутрь здания консульства США, воспользовавшись нерасторопностью охраны, изрезал, словно ножом, коллекцию живописи господина Консула! По оценкам экспертов ущерб от содеянного около миллиона долларов, так как некоторые картины, можно сказать, не подлежат восстановлению!"
- Ура, - орут все и громко хлопают в ладоши.
Затем гробовая тишина, в которой строгий голос Тимки звучит подобно набату:
- Чему радуемся, дебилы, горю людскому?! А вы, Арнольд и Арнольдиха, вообще, полное Чмо. Картины надо было не губить, а стащить! Тогда бы у них, хоть какая-то надежда появилась!

Конец - сцена подобная той, что в картине Репина "Не ждали"!

20 января 2007 г.




УДАЧНАЯ РЫБАЛКА

(почти быль)

Решили как-то мама Галя и папа Сережа, искупаться в речке. Ну и мальчиков взяли для компании. Сева сидит, значит, в рюкзаке за спиной у папы, а Тима у мамы, только тыковки ихние наружу выглядывают. Чтобы скучно не было, переговариваются.
Тима:
- Братан, правильно сделали папа с мамой, что и нас с собой взяли.
Сева:
- Конечно, а то мы бы сами поленились в такую даль.
Тима:
- Искупнемся!
Сева:
- А ласты с маской не забыл?!
Тима:
- Да взял, блин, во всяком случае, для себя точно!
Сева:
- А мне и не надо я и без них неплохо могу.
Тима:
- Ясное дело, ведь твои предки с озера Ван!
Сева:
- Так и ты, вроде как, норвежец у нас, тоже морской, значит человек! Тима:
- Не, в ластах все же сподручней, а уж с маской-то, могу даже под водой во все глаза смотреть!
Уже на реке. Папа с мамой, раздевшись, идут купаться.
Тима с Севой уже успели вылезти из рюкзаков. Тима в ластах и маске, правда, без трубки. Сева с биноклем в лапах. Тима пробует воду, Сева смотрит в бинокль.
Тима:
- Во, блин, холодная что-то.
Сева:
- О, кажись, рожа знакомая!
Тима:
- А где?
Сева:
- Да на том берегу, метров за двести отсюда вперед.
Тима, плавая на спинке, вдоль берега:
- И кто там? Сева:
- Ясное дело, Ароныч! Кто же еще может так дурью маяться!
Тима:
- Чего делает-то?
Сева:
- Да рыбу, придурок, удит.
Тима:
- Брешешь, я сколько раз здесь плескался, а ни разу так ни одной и не видел! Сева:
- А я о чем говорю. О, ё-моё, братан, не поверишь, кажись, клюет.
Тима, переворачиваясь на животик:
- Хватит врать-то, все равно не поплыву, далеко это.
Сева орет благим матом:
- Мать его, поймал-таки. Ни хрена, щука, да и большая, еле вытянул, подлюга! Тимка, услышав о таком, едва не захлебнувшись, тоже благим матом:
- О, морда, тоже хочу!
Сева:
- Не спеши, братец, пущай ещё поймает, а мы потом у него, когда пописать пойдет, все и стащим!
Тима:
- Тогда давай подберемся поближе.
Сева:
- Давай, только я с берега руководить буду, сам ведь говоришь, что вода холодная, да и бинокль у меня, как же в таком деле без него!
Тимка:
- Паршивец ты все-таки. Ну да ладно, я сегодня добрый! Почапали, чего стоишь-то? Подбираются поближе, Тима по воде. Севка вдоль берега. А папа Сережа и мама Галя, так и продолжают купаться, даже не подозревая ни о чем подобном. Ароныч довольный:
- Никогда не думал, что в этой зассаной речке даже щучки водятся! Целых четыре, уже изловил. Так, пора, что ли, пописать... - расстегивает ширинку, по-видимому, собираясь все шурануть в воду. Потом, все же, спохватившись, - нет, не годится так, добегу-ка я лучше до кустов, вдруг еще чего-нибудь захочется! - спешит к кустам, что шагах в тридцати от берега.
Сева Тиме через речку по-кошачьи:
- Пора, Тимон, только, чур, поживее!
Тима:
- Да я и сам вижу.
Подплывает к берегу, затем вылезает из воды, хватает бечевку с нанизанными щучками, тащит это все обратно. Рыбки сопротивляются!
Сева:
- Дай им по балде, а то сорвутся ещё!
Тима бьет несколько раз изо всей силы по щучьим головам. Те, вроде как, и затихают сразу.
Когда Ароныч возвращается, Тима с грузом уже на середине реки.
Ароныч:
- В натуре, не понял, кто посмел?
Внимательно смотрит по сторонам, но все равно никого не замечает. Берет сотовый, набирает номер:
- Эй, Василий, скажи ребятам, чтобы срочно еще пару ящиков запустили. Тут, блин, кто-то ворует! Когда буду-то? Да как наловлю побольше, так сразу. Короче, заберите часа эдак через три!
Поговорив, начинает снова удить.
Тима, наконец-то, выныривает у другого берега:
Тима:
- Братик, не поверишь, чуть не утопили нафиг! Помоги-ка, пожалуйста!
Сева помогает тому вытаскивать рыбу на берег.
Сева:
- А почему только три? Ни хрена, все еще живые! - изо всех сил топчет рыбу лапами, та снова на время затихает.
Тима, оправдываясь:
- Так я же и говорю тебе, буйные они очень, особенно в воде! Пришлось одну загрызть.
Сева:
- Сожрать, что ли?
Тима, облизываясь:
- Не, сорвалась гадина, только покусал малость!
Сева, почесывая затылок биноклем, не-не Тимкин свой!
- Опять брешешь, ладно бежим, пока не поймали!
Тайком пробираются по берегу обратно. Уже на самом месте.
Мама Галя:
- О, мальчики вернулись!
Папа Сережа:
- Ничего себе, где столько рыбы стащили?
Сева обиженно:
- Не стащили, а Тимочка сам добыл.
Тима, наконец, снимая ласты и маску:
- А то я, в натуре, и рыбки поймать не способен что ли?! Лучше, папочка, не задавай глупых вопросов, а принимай поскорее работу!
Папа и мама Галя, пристраивают рыбу.
Папа в свой рюкзак две, а мама только одну, женщина все-таки! Вес папы 66 килограмм, мамы 99.
Озадаченно Сева:
- А меня в чем обратно понесете?!
Папа Сережа думает.
Мама Галя хочет посадить Тимку в свой рюкзак к щуке. Тот орет:
- Нет, я с этой зверюгой не поеду! И, вообще, я за себя не ручаюсь!
Папа Сережа:
- Да отпусти ты его, пусть пешком идет! - Севе, - и ты с ним, сыночек, а то Тимке одному скучно.
Тима:
- Ладно, ладно поеду, перетерплю, а то устал очень, прямо сил никаких!
Сам залезает в рюкзак к рыбке. Та вроде, как не возражает. Сева идет пехом, в его рюкзаке места не хватило!
Так и шел, аж до самого дома, а по пути Тимке заодно фиги показывал да рожи строил, чтобы тот чего плохого не сотворил.
А Ароныч, потом еще долго перед всеми хвалился, какой он рыбак умелый, сколько рыбы-то зараз наловил!


ВЕРНАЯ ЛАПА И ЕГО ДРУГ.

(Сон Севы)

Много справедливости натворили Верная лапа и его друг, странствуя по прериям и пампасам Техаса. И вот, наконец, судьба свела их с самим Элькойотом! Верная лапа (Сева) и его друг (Тима) наблюдают с верхушки кактуса в подзорные трубы, чтобы не упустить ни малейшей подробности. Элькойот (на расстоянии полета меткой пули) беседует о чем-то со своим приятелем, продажным Шерифом. Оба на лошадях.
Мулы Тимы и Севы спрятаны где-то в чаще более мелких кактусов. Элькойот – крыса Арнольд, продажный Шериф – Ароныч.
Тима, наконец, наведя нужную резкость:
- Да, лошади у них знатные, не чета нашим!
Сева, тоже накручивая подзорную трубу:
- Какие лошади, урод, а это что торчит?!
Тима присматривается:
- Точно, а я, блин, оказывается, не туда смотрел!
Сева:
- А на кой гоп им такие крутые жеребцы?
Тима:
- Знамо дело, чтобы от нас побыстрее улепетывать!
Сева:
- И оружие у них получше нашего.
Тима:
- Да, брат, не только револьверы, но и берданы дальнобойные!
Сева:
- Как же мы тогда справедливость чинить будем?!
Тима:
- Верно, братан, как? А ведь надо!
Рассуждает дальше:
- На нашей скотине их нипочем не догнать. Да и бердана тоже штука шибко опасная! Что же, будем хитрить.
Сева:
- Придется, Тимон, только, как?
Тима:
- Попробуем их подманить совсем близко.
Сева (Верная лапа):
- Верно и затем застрелить нахрен исподтишка!
Тима ловит странствующего голубя, случайно задремавшего неподалеку. Пишет записку и просит переслать ее, показывает кому. Голубь соглашается за мешочек риса. Но Тима хитер, как сам Элькойот! Мешочек будет лишь на обратном пути.
Голубь улетает, поверив котику на слово.
Элькойот читает записку, после чего говорит своему приятелю:
- Ароныч, нас, кажись, вызывают!
Ароныч:
- А зачем и куда? Да и кто, блин, посмел, в натуре?!
Элькойот (Арнольд):
- Не подписано!
Шериф (Ароныч) берет у Койота писульку и читает вслух по слогам:
«Записка
Блин, мудаки грёбаные, если хотите узнать интересное. Срочно скачите к большому кактусу у обрыва. А коли боитесь, то мы вас тогда вообще поимеем.
Аноним».
Шериф, поняв смысл прочитанного, злобно рвет записку в клочья!
Шериф:
- Ну, я и устрою им, бляха, жизнь за таки слова, в натуре!
Элькойот
- А вдруг это ловушка?
Ароныч:
- Да, блин, хоть бы и так! Но за такие слова я их и сам поимею!
Скачет туда, куда указывает писулька. Элькойот, нехотя, следует за ним.
Элькойот по пути:
- Вот всегда они так, люди, постоянно из мухи пытаются выдуть слона. Мало ли, что там написано, а может это просто юмор такой. - Пауза, - черный!
Подъезжают к самому месту, шериф впереди, Койот чуть сзади.
Тима уже поджидает их под кактусом.
Севы не видно, похоже, замаскировался для пользы дела, как-никак, Верная рука все-таки!
Ароныч злобно:
- Так это ты, гнида, стало быт, чирканул мазу? Растопчу!
Тима, едва успевает скрыться за кактусом.
Элькойот авторитетно (он же за старшего):
- Да не мельтиши ты так, Иван, вдруг парень дело сбалакать хочет! Просто у него натура вредная.
Теребит один из мешочков с золотом, привязанных к его поясу.
Продажный Шериф, видя это, сразу, как-то успокаивается.
Элькойот Тиме:
- Ладно, выходи засланец, мы тебя сразу не тронем!
Тима послушно выходит. Сева с вершины соседнего кактуса осторожно берет обоих бандитов на мушку.
Арнольд (Элькойот):
- Говори, что там у тебя интересного.
Шериф:
- И коли брешешь, спалим заживо, даже без базара!
Тима:
- Джентльмены, я предлагаю вам заключить пари.
Шериф:
- С кем, с тобой что ли?
Элькойот:
- А на какой интерес?
Тима:
- Вы ставите ваше добро, а я свою жизнь и пожитки!
Выводит из кактусов своего мула-ослика.
Бандиты, наблюдая это, чуть ли не лопаются от смеха.
Арнольд, утирая слезы:
- Согласен, ох и уморил же! А чо делать-то будем?
Тима:
- Стрелять!
Арнольд:
- В кого?
Тима показывает на продажного Шерифа.
Ароныч, кончая икать:
- Не понял, а почему в меня?!
Тима:
- Хорошо, давайте тогда в цель!
Бандиты озадаченно, уже оба:
- Хватит темнить, говори ясно, чо делать-то будем?!
Тима:
- Эх, ребята, короче, я могу с расстояния ста шагов попасть в доллар, даже из револьвера.
Элькойот:
- Не, я пас. Я точно не попаду!
Шериф:
- Да врет он все! Такое сможет только Верная Лапа, а я того знаю, это не он! Тима:
- А если я промахнусь, то поступайте со мной, как и договорились.
Ароныч Койоту:
- Соглашайся, Арнольд, не потянет он этого. А как промажет, тут мы его, сразу и поджарим! У кошаков, говорят, мясо вкусное!
Арнольд:
- Ладно, согласен, а куда монету присобачим?
Тима:
- Можете держать её в вытянутой руке, я не промахнусь!
Арнольд испуганно:
- Нет, только не я!
Шериф:
- Ну и трус же ты, Койот! Он ведь все равно не попадет!
- Хорошо, пусть буду я.
Тима:
- Только, чур, слово свое держать, а иначе я не согласен!
Шериф:
- Да ты чо, совсем оборзел в натуре. Пахану не веришь. Во, блин, дает! Берет и отъезжает, как и договорились на сто шагов.
Тима достает револьвер, прицеливается, стреляет. Бах, монета вылетает из руки Шерифа да так, что чуть пальцы не оторвало нахрен!
Тот удивляется. А на самом деле, это Верная Лапа (Сева) попал в цель с верхушки соседнего кактуса. Делать нечего, хотя и обидно, а слово держать надо. Шериф понурый, бредет обратно, держа коня на поводу. Подходит.
- Ладно, забирай, коль выиграл! Подает уздечку Тиме, тот ему взамен своего мула.
Пожимают друг другу руки в знак обоюдоуважения.
Элькойот:
- Хватит, Ароныч, садись на ишака и поехали, мы и так уже опаздываем.
Ароныч:
- Погоди малость, дай еще раз обниму волосатика, такой человечище! И тут, как назло, в самый неподходящий момент откуда-то сверху Шерифу точно в глаз, попадает птичья кака! Это, оказывается, голубь, нажравшись риса нахаляву, сработал. Видать, тоже верная, только не лапа, а задница! Ну, что тут делать прикажешь?! Выковырял он, значит, то самое дерьмо из глаза, да и посмотрел наверх: чтобы это могло значить? А там, значит голубь. Хотел было пристрелить, да случайно скосил, когда целился, глаз не в ту сторону. Видать, птичья зараза еще действовала. А там на другом кактусе Верная Лапа. Ну, тут ему все и понятно стало! Схватил он тогда Тимошку в охапку, заткнул тому рот кляпом, чтобы орал поменьше, да и привязал бедного к кактусу. А проделав это, и вовсе поджег этот самый кактус, как и обещал. А Верная Лапа, дремал в это время на вершине безмятежно, а все потому, что привык верить людям на слово. Он ведь полагал, что работа-то им уже выполнена. И что же было дальше?
А вот что!
Уже реальность.
Тимка, тряся спящего Севку за плечо:
- Чего верещишь-то так? Приснилась дрянь что ли?!
Сева, просыпаясь, весь в холодном поту:
- Ой, это ты Тимка, - осматривает свои руки и ноги. Пауза. - Ура, выходит, все-таки живы остались.

Конец сказки о приключениях Верной лапы и его друга.

20 января 2007 г.




Опубликовано 20 марта 2011 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): редькин Сергей Владимирович Источник: http://portalus.ru

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЮМОР НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.