С. Берстайн. ИСТОРИЯ ГОЛЛИЗМА. Париж, 2001

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ


ИСТОРИЯ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему С. Берстайн. ИСТОРИЯ ГОЛЛИЗМА. Париж, 2001. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-06-20

S. Вerstein. HISTOIRE DU GAULLISME. Paris: Perrin, 2001, 569 p.

С. Берстайн. ИСТОРИЯ ГОЛЛИЗМА. Париж, 2001, 569 с.

Профессор Института политических наук С. Берстайн принадлежит к плеяде наиболее почитаемых историков современной Франции. Будучи учеником академика Р. Ремона, одного из известных специалистов в области политической истории, С. Берстайн приобрел научный авторитет на той же стезе. В начале 80-х годов он стал признанным специалистом по истории французской партии радикалов и радикал- социалистов 1 . Возглавив вскоре высший цикл социальной истории XX в. в Институте политических наук, С. Берстайн расширил сферу научных интересов на другие "политические сюжеты" 2 . Одновременно он обратился к методам и принципам "культуральной истории" 3 . В результате в 90-е годы под редакцией С. Берстайна появилось несколько работ по ее проблематике 4 . В этом же ключе выдержано его фундаментальное исследование истории голлизма, сюжета который отнюдь не нов ни для французской, ни для отечественной историографии 5 .

Как же С. Берстайну удалось реализовать столь амбициозный проект? Во введении автор четко сформулировал свои цели и задачи. Подчеркнув, что его книга не является ни новой биографией де Голля, ни анализом деятельности генерала и его наследников на политическом поприще, С. Берстайн попытался понять и объяснить, "как и почему целый комплекс идей и действий, связанный с именем одного человека, сыгравшего, безусловно, исключительную роль в национальной истории, помог Франции во второй половине XX в. разрешить возникшие перед страной проблемы таким образом, что до сих пор в ней действуют созданные им институты и крупное общественно-политическое течение, освященное его именем" (с. 7-8). По мнению С. Берстайна, историческая роль голлизма заключается в "акклиматизации" на французской республиканской почве образца Ш Республики "концепций национализма", считавшихся ее создателями "антиреспубликанскими" (с. 8). Историю этой "акклиматизации" и проследил в своем труде С. Берстайн. Новый ракурс повлек за собой "новое прочтение" голлизма", связанное с осмыслением своеобразия этого феномена как определенного типа политической культуры и выяснением его роли в целой эпохе французской истории.

Центральное место (7 из 10 глав) в книге уделяется генералу де Голлю. Достоинством ее автора служит скрупулезный и исчерпывающий анализ богатого эпистолярного наследия де Голля: писем, дневников, речей, воспоминаний. На его основе и с учетом общего хода исторического развития С. Берстайн представляет последовательную картину эволюции политической культуры Франции под влиянием голлизма, подчеркнув, что в стране сложилась своеобразная "манера быть голлис-том". Заслуживают внимания фазы становления голлистской политической культуры, обозначенные С. Берстайном. К ним он относит время "еди-


1 Визитной карточкой С. Берстайна как специалиста по истории партии радикалов и радикал-социалистов служат фундаментальный двухтомный труд: Histoire du Parti radical. Paris, 1982, а также биография патриарха французского радикализма Э. Эррио: Edouard Herriot ou la Republique en personne. Paris, 1988. Кроме того, он неизменно являлся одним из организаторов коллоквиумов по истории партии радикалов, где выступал с докладами, посвященными таким видным ее лидерам, как П. Мендес-Франс, Э. Фор. См. в частности: Bedarida F., RiouxJ.-P. (dir.). Pierre Mendes France et Ie mendesisme, experience gouvememental 1954-1955 et sa posterite. Paris, 1985; idem. La reconstruction du parti radical. 1944-1948. - Actes du colloque des 11 et 12 avril 1991 organise par la Societe d'histoire du radicalisme. Paris, 1993. На коллоквиуме, посвященном 100-летию партии радикалов, состоявшемся 23-24 октября 2001 г., С. Берстайн сделал доклад о природе радикализма в межвоенной Франции.

2 Став членом Научного совета, созданного в 1996г. Института Ф. Миттерана, в 1998-1999 г. С. Берстайн принял активное участие в проведении в Институте политических наук и в Национальной Ассамблее круглого стола и коллоквиума, посвященных избранию президентом социалиста Ф. Миттерана и первым годам деятельности правительствах левых сил. См. Berstein S., Milza P., Bianco J.-L. Francois Mitterrand. Les annes du changement 1981-1984. Paris, 2001.

3 Проблемы "культурной истории" неоднократно обсуждались российскими и зарубежными историками. См., например: Бессмертный Ю.Л. Как же писать историю? Методологические веяния во французской историографии 1994-1997 гг. - Новая и новейшая история, 1998, N 4; Репина Л.П. Вызов постмодернизма и перспективы новой культурной и интеллектуальной истории. - Одиссей, 1996; Чубаръян А.О. Пребывает ли история как наука в кризисе? - Таис, 1997, N 1; Ле Гофф Ж. Является ли все же политическая история становым хребтом истории. - Thesis. 1994.

4 Berstein S., Rudelle O. (dir.). Le Modele republicain. Paris, 1992; Berstein S. (dis.). Les cultures poli- tiques en France aux XIX et XX siecles. Paris, 1998; Berstein S. (dir.). La democratic liberale. Paris, 1998.

5 Думается, что в настоящей рецензии нет смысла перечислять многочисленных авторов. Сошлемся лишь на книгу М.Ц. Арзаканян "Генерал де Голль на пути к власти" (М., 2001), в которой приводится подробная библиография голлизма.

стр. 236


нодушного и патриотического" или "мифического голлизма героических военных лет, датируемое 18 июня 1940 г. Далее, с весны 1942 г. наряду с военным сложился голлизм политический, который в мирные годы стал "традиционным", прошел несколько стадий и, по твердому убеждению С. Берстайна, к концу XX в. превратился в "национальное достояние, прочно утвердился в массовом сознании и "отныне принадлежит истории".

В книге подробно показано, как складывалось политическое кредо де Голля и с помощью каких его фундаментальных ценностей трансформировалась французская политическая культура. С. Берстайн пришел к выводу, что уже накануне второй мировой войны "полковник Шарль де Голль выглядел человеком правых взглядов, непримиримым патриотом, принадлежавшим к "политической семье" националистов, и выступал как таковой в защиту национальных ценностей и сильной власти, которая представлялась ему единственной возможностью защитить нацию от многочисленных угроз и приспособить Францию к новым реалиям XX в. (с. 37). Тогда же де Голль сформулировал четыре обязанности настоящего патриота: подчинение законам; служба в армии; уплата налогов; уважение моральных норм (с. 21). С. Берстайн показывает, как собственное патриотическое кредо влияло на поведение де Голля. Так, оставаясь враждебным неэффективному, по мнению де Голля, режиму парламентской республики, он все же держался в стороне от антиреспубликанских лиг. Будучи антикоммунистом, он, в отличие от "семьи националистов", не одобрял ее предпочтения Гитлера Сталину, осудил Мюнхенские соглашения 1938 г. и выступал за сближение с СССР.

Появление голлизма 18 июня 1940 г. С. Берстайн называет "недисциплинарным патриотическим актом", который на протяжении 1940-1944 гг. превратился из "аполитичного" национализма в "оригинальное видение Республики" (с. 39). Одним из главных составляющих этого видения было "требование защиты французского суверенитета", а верность "духу 18 июня" долгое время "характеризовала политический стиль голлизма", вызывая обвинения де Голля в диктаторских замашках как союзниками, так и соотечественниками.

Проникновение в республиканскую политическую культуру голлистского национализма С. Берстайн представляет как результат его синтеза с демократией. В итоге вырисовались очертания новой республики, "была дана жизнь политическим партиям" (с. 54-56), оказались признанными фундаментальные ценности либеральной демократии для освобожденной Франции (с. 64), произошло смещение от "националистической правой" эпохи военного голлизма к левому центру (с. 67). Важнейшим элементом политического голлизма во время освобождения Франции и подготовки к созданию новой республики С. Берстайн считал идею прямой демократии, начертанную де Голлем в октябре 1945 г. Анализируя причины поражения голлизма в годы IV Республики, С. Берстайн убедительно доказывает, что проекты де Голля о государственном устройстве, выдержанные в ее духе, в частности идея сильной власти, наилучшим образом отвечали политическим реалиям второй половины XX в. и могли обеспечить Франции более выгодные возможности адаптации к новым условиям. Однако факты свидетельствуют, что, глубоко утвердившиеся традиции республиканской политической культуры воспрепятствовали реализации голлистских планов и, более того, отторгли от генерала большинство партий и рядовых граждан на целых 12 лет.

Нельзя не согласиться с выводом С. Берстайна о том, что и де Голль "оказался неспособным понять политическую культуру большинства французов", из которых лишь одна треть твердо следовала за генералом, тогда как две трети граждан считали голлистские идеи "чужеродными республиканским традициям, сложившимся после Освобождения" (с. 172-174). Весомые доказательства тому автор приводит, "проигрывая" ситуацию с созданием голлистской партии РПФ. Рассмотрев различные альтернативные варианты, С. Берстайн подмечает, что для того, чтобы французы осознали правоту де Голля и политический голлизм достиг своего апогея, став "государственным", страна должна была "пережить национальную драму, которая позволила бы ему сыграть роль "прибежища"".

Годы "государственного голлизма" или "голлистского голлизма" (1958-1969 гг.) С. Берстайн считает важнейшими в истории послевоенной Франции. Во-первых, как он пишет, это было одиннадцатилетие наиболее полного соответствия между ожиданиями французов и созданным в стране политическим режимом власти. Во-вторых, за это время "голлизм превратился в систему, которая глубоко изменила французскую политическую культуру" (с. 336). Впитав в себя за годы Сопротивления такие неотъемлемые черты национализма XIX в., как идеи сильного государства и национального величия, она пополнилась "новым комплексом идей", связанным с именем де Голля. Как бы в нарушение французской республиканской традиции в V Республике прижились "плебисцитарная демократия; институционная система, урезающая права парламента в пользу исполнительной власти, преданная партия, признанная беспрекословно служить лидеру и его правительству, а также политическая практика поступаться главными принципами голлизма, учитывая масштабы реалий Франции и мира 60-х годов" (с. 336).

Интереснейшее обращение к истории республиканской политической культуры заставляет понять, что это произошло потому, что "в условиях беспокойства и нестабильности" голлизм "в главном отвечал ожиданиям нации, которую, невзирая

стр. 237


на дефицит его социальной политики, тешил международный престиж собственного лидера с выгодой пользовавшегося в управлении страной плодами мирового хозяйственного подъема и роста благосостояния" (с. 336). Не лишенными основания выглядят и другие утверждения С. Берстайна. Например о том, что де Голль выступал в роли "федералиста, умело давившего на различные рычаги, чтобы держать в руках своих приверженцев, нередко проявлявших антагонизм в отношениях друг с другом. Или - что его власть оставалась эффективной до тех пор, пока ней не было альтернативы и пока у де Голля не появился преемник.

Анализируя метаморфозы голлистской политической культуры в постголлистский период, С. Берстайн выдвигает любопытные и, на первый взгляд, парадоксальные тезисы. Так, он называет "счастливыми годами голлизма" 1969-1971 гг., то есть время, когда президентом страны был не де Голль, а его преемник, голлист Ж. Помпиду. Решительный поворот в истории голлизма и окончательное завоевание им французов С. Берстайн относит к избранию президентом центриста В. Жискар д'Эстена весной 1974 г. Действительно, в 1969-1971 гг. еще ни один из элементов голлизма не утратил своей силы, а переход власти к центристам в 1974 г. означал, что режим V Республики перестал ассоциироваться лишь с голлистской партией и голлистское наследие прочно укоренилось в стране, подготовив почву для собственной преемственности.

Дальнейшую историю голлизма С. Берстайн рассматривает, задаваясь вопросом о том, можно ли в таких условиях считать ныне существующую партию ОПР, созданную настоящим президентом Франции, голлистом Ж. Шираком, преемницей голлизма. Хотя сам вопрос он формулирует и отвечает на него в конце книги, красноречивые названия двух последних глав: "Неоголлизм Ширака? Присвоение имущества и банализация голлизма" и "Возвращение голлистов к власти и закат голлизма" - оттеняют мнение автора. С. Берстайн называет несколько причин "банализации и заката" голлизма. Важнейшими он считает то, что превращение Франции в среднюю мировую державу "обозначило лимиты голлистской идеи национального величия", что постоянно усиливаются разногласия среди голлистов. Все это в конечном итоге низвело голлизм, как он пишет, "до внутреннего пользования", превратив его в одну из правых политических сил (с. 397). Завершающим аккордом на этом пути прозвучала "атака на партию" Ж. Ширака, окончательно изменившая голлизм к 1986 г. в духе "консервативной версии". Детально анализируя политику Ж. Ширака, С. Берстайн отрицательно отвечает на вопрос о перспективах наследия голлистской политической культуры в начале XXI в. и утверждает, что современная неоголлистская партия, претендующая на роль "последнего прибежища" голлизма, является не чем иным, как фракцией французских правых, в среде которых голлистская культура обречена на провал (с. 519).

Можно упрекнуть С. Берстайна за то, что, выдвинув на первый план политико-культурные феномены, он обошел вниманием роль других сил и факторов в политических кризисах, реформах, столкновениях. Однако хотелось бы присоединиться к точке зрения Ю.Л. Бессмертного о пользе опыта французской истории политики 6 и добавить, что труд С. Берстайна достоин пристального внимания.

Г.Н. Канинская, доктор исторических наук Ярославского государственного университета


6 Бессмертный Ю.Л. Как же писать историю. - Новая и новейшая история, 1998, N 4, с. 41-42.


Новые статьи на library.by:
ИСТОРИЯ:
Комментируем публикацию: С. Берстайн. ИСТОРИЯ ГОЛЛИЗМА. Париж, 2001

© Канинская Г. Н. ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.