Смоленское княжество во второй половине XI - первой четверти XII в

Актуальные публикации по вопросам истории и смежных наук.

NEW ИСТОРИЯ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Смоленское княжество во второй половине XI - первой четверти XII в. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-08-09
Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2010, C. 92-105

История Смоленского княжества в XI в., лишь весьма кратко освещена в литературе. В исследовании П. В. Голубовского о второй половине XI в. сказано всего несколько фраз о княжении в Смоленске Вячеслава и Игоря Ярославичей, о разделе княжества в 1060 г., о княжении здесь Владимира Мономаха, а также о том, что в 1095 г. смоляне пригласили к себе Давыда Святославича. Краеведческая литература больше писала о княжеских усобицах, с перечислением немногочисленных известий о Смоленске, и зачастую смоленские события никак не связывались с межкняжескими отношениями второй половины XI века. В некоторых статьях советских историков речь шла о Смоленском княжестве, но в них рассматривались лишь отдельные аспекты его истории '. Целостной картины первых десятилетий существования Смоленского княжества нет и в серьезном исследовании Л. В. Алексеева2.

 

Обстоятельства возникновения Смоленского княжества связаны со всем комплексом межкняжеских отношений после смерти Ярослава Мудрого в Южной Руси. Анализ этих обстоятельств позволяет ответить на вопрос, почему после 1060 г. князья в Смоленске появлялись лишь эпизодически и их появление не вело к оформлению княжества как самостоятельной политической структуры.

 

Впервые о Смоленском княжестве упоминает Никоновская летопись, перечисляя уделы сыновей Владимира Святославича 3. Согласно этому сообщению, Смоленск достался Станиславу Владимировичу. Неизвестны ни годы его правления здесь, ни когда он умер. "Повесть временных лет" такого князя не знает. В то же время в ПВЛ в рассказе о сыновьях Владимира ничего не говорится и о Судиславе, который, согласно данным Никоновской летописи, был направлен отцом княжить в Псков. А под 1057 годом ПВЛ сообщает, что Ярославичи освободили князя Судислава из тюрьмы, и далее - о его смерти в 1063 году4. Это означает, что известие Никоновской летописи о княжении в Смоленске Станислава имеет реальную основу. Косвенно факт княжения Станислава Владимировича в Смоленске подтверждают также ар-

 

 

Александров Сергей Викторович - кандидат исторических наук, научный сотрудник мемориала "Катынь". Смоленск.

 
стр. 92

 

хеологические данные. С. С. Ширинский по результатам исследования гнездовских курганов пришел к выводу, что княжеская тамга из кургана N 26 принадлежала Станиславу. "Фигура знака образована из трех вертикальных параллельных мачт, - пишет он, - связанных общим горизонтальным основанием так, что две крайние мачты продолжены еще за основание с изогнутыми крюками"5. Но больше об этом князе ничего не известно. Станислав княжил недолго, и уже в 1015 г. в Смоленске его, скорее всего, не было. По данным А. А. Шахматова, Станислав умер в 1036 году6.

 

Факт существования Смоленского княжества на рубеже X-XI вв. необходимо, однако, рассматривать в связи с тем, что в условиях неразвитых властных структур на местах и при существовании племенных пережитков в Смоленске, как и в других русских землях, еще не сложились условия для закрепления отдельных территорий за киевскими князьями. Для местной знати они оставались чужаками и пока не могли утвердить свою власть в обществе, во многом еще построенном на родовых отношениях. Княжение сыновей Владимира Святославича не оставило заметного следа в русских землях и не привело к каким-либо изменениям в структуре волостной власти. Именно поэтому Владимировичи были довольно легко заменены на наместников Ярослава Мудрого. Алексеев по этому поводу пишет: "Станислав, очевидно, мало включился в жизнь старинного русского города... его основной функцией, по-видимому, были осенне-зимние поездки к кривичам за данью и передача ее в Киев"7.

 

Действительно, Владимир просто-напросто разделил Русь на 12 княжений, мало связанных между собой. Не подчиняясь друг другу, без четко установленного старшинства, вдали от Киева, сыновья Владимира могли проводить собственную политику, а слабость киевской опеки позволяла им чувствовать себя все больше независимыми по отношению к отцу и друг другу. Отсутствие у князей представления о Руси как о совместном владении создавало условия для усобицы 1015 - 1019 годов.

 

В 1054 г. Ярослав Мудрый в своем завещании поделил всю Русь между сыновьями и создал определенную иерархию князей, в основе которой лежал принцип владения всей землей одним родом. Всего было образовано пять княжений, но в основном делению подлежала Южная Русь. Здесь были образованы Киевское, Черниговское, Переяславльское и Владимиро-Волынское княжества Изяслава, Святослава, Всеволода и Игоря Ярославичей. Из срединных земель в 1054 г. был выделен только Смоленск, где стал править Вячеслав Ярославич8. Остальные территории Ярослав присоединил к южным центрам: Муром к Чернигову, Ростов к Переяславлю, Новгород, по уже сложившейся традиции, - к Киеву.

 

Касаясь образования Смоленского княжества, Алексеев отмечает, что при Ярославе Мудром были созданы условия для образования Смоленского стола: "В дани варягам было отказано, и недалеко от прежнего Смоленска построена новая цитадель, было создано 12 податных центров нового князя"9.

 

Выделение Смоленского княжества в 1054 г. было связано с рядом причин. Во-первых, Смоленск находился на пересечении довольно важных торговых путей, что требовало именно здесь иметь княжескую власть, которая бы не только упорядочивала местные отношения, но и установила действенный контроль для получения доходов с торговых сообщений. Во-вторых, выделение Смоленска как политической структуры на пути "из варяг в греки" было сделано во избежание чрезмерного усиления Изяслава Ярославича, который по завещанию отца получил Киев, Туров и Новгород. Соседство Смоленска с Полоцком также способствовало выделению Смоленска в отдельный политический центр, чтобы ослабить притязания полоцких князей,

 
стр. 93

 

стремившихся подчинить себе земли в верховьях Днепра. Но это были внешние причины, и они, при триумвирате старших князей, не создавали условий для закрепления Смоленска за младшими сыновьями Ярослава Мудрого.

 

В 1057 г. умер Вячеслав, после чего старшие Ярославичи перевели в Смоленск с Волыни князя Игоря, а Волынское княжество перешло к Изяславу, о чем свидетельствуют слова Святополка Изяславича в 1099 г.: "...яко се есть волость отца моего и брата"10. В 1060 г. умер Игорь, и Ярославичи "разделися Смоленск на три части". Это известие содержат Тверская, I Софийская, и IV Новгородская летописи, правда, в последних двух оно датировано 1054 годом, что можно связать с разночтениями новгородского летописания11 .

 

В литературе установилось мнение, основанное на данных Тверской летописи, что Смоленское княжество было поделено между старшими Ярославичами: "и разделиша Ярославичи Смоленск себе", - гласит летопись12. Иную версию выдвинул В. А. Кучкин. Из анализа летописных известий он делает вывод о передаче Смоленска Ярославичами Борису Вячеславичу и Давыду и Всеволоду Игоревичам, как отчичам13. С этим не согласуется, то, что, во-первых, как он сам пишет, Волынь в 1057 г. перешла под власть Изяслава, то есть Игоревичи ничего не получили в отчине своего отца. Во-вторых, появление отчин относится к более позднему времени. В 1060 - 1070-е годы Ярославичи, не жаловавшие племянников, стремились вытеснить их из всех городов Руси. В 1077 г. Изяслав изгнал Святославичей из их княжеств. Кучкин пишет, что Борис в 1077 - 1078 г. вел жестокую войну именно с Всеволодом, которому тогда принадлежал Смоленск, но Борис "воюет Чернигов", он стремится получить удел в южной Руси и равнодушен к Смоленску. В 1080-е годы Давыд Игоревич добился у Всеволода Волыни и в конце концов стал править в Дорогобуже. Он также равнодушен к Смоленску, где, согласно Кучкину, княжил в 1050-е годы. В-третьих, Борис, Давыд и Всеволод в 1060 г. были малолетними княжичами. Их отцы родились после 1030 г., а женились в последние годы жизни Ярослава Мудрого, а значит, в 1060 г. им не было и 10 лет. Правда, юные княжичи на Руси нередко получали княжения. Например, сын Мономаха Мстислав стал новгородским князем в 12 лет. Но за ним стояла сила его деда, князя киевского. У Бориса и Игоревичей такой опоры не было, и вряд ли старшие князья могли им передать Смоленское княжество.

 

Ярославичи, получив власть на Руси, вели себя как коллективный владелец всей территории, а быстрая смерть младших братьев способствовала присоединению Волыни и Смоленска к их княжествам.

 

По мнению Янина, в 1060 г. Смоленское княжество вошло в удел Изяслава Ярославича, а некоторые его части были присоединены к Чернигову и Ростову14. Но в последующие годы ни Изяслав, ни его сыновья не претендовали на Смоленск, в 1077 г. Изяслав передал Смоленск Владимиру Мономаху. Святополк в 1090-е годы добивался Волыни, считая ее своей отчиной, которая, по мысли Янина, была менее престижной, чем Смоленск. Отсутствие долгое время князя в Смоленске, до 1077 г., говорит о том, что ни Изяслав, ни Святослав не посадили здесь своих сыновей, и летописное известие 1060 года необходимо рассматривать как раздел Смоленского княжества между Ярославичами.

 

Точно определить, почему Волынь отошла к Изяславу, а Смоленск был разделен между братьями, едва ли возможно. Вероятно, когда Смоленское княжество стало выморочным, Святослав и Всеволод, стремясь не допустить чрезмерного усиления киевского князя, отказались передать ему Смоленск, и Изяслав был вынужден пойти на равный раздел доходов княжества.

 
стр. 94

 

Этот раздел Голубовский считал буквальным, как раздел территории между Киевом, Черниговом и Переяславлем. Д. П. Маковский, повторяя вывод Голубовского, писал, что Изяслав получил Смоленск и западную часть княжества, Всеволод - восточную часть, а Святослав - южные и юго-западные земли. А. Е. Пресняков в таком разделе видел традицию X - первой половины XI в., направленную прежде всего на подчинение всех земель Киеву. В то же время он считал, что "раздел этот едва ли касался территории". Делению подлежали доходы бывшего Смоленского княжества15.

 

Осенью 1068 г. в Смоленск из Ростова прибыл Владимир Мономах, это было связано с политической борьбой старших Ярославичей. Вскоре Мономах вместе со Ставком Гордятичем (боярин Изяслава Ярославича), отправился к Берестью с Изяславом, а потом возвратился в Смоленск16.

 

Появлению Владимира Мономаха в Смоленске предшествовали важные события в Южной Руси. 15 сентября трое Ярославичей потерпели поражение от половцев на реке Альте, после чего Изяслав бежал в Киев, Святослав в Чернигов, а Всеволод в Курск. Скорее всего из Курска Всеволод и направил сына на север, в Ростов. Киевляне подняли восстание против Изяслава и провозгласили своим князем Всеслава Полоцкого, которого освободили из поруба. Святослав в октябре с малой дружиной разбил половцев у Сновска. Изяслав из Киева бежал в Польшу. Тогда-то Всеволод и решил перевести сына из Ростова в Смоленск. В комментариях к ПВЛ прибытие Мономаха в Смоленск рассматривается как приход на княжение17. Дальнейшие события осени 1068 г. в источниках освещены не совсем ясно, что породило расхождения у историков. Янин полагает, что осенью 1068 г. младшие Ярославичи, воспользовавшись бегством Изяслава, поделили его владения. Святослав получил Новгород, а Всеволод сначала Смоленск, а затем Волынь. Эти княжества фактически были захвачены их сыновьями18. Так же и С. Э. Цветков считает Всеслава узурпатором верховной власти, по его мнению, Ярославичи, воспользовавшись случаем, вернули себе Новгород и поделили владения старшего брата19. Но Кучкин, опираясь на слова автора "Слова о полку Игореве" - "Всеслав... князьям города рядеша...", - считает, что Всеслав заключил ряд с Ярославичами и по этому ряду Святослав получил Новгород, Всеволод - Волынь, куда в конце 1068 или начале 1069 г. перешел Мономах из Смоленска20.

 

Не вдаваясь в подробности этих расхождений отметим лишь, что здесь не совсем ясна судьба Смоленска. Неизвестно, кому он принадлежал после ухода Мономаха на Волынь.

 

События осени 1068 г. на Руси можно представить следующим образом. После изгнания Изяслава из Киева и вокняжения Всеслава Святослав и Всеволод договорились посадить своих сыновей в его владениях. Причем здесь, возможно, Ярославичи исходили не из желания быстрее заполучить владения старшего брата, а ставили целью защитить свои земли от посягательств полоцкого князя, который в 1066 - 1067 гг. стремился захватить Новгород и Смоленск. Именно в эти города осенью 1068 г. и были направлены Глеб Святославич и Владимир Всеволодович21.

 

Но летописи, как и "Поучение", не дают ответа, когда именно князь из Смоленска перешел во Владимир. Сразу после сообщения о походе на Волынь Мономах пишет: "Той же зимы посла Берестью брата на головне, и идее той зимой бяху ляховее пожгли, той блюде город тих, и идее к Переяславлю оттуда, а по Велице дни ис Переяславля та Владимеру опять на Сутейку мира творити с ляхами. Оттуда на лето Владимиру опять"22. Из этого известия ясно, что такой поход состоялся, когда на Руси было два Ярославича, о чем свидетельствует двойственное число слова "брата". Но таких периодов было два: октябрь 1068 - май 1069 и март 1073 - июль 1077 года.

 
стр. 95

 

И. М. Ивакин и комментаторы ПВЛ считают, что переход Мономаха во Владимир относится к весне 1073 г., после второго бегства Изяслава из Киева. Кучкин датирует его зимой 1069 г., опираясь на слова "той зимой" и на невозможность для Болеслава Смелого в 1073 г. организовать поход на Русь23. Если признать, что поход Мономаха на Волынь состоялся зимой 1069, а мир под Сутейками весной того же года, становится понятно, что после этого мира Мономах вернулся во Владимир, который являлся на тот момент его владением. В 1073 - 1077 гг. на Волыни княжил Олег Святославич, посаженный здесь отцом, после занятия им киевского стола24.

 

В пользу того, что Мономах перешел на Волынь в конце 1068 или начале 1069 г., свидетельствует ход событий после бегства Изяслава: Ярославичи поделили его владения; Святослав получил Новгород, а Всеволод должен был получить Волынь до возвращения Изяслава в Киев.

 

В пользу версии Кучкина говорит и еще один факт. Новгород и Волынь, которые получили сыновья Святослава и Всеволода, до осени 1068 г. принадлежали Изяславу. Заключая мир с Всеславом, Ярославичи добились передачи им владений старшего брата. Исходя из факта, что после возращения Изяслава на киевский стол в мае 1069 г. он уже не владел Новгородом (согласно НПЛ там сидел Глеб Святославич, который в октябре 1069 г. отбил набег Всеслава25), можно предположить, что и Волынь оставалась у Всеволода, и там продолжал княжить Владимир Мономах.

 

Что касается Смоленского княжества, то оно после 1068 г., то есть после ухода Мономаха, должно было остаться в совместном владении младших Ярославичей. Дело в том, что Смоленск в то время оказался в особым положении. Смоленская земля с 1060 г. являлась выморочным княжеством и управлялась тремя Ярославичами; после ухода одного из них она осталась во владении двух остальных. О. М. Рапов, перечисляя владения Святослава в 1073 г., называет часть Смоленской земли, и, скорее всего, вторая ее часть принадлежала Всеволоду26.

 

Таким образом, Мономах впервые стал смоленским князем осенью 1068 г., но был на столе недолго. Затем Смоленское княжество перешло в совместное владение Святослава и Всеволода. Пребывание же Мономаха на смоленском столе было не совсем законным, так как князь мог получить земли только с санкции киевского князя, а Владимир такой санкции не имел. Его правление в Смоленске нужно рассматривать как временное. И это было связано в первую очередь с той смутой, которая произошла в Южной Руси.

 

В 1073 г., по мнению Голубовского, Смоленск перешел к Владимиру Мономаху27, но об этом нет известий ни в летописях, ни в "Поучении". В то же время, рассказывая о походе в Чехию, Владимир пишет, "та оттуда Турову, а на весну та Переяславлю, та же Турову", и сразу после этого он сообщает о смерти Святослава28. Согласно ПВЛ, поход в Чехию Владимира и Олега состоялся в 1076 году. Кучкин и А. В. Назаренко относят его к осени 1075 года29. Такая датировка позволяет довольно ясно определить развитие событий 1075 - 1076 гг., описываемых в "Поучении" Мономаха. С конца 1075 г. он находился в Турове, весной совершил поездку в Переяславль и вернулся в Туров, где его и застала смерть Святослава, которая произошла 27 декабря 1076 года. Отсюда можно сделать вывод, что в 1073 г. Мономах получил во владение Туровское княжество. Назаренко считает, что Мономах получил Туров в 1075 г. на основании передела волостей между Святославом и Всеволодом. Но видимых причин для передела волостей в 1075 г. не было. Ряд о владениях между братьями был заключен, надо полагать, вскоре после занятия Святославом киевского стола, то есть в 1073 г., и с этого времени Мономах княжил в Турове, а Олег во Владимире30.

 
стр. 96

 

Отсутствие каких-либо данных о Смоленске 1073 - 1076 гг. позволило ряду историков допустить переход Смоленска к Святославу, который посадил там своего сына Давыда. Правда, у В. Н. Татищева есть известие, что Давыд в 1073 г. получил Новгород. Согласно ПВЛ, в Новгороде зимой 1077 г. сидел Глеб Святославич, и, скорее всего, он княжил там без перерыва с 1068 года. Назаров считает, что Давыд в это годы сидел в Переяславле31.

 

И все-таки летописные данные не дают окончательного ответа на вопрос о том, кому принадлежал Смоленск в 1073 - 1076 годах. Согласно "Поучению", Владимир Мономах получил Смоленск сразу после смерти Святослава Ярославича ("и Святослав умре, и яз паки ходил к Смоленску")32. Можно предположить, что в Смоленске в 1073 - 1076 гг. вообще не было князя.

 

Всеволод, сев в Киев, вряд ли сразу начал изгонять племянников из их владений, когда в Европе находился Изяслав, стремившийся вернуть себе великий стол. При Всеволоде и Глеб и Олег продолжали княжить в Новгороде и на Волыни. Если предположить, что Смоленск до 1077 г. принадлежал Святославу, то его передача Владимиру могла резко обострить отношения со Святославичами, так как Смоленск являлся их отчиной. В 1078 г. именно Святославичи начали войну с Изяславом и Всеволодом за отчину Чернигов, отнятую у них дядьями. Но весной 1077 г. между Всеволодом и племянниками существовал союз, Владимир и Глеб совместно противостояли Всеславу Полоцкому.

 

По мнению Назаренко, после изгнания Изяслава на Руси установился дуумвират Святослава и Всеволода, которые совместно изгнали из Киева старшего брата, а позже противостояли его союзу с германским императором33. Очевидно, и Смоленск в этот период продолжал находиться в совместном владении Ярославичей.

 

Переход Смоленска к Всеволоду можно объяснить тем фактом, что, получив киевский стол в декабре 1076 г., он решил присоединить Смоленское княжество к своим землям, находившимся до того в совместном владении, на правах киевского князя. У Татищева есть известие о получении Владимиром Смоленска летом 1078 г. от Изяслава34. ПВЛ сообщает, что "Владимир сидящее в Смоленске", сразу после известия о смерти Глеба Святославича (30 мая 1078 года)35. Но это сообщение можно рассматривать двояко. Либо Владимир получил Смоленск летом 1078 г., либо он там княжил до этого. "Поучение" довольно четко фиксирует события 1077 - 1078 гг., и из него видно, что Мономах владел Смоленском до лета 1078 года.

 

Зимой 1077 г. Владимир из Смоленска совершил поход к Новгороду и совместно с Глебом Святославичем воевал против Всеслава Полоцкого. Следующей зимой он со Святополком Изяславичем снова идет на Полоцк, после чего со смоленской данью в 300 гривен спешит к отцу в Чернигов, и это событие происходит до 10 апреля 1078 года36.

 

Известие Татищева, скорее всего, свидетельствует, что Изяслав после возвращения, раздавая города князьям, посадил Мономаха на смоленском столе, распоряжаясь как князь Киева.

 

Перипетии 1077 - 1078 гг. мало затронули Смоленское княжество. В нем почти два года (до октября 1078 г.) княжил Мономах. Только после смерти Изяслава и второго вокняжения в Киеве отца Владимир переместился на более престижный стол в Чернигов.

 

К этому времени относится война с Всеславом Полоцким. Зимой 1078 г. Мономах совершил поход на Полоцк совместно со Святополком Изяславичем. И Святополк "иде Новгороду, а я... Одрьск, воюя". В сентябре Всеслав осадил Смоленск и выжег посады. Мономаха в Смоленске в то время не

 
стр. 97

 

было, он ходил на юг, на помощь отцу, которого 25 августа разбили на Сожице Олег Святославич и Борис Вячеславич, они захватили Чернигов. "...Пакы из Смоленска же пришед проидох сквозе половецкие вои, бьясе до Переяславля и отца на лезох с полку пришедша, той паки ходихом, тоже лете с отцем и со Изяславом биться Чернигову с Борисом, и победихом Бориса и Олга"37.

 

Сразу после битвы на Нежатиной ниве, которая произошла 3 октября, Владимир поспешил к Смоленску "о дву конь и не застахом (Всеслава. - С. А.) в Смоленске". Затем он с черниговской ратью "повоевали до Лукомля и до Логожьска... та на Дрютъск воюя"38.

 

Сидели ли князья в Смоленске после 1078 г., неизвестно, летописи об этом ничего не сообщают. Согласно летописным данным, Смоленск после 1078 г. входил во владения Мономаха, который княжил в Чернигове. Вероятно, в период княжения Всеволода Ярославича в Киеве Смоленск управлялся наместниками черниговского князя.

 

Новый этап борьбы за Смоленск, теперь уже внуков Ярослава Мудрого, относится к 1090-м годам. Этот этап связан прежде всего с противостоянием Мономаха и Святославичей.

 

В 1093 г. после смерти Всеволода в Киеве садится Святополк Изяславич, но большинство владений принадлежит не ему, а Мономаху. Занятию Святополком Киева, очевидно, предшествовали переговоры двух князей, которые закончились компромиссом. Мономах не только уступил Святополку Киев, но и вывел сына Мстислава из Новгорода и переместил его в Ростов, о чем сообщает I Новгородская летопись39. В то же время Владимир сохранил за собой Чернигов, Переяславль, Курск, Смоленск и Ростов. В Новгороде в 1093 г. стал княжить Давыд Святославич, это было компромиссное решение Святополка и Владимира.

 

Они поделили всю Русь, кроме Новгорода, а противоречия между ними позволили Давыду получить Новгородский стол. Пресняков писал, что здесь столкнулись два отчинных права, и это "свидетельствует о желании Мономаха возобновить со Святополком двоевластие их отцов ввиду... непрерывной борьбы со Святославичами за Чернигов"40. После 1093 г. именно они решали все вопросы о престолонаследии и совместными силами противостояли Олегу Святославичу.

 

Был ли князь в Смоленске в 1093 - 1095 гг., летописи не сообщают. Татищев писал, что в 1093 г. в Смоленске сел Мстислав, переведенный сюда из Новгорода. В 1095 г. Владимир направил его в Ростов, а на смоленский стол посадил другого сына, Изяслава41.

 

Под 989 годом НПЛ перечисляет всех новгородских князей и сообщает, что Мстислав после пяти лет княжения (1093 г.) ушел в Ростов. Летопись довольно объективно фиксирует и смену князей в Новгороде, и даты их пребывания на столе. Отсюда можно сделать вывод о переходе Мстислава именно в Ростов, а не в Смоленск. Изяслав, согласно ПВЛ, в 1096 г. княжил в Курске и оттуда был отправлен отцом в Муром, но за год до этого он мог владеть Смоленском42, а переход в Муром мог быть связан с занятием последним смоленского стола. По этому поводу трудно сказать что-то определенное. Эти данные есть только у Татищева. Рапов принимал их и считал, что в 1093 - 1095 гг. в Смоленске княжили Мстислав и Изяслав Владимировичи43.

 

В начале 1096 г. Давыд из Новгорода перешел в Смоленск. События 1095 - 1096 гг. в летописях изложены весьма лапидарно, имеющиеся в них, в различных сводах, отрывочные сведения отражают лишь отдельные факты. Здесь возникает ряд вопросов. Почему Давыд сел именно в Смоленске, а не

 
стр. 98

 

в Муроме? Каким образом Давыд получил Смоленский стол и что происходило после перемещения Давыда в Смоленск? Для этого рассмотрим все известия, дошедшие до нас в летописях.

 

В ПВЛ говорится: "На исходе лета иде Давыд Святославич из Новгорода Смоленску, новгородцы же идоша Ростову по Мстиславу Владимировичу, и поемши ведоша Новгороду, а Давыду рекоша не ходи к нам, и пошедъ Давыд, воротишася Смоленску, и сяде в Смоленску". НПЛ и I Софийская летописи дополняют это известие: "Иде Святополк и Владимир на Давыда Смоленску и вдаша Давыду Новгород"; Тверская сообщает: "Святополк и Владимир Мономах идоша на Давыда Святославича к Смоленску, и вдаша ему Новгород... того же лета Давыд Святославич... иде из Новгорода к Смоленску; и новгородцы послаша по Мстислава Владимирича в Ростов". В НПЛ под 989 годом сказано, что Давыда из Новгорода "выгнаша" после двух лет княжения. У Татищева эти события изображены несколько иначе. После ухода Давыда в Смоленск новгородцы послали посольство к Владимиру - просить у него Мстислава, и он пришел в Новгород и посадил сына на стол. Давыд же отправился к Новгороду, но новгородцы отказались его принять, и он возвратился в Смоленск. В "Поучении" Мономаха сказано, что после отражения набега Боняка на Киев (июль 1096 г.) "и Смоленск идохом, с Давыдом смирившися"44.

 

Эти сообщения содержат расхождения, объясняющиеся тем, что все они относятся к разным редакциям. Известия НПЛ, I Софийской и Тверской летописей датируются летом 1095 г., и в том же году Давыд покинул Новгород и ушел в Смоленск, но это противоречит данным НПЛ под 989 годом, где сказано, что Давыд княжил в Новгороде два года. Янин, рассмотрев это противоречие, пришел к выводу, что Давыд был на новгородском столе с начала 1094 до начала 1096 г., с такой датировкой увязывается и пятилетний срок первого княжения Мстислава в Новгороде (конец 1088 - начало 1094 г.)45. Об уходе Давыда из Новгорода в начале 1096 г. "на исходе лета" сообщает ПВЛ. Но тогда поход Святополка и Мономаха на Давыда к Смоленску и передача ему Новгорода не могли состояться летом 1095 года. Этот поход необходимо датировать временем, когда Давыд княжил в Смоленске, то есть 1096 годом. Чтобы понять, когда же именно состоялся поход князей на Смоленск, необходимо рассмотреть события в Южной Руси и связать их с межкняжеской борьбой вокруг Смоленска и Новгорода.

 

Исходя из летописных сообщений 1095 - 1096 гг., Рапов рисует следующую картину. Давыд из Новгорода пришел в Смоленск и выгнал оттуда Изяслава Владимировича, который ушел в Курск. После этого Святополк и Мономах пошли к Смоленску и снова дали Давыду Новгород, но новгородцы его не приняли и посадили у себя сына Мономаха Мстислава. Смирившись с позицией новгородцев, Святополк и Владимир согласились отдать Смоленск Давыду, а Изяслав получил Муром46.

 

Цветков, следуя за Татищевым, пишет, что Мономах во второй половине 1095 - начале 1096 г. побывал в Новгороде и дал Давыду Смоленск, а сыну Новгород.

 

Но факт пребывания Мономаха в Новгороде в 1095/1096 гг. и передача Смоленска Давыду не увязывается с его походом на Давыда летом 1096 г., когда тот был в Смоленске, о чем говорят НПЛ, I Софийская летопись и "Поучение". В условиях начавшегося конфликта с Олегом Мономах почему-то решил обострить отношения и с его братом, отобрав у него Смоленск.

 

Чтобы понять, когда же именно состоялся поход князей на Смоленск, необходимо рассмотреть события в Южной Руси и связать их с межкняжеской борьбой вокруг Смоленска и Новгорода.

 
стр. 99

 

На Юге назревала война между Мономахом и Олегом Святославичем, который в июле 1094 г. вернул себе отчину Чернигов. Олег опирался на половцев, тогда как Святополк и Мономах стремились совместными силами противостоять половецким набегам. В начале 1096 г. отношения между Олегом и его двоюродными братьями обострились. Черниговский князь отказался выступить против половцев, и тогда Святополк и Владимир двинулись на Чернигов. В это же время Дывыд из Новгорода ушел в Смоленск.

 

Появление Давыда в Смоленске, надо думать, не было случайностью, как и его уход из Новгорода. Давыд, скорее всего, чувствовал себя в Новгороде неуверенно. Городская община не видела в нем своего князя. "Передача Новгородского стола Мстиславу в конце 1080-х годов, - пишет Янин, - сопровождалась заключением между новгородцами и Всеволодом Ярославичем условий, которыми обеспечивалось преимущественное право внука этого великого князя на Новгород"47. Ухудшение отношений между Мономахом и Олегом могло способствовать возникновению конфликта у новгородцев со своим князем. К тому же и сам Мономах желал вернуть сына на Новгородский стол. В результате Давыд из Новгорода идет в Смоленск, владение Владимира.

 

Интересно выяснить, когда Святополк и Владимир могли совершить поход к Смоленску. Согласно ПВЛ, союзные князья после 24 февраля пытались договориться с Олегом о совместном походе на половцев. Когда это не удалось, они совершили поход в степь, после чего 3 мая выгнали Олега из Чернигова и осадили в Стародубе; 33-дневная осада закончилась миром и они заставили его идти в Смоленск к Давыду с тем, чтобы "им обоим прийти в Киев и договориться о волостях". Но еще в конце мая к Переяславлю подошли половцы ханов Кури и Тугуркана. Святополк и Владимир из Стародуба были вынуждены идти на юг. 19 июля Тугуркан был разбит. На следующий день к Киеву подошел хан Боняк, и тоже потерпел поражение от союзных князей48. Значит, до конца июля 1096 г. поход на Смоленск Святополка и Мономаха состояться не мог. "Поучение" также свидетельствует о том, что князь ходил к Смоленску после разгрома Боняка. Передача Новгорода Давыду после июля 1096 г. была не актуальной. Исходя из того факта, что в июне Давыд находился в Торопце, на границе Смоленска и Новгорода, где он, скорее всего, вел переговоры с новгородцами и ему показали путь назад49, надо полагать, в это время Мстислав уже был в Новгороде или новгородцы договорились с ним о занятии стола.

 

События весны-лета 1096 г. в Смоленске можно представить следующим образом. После того как Олега осадили в Стародубе, Давыд, понимая, что следующий удар союзники нанесут по Смоленску, постарался примириться с новгородцами. Отсутствие Давыда в Смоленске не позволило Олегу закрепиться здесь, что побудило его предпринять поход в Муром, где он начал войну с сыновьями Владимира Мономаха. Если признать факт похода Мономаха под Смоленск после июля 1096 г., когда Олег был в Муромской земле, а на новгородском столе находился Мстислав, то слова "Поучения" "смирившися с Давыдом" необходимо рассматривать как согласие Владимира и Святополка на передачу Смоленска Давыду. Такое компромиссное решение было выгодно Мономаху, который нейтрализовал Давыда и вернул себе Новгород, что было немаловажно в условиях войны с Олегом Святославичем.

 

После договора с Давыдом или несколько позже Владимир прибыл в Новгород, где посадил сына на стол, что и отразила "История" Татищева. В "Поучении" сказано, что после соглашения с Давыдом Мономах "паки идохом другое с Воронице"50. Возможно, именно на Воронице, которая в то время

 
стр. 100

 

была пограничной рекой между Смоленскими и Черниговскими землями, было заключено соглашение. Отсюда Мономах и отправился в Новгород.

 

О переходе Давыда в Смоленск Голубовский писал, что смоляне сами посадили его у себя княжить51. Однако летописи такой факт не отмечают. Они лишь сообщают о переходе, не раскрывая, как именно Давыд занял смоленский стол. Добровольное призвание Давыда историк объяснял отсутствием в Смоленске князя и участием смолян в политических событиях.

 

В Смоленске местная община могла быть заинтересована в собственном князе. Но летописи не позволяют определенно трактовать появление Давыда в Смоленске. Тот факт, что смоляне не приняли Олега, родного брата своего князя, говорит скорее о недобровольном занятии Давыдом смоленского стола. Появление Олега могло вызвать недовольство смолян потому, что это втянуло бы их в войну со Святополком и Мономахом.

 

В 1097 г. на Любечском съезде было решено, что каждый князь держит свою отчину. Соответственно, Смоленск, как владение Всеволода Ярославича, перешел к его сыну Мономаху. С этого момента Смоленское княжество можно рассматривать, как один из уделов державы Владимира Всеволодовича (Переяславль, Ростов, Новгород, Смоленск), который управлялся его сыновьями.

 

Таким образом, в первый период своей истории Смоленское княжество еще не выделялось из общекиевских владений, по сути дела, это одна из его волостей. Смоленск весь этот период, за исключением 1096 - 1097 гг., оставался политическим пригородом Киева и Чернигова.

 

Данные Татищева дают основание считать, что сразу после 1097 г. в Смоленске княжил Ярополк Владимирович. В 1103 г. он "со смольнянами" ходил на половцев. В следующем году Мономах совершил поход на Глеба Минского, из всех его сыновей в этом походе участвовал только Ярополк, что можно объяснить близостью Смоленска к театру военных действий. В 1107 г. Ярополк с братом Вячеславом пришли в Киев из Смоленска52.

 

По мнению Янина, перед Долобским съездом в Смоленске сел внук Игоря Ярославича Мстислав. Янин ссылается на текст ПВЛ, где под ПОЗ годом перечислены все князья, участвовавшие в походе на половцев: Святополк, Владимир Мономах, Давыд Святославич, Давыд Всеславич, Мстислав, внук Игорев, Вечеслав Ярополчич, Ярополк Владимирович. Поскольку Мстислав назван сразу после Святополка, Владимира и Давыда, которые владели Киевом, Переяславлем и Черниговом, Янин делает вывод о получении Мстиславом Смоленска, который по своему статусу был выше всех городов, кроме тех, где сидели старшие князья. Он объясняет этот факт "на основании вотчинных прав, принципиально провозглашенных на княжеских съездах рубежа XI - XII вв."53.

 

Но перечисление князей не дает права считать Мстислава смоленским князем. У Татищева и в ПВЛ сказано, что Ярополк Владимирович пришел со смолянами, и вряд ли они шли с чужим князем. То, что Мстислав назван сразу после старших князей, можно объяснить следующим образом. Под князьями здесь нужно понимать войска земель, которые олицетворялись с тем или иным князем. Исходя из генеалогических данных, на месте Мстислава должен был быть назван Давыд Игоревич, но он в походе не участвовал, и, скорее всего, дорогобужские войска возглавил его племянник, который и занял такое высокое место в княжеской иерархии.

 

Что же касается "вотчинных прав", то в Любече Русь делили прежде всего старшие семьи, идущие от Изяслава, Святослава и Всеволода Ярославичей, родоначальники которых занимали Киевский стол, и они сами передали свои владения сыновьям. Именно княжения Святополка, Мономаха и

 
стр. 101

 

Святославичей и считались на Любичском съезде отчинами. Игорь Давидович и Ростиславичи получили княжества не от своих отцов, а от Всеволода, и они по отношения к Мономаху, Святополку и Святославичам были младшими князьями (Рапов называет их милостниками). Поэтому все вопросы престолонаследия решали Мономах, Святополк и Святославичи. И вряд ли Мономах передал бы свою отчину, Смоленск, малоавторитетному и совершенно незаметному князю.

 

Алексеев подвергает критике гипотезу Янина исходя из летописных данных о довольно частом посещении Смоленска Мономахом в начале XII века54.

 

Если факт княжения Ярополка в Смоленске можно считать установленным, то труднее сказать, когда и куда он ушел со смоленского стола. Под 1113 годом в ПВЛ сказано, что Мономах посадил в Смоленске сына Вячеслава, а другой его сын Святослав перешел из Смоленска в Переяславль. Когда Святослав получил смоленский стол, неясно. Уже через год он умер, и в Переяславле сел Ярополк55.

 

Здесь можно лишь сделать некоторые предположения. С 1097 г. в Смоленске княжил Ярополк, а после 1107 г. Мономах по каким-то причинам заменил его на Святослава, который в 1113 г. отправился в Переяславль, а в Смоленске сел Вячеслав. Татищев смоленским князем в 1113 г. называл еще и Глеба Владимировича, но летописи такого князя не знают.

 

Под 1121 годом у Татищева есть еще одно известие о Смоленске: "Владимир... был с детьми своими в Смоленске для рассмотрения несогласий и усмирения полоцких князей и некоторых распорядков"56. Алексеев указывает, что Мономах в тот год, возможно, заменил князя в Смоленске. По всей вероятности, в этот год Мономах решал какие-то вопросы с полоцкими князьями, но данные Татищева не дают возможности сказать что-либо конкретное.

 

В первой четверти XII в. Мономах довольно часто посещал Смоленск. В своем "Поучении" князь пишет: "и по три зимы ходихом Смоленску"57. Эти слова относятся к 1100 - 1103 годам. В 1101 г. Мономах заложил в Смоленске собор Успения Богородицы. Это навело некоторых историков на мысль о желании князя учредить в Смоленске местную "епископию", тем более что в некоторых сводах сказано "заложи князь Владимир... в Смоленске церковь камену... епископию месяца мая 2"58. Но это известие попало на страницы летописей постфактум. Владимир, закладывая собор, стремился усилить власть местного князя, ведь князья в Смоленске стали княжить совсем недавно. Стремление учредить епископию сомнительно. Смоленск в тот период подчинялся переяславльскому епископу, причем Переяславль являлся столицей всех владений Мономаха. Вряд ли он хотел бы получить в Смоленске церковную власть, подчинявшуюся не ему, а Киеву.

 

Интерес князя к Смоленску в первые годы XII в. можно объяснить его заинтересованностью в Полоцких делах. В 1001 г. умер Всеслав Полоцкий, его княжество было поделено между сыновьями. Такой раздел сопровождался спорами, чем и попытались воспользоваться Мономах и Святополк. В 1004 г. Владимир, Святополк и Олег послали свои войска на Глеба Минского, в этом походе приняли участия и смоляне со своим князем Ярополком.

 

Как указывает Алексеев, противостояние Глеба Всеславича киевским князьям было обусловлено его стремлением добиться независимости от Полоцка, где сидел его брат Давыд. В этой борьбе он старался опереться на южных князей, с которыми был связан родственными связями (Глеб был женат на дочери Ярополка Изяславича). Но такая политика шла вразрез с интересами Мономаха, который в первую очередь стремился подчинить всех князей Киеву59.

 
стр. 102

 

В 1116 г. против Глеба выступила коалиция князей во главе с Владимиром Мономахом. Далее в летописях имеются разногласия. В Никоновской сообщается, что Владимир 18 января пошел к Минску и осадил Глеба Всеславича, его сыновья взяли Дрютск. Ипатьевская летопись описывает эти события иначе. Владимир с сыновьями ходил к Смоленску. Вячеслав взял Оршу и Копыс, другие князья Дрютск на щит, и далее говорится: "А Владимир поиде к Смоленску, и затворился Глеб в граде...", после чего был заключен мир. По Татищеву, Владимир "взял Оршу приступом, а Ярополк Владимирович, со Давыдовичами и Ольговичами Дрютск взяв... по сем Владимир сам пошел к Минску, где Глеб заперся"60.

 

Основываясь на Ипатьевской летописи, Голубовский писал о захвате Глебом Всеславичем Смоленска в январе 1116 года61. Но данные других летописей позволяют думать, что здесь произошла ошибка в названии города. Владимир ходил не к Смоленску, а к Минску, о чем пишет и сам князь в своем "Поучении"62.

 

Голубовский считал, что после 1116 г. в Смоленске не было князя, Вячеслав ушел на Дунай, а город с этого времени управлялся наместниками63, но едва ли это так. Мономах, сев в Киеве, фактически создал семейную державу, которой управляли его сыновья. Удалить князя из Смоленска значило понизить статус города и вывести Смоленское княжество из семейной иерархии, что не очень вяжется с политикой киевского князя.

 

В 1125 г., после смерти Мономаха, в Киеве сел Мстислав Владимирович и передал города своим сыновьям. Смоленск получил Ростислав. С этого времени начинается новый период в истории Руси, а вместе с ним и в истории Смоленского княжества.

 

В первые десятилетия истории Смоленского княжества происходило формирование смоленской волости как политической единицы Древней Руси. В 1054 - 1060 гг. Смоленское княжество являлось независимым владением младших Ярославичей, но после их смерти оно перешло к старшим князьям, которые на тот момент представляли собой коллективного владельца всей Руси, что и позволило им поделить доходы Смоленского княжества. Смоленск в этот период в иерархии древнерусских городов находился гораздо ниже Киева, Чернигова и Переяславля.

 

В 1060 - 1076 гг. Смоленск находился в совместном владении старших князей, тогда как вновь образованные княжества внуков Ярослава Мудрого были лишь наместничествами внутри держав Ярославичей. В этом плане Смоленское княжество можно рассматривать как особую политическую единицу Киевской Руси. Но при нераздельном владении одним родом такое положение Смоленского княжества не могло быть постоянным, и, когда из сыновей Ярослава остался один Всеволод, в тот же час Смоленск утратил свой особый статус, превратившись в волость Черниговского княжества.

 

Главной причиной того, что в Смоленске долгие годы не было местного князя, можно считать стремление Ярославичей подчинить все земли Киеву, не допустить возникновения каких-либо политических центров за пределами Южной Руси. В таких условия нигде за пределами Киева, Чернигова, Переяславля не могли сложиться условия для создания независимых княжеств как политических структур местной власти. Выморочное Смоленское княжество могло находиться или под властью Киева, или в совместном владении старших князей.

 

В следующий период, 1097 - 1125 гг., Смоленское княжество являлось составной частью державы Владимира Мономаха, который делал все возможное для усиления в нем княжеской власти. В этот период оно представляло собой семейное владение с зависимостью его главы от родоначальника семьи Мономашичей.

 
стр. 103

 

Примечания

 

1. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Смоленская земля в X-XV столетиях. Киев. 1895, с. 261 - 263; ЯНИН В. Л. Междукняжеские отношения в эпоху Мономаха и "Хождение игумена Даниила". Труды Отдела древнерусской литературы (ТОДРЛ), 1960, т. 16. с. 114 - 132; КУЧКИН В. А. "Слово о полку Игореве" и междукняжеские отношения 60-х годов XI века. - Вопросы истории, 1985, N II, с. 25 - 31.

 

2. АЛЕКСЕЕВ Л. А. Смоленская земля в X - начале XIII в. М. 1980, с. 151 - 157. В основном здесь повторены выводы В. Л. Янина.

 

3. Полное собрание русских летописей (ПСРЛ), т. 9. М. 1965, с. 57.

 

4. Повесть временных лет (ПВЛ), ч. 1. М. -Л. 1950, с. 109.

 

5. ШИРИНСКИЙ С. С. Ременные бляшки со знаками Рюриковичей из Бирки и Гнездова. В кн.: Славяне и Русь. М. 1968. с. 218, 223.

 

6. ШАХМАТОВ А. А. Разыскание о древнейших летописных сводах. СПб. 1908, с. 89. прим. 2.

 

7. АЛЕКСЕЕВ Л. А. Ук. соч., с. 107.

 

8. ПВЛ. Ч. 1, с. 108 - 109.

 

9. АЛЕКСЕЕВ Л. А. Ук. соч., с. 151.

 

10. ПСРЛ. Т. 1. М. 1962, стб. 204.

 

11. Там же. Т. 4. Ч. 1. Вып. 1. Пг. 1915, с. 118; т. 5, вып. 1. СПб. 1851, с. 131; т. 15. М. 2000, стб. 153.

 

12. СОЛОВЬЕВ С. М. История России с древнейших времен. Кн. 2. М. 1960, с. 693; ПРЕСНЯКОВ А. Е. Княжое право в Древней Руси. М. 1993, с. 42; ГРЕКОВ Б. Д. Киевская Русь. М. 1953, с. 490; АЛЕКСЕЕВ Л. В. Ук. соч., с. 196.

 

13. КУЧКИН В. А. Ук. соч., с. 25 - 26.

 

14. ЯНИН В. Л. Ук. соч., с. 116.

 

15. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Ук. соч., с. 261; МАКОВСКИЙ Д. П. Смоленское княжество. Смоленск. 1948, с. 63; ПРЕСНЯКОВ А. Е. Ук. соч., с. 42 - 43.

 

16. ПВЛ. Ч. 1, с. 158.

 

17. Там же, с. 168; ч. 2, с. 441.

 

18. ЯНИН В. Л. Ук. соч., с. 117.

 

19. ЦВЕТКОВ С. Древняя Русь. Эпоха междоусобиц. 1054 - 1212. М. 2009, с. 52.

 

20. КУЧКИН В. А. Ук. соч., с. 31 - 32; Слово о полку Игореве. М. 1950, с. 26.

 

21. ПВЛ. Ч. 1, с. 158.

 

22. Там же, с. 159.

 

23. ИВАКИН И. М. Князь Владимир Мономах и его Поучение. Ч. 1. М. 1901, с. 150; КУЧКИН В. А. Ук. соч., с. 30 - 33.

 

24. В. Н. Татишев писал, что Олег Святославич в 1073 г. получил Ростов, но в 1077 г. он княжил во Владимире-Волынском, в 1075 г. Олег участвовал в походе в Чехию; скорее всего, его совершил князь Волыни, а не Ростова (ТАТИЩЕВ В. Н. Российская история. Т. 2. М. 1963, с. 90).

 

25. "Опять приде Всеслав, новгородцы же поставили полки против... и пособил бог Глебу и новгородцам" (ПСРЛ. Т. 3. М. 2000, с. 17).

 

26. РАПОВ О. М. Княжеские владения на Руси в X - начале XIII в. М. 1977, с. 46.

 

27. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Ук. соч., с. 261.

 

28. ПВЛ. Ч. 1, с. 159.

 

29 КУЧКИН В. А. Поучение Владимира Мономаха и русско-польско-немецкие отношения в 60 - 70 гг. XI в. - Советское славяноведение, 1971, N 2, с. 25; Древняя Русь в свете зарубежных источников. М. 2000, с. 371.

 

30. НАЗАРЕНКО А. В. Древняя Русь и славяне. М. 2009, с. 123; ПВЛ. Ч. 1, с. 159.

 

31. ПВЛ. Ч. 2, с. 443; ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 92.

 

32. ПВЛ. Ч. 1, с. 159.

 

33. НАЗАРЕНКО А. В. Ук. соч., с. 367 - 373.

 

34. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 92.

 

35. ПВЛ. Ч. 1, с. 132.

 

36. Там же, с. 159.

 

37. Там же.

 

38. Там же.

 

39. ПСРЛ. Т. 3, с. 161.

 

40. ПРЕСНЯКОВ А. Е. Ук. соч., с. 191.

 

41. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 103.

 

42. ПСРЛ. Т. 3, с. 19, 202; т. 2, стб. 219.

 

43. РАПОВ О. М. Ук. соч., с. 99.

 
стр. 104

 

44. ПВЛ. Ч. 1, с. 150, 161; ПСРЛ. Т. 3, с. 19, 202; т. 5, с. 150; т. 15, стб. 183 - 184; ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 103 - 104.

 

45. ЯНИН В. Л. Новгородские посадники. М. 1962, с. 50.

 

46. РАПОВ О. М. Ук. соч., с. 100.

 

47. ЯНИН В. Л. Ук. соч., с. 59.

 

48. ПВЛ. Ч. 1, с. 150.

 

49. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 104.

 

50. ПВЛ. Ч. 1, с. 161.

 

51. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Ук. соч., с. 263.

 

52. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 123 - 125.

 

53. ЯНИН В. Л. Актовые печати Древней Руси. Т. 1. М. 1970, с. 23.

 

54. АЛЕКСЕЕВ Л. В. Ук. соч., с. 196 - 197.

 

55. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 129; ПСРЛ. Т. 2, стб. 276.

 

56. ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 134.

 

57. ПВЛ. Ч. 1, с. 161.

 

58. ПСРЛ. Т. 2, стб. 250.

 

59. АЛЕКСЕЕВ Л. В. Западные земли домонгольской Руси. Кн. 2. М. 2006, с. 12.

 

60. ПСРЛ. Т. 2, стб. 282 - 283; т. 9, с. 149; ТАТИЩЕВ В. Н. Ук. соч., с. 134.

 

61. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Ук. соч., с. 267.

 

62. ПВЛ. Ч. 1, с. 162.

 

63. ГОЛУБОВСКИЙ П. В. Ук. соч., с. 267.

 

 


Комментируем публикацию: Смоленское княжество во второй половине XI - первой четверти XII в


© С. В. Александров • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 2010, C. 92-105

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ИСТОРИЯ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.